2014-02-22 18:30:15
ГлавнаяТеория государства и права — Дееспособность как стадия (ступень) развития правосубъектной связи



Дееспособность как стадия (ступень) развития правосубъектной связи


В Федеральном законе «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 169-ФЗ) № 160-ФЗ от 09.07.99 г. [34] (ст. 21) предусматривается аккредитация филиалов иностранных юридических лиц уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. В соответствии с постановлением Правительства РФ от 21.12.99г. № 1419 таким уполномоченным органом является Государственная регистрационная палата при Министерстве юстиции РФ, которая осуществляет аккредитацию филиалов иностранных юридических лиц [35]. Посредством механизма аккредитации по Закону осуществляется государственный контроль за созданием, деятельностью и ликвидацией филиала иностранного юридического лица. Филиал иностранного юридического лица создается для осуществления на территории России той деятельности, которую осуществляет за её пределами головная организация. Ему может быть отказано в аккредитации в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Как представляется, перечисленные основания недостаточно конкретны и предполагают возможность произвола со стороны органа аккредитации. Для аккредитации филиала головная организация должна представить положение о филиале, соответствующее установленным в ст. 22 Закона требованиям, а также другие предусмотренные Правительством РФ документы. Филиал иностранного юридического лица вправе осуществлять предпринимательскую деятельность на территории Российской Федерации со дня его аккредитации и прекращает свою предпринимательскую деятельность со дня лишения его аккредитации. Сопоставляя процедуру аккредитации филиалов иностранных юридических лиц с процедурой аккредитации представительств иностранных организаций (включая представительства иностранных кредитных организаций), можно отметить одну странную правовую особенность. Она заключается в том, что процедура аккредитации представительств является более жесткой по отношению к аккредитуемым организациям, предполагает возможность проведения проверок по месту нахождения представительства, оценки не только представленных документов, необходимых для аккредитации, но и других сведений, фактических обстоятельств. Процедура же аккредитации филиалов является формальной, она внешне напоминает процедуру регистрации юридических лиц, предметом анализа органа аккредитации являются предоставляемые организацией документы, по которым и определяется готовность филиала организации к работе на территории Российской Федерации. На наш взгляд, данная особенность связана с тем, что указанные процедуры регулируются разными актами, принятыми в разные социально-политические эпохи, вместе с тем сегодня нет никаких оснований для дальнейшего сохранения создавшегося положения. Более того, с учетом требований ст. 55 ГК РФ, ограничивающей функции представительства защитой и представлением интересов юридического лица, по отношению к ним целесообразен более мягкий режим аккредитации, чем в отношении филиалов, которые могут осуществлять все функции юридического лица, включая функции представительства.

Иное значение и существенно иной характер имеет государственная аккредитация образовательных учреждений, организаций, которая осуществляется в соответствии с ранее упомянутым Законом РФ «Об образовании», а также Законом РФ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» № 125-ФЗ от 22.08.96 г. [36] (в редакции Федерального закона от 07.07.2003 № 119-ФЗ). Государственная аккредитация не рассматривается данными актами в качестве процедуры, обеспечивающей разрешение на осуществление определенного вида деятельности (в конкретном случае - образовательной деятельности). Таким разрешением на ведение образовательной деятельности для образовательного учреждения является лицензия (п. 6 ст. 33 Закона «Об образовании»). Свидетельство о государственной аккредитации образовательного учреждения имеет другое значение, оно подтверждает его государственный статус (под которым понимается тип, вид и категория образовательного учреждения), уровень реализуемых образовательных программ, соответствие содержания и качества подготовки выпускников требованиям государственных образовательных стандартов, право на выдачу выпускникам документов государственного образца о соответствующем уровне образования (п. 17 ст. 33). Таким образом, наличие у образовательного учреждения свидетельства о государственной аккредитации является юридическим признанием его готовности (способности) обеспечить установленный государственными образовательными стандартами уровень образования, квалификации обучающихся. Государственная аккредитация образовательных учреждений проводится федеральными и ведомственными государственными органами управления образованием (законом допускается также её осуществление по их доверенности иными государственными органами управления образованием) на основании заявления образовательного учреждения. Порядок осуществления государственной аккредитации в отношении образовательных учреждений среднего профессионального образования (средних специальных учебных заведений) установлен положением, утвержденным приказом Министерства образования РФ от 02.07.2001 № 2574 [37]; в отношении образовательных учреждений высшего профессионального образования (высших учебных заведений) регламентируется положением, утвержденным постановлением Правительства РФ от 02.12.99г. № 1323 [38]. Аккредитация образовательного учреждения проводится на основании заключения по его аттестации, устанавливающего соответствие содержания, уровня и качества подготовки выпускников требованиям государственного образовательного стандарта; результатов экспертизы показателей и критериев аккредитации, утверждаемых аккредитационным органом, а также федеральным (центральным) органом управления образованием.

Образовательные учреждения, прошедшие государственную аккредитацию, получают по закону право на выдачу своим выпускникам документа государственного образца о соответствующем уровне образования, на пользование печатью с изображением Государственного герба Российской Федерации, право на включение в схему централизованного государственного финансирования и некоторые другие права. Наличие рекламаций на качество образования или несоответствие его требованиям соответствующего государственного образовательного стандарта влечет за собой лишение образовательного учреждения аккредитации. Сопоставление особенностей процедуры и юридического характера государственной аккредитации образовательных учреждений, организаций с аккредитацией филиалов, представительств иностранных организаций в контексте определения дееспособности субъектов права дает основания для вывода об их существенных отличиях. В одном случае (в отношении филиалов и представительств иностранных организаций) аккредитация понимается как особая разрешительная процедура, обусловливающая возможность субъекта права осуществлять свою деятельность на территории Российской Федерации. Здесь аккредитация является особой формой признания дееспособности иностранного субъекта права в рамках другой правовой системы, его готовности реализовать часть или все свои уставные виды деятельности на территории иного государства. В другом случае (в отношении образовательных учреждений) государственная аккредитация понимается не как разрешительная процедура, обусловливающая признание дееспособности, готовности лица к осуществлению образовательной деятельности как таковой (она возникает у образовательного учреждения до его аккредитации, с момента получения им лицензии). Здесь аккредитация является своего рода «довеском» к уже признанной, существующей дееспособности, дополнительным элементом, с помощью которого определяется качество, степень (уровень) готовности субъекта права к осуществлению своей деятельности. Для целей исследования развития правосубъектной связи она интересна тем, что дает представление о дееспособности как сложном, многоуровневом и динамичном явлении. По Закону «Об образовании» образовательные учреждения наряду с государственной аккредитацией могут осуществлять также общественную аккредитацию (п. 25 ст. 33 Закона) в различных российских, иностранных и международных образовательных, научных и промышленных организациях. Следовательно, они вправе определять для себя и более высокие требования, критерии, показатели, чем при государственной аккредитации, более высокий уровень готовности к выполнению своей образовательной деятельности.

Кроме аккредитации образовательных учреждений, организаций законодательством Российской Федерации предусматривается аккредитация научных организаций Законом РФ (ст. 5) «О науке и государственной научно-технической политике» № 127-ФЗ от 23.08.96 (в редакции Федерального закона от 29.12.2000 № 168-ФЗ); аккредитация профессиональных аудиторских объединений и аудиторов Законом РФ «Об аудиторской деятельности» № 119-ФЗ от 07.08.01 (в редакции Федерального закона от 30.12.2001 № 196-ФЗ); аккредитация российских журналистов и иностранных корреспондентов Законом РФ «О средствах массовой информации» № 2124-1 от 27.12.91 (в редакции Федерального закона от 29.06.2004 № 58-ФЗ); аккредитация органов по сертификации и испытательных лабораторий Федеральным законом «О техническом регулировании» от 27.12.2002 № 184-ФЗ; аккредитация физкультурно-спортивных объединений Законом РФ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» № 80-ФЗ от 29.04.99 (в редакции Федерального закона от 10.01.2003 № 15-ФЗ), постановлением Правительства РФ № 515 от 06.07.01 (в редакции постановления от 03.10.2002 № 731); аккредитация иностранных (международных) наблюдателей в Центральной избирательной комиссии РФ Федеральный закон «О выборах Президента Российской Федерации» № 19-ФЗ от 10.01.2003); аккредитация уполномоченных организации технической инвентаризации постановлением Правительства РФ № 921 от 04.12.2000; аккредитация организаций, создавших внутрифирменные программы экспортного контроля постановлением Правительства РФ № 176 от 29.02.2000 (в редакции постановления № 731 от 03.10.2002); аккредитация экспертов при Федеральной энергетической комиссии РФ постановление Федеральной энергетической комиссии РФ № 8/7 от 18.02.2000; и др.

Дееспособность субъектов права может определяться не только применительно к какому-либо единому виду деятельности или нескольким видам деятельности (и соответственно к осуществлению прав и обязанностей, возникающих при этом); но также и применительно к производству отдельного вида продукции, к осуществлению определенного вида работ или услуг. Законодательством предусматривается специальная процедура, соблюдение которой обеспечивает правовому субъекту возможность быть участником отношений и деятельности, связанных с производством и реализацией отдельных групп товаров, выполнением некоторых работ или услуг. Речь идет о процедуре сертификации продукции, работ, услуг, иных объектов. Обычно сертификация не исследуется в контексте характеристики праводееспособности лиц, она рассматривается применительно к её основным целям, которыми по законодательству являются: подтверждение соответствия объектов требованиям технических регламентов, положениям стандартов или условиям договоров (ст. 2 Федерального закона «О техническом регулировании» от 27.12.2002 № 184-ФЗ [39]). Однако, как процедура подтверждения соответствия продукции, работы, услуги или иного объекта установленным требованиям, без которой продукция (работа, услуга) не может быть реализована на территории Российской Федерации, а импортируемая продукция ввезена в Россию, сертификация также является необходимой правовой предпосылкой возникновения и реализации соответствующего комплекса прав и обязанностей; условием осуществления операций по выпуску и реализации продукции, выполнению работ или услуг.

Подобно лицензированию и аккредитации, сертификация характеризует саму правовую способность, готовность лица выполнять возлагаемые на него или самостоятельно принимаемые им на себя функции субъекта права (в данном случае - производителя товара, исполнителя работы, услуги). Сертификация наряду с другими функциями выполняет роль особого «правового шлагбаума» на пути осуществления субъектом права некоторых прав и обязанностей, отдельных юридически значимых действий (связанных с производством, ввозом и реализаций продукции, осуществлением работ и услуг). Её можно рассматривать в качестве особого элемента в рамках общего состояния дееспособности лица, как дееспособность в дееспособности (когда, например, лицо, обладающее лицензией на определенный вид деятельности, получает сертификат как подтверждение его готовности к производству продукции, осуществлению работ и услуг, относящихся к данному виду деятельности).

Еще одной процедурой, определяющей возможность, готовность лица осуществлять некоторые функции субъекта права, является аттестация. Ранее уже говорилось об использовании данной процедуры в сфере образовательной деятельности, в качестве предваряющей стадию аккредитации образовательного учреждения. Также аттестация используется в отношении педагогических и руководящих работников образовательных учреждений [40], научных и научно-педагогических работников [41], выпускников старших классов общеобразовательных учреждений [42], выпускников высших учебных заведений [43]. Вместе с тем аттестация применяется не только в сфере образовательной деятельности, она используется во многих других сферах социальной деятельности. По вопросам аттестации в России действует более сотни нормативных актов. В частности, порядок аттестации военнослужащих регулируют: Указ Президента РФ № 1237 от 16.09.1999 «Вопросы прохождения военной службы» [44] (в редакции Указа Президента РФ № 444 от 17.04.2003), Приказ Министра обороны РФ № 100 от 06.04.2002 «О порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации» [45], Приказ Федеральной пограничной службы РФ № 785 от 25.12.2001 «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих Пограничной службы Российской Федерации» [46]; аттестация федеральных государственных служащих регламентируется «Положением о проведении аттестации федерального государственного служащего» [47], утвержденным Указом Президента РФ № 353 от 09.03.1996 (в редакции указа Президента РФ № 1499 от 12.11.1999); квалификационная аттестация судей определяется «Положением о квалификационной аттестации судей» [48], утвержденным Постановлением Верховного Совета РФ № 4960-1 от 13.05.1993 (в редакции Федеральных законов № 144-ФЗ от 16.11.1997, № 30-ФЗ от 14.03.2002); аттестация руководителей федеральных государственных унитарных предприятий предусматривается Постановлением Правительства РФ № 234 от 16.03.2000 г. [49] (в редакции Постановления Правительства РФ № 738 от 04.10.2002); аттестация работников организаций, осуществляющих деятельность в области промышленной безопасности опасных производственных объектов, регулируется Постановлением Госгортехнадзора РФ № 21 от 30.04.2002 [50] и т.д.

В нормативных актах, регламентирующих процедуру аттестации, в качестве аттестуемых лиц нередко указываются не только рабочие, служащие, но и организации, их подразделения. Так, в соответствии с Постановлением Правительства РФ № 1479 от 22.11.1997 аттестации подлежат профессиональные аварийно-спасательные службы и аварийно-спасательные формирования [51]; согласно положению, принятому Минсельхозпродом РФ от 18.10.1999 № 13-7-1/961 (не опубликованному) аттестации подлежат ветеринарные лаборатории; Законом РФ «Об образовании» и Законом РФ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» № 125 от 22.08.1996, как уже отмечалось, устанавливается аттестация образовательных учреждений и т.д. С точки зрения традиционного, общего понимания аттестации (как определения квалификации работника, уровня знаний учащегося [52]) организации и их подразделения не могут выступать в качестве аттестуемых лиц. По своей сути процедура, признаваемая аттестацией по Закону «Об образовании» и Закону «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» не является таковой. В самом Законе «Об образовании» (ст. 33, п. 20) её целью и содержанием признается установление соответствия содержания, уровня и качества подготовки выпускников образовательного учреждения требованиям государственных образовательных стандартов. Однако процедура подтверждения соответствия объектов установленным требованиям (в том числе требованиям стандартов) с учетом сложившейся правовой терминологии обычно именуется сертификацией (именно такое понятие сертификации дается в ст. 2 Федерального закона «О техническом регулировании»). В упомянутом выше Постановлении Правительства РФ № 1479 от 22.11.1997 (п. 2), а также в положении Минсельхозпрода РФ от 18.10.1999 (п. 1, 3) речь идет не только об определении профессиональной готовности, квалификации работников соответствующих служб, но и о материальной оснащенности соответствующих служб, наличии организационных предпосылок и иных условий, которые обычно являются объектом исследования и контроля при лицензировании. Поэтому, как представляется, и по отношению к первому и ко второму акту можно говорить о неточном использовании правовой терминологии. Аналогичный вывод можно сделать и в отношении Положения о порядке проведения аттестации рабочих мест по условиям труда, утвержденного Постановлением Министерства труда и социального развития РФ № 12 от 14.03.1997 [53]. Согласно данному Положению, аттестация рабочих мест по условиям труда включает в себя гигиеническую оценку существующих условий и характера труда, оценку травмобезопасности рабочих мест и учет обеспеченности работников средствами индивидуальной защиты (п. 1). Как видно из данного пункта, процедура, именуемая в Положении «аттестацией», не имеет ничего общего с одноименной процедурой, предусмотренной другими нормативными актами. Очевидно, что в отношении процедуры аттестации, как и в отношении аккредитации, назрела необходимость принятия акта, определяющего её цели, задачи, содержание, принципы, иные общие условия, а также её юридическое значение для аттестуемого субъекта права.

В настоящее время большинство нормативных актов, регламентирующих процесс аттестации, решение об аттестации субъекта права рассматривают одновременно в качестве порождающего для аттестуемого лица особое право (право на занятие конкретной должности, на осуществление определенной деятельности и т.д.). Вместе с тем существует целый ряд актов (Указ Президента РФ № 353 от 09.03.1996, утвердивший «Положение о проведении аттестации федерального государственного служащего»; Приказ Министра обороны РФ № 100 от 06.04.2002 «О порядке организации и проведения аттестации офицеров и прапорщиков (мичманов) Вооруженных Сил Российской Федерации»; Приказ Федеральной пограничной службы РФ № 785 от 25.12.2001 «Об утверждении Инструкции о порядке организации и проведения аттестации военнослужащих Пограничной службы Российской Федерации»; Приказ Государственного таможенного комитета РФ № 1216 от 27.12.2000 «Об утверждении положения о порядке проведения аттестации сотрудников таможенных органов Российской Федерации»), согласно которым решение об аттестации автоматически само по себе не порождает право на занятие вакантной должности, присвоение нового воинского звания и т.д. Оно имеет рекомендательный характер для тех руководителей (начальников, командиров), от которых зависит дальнейшее решение вопроса о служебной, трудовой деятельности аттестованного лица. Собственно, правообразующим, изменяющим или прекращающим будет решение руководителя, принятое на основании результатов проведенной аттестации. Однако это не означает, что проведенная аттестация не имеет никакого юридического значения, смысла, не порождает правовых последствий. Результаты аттестации должны учитываться руководителями, начальниками соответствующих органов, и некоторыми актами (п. 21 Приказа ГТК РФ № 1216 от 27.12.2000) предусматриваются специальные сроки рассмотрения и утверждения результатов аттестации. Но главное, что с формально-юридической стороны результаты аттестации являются правовым признанием готовности (или неготовности) лица осуществлять определенную деятельность, выполнять определенную работу и выступают основаниями для последующего принятия правопорождающих, правопрекращающих или правоизменяющих решений. С учетом данного обстоятельства логичным представляется закрепление правовой возможности обжалования результатов таких «рекомендательных» аттестаций в судебном и административном порядке.

В содержательном плане процедура аттестации существенно различается в зависимости от того вида деятельности, функций, в отношении которых аттестуется субъект права. Поэтому состав критериев, по которым происходит оценка аттестуемого лица; форма испытаний (письменный экзамен, тест, собеседование, проверка практических навыков и т.д.); порядок определения результатов аттестации; форма документа, подтверждающего прохождение лицом аттестации (обычно результаты аттестации оформляются свидетельством, удостоверением или аттестатом), не совпадают по видам аттестаций. Однако в контексте определения дееспособности субъекта права данные различия не имеют принципиального значения. Как представляется, в этом отношении, чтобы аттестация имела значение в качестве формы определения дееспособности лица, важны три момента: во-первых, аттестация должна иметь правовой характер, быть правовой процедурой (должна регламентироваться правом, соответствовать правовым принципам, быть формализованной процедурой и т.д.); во-вторых, одной из её главных целей должна быть цель определения готовности лица к совершению, реализации юридически значимых действий, регулируемой правом деятельности; в-третьих, успешное прохождение аттестации должно явиться предпосылкой, основанием для осуществления лицом некоторых прав и обязанностей, деятельности.

Кроме аттестации, аккредитации, сертификации и лицензирования существуют и другие формы определения дееспособности субъектов права. Так, в ранее действовавшем Кодексе законов о труде РСФСР 1971г. (ст. 21) и в новом Трудовом кодексе РФ (ст. 70) при заключении трудового договора предусматривается возможность обусловить соглашением сторон испытание работника в целях проверки его соответствия поручаемой ему работе. В отличие от ранее названных форм определения дееспособности лица для испытания характерно отсутствие четких формализованных критериев, в соответствии с которыми устанавливается готовность или неготовность лица к осуществлению конкретной работы, деятельности. Работодатель сам определяет соответствие работника поручаемой ему работе с учетом всех возможных обстоятельств, однако в случае возникновения судебного спора о восстановлении на работе лица, уволенного по результатам испытания, работодатель должен будет представить доказательства, подтверждающие несоответствие работника выполняемой работе, и, таким образом, обозначить критерии готовности к осуществлению данной работы. По сроку и порядку проведения данная форма также отличается от ранее названных. В отношении неё предусматриваются наиболее длительные сроки осуществления: до трех месяцев (по общему правилу) и до шести месяцев - для руководителей организаций и их заместителей, главных бухгалтеров и некоторых других работников (ст. 70 ТК РФ), допускаются и иные исключения. С точки зрения порядка осуществления испытания эту форму отличает отсутствие специально проводимых экзаменов, тестов, собеседований, проверок и т.д. Сама работа испытуемого (положение которого принципиально не отличается от положения других лиц, выполняющих такую же работу), её результаты являются объектом контроля, определения готовности лица к её осуществлению.

Таким образом, существует множество форм определения дееспособности субъектов права, основанных на различных критериях оценки готовности лица к выполнению тех или иных правовых функций, видов деятельности. Сама же дееспособность, по мнению автора, представляет собой не стабильное, неизменное качество или свойство субъекта права, подобно правоспособности [54], она - не константа, раз и навсегда установленная в отношении лица. Дееспособность - это непрерывно меняющееся, модифицирующееся сложное, многоэлементное и многослойное правовое состояние лица, выражающееся в его готовности к осуществлению различных функций субъекта права, отдельных видов правовой деятельности. В принципе можно говорить о наличии множества частных дееспособностей, которых связывает один общий субъект, а разделяют различные виды деятельности, правовые функции, предполагающие разные подходы к определению готовности или неготовности лица их осуществлять. То, что традиционно именуется единым термином - «дееспособность лица», есть большое множество элементов, связанных общим субъектом права, - его частных способностей к осуществлению различных видов деятельности, правовых функций, отношений. Все вместе они характеризуют общее состояние, уровень правовой зрелости лица. Как представляется, именно это обстоятельство имеет в виду Д.Н. Бахрах, когда пишет о том, что «административная правосубъектность граждан изменяется в зависимости от возраста, наиболее полной она является с 18 до 30 лет» [55].



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Понятие юридической ответственности
К понятию правовой системы современного общества
Понятие субъекта права
Содержание и формы реализации восстановительной функции права: степень разработанности в отечественной юридической науке
Достоинство и честь личности как объекты правовой защиты
Вернуться к списку публикаций