2014-02-22 17:28:24
ГлавнаяТеория государства и права — Индивид как субъект права



Индивид как субъект права


Выводы

Правовая фигура индивида возникает в результате процесса вычленения и последующего синтеза отдельных правовых качеств человека, а также тех сфер его правовой жизнедеятельности, которые связаны с его существованием как обособленного, противостоящего другим субъекта права. В индивиде как субъекте права сфокусированы, соединены вместе правовые отношения, волевые решения, стороны правосознания, юридически значимые поступки, в которых человек проявляет свою индивидуальность, действует как правовая самоценность. Фигура индивида является внутренне неоднородной, она состоит из двух противополагаемых частей. С одной стороны, индивид является гражданином (иностранцем, лицом без гражданства), выступает участником публично-правовых отношений; с другой стороны, является частным лицом, участником частноправовых отношений. В публично-правовой сфере определяющим для индивида является его связь с государством, которая обусловливает его правовой статус, совокупность его основных прав и обязанностей; в частноправовой сфере - отношение с другими индивидами, в которых они признаются формально равными, независимыми по отношению друг к другу.

Индивид, выступая в качестве гражданина, является членом правовой корпорации, именуемой государством. Квалифицирующим признаком гражданина, согласно И. Канту, является способность голосовать, принимать государственно-правовые решения. Гражданство - это не замкнутая корпорация, созданная по национальному, политическому или иному подобному основанию. Это не объединение одних (граждан) против других (иностранцев), а правовой союз, имеющий целью формирование правового общества, создание правовых законов и их реализацию. Отсюда всякие статусные деления лиц на граждан, иностранцев, апатридов есть форма политической дискриминации. Обычно - дискриминации «чужих», но иногда и дискриминации «своих». В основании всякого статуса главным моментом является момент различения, противопоставления субъектов права, что не отвечает идее, основному предназначению права. Гражданство (как правовой институт) может быть понято в смысле разграничения и определения сфер правового общения, взаимодействия субъектов права, создаваемого в целях решения определенного круга правовых вопросов.

Идея гражданства, как правового общения, предполагает свободу выбора индивидом того государства, которое соответствует его правовым представлениям, также предполагает возможность участия в двух, трех и более правовых сообществах или неучастия ни в одном из них. Также степень участия лица в правовом сообществе, именуемом гражданством, не должна быть произвольно установленной и носить стандартно-обязательный характер. Сами исходные предпосылки данного правового института предполагают возможность индивида самостоятельно определять меру, пределы своего участия в данном сообществе, степень вхождения в него. Эта возможность является производным моментом понятия гражданства и идеи гражданина.

Индивид, выступая в качестве частного лица, не нуждается в государственном посредничестве и протекторате. Он - самостоятельный центр права, противопоставляющий себя не только другим индивидам, но и самому государству, которое для него в сфере частного права есть также частное лицо. В частноправовых отношениях гражданство не имеет принципиального значения, здесь индивиды противостоят друг другу непосредственно, вне связи с тем или иным государством, другими публичными корпорациями. Законодатель, используя в сфере частного права применительно к частному лицу публично-правовое понятие гражданина, привносит в частноправовые отношения публично-правовой взгляд.

С точки зрения идеальных представлений о частном праве, индивид выступая как частное лицо, действует на принципах личной свободы, равенства, диспозитивности, своей инициативы. Однако эти идеальные представления нуждаются в уточнении, исходя, во-первых, из сложившегося еще со времен римского права имущественно-правового подхода, оценивающего индивида сквозь призму имущественного оборота, в качестве элемента, «принадлежности» данного оборота; в данном подходе затушевывается самоценность индивида, его правовая особость, неповторимость, отступают на второй план индивидуальные отличия, определяющие особую позицию его как частного лица в праве, что, по мнению автора, является негативным следствием указанного подхода. Во-вторых, вторжение государства в частноправовую сферу, использование применительно к ней публично-правовых форм регулирования отношений приводит к тому, что частное право постепенно утрачивает свою оппозиционность по отношению к публичному праву, свою первоначальную чистоту, свою «частность», происходит огосударствление частноправовой сферы, существующее разделение права на частное и публичное нарушается.

Каждый индивид, по мнению автора, вправе формировать особую правосубъектную связь с правопорядком, отражающую направленность его правовых интересов, готовность осуществлять конкретные правовые виды деятельности, участвовать в правовых отношениях, обладать правами и обязанностями, реализовать их. Абстрактная правосубъектность - достояние абстрактного лица, конкретный же индивид требует учета его особенностей, он не признает типичности, шаблонности, юридической усредненности по отношению к себе. Для каждого человека важно, чтобы право не просто учитывало его индивидуальные особенности, не препятствовало осуществлению его правовых стремлений, но также, чтобы его особая правовая воля могла воплотиться в праве, могла участвовать в формировании комфортной, приемлемой для него правовой среды. Индивид должен иметь возможность созидать право, оставляя в нем свой персональный след, черты своей индивидуальности. Истинная ценность человеческой индивидуальности для права заключается не в том, что она есть важнейший объект правовой защиты, охраны, а в том, что она воплощается, находит свое выражение в субъекте права - индивиде как создателе, творце права.

Основываясь на выделенных признаках лица - субъекта права, в работе отвергается позиция, согласно которой человеческий эмбрион - это субъект права. Такой вывод разрушает систему представлений об индивиде как субъекте права, вносит неопределенность в сферу правовых отношений. Право должно защищать еще не рожденного человека, но не путем разрушения системы существующих субъектов права, их правовой коммуникации. Оно должно относиться к нему как к будущему субъекту права, будущему правовому лицу, не отождествляя его с существующими правовыми лицами. Если момент рождения человека знаменует появление нового правового субъекта - индивида, то смерть человека, как обычно принято считать, прекращает существование правового лица. Однако если руководствоваться тем принципиальным положением, что субъект права и «живое», физическое лицо - это разные лица (хотя и связанные правовой связью), то следует признать, что субъект права не исчезает со смертью человека, его правовые решения, волевые акты, нацеленные на будущее, продолжают осуществляться. Следовательно субъект, понимаемый как правовая воля, как совокупность правовых решений, идей и т.д., продолжает свое посмертное правовое существование.

Если руководствоваться тем фундаментальным принципом, что человек есть высшая социально-правовая ценность, абсолют в системе правовых координат, то следует признать недопустимым всякое ограничение его правоспособности как индивида, а также умаление в карательных, воспитательных целях его дееспособности. Государства древние и современные нашли в правоспособности и дееспособности индивидов, подобно другим правовым институтам, канал осуществления своей собственной политики, государственного властвования, реализации своего суверенитета. Отсюда такое разнообразие всевозможных форм их ограничения, умаления и лишения.

Однако практические потребности имущественно-правового оборота, а также процесс возвышения личности, признания её ценности неизбежно ведут к устранению самой возможности манипулирования правоспособностью и дееспособностью индивида.

Как один из возможных вариантов преодоления противоречий, возникающих в связи с применением общих норм, шаблонов к формирующейся в правовом отношении личности, предлагается использование юридической процедуры эмансипации на разных порогах дееспособности. В настоящее время она применяется лишь на последнем рубеже, разделяющем несовершеннолетнего от полностью дееспособного лица, но нередко для несовершеннолетнего субъекта права важно преодолеть и другие, установленные законодателем пороги. Также с помощью данной процедуры представляется возможным получить право осуществлять конкретный вид деятельность (трудовую деятельность, отдельные виды обязательств и т.д.) без признания лица полностью дееспособным или частично дееспособным.

Установление правового статуса индивида рассматривается в работе в качестве вспомогательного, неосновного приема регулирования отношений между ним и правопорядком. Использование данного приема не должно приводить к юридическому усреднению, типизации правовых свойств, качеств человека, игнорированию его индивидуальности, к ограничению правовой свободы лица. Статус определяется не как средство принудительного воздействия на личность, а как общий ориентир для законодателя, характеризующий достигнутый обществом уровень правовых возможностей индивида, позволяющий дальнейшую детализацию его правосубъектной связи. Статус призван закрепить и обеспечить индивиду необходимый круг прав, свобод в правовой системе, гарантировать правовой «суверенитет» человека, а не выступать ограничителем его свободы.


Архипов Сергей Иванович



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Историческое развитие правового института давности.
Юридическая ответственность государства и его органов
Понятие источника права в советской и постсоветской правовой науке: преемственность и новизна в научной теории
Регулятивная функция права в системе функций права и в системе социальной регуляции
Концепция разделения властей в истории политико-правовой мысли России
Вернуться к списку публикаций