2014-02-22 14:36:11
ГлавнаяТеория государства и права — «Коллективные» субъекты права



«Коллективные» субъекты права


Для нас главное, существенное отличие юридического лица от индивида (физического лица) как противополагаемого ему субъекта права лежит не в субстанциональной плоскости, не в их юридической «начинке», а прежде всего в правовой форме и в связи правового лица с тем социальным субъектом, которого он «представляет» в правовой коммуникации. Если правовая форма индивида создана с учетом частных особенностей (индивидуальности) человека специально «под него», учитывает (прежде всего посредством определения условий достижения дееспособности) его психические, физические, иные антропологические свойства, а сама правовая форма неразрывно связана с физическим носителем, с человеком как физическим существом (хотя эта связь и имеет нефизический, нематериальный характер), то юридическое лицо, напротив, заключает в себе идею чистой правовой формы, в равной мере приложимой и к коммерческой организации, и к государству, муниципиям, и даже к отдельному человеку, желающему в правовых отношениях выступать не от своего собственного имени, а обособленно, как другой субъект права, другая правовая личность. Форма юридического лица — это правовая маска, которую можно приложить к разным социальным субъектам (которые должны лишь быть волеспособны и представлять собой целостность), форма же индивида как субъекта права приложима лишь к самому человеку. Если первая— легко снимаема и одеваема, то вторая — неотчуждаема, она в течение всей жизни неразлучно следует за человеком и даже после его смерти остается верной ему спутницей, его вечной «правовой тенью».

Современная цивилистическая наука, использующая оставленную ей Римом форму юридического лица, не до конца оценила ее истинный потенциал. Ее значение, на наш взгляд, выходит далеко за рамки гражданско-правовой сферы. Она давно переросла отведенные ей отраслевые границы, эта форма может быть понята и до конца оценена в общеправовом и общесоциальном контексте. Те организационно-правовые ограничители, которые накладываются на нее гражданским правом, и то понимание ее как формы имущественного обособления, которое предполагается при этом, не соответствуют ее истинной сущности. Институт юридического лица и определяемая им форма юридического лица имеют межотраслевое значение и должны реформироваться в этом направлении. При этом ключевой институциональной идеей, на наш взгляд, должна быть именно идея чистой правовой формы, применимой к различным социальным субъектам, способным выступать в правовой коммуникации как некое правовое единство.

Проблема обеспечения гибкости, эластичности формы юридического лица имеет особое, ключевое значение не только собственно для одного из субъектов права. От её решения, на наш взгляд, в значительной степени зависят многие элементы правовой системы, также экономическая система (так как сегодня эффективность коллективных форм предпринимательства имеет определяющее значение для всей экономики), в огромной степени - политическая система. Все современное общество невозможно себе представить без юридических лиц, без этой правовой формы. Она обнимает как отдельные политические, религиозные, экономические союзы, коллективные образования (и не только их), так и государство в целом. Поэтому, с одной стороны, данная форма должна быть максимально просторной, объемной, способной охватить все это разнообразие социальных коллективов, иных субъектов, отвечающих требованиям волеспособности и целостности. С другой стороны, она должна быть содержательной формой, должна быть способной организовывать содержание. Она должна иметь возможность модифицироваться, вживляться в социальность, быть восприимчивой к особенному, индивидуальному. Задача сама по себе является чрезвычайно сложной, внешне она представляется как инженерно-правовая, однако за технико-правовыми, инструментальными сложностями стоят проблемы более высокого порядка. Речь идет о том натурправовом подходе к субъекту права, который сегодня доминирует в общественно-правовом сознании и юридической науке.

Принципиально существует два подхода к построению формы юридического лица; один отстаивается главным образом романистами, другой — преимущественно германистами. Для романистов сама по себе внутренняя организация коллективного единства не оказывает решающего воздействия на юридическую личность. Наиболее ярко данный подход выражается в ранее приведенных высказываниях В.Б. Ельяшевича, очень четко определивших его суть. Для него, как уже отмечалось, юридическая личность не обусловлена внутренней структурой скрывающихся за ней отношений; единственный момент общий для всех без исключения юридических лиц - это способ их выступления вовне, с третьими лицами. Своеобразие внутриорганизационных правоотношений, по его мнению, с использованием данного приема во внешнем обороте не проступает. Для германистов, напротив, юридическая личность тесно связана с внутренней организацией, внутриорганизационными отношениями. Идеология данного подхода очень четко проявляется в работах А.И. Каминки, который писал о том, что рассмотрение юридических лиц как единства отнюдь не устраняет вопрос, какая же организация рассматривается «как единство»? В отыскании критерия для различения союзных форм и заключается задача исследователя; юридическая личность союза и его внутренняя структура, по его мнению, тесно связаны между собой связи [52]. Оба приведенных подхода представляются крайностями: в одном игнорируются содержательные моменты, особенности отдельных юридических лиц, их правовая самобытность, индивидуальность; в другом, напротив, упускаются общие, объединяющие всех юридических лиц моменты, собственно то, что создает их юридическую личность.

Современный законодатель избрал для себя второй путь, германистический подход к конструированию формы юридического лица, связав эту форму с внутриорганизационными отношениями, существующими в рамках охватываемых ею коллективных объединений. Следствием этого выбора стал разрыв общей правовой формы юридического лица. Как таковой общей правовой формы юридического лица, смеем утверждать, в современном гражданском праве не существует, есть произвольный набор отдельных «правовых костюмов», предлагаемых законодателем социальным субъектам для их правовой жизнедеятельности. Вместо одних, общих скобок юридического лица законодатель создал множество частных, на разные случаи жизни. Результатом такого выбора является, на наш взгляд, теоретическая нерешенность извечной проблемы юридического лица и, как следствие, правовая рыхлость, правовая эрозия отстаиваемых законодателем частных форм («правовых одеяний»), смешение в них правовых и неправовых аспектов, субъектно-объектных и т.д.

В практическом плане можно констатировать то, что главная цель процесса расщепления единой формы юридического лица - обеспечение правовой особости, правовой индивидуальности юридической личности применительно к конкретным социальным субъектам — не достигнута. Напротив, применяемые законодателем нормативно-правовые шаблоны в том виде, в котором они сегодня существуют, сдерживают процесс развития правовой индивидуальности, правового самоопределения данных субъектов права. Для цивилистов не является секретом то, что многие уставы, учредительные договоры юридических лиц имеют шаблонный характер, это своего рода юридические «сиамские близнецы», отличающиеся лишь названием. Некоторые созданные законодателем формы (полные товарищества, коммандитные товарищества) являются мертворожденными, в том смысле, что они не востребованы практикой. С другой стороны, государство, муниципальные образования, другие публично-правовые субъекты не находят для себя соответствующих правовых костюмов в предлагаемом им наборе. По существу сегодня Российское государство оказалось по этой причине вне формы юридического лица. Такие же проблемы, связанные с применением шаблонного подхода к форме юридического лица, возникают и в других отраслях права.

Таким образом, можно говорить о двух важнейших негативных последствиях применения германистического подхода к конструированию формы юридического лица в практической сфере. Первое касается процесса индивидуализации формы юридического лица, её адаптации к конкретным особенностям, её вживления в правовую ткань, образующуюся в результате юридической жизнедеятельности социальных субъектов. Здесь осуществление данного подхода приводит к обратным результатам, к сдерживанию процесса формирования юридически самобытных субъектов права. Второе последствие избранного законодателем подхода заключается в том, что составленная из частных, отдельных форм (правовых лоскутков) общая форма юридического лица (не представляющая, как уже отмечалось, чего-то целого) оказалась неспособной охватить все многообразие социальных субъектов, готовых осуществлять посредством её собственную правовую волю. Сегодня российский законодатель вынужден искать, например, для государства особую правовую форму (подробнее об этом см. следующую главу), выводя его за скобки юридического лица. Как представляется, данное обстоятельство должно уже само по себе послужить для законодателя сигналом к осмыслению сложившегося положения в данной сфере, так как речь идет вовсе не о рядовой корпорации, а о ключевом союзном субъекте права.

В чем же главная причина выбора законодателем германистического подхода к конструированию формы юридического лица? Как представляется, она заключена не столько в научном авторитете представителей одного из двух теоретических подходов, сколько в резонах иного свойства. Государству так проще контролировать процесс создания, последующей деятельности, реорганизации и ликвидации юридических лиц, управлять этим процессам. Подобно тому как оно поступает по отношению к индивидам, устанавливая условные возрастные рубежи, ограничивая или восстанавливая их дееспособность, оно также обращается с юридическими лицами. Оно определяет для них общие правовые шаблоны (организационно-правовые формы), в соответствии с которыми должно происходить их формирование, функционирование, а также прекращение их жизнедеятельности (ликвидация). При этом государство исходит из позиции политически властвующего субъекта, навязывающего им свою собственную волю и эта позиция определяет в конечном счете саму правовую парадигму, модель постановки правовых проблем и их решения. Эта причина, по нашему мнению, объясняет, почему законодатель предпочитает иметь вместо одной общей, эластичной формы юридического лица правовой гардероб, состоящий из множества, нередко совсем не используемых, невостребованных, организационно-правовых форм (правовых костюмов).

Развитие правовой государственности, как представляется, должно сопровождаться, поддерживаться не только правовой индивидуализацией личности человека как частного лица, но и в сфере его внешне-правовой жизнедеятельности, где его правовые усилия, правовые качества объединяются с правовыми усилиями и качествами других лиц. Индивидуализацию юридических лиц следует рассматривать в качестве необходимого элемента данного процесса, эта одна из форм правовой эмансипации личности, освобождения её из-под опеки государства. Согласно И.А. Покровскому, развитие личности требует замены союзов принудительных союзами добровольными, такая замена совершается на глазах истории: очищая арену гражданского права от обломков старого здания развивающаяся личность покрывает её многообразными новыми сооружениями [53]. Он отмечал, что современное правосознание протестует против применения принудительных шаблонов в отношении учредительной деятельности граждан по созданию юридических лиц [54]. В самом деле, применение принудительных шаблонов в сфере частного права, где должна реализоваться индивидуальная, частная инициатива, интерес, - явление глубоко чуждое самому духу частного права. Но данное явление следует признать еще более чуждым идее правового государства, основанной на признании человека в качестве центра правовой системы. В этом смысле установление и в сфере публичного права принудительных шаблонов в отношении юридических лиц также оказывается чуждым явлением, противоречащим духу правового государства и институциональной сущности юридического лица.

В стратегическом плане развитие формы юридического лица, на наш взгляд, должно идти по пути использования её в качестве общеправовой, межотраслевой, следовательно, как максимально чистой, гибкой формы, применимой к различным социальным субъектам, к разным правовым ситуациям (что, естественно, не отменяет отраслевой детализации, учета отраслевых особенностей применения формы юридического лица, в частности, в сфере гражданско-правовых отношений или публично-правовых отношений). Она должна рассматриваться как достояние всего права, как общеправовая ценность. Поэтому всякие ограничения её организационными рамками или пределами только имущественного оборота недопустимы, также недопустимы и принудительные шаблоны, сковывание инициативы, прав личности по расширению границ её правовой жизнедеятельности. Необходимо обеспечить целостность, единство формы юридического лица, её независимость от конкретных конституируемых законодателем организационно-правовых форм, в этом смысле реализовать тот подход, который отстаивался романистами. Вместе с тем тот конструктивный потенциал, огромный практический опыт регулирования внутриорганизационных отношений, связанных с созданием и правовой жизнедеятельностью организаций-юридических лиц, накопленный в рамках реализации германистических идей, необходимо использовать в форме принятия рекомендательных положений, актов, в которых предусматривались бы возможные модели правового опосредования сложных корпоративных отношений.

Подводя итог, можно сформулировать следующее определение юридического лица: юридическое лицо есть субъект права, создаваемый путем обособления качеств, свойств, иных элементов правовой личности человека и их объединения в другой форме (в рамках иной по отношению к человеку правовой внешности), приложимой к государству, муниципальным образованиям, частным корпорациям, иным социальным субъектам, отвечающим требованиям волеспособности и целостности (единства). В данном определении заключены пять основных признаков юридического лица, которые раскрыты ниже.

1. Родовым понятием для юридического лица является понятие субъекта права, а не организации или имущества, фикции или юридической конструкции. Юридическое лицо принципиально можно определить именно как субъект права, как правовое лицо. Традиционное понимание юридического лица (как организации) не отражает его правовую природу, не раскрывает его правовой сущности. Характеризуя юридическое лицо в качестве субъекта права, можно действительно раскрыть его истинный смысл, показать значение и место в правовой системе, точно определить данный правовой феномен.

2. Субстанцией юридического лица являются качества, свойства, другие элементы правовой личности человека: его правовая воля, правовые действия (поступки), правовое сознание, вина, способность нести юридическую ответственность, правовые связи, формируемые им отношения, осуществляемые им правовые роли, функции и т.д. Юридическое лицо есть результат правовой эманации, передачи правовых качеств, свойств от человека к производному от него субъекту права. Имущество, люди, органы и т. п. не образуют, как это принято считать, материи юридического лица, не являются элементами его правовой личности.

3. Для юридического лица характерна правовая обособленность от индивида как субъекта права. Юридически они являются самостоятельными субъектами права, их обособление касается не только и не столько имущества (что имеет значение главным образом для гражданского права), сколько всех правовых качеств, свойств, иных элементов правовой личности: воли, правосознания, вины, ответственности, правовых связей, действий и т.д.

4. Юридическое лицо имеет свою собственную правовую форму, свою собственную правовую внешность. Оно есть синтетическая личность, представляющая собой правовой конструкт, продукт правовой инженерии. Обособившиеся правовые качества, свойства, другие элементы правовой личности человека синтезируются, объединяются в рамках новой правовой формы, новой правовой внешности. Юридическое лицо, подобно человеку, получает в правовой коммуникации свое собственное имя (наименование), другие элементы идентификации и рассматривается как полноценный ее участник наряду с индивидом. Форма юридического лица призвана организовать внешние отношения субъекта с другими лицами, а не его внутрикорпоративные связи, внутриорганизационные отношения.

5. В качестве юридических лиц могут выступать: государство, муниципальные образования, иные публичные субъекты, также частные корпорации, отдельные люди в отношениях, не связанных с их частным, «физическим» существованием, другие социальные субъекты. Форма юридического лица является открытой для всех видов социальных субъектов, отвечающих определенным критериям. Как представляется, такими наиболее общими, общеправовыми критериями (без учета отраслевой конкретизации) являются критерии волеспособности и целостности (единства). Волеспособность означает возможность социального субъекта формировать и выражать в праве свою особую волю (быть решающей инстанцией). Требование целостности означает прежде всего внешнее единство субъекта, его автономность, возможность его внешней идентификации, опознаваемость, а также способность быть стороной правовых отношений, связей.



[1] См.: Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в праве, юридической науке и практике. Екатеринбург, 1993. С. 150-151; Алексеев С.С. Юридические конструкции - ключевое звено права (в порядке постановки проблемы) / Цивилистические записки: Межвуз. сб. науч. тр. М., 2001; Тарасов Н.Н. Методологические проблемы юридической науки. С. 243-244.

[2] См.: Тарасов Н.Н. Указ. соч. С. 245-246, 252.

[3] См.: Иеринг Р. Юридическая техника. СПб., 1905. С. 81.

[4] Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. М.: Редакция журнала «Хозяйство и право», Фирма «Спарк». 1995. С. 93-94; Гражданское право: в 2 т. Том 1: Учебник/Отв. Ред. Е.А. Суханов. - 2-е изд., перераб. и доп. М., 1998. С. 183-188; Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая. /Под ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, B.A. Плетнева. М., 1998. С. 85-86; Гражданское право: Учеб.: В 3 т. Т. 1.- 6-е изд., перераб. и доп. / Отв. Ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. М., 2003. С. 142-146 и др.

[5] См.: Кулагин М.И. Избранные труды. М., 1997. С. 17.

[6] Там же.

[7] См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (части первой) (под ред. О.Н. Садикова). М., 1997. Комментарий к ст. 48.

[8] См.: Грибанов В.П. Ответственность за нарушение гражданских прав и обязанностей. М., 1973. С. 38-39.

[9] Гражданское право: в 2 т. Том 1: Учебник / Отв. Ред. Е.А. Суханов. - 2-е изд., перераб. и доп. М., 1998. С. 432-433.

[10] См.: Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в Римском частном праве. С. 452-453.

[11] См.: Там же. С. 453-456.

[12] См.: Иеринг Р. Юридическая техника. С. 92-94.

[13] Каминка А.И. Очерки торгового права. Выпуск 1. СПб., 1911. С 165.

[14] Там же. С. 166.

[15] Покровский И.А. История римского права. СПб., 1913. С. 316-317.

[16] Там же. С. 313.

[17] Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. СПб., 1888. С. 17.

[18] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М., 1995. С. 88-89.

[19] Богданов Е.В. Сущность и ответственность юридического лица //Государство и право. 1997. № 10. С. 99.

[20] Грешников И.П. Субъекты гражданского права: юридическое лицо в праве и законодательстве. СПб., 2002. С. 7-8, 34.

[21] Дювернуа Н.Л. Чтения по гражданскому праву. Т. 1: Введение и часть общая. 4-е изд. СПб., 1902. С. 432.

[22] Дернбург Г. Пандекты. Т. 1: Общая часть. М., 1906. С. 161 (сноска 8).

[23] Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. Ярославль, 1892. С. 43.

[24] Именно так, например, рассматривает фикции В.К. Бабаев. - См.: Бабаев B.K. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С. 25-32.

[25] Герваген Л.Л. Институт собственности, как основание системы гражданских прав, и учение о юридическом лице. Пг., 1917. С. 69.

[26] Иеринг Р. Юридическая техника. СПб., 1905. С. 96.

[27] Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. СПб., 1910. С. 447.

[28] Гражданский кодекс РСФСР: Научный комментарий / Под ред. С. М. Прушницкого, С. И. Раевича. М., 1928. Вып. 3: Субъекты права (лица). С. 33-34.

[29] Путинский Б. И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. М., 1984. С. 161-162.

[30] См.: Ельяшевич В. Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. С. 14-15.

[31] Цит. по: Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 87.

[32] Еллинек Г. Общее учение о государстве. СПб., 1903. С. 106.

[33] См.: Братусь С.Н. 1) Субъекты гражданского права. М., 1950. С. 173; 2) Юридические лица в советском гражданском праве. М., 1947. С. 95-96.

[34] Козлова Н. В. Понятие и сущность юридического лица: Очерк истории и теории: Учебное пособие. М., 2003. С. 130.

[35] См.: Ельяшевич В. Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. С. 2.

[36] Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. С. 68-70.

[37] Цит. по: Петражицкий Л. И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. Т. 2. СПб., 1910. С. 397.

[38] Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 94-102.

[39] Дернбург Г. Пандекты. С. 128.

[40] Дювернуа Н. Л. Чтения по гражданскому праву. С. 284.

[41] Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. С. 137-138, 153-154.

[42] Анненков К.Н. Система русского гражданского права. Т. 1: Введение и общая часть. СПб., 1910. С. 254.

[43] Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. 3-е изд., стереотип. М., 2001. С. 147, 158.

[44] Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение: Критика теории «хозяйственного права». М., 2000. С. 308-309.

[45] Гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 1 / Под ред. Е. А. Суханова. М., 1993. С. 76.

[46] Попондопуло В. Ф. Правовой режим предпринимательства. СПб., 1994. С. 94-96.

[47] См.: Planiol Marcel. Traite elementaire de droit civil... 1, Principes generaux, Ies personnes, la famille, les incapables, les biens. - 12 ed. Paris: Libr. generale de droit et de jurisprudence. 1982.

[48] См.: Гамбаров Ю.С. Курс гражданского права. СПб., 1911. Т. 1. С. 450.

[49] Более подробный анализ теорий юридического лица см.: Архипов С.И. Субъект права: теоретическое исследование. СПб., 2004. С. 312-335.

[50] Ленин В.И. Полн. Собр. соч.: В 55 т. М., Т. 29. С. 227.

[51] Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. С. 415.

[52] См.: Каминка А.И. Основы предпринимательского права. Петроград, 1917. С. 120-121,125.

[53] См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. С. 144-145.

[54] См.: Там же. С. 152.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789




Интересное:


Методологические основы анализа природы диспозитивных норм права
Основные направления развития института диспозитивности
Индивид как субъект права
Судебная власть в схеме разделения властей в Российской Федерации
Роль Президента в законодательном процессе. Повторное рассмотрение федеральных законов, отклоненных Президентом Российской Федерации
Вернуться к списку публикаций