2014-02-12 14:03:28
ГлавнаяТеория государства и права — Функции давности в праве.



Функции давности в праве.


В современном праве ярким примером дисциплинирующего действия исковой давности является п. 123 Приказа Минфина РФ от 30.12.1999 № 107н «Об утверждении инструкции по бухгалтерскому учету в бюджетных учреждениях», согласно которому должностные лица, виновные в пропуске сроков исковой давности, привлекаются к дисциплинарной ответственности в соответствии с действующим законодательством [26]. Ранее действовавшее разъяснение Пленума Верховного суда СССР от 27 февраля 1933 года «Об ответственности за нарушение правил учета и отчетности» даже подвело пропуск сроков исковой давности под уголовно-наказуемые деяния с весьма тяжкими последствиями. Виновные в пропуске исковой давности привлекались к ответственности по статьям Уголовного кодекса о должностных преступлениях или известного постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» [27]. Позднее инструкция Госарбитража «О порядке рассмотрения государственными арбитражами имущественных споров, связанных с поставкой недоброкачественной и некомплектной продукции» 24 ноября 1952 года в Ст. 34 относит предъявление исков с пропуском исковой давности к тем случаям, когда арбитраж обязан сообщать вышестоящим органам по подведомственной линии об обнаруженных недостатках в работе хозорганов.

Для обеспечения определенности в гражданских правоотношениях, - пишет Е.А. Крашенинников [28], государство не может требовать от их участников, чтобы они осуществляли свои притязания в пределах известного времени. Такое требование было бы несовместимо с принципом диспозитивности, в силу которого граждане и юридические лица осуществляют принадлежащие им гражданские права, в том числе и исковые притязания, по своему усмотрению (п.1 Ст.9 ГК РФ). Поэтому государству не остается ничего иного, как стимулировать управомоченных лиц к своевременному осуществлению исковых притязаний путем ограничения возможности принудительного осуществления права на иск с помощью юрисдикционного органа определенным сроком.

Конечно, рассматриваемая функция в большей степени присуща давности исков и приобретательной давности, которые по мнению А.Д. Любавского «побуждают собственников иметь постоянный надзор за своим имуществом и пользоваться им, извлекая из него всевозможные выгоды, а равно не оставлять своих прав в бездействии» [29]. Но, на наш взгляд, определенное дисциплинирующее воздействие оказывается и сроками давности привлечения к ответственности, давностью применения санкций. К примеру, в интересах лица, имеющего на руках исполнительный лист, - своевременное его предъявление к исполнению.

4. Гуманистическая функция: институт давности служит средством реализации принципа гуманизма.

Угроза привлечения к ответственности (уголовной, административной, гражданско-правовой и т.д.) или наказания не может довлеть над лицом, держать его в напряжении неограниченно долгое время [30]. Также, нет сомнений в том, - отмечает B.C. Егоров, что виновное совершение преступного посягательства должно обязательно наказываться, даже по прошествии длительного времени с момента совершения преступления. Однако это не означает, что угроза уголовной ответственности должна висеть над человеком всю жизнь, вплоть до самой его смерти. В силу этой причины с истечением установленных сроков давности государство прощает гражданина, предоставляя ему возможность остаться полноценным членом общества [31].

Подобные идеи также высказывались и в трудах некоторых зарубежных криминалистов, которые брали за основу давности то предположение, что «Бог простил преступника и что человек должен сделать то же самое» (Quod dues ipse, dum premiserit, crimen tamdiu manere occultum, veniam censeatur concessisse) [32].

Вот лишь один из примеров жизненных ситуаций, когда применялась давность освобождения от уголовной ответственности.

В феврале 1922 года в одно из деревень был совершен налет на дом местного жителя Ш. Вооруженные обрезами бандиты убили Ш, И его четверых детей в возрасте от 14 до 22 лет. Затем преступники облили трупы бензином и сожгли их.

На следующий день по подозрению в этом преступлении были задержаны Ю. и Г., которые показали, что убийство они совершили вместе с А. Изменив фамилию, а также данные о годе и месте рождения, А. скрылся от следственных органов. В 1924 году он вступил в комсомол, был направлен на учебу, окончил рабфак, поступил в медицинский институт, по окончании которого несколько лет работал врачом. В период Великой Отечественной войны А. служил в Советской Армии в качестве ведущего хирурга нескольких госпиталей. В последующие годы он защитил кандидатскую, затем докторскую диссертации, ему было присвоено звание профессора и он работа заведующим хирургическим отделением одного из медицинских институтов. В 1968 году А. был задержан как участник имевшего место в 1922 году бандитского налета и на допросах признался в этом преступлении. Было также установлено, что другие соучастники - Ю. и Г. — в 1923 году по приговору суда расстреляны [33].

Как видно, со дня совершения преступления и до момента задержания А. прошло 46 лет; все это время он занимался общественно полезным трудом и новых преступлений не совершал. Очевидно, есть все основания утверждать, что ныне А. не представляет общественной опасности и привлечение его к уголовной ответственности не только нецелесообразно, но и в высшей степени негуманно.

«Отпадение общественной опасности лица, совершившего преступление, - писал В.Е. Смольников, делает наказание ненужным с точки зрения задач, как общего, так и специального предупреждения преступлений. Наказывать лицо, не представляющее опасности для общества, значило бы ему мстить» [34]. Кстати, именно при таком решении вопроса становится понятным, почему в некоторых случаях законодатель устанавливает различные по длительности давностные сроки. Так, в уголовном, административном праве - чем тяжелее совершенное правонарушение (преступление), тем больший срок должен пройти, чтобы можно было простить виновное лицо.

Говоря об исковой давности, исследователи отмечали, что «цель института давности заключается не в том, чтобы наказать верителя за промедление в осуществлении своего права, а в облегчении затруднительного положения ответчика» [35].

Также можно утверждать, что изъятие имущества у лица, которое долгое время владеет им добросовестно, как своим собственным (хотя и без законного титула) по отношению к этому лицу будет негуманным и несправедливым. Именно особенностями человеческой природы объясняет назначение института давности английский юрист О.Холмс. Нормы давности (приобретательной, исковой), по мнению автора, присущи природе человеческого сознания. Вещь, которой вы пользовались, радовались как своей, оставляет в вас свои «корни» и не может быть изъята без вашего сопротивления. С другой стороны, наблюдения действительности свидетельствуют о том, что заинтересованные лица, права которых представляются им действительно существующими, в подавляющем большинстве случаев не откладывают предъявление исков на очень продолжительное время. Нормальным является все-таки такое положение, когда лицо, твердо уверенное в своем праве, в случае нарушения этого права быстро реагирует на нарушение посредством обращения за помощью к суду. Отсюда можно сделать заключение что если нарушение права не вызывает со стороны того, кого это касается, в течение долгого времени никакой реакции, если лицо, которое должно, казалось бы, считать свое право нарушенным, не обращается к суду за защитой, то можно подумать, что или соответствующее право этого лица никогда и не возникало или оно для него не играет важной роли [36].

О несправедливости исполнения наказания по истечении длительного времени задумывались еще римские правители. Так, Плиний Младший обращался к императору Траяну с письмом [37], в котором он просил разъяснить ему недоразумение, возникшее у него относительно лиц, приговоренных к публичным работам, но уклонившимся от этого наказания, не только без монаршего помилования, но и без всякой законной причины. Многие из подобных лиц, по словам Плиния, успели занять общественные должности. Недоумение его состояло именно в том, что он не знал, как ему отнестись к ним. Так, с одной стороны ему казалось жестоким, без всякого разбирательства, возвращать, после долгого перерыва, в места заключения, для дальнейшего отбытия наказания этих людей, из которых многие и состарились, и вели себя безупречно. С другой стороны, дозволить осужденным оставаться на службе ему казалось невозможным; содержать их без всякого дела, на общественном счете - бесполезным; вовсе не содержать — опасным. Не осмеливаясь решить этот вопрос по собственному усмотрению, он оставил его in suspenso и просил у Кесаря дальнейших приказаний.

Император, признавая факт, указанный Плинием, злоупотреблением, часто встречающимся в провинции, постановил, что осужденные, в течение последних десяти лет произвольно уклонившиеся от отбытия наказания, должны быть снова обращены к их прежним наказаниям. Тех же, которые пользовались свободой более 10 лет, и стариков, осужденных менее чем за десять лет, император велел не отсылать в места их прежнего заключения, а употреблять на работы, близко подходящие к наказанию - к чистке клоаков, сооружению дорог и т.д.

В переписке этой, конечно, было бы странно видеть доказательство существования в римском праве давности наказания в том значении, в котором она признана большинством современных кодексов. Но особое значение имеет для нас то обстоятельство, что применение наказания к осужденному, бывшему долгое время на свободе, было и в те времена сочтено чрезмерно жестоким, и в этом несомненно правильном взгляде просматривается та самая идея гуманизма, которую мы положили в основу института давности.

Помимо названных четырех функций давности, многие авторы указывают, что данный институт облегчает суду установление истины по делу. Поскольку с течением времени следы преступления исчезают, свидетели забывают факты, отдельные доказательства утрачиваются и т.д. Разрушается информационная, доказательственная основа, время создает серьезные практические препятствия для успешного раскрытия, расследования, судебного рассмотрения и разрешения уголовного дела [38]. Все это до такой степени осложняет расследование дела, что установление истины зачастую представляется чрезвычайно трудным, а иногда и невозможным [39].

Как отмечает И.Б. Новицкий [40], по мере отдаления судебного акта от тех обстоятельств, которые лежат в основании спора, трудности доказывания в процессе, как правило, возрастают. Далее автор говорит о необходимости освободить суд от рассмотрения всех деталей фактических обстоятельств по таким делам, где проверить во всех подробностях фактические обстоятельства в принципе нереально ввиду того, что они имели место значительно раньше, чем предъявлялся иск. На застарелость доказательств и труднодоказуем ость в таких случаях обратил внимание и М.А. Гурвич [41].

Вместе с тем нельзя не видеть того, что, например, по требованиям к юридическому лицу такая причина недостаточно убедительна: деятельность организаций подвергается строгому учету и документированию. Помимо требования ГК РФ об обязательности письменной формы договоров организаций друг с другом, все операции учитываются в бухгалтерском учете. Статьей 17 Федерального закона «О бухгалтерском учете» на организации распространяется требование обеспечить сохранность документов бухгалтерского учета в течение пяти лет, что, естественно, обеспечивает собирание и представление доказательств, как самой организации, так и государственным (в частности, налоговым) органам.

Можно согласиться с тем, что своевременное выявление преступления и принятие всех мер к наказанию лиц, виновных в его совершении значительно облегчают задачу органов предварительного следствия и суда. Собирание доказательств и установление истины по делу, несомненно осложняются, когда расследование производится много лет спустя после совершения преступления. Однако законодателю не было необходимости вводить институт давности лишь ради создания возможности прекращения дел, по которым трудно установить истину: для этих случаев уголовно-процессуальный закон содержит специальные нормы (за недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления).

Аргументы такого рода совершенно неприемлемы, когда речь идет о давности исполнения обвинительного приговора суда, постановлений о наложении административных взысканий или предъявления исполнительного листа к исполнению.

Наконец, они с трудом могут быть использованы для обоснования непродолжительных сроков давности, так как, например, расследование преступлений, совершенных 1-3 года назад, не вызывает особых трудностей.

Исходя из этого, полагаем, что устранение процессуальных трудностей, связанных с исчезновением доказательств, - не является основной функцией института давности, а лишь выступает в некоторых случаях как сопутствующий его применению положительный эффект.

Таковы на наш взгляд функции, присущие в большей или меньшей степени всем срокам давности. Но необходимо отметить, что поскольку нормы о давности содержатся в самых различных отраслях права, применяются как в сфере частных, так и публично-правовых отношений, то, естественно, что каждый отдельный давностный срок может иметь свои уникальные, специфические функции, которые определены во многом предметом и методом регулирования его отрасли.

Правильное решение вопроса о функциях института давности в российском праве должно способствовать более осознанному, эффективному его применению и устранению определенной «бессознательности», которая, как нам кажется, сегодня сопутствует использованию давностных сроков.


Торопкин Сергей Александрович



[1] Примером могут служить нормы УК РФ (ч.4 Ст.78 и ч. 3 Ст.83), предоставляющие суду право применять давностные сроки по своему усмотрению в случаях, когда лицу грозит наказание в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы. Очевидно, что при решении вопроса о том, применять или не применять давность в указанных случаях суд должен иметь четкое представление о назначении института давности. п2 Радько Т.Н., Толстик В.А. Функции права. - Н.Новгород, 1995. - С. 15.

[2] Радько Т.Н., Толстик В.А. Функции права. - Н. Новгород, 1995. - С. 15.

[3] Мейер Д.И. Указ. соч. - С. 282.

[4] См.: Саблер В. Указ. соч. - С. 147.

[5] Лобанов Г. Реквием по исковой давности // Бизнес-адвокат, 2000. - №3. - С. 16.

[6] Kill, Gerichtssaal. - 1868. - с. 341. / Цит. по Саблер В. Указ. соч. - С. 354.

[7] Любавский А.Д. Указ. соч. - С. 115.

[8] Советский энциклопедический словарь. - М., 1982 - С. 1258.

[9] Шершепевич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. 2-е изд. - Казань, 1896. - С.178.

[10] Любавский А.Д. Указ. соч. - С. 121.

[11] Гражданское уложение. Проект Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. Т.1. - СПб, 1910. - С.764.

[12] Новицкий И.Б. Указ. соч. - С. 148.

[13] Егоров B.C. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М., 2002. - С. 216.

[14] Брокгауз Ф.А. Указ. соч. - Т. 15. - С. 409.

[15] См.: Петерский И.С. Дигесты Юстиниана. - М.: Госюриздат, 1956. - С. 14.

[16] Малиновский А. А. Злоупотребление правом (основы концепции). - М., 2000. - С. 27.

[17] Пионтковский А.А. Уголовное право РСФСР. Общая часть. - М., 1924. - С. 233.

[18] См.: Кобзарев Ф.М. Процессуальные формы применения давности привлечения к уголовной ответственности: Автореф. дисс.. канд. юрид наук. - Свердловск, 1987. - С.7.

[19] Смольников В.Е. Давность в уголовном праве. - М., 1973. - С. 16.

[20] Уголовное право России. Учебник для вузов: в 2-х томах / Отв. ред.- А.М. Игнатов, Ю.А. Красиков. - М. 1998. - Т. 1. - С. 472.

[21] Филимонов В.Д. О давности уголовного преследования по советскому уголовному праву. - Томск, 1957. - С. 108.

[22] Новицкий И.Б. Указ. соч. - С. 148.

[23] Энгельман И.Е. Указ. соч. - С. 6.

[24] Мейер Д. И Указ. соч. - С. 281.

[25] Неволин К. Указ. соч. - С. 115.

[26] Приказ Минфина РФ от 30.12.1999 № 107н «Об утверждении инструкции по бухгалтерскому учету в бюджетных учреждениях» // Российская газета. - 2000. - 23 мая.

[27] В постановлении говорилось о том, что общественная собственность (государственная, колхозная, кооперативная) является основой советского строя и лица, покушавшиеся на нее должны были рассматриваться как враги народа.

[28] Крашенинников Е.А. Понятие и предмет исковой давности. - Ярославль, 1997. - С. 37.

[29] Любавский А.Д. Указ. соч. - С.124.

[30] Hondius Е. Extinctive prescription on the limitation of actions. - Boston: International Academy of Comparative Law, 1995.- P.57.

[31] Егоров B.C. Теоретические вопросы освобождения от уголовной ответственности. - М., 2002. - C.216.

[32] Kill, Gerichtssaal. - 1868. - с. 341. / Цит. по Саблер В. Указ. соч. - С. 108

[33] Смольников В.Е. Давность в уголовном праве. - М., 1973. - С. 17.

[34] Там же. - С. 18.

[35] Брокгауз Ф.А. Указ. соч. - Т. 15. - С. 402.

[36] См.: Oliver Wendell Holmes. The path of the law. - Harvard, 1897. - P. 133.

[37] Текст этого письма приводит Gibbons David. Lex temporis. A treatise on the law of limitation and prescription. - London, 1835. - P. 36-42.

[38] См.: Егоров B.C. Указю соч. - С. 215; Уголовное право РФ. Общая часть: учебник / Под. ред. Проф. Здравомыслова. М.,1999 - С. 410; Уголовное право России. Учебник для вузов: в 2—х томах.Т.1. Общая часть. Отв. ред.- А.М. Игнатов, Ю.А. Красиков. 1998 — С. 472.

[39] Аликперов X.Д. Освобождение от уголовной ответственности. - Москва-Воронеж, 2001 - С.61.

[40] Новицкий И.Б. Указ. соч. - С. 148.

[41] Гурвич М.А. Пресекательные сроки в советском гражданском праве. - М., 1961. - С. 30.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


«Коллективные» субъекты права
Индивид как субъект права
Виды диспозитивных норм права по российскому законодательству
Рассмотрение законопроектов в Федеральном Собрании и других законодательных органах
Методологические основы анализа природы диспозитивных норм права
Вернуться к списку публикаций