2013-09-30 13:22:31
ГлавнаяТеория государства и права — Понятие и значение регулятивной функции права



Понятие и значение регулятивной функции права


Цель настоящего исследования заключается в том, чтобы раскрыть понятие регулятивной функции права и определить ее научно-практическое значение. Данная цель ставит перед исследователем как минимум три вопроса, от ответа на которые будет зависеть направление всего последующего анализа рассматриваемой проблемы и правильность выводов автора. Эти вопросы следующие - 1) что в целом представляет собой научная категория «функция», 2) что следует понимать под производной от нее категорией «функция права», 3) какого понимания права необходимо придерживаться при изучении его функций?

Понятия «функция» и «функция права» являются родовыми по отношению к регулятивной функции права. При этом, как нетрудно заметить, категория «функция» является общей, родовой и для «функции права».

Известно, что общее всегда в той или иной степени находит свое выражение в особенном и отдельном [1]. Следовательно, регулятивная функция права неизбежно будет заключать в себе черты родовых по отношению к ней понятий - «функции» и «функции права». В этой связи начало исследования обусловлено рассмотрением указанных понятий.

Понятие «функция» весьма и весьма многообразно. Сам термин «функция» происходит от лат. functio - совершение, исполнение [2]. В науке он употребляется в самых разных значениях, в зависимости от того, о какой области знаний идет речь - это и зависимая переменная величина, т.е. величина, изменяющаяся по мере изменения другой величины, называемой аргументом (математика, физика), и деятельность органа или организма (биология, анатомия, зоология), и направление действия какой-либо системы (кибернетика), и роль (назначение) явления в обществе (социальные науки). Вместе с тем общее, всеобъемлющее понятие функции, которым так или иначе пользуются все науки как технического, так и гуманитарного профиля, дает нам философия. Философия изучает явления на самом высоком уровне их обобщения, является, по образному выражению Ж.-Л. Бержеля, своего рода «пастырем» по отношению к другим наукам [3], и в этой связи выработанное ею научное знание должно выступать ориентиром для специального исследования [4]. Точное следование «философским ориентирам» при рассмотрении различных явлений в специальных науках позволяет избежать многих методологических ошибок [5]. Поэтому при любом научном изыскании необходимо прежде всего опираться на такое понимание предметов и явлений, которое существует в философии, принимая его за базовое, и уже на этой основе пытаться выработать понятия для специальной науки.

Итак, функция в ее философском понимании представляет собой «внешнее проявление свойств какого-либо объекта в данной системе отношений» [6], деятельность, роль объекта в рамках некоторой системы, которой он принадлежит; вид связи между объектами, когда изменение одного из них влечет изменение другого, при этом второй объект также называется функцией первого [7], а также «явление, зависящее от другого и изменяющееся по мере изменения этого другого явления» [8]. В философской литературе можно встретить и такой взгляд на функцию, когда она понимается как форма воздействия предмета, вещества или явления на другие предметы, вещества, явления [9].

На основании изложенного выделим то главное, что, по нашему мнению, составляет существо любой функции. Сущность функции как научной категории заключается в том, что она всегда выражает некое отношение одного предмета (явления) к другому предмету (явлению), зависимость между ними. Не нуждается в доказывании тот факт, что в окружающей нас объективной реальности (в том числе в социальном мире) все явления и процессы так или иначе взаимосвязаны - где-то эта связь прямая и проявляется с наибольшей очевидностью, где-то она скрыта от непосредственного наблюдения, но тем не менее она существует и определенным образом проявляется во внешнем мире. Как раз посредством функций эта связь между предметами, явлениями и процессами находит свое выражение в объективной реальности.

Отношение, связь, зависимость - вот те базовые, определяющие элементы функции, которые составляют ее сущностный момент. Все определения функции в любой отрасли знаний (будь то гуманитарные или технические науки) основаны на указанных элементах. Даже когда функция рассматривается с чисто социологических позиций - как роль (назначение) явления в обществе [10], сущность функции в вышеуказанном смысле остается неизменной и четко прослеживается. Роль, которую выполняет явление в обществе, есть не что иное, как выражение отношения, связи этого явления с другими явлениями социальной действительности. Явление не может реализовать своего социального назначения, не находясь во взаимосвязи с другими общественными явлениями; в противном случае оно попросту не сможет оказать на них никакого воздействия, т.е. повлечь определенных изменений во внешнем мире.

Таким образом, роль (назначение) социального явления в обществе обусловлена наличием связей, отношений этого явления с иными явлениями объективной реальности.

Функции права являются частью огромного многообразия функций различных предметов, явлений, процессов. Они выражают взаимосвязь права с иными явлениями социальной действительности. Однако, прежде чем рассматривать функции какого-либо социального феномена, в данном случае права, полагаем, что в первую очередь следует определить свое отношение к самому феномену, т.е. хотя бы в общих чертах выяснить, что он собой представляет.

Как известно, в юриспруденции существует множество подходов к пониманию права, его сущности, социальной роли. Единодушия в этом вопросе среди ученых нет и, наверное, не будет никогда. Такая ситуация вызвана тем, что право - необыкновенно многообразное и многогранное явление, оно заключает в себе столь много различных закономерностей и противоречий, его содержание настолько богато и во всех отношениях разнообразно, что любой подход к определению его понятия будет страдать неполнотой и односторонностью. Так, например, классический позитивистский подход сводит право к системе норм, установленных или санкционированных государством и охраняемых силой государственной власти. В последнее время некоторыми российскими учеными и практическими работниками высказывается мнение о необходимости преодоления позитивистских подходов к праву, о важности развития так называемого судебного права [11], когда выводы судов и сформулированные ими правовые позиции [12] по тем или иным вопросам являются частью правовой системы, составляют содержание права. Безусловно, развитие «судебного права» будет способствовать наиболее полной реализации потенциала права, его регулятивных возможностей. Позитивизм придает праву некоторую шаблонность, догматичность, формализм, в то время как право должно быть гибким регулятором общественных отношений. В процессе применения права (в широком смысле) следует руководствоваться не только буквальным толкованием правовых норм, но также их смыслом, целями принятия. Нужно всегда помнить, что не может быть правового регулирования исключительно ради правового регулирования - оно обязательно направлено на достижение каких-то социальных целей, которые лежат вне права [13]. Именно социальные цели обуславливают содержание конкретных правовых норм, поэтому правоприменение неизменно должно осуществляться исходя из этих целей и в первую очередь должно быть ориентировано на смысл правовых установлений. Иной подход может привести к тому, что реализация права будет осуществляться не в соответствии, а вопреки воле законодателя, что несомненно противоречит потребностям общества, смыслу права как всеобщего, общеобязательного социального регулятора.

С другой стороны, слишком широкое понимание права, когда в его понятие включаются правоотношения [14] и другие явления социальной действительности (правосознание, субъективные права, акты применения права и т.д.) [15] приводит «к растворению его в других правовых явлениях, размыванию нормативного содержания и специфики данного феномена» [16]. По справедливому замечанию P.O. Халфиной, «попытки включить в понятие права элементы других нормативных систем или элементы правовой надстройки способны повлечь за собой существенное ослабление его действенности, а с другой стороны - применение средств воздействия, присущих праву, к таким сферам общественных отношений, в которые право не должно вмешиваться» [17].

С учетом изложенного следует избегать также необоснованного расширения понятия права. В понятие права нельзя включать ни правоотношения, ни какие-либо иные явления, непосредственно связанные с правом и возникающие на его основе, но не имеющие ничего общего с нормативным идеальным содержанием права. Право как социальный регулятор не имеет материального содержания. Это абсолютно идеальное явление.

В настоящей работе под правом будет пониматься выраженная в универсальных общеобязательных нормах (правилах поведения) мера внешней свободы (мера дозволенного и должного поведения) лиц в обществе, установленных обществом и охраняемых социальной властью.

Данное определение, с нашей точки зрения, лишено недостатков как чисто позитивистского, так и необоснованно широкого понимания права. В его основе лежат взгляды крупного русского ученого Е.Н. Трубецкого, согласно представлениям которого «право есть внешняя свобода, предоставленная и ограниченная нормой» [18]. Несмотря на то, что его определение очень точно отражает сущность права (в нем показано единство свободы и ограничения, принуждения в праве), оно слишком широко. Предложенное нами определение права несколько конкретизирует определение Е.Н. Трубецкого. В нем подчеркивается социальный характер права, его обусловленность общественной необходимостью. Право - это общественный, а не государственный институт, оно существовало и эффективно выполняло свои функции еще тогда, когда государства не было [19]. Существование права вне государства объективно возможно, поскольку исполнение правовых предписаний может эффективно обеспечиваться не только государством, но и любой другой внешней силой, способной выполнять такие задачи. Следует отметить, что в отсутствие государственного аппарата (в догосударственном обществе) нормы права исполнялись гораздо более строго, нежели теперь, когда выполнение правовых предписаний обеспечивается силой государства (специально созданным для этих целей аппаратам управления и принуждения) [20]. Поэтому в предложенном определении права содержится указание не на государственную, а именно на социальную власть (т.е. власть всего общества).

На основании изложенного относительно понятий «функция» и «право» обратимся к рассмотрению категории «функция права». В научной литературе, особенно в последнее время, проблемам функций права уделяется явно недостаточно внимания. Тем не менее, к настоящему моменту в теории права сложилось несколько подходов к данной категории.

Одни авторы при определении функций права акцентируют внимание на их «ролевом» аспекте. Так, по мнению Ю.Г. Ткаченко, под функциями права следует понимать конкретную роль (действие) права по организации общественных отношений [21]. В.Д. Филимонов указывает, что «функции права - это социальная роль, которую оно выполняет в организации (упорядочении) общественных отношений, определяемая направленностью и методом их правового регулирования» [22].

Другие ученые (С.С. Алексеев) под функциями права понимают прежде всего направления правового воздействия на общественные отношения [23]. «Активная роль права, - пишет он, - выражается в его функциях, т.е. направлениях правового воздействия, выражающих роль права в организации (упорядочении) общественных отношений» [24]. Здесь следует обратить внимание на такой момент, что правовое воздействие в данном случае фактически ограничено рамками организации (упорядочения) общественных отношений. Между тем в действительности организация общественных отношений сама по себе является лишь одним из направлений правового воздействия на объективную реальность. Под правовым воздействием, - отмечает Н.Н. Вопленко, - правильно понимать весь спектр форм влияния права на общественные отношения [25]. Это не только чисто нормативное, но и психологическое, идеологическое влияние права на чувства, сознание и действия людей. К формам правового воздействия относятся, например, информационное и ценностно-ориентационное влияние права [26], стимулирующее и мотивационное влияние (посредством правосознания, правотворчества, законности и т.д.) [27]. Таким образом, правовое воздействие гораздо шире правового регулирования [28], в связи с чем следует четко разграничивать данные понятия.

В.М. Горшенев предлагает рассматривать функции права в широком и узком смыслах. В широком смысле, с его точки зрения, функции права раскрывают обобщенную характеристику правового воздействия на общественные отношения, когда регулирование является лишь одним из способов выражения служебной роли права. Функции права в узком смысле раскрывают возможности собственно правового регулятивного воздействия, показывают, как проявляется социальное назначение права - регулировать общественные отношения в зависимости от характера и значения для социального развития [29].

Некоторые ученые (С.А. Иванов) представляют функции права как направления правового воздействия не на общественные отношения, а на волю, поведение людей [30].

С таким пониманием функции права (как направлении правового воздействия) не согласен А .Я. Рыженков. По его мнению, функция - это не назначение, определяемое как область, сфера применения чего-нибудь, а его осуществление. Поэтому правильнее говорить не о направлении правового воздействия, а о правовом воздействии в определенном направлении [31]. С нашей точки зрения, применительно к функциям права, четкое разграничение понятий «направление правового воздействия» и «правовое воздействие в определенном направлении» не имеет существенного значения, поскольку оба они выражают совершенно одно и то же, только разными словами.

Отдельные ученые (Б.И. Пугинский) возражают против определения функций права в качестве направлений правового воздействия на общественные отношения на том основании, что суждения о направлениях влияния права без указания конкретных объектов и результатов такого влияния оказываются труднопроверяемыми, носят о многом умозрительный характер [32]. Полагаем, что с такой позицией нельзя согласиться по следующим причинам. Объект правового воздействия известен - это общественные отношения, вся социальная жизнь, а также сознание и воля людей. Поэтому ни о какой «умозрительности» по отношению к объекту правового воздействия речь идти не может. Что касается результатов влияния права на социальную действительность, то они лежат за пределами понятия функции и не охватываются содержанием функций. В понятие функции следует включать только то, что непосредственно характеризует это явление, выражает исключительно его специфику. Результаты правового воздействия, его цели, задачи и т.п. несомненно тесно связаны с функциями права.

Однако взаимосвязь различных явлений не дает оснований для того, чтобы включать одно самостоятельное явление в понятие другого.

С точки зрения Т.Н. Радько, функция права - обуславливаемое социальным назначением права основное направление его воздействия на общественные отношения, - направление, в котором выражены классовая сущность, служебная роль, цели и задачи права [33]. Фактически также определяет функции права М.И. Байтин - по его мнению, это «наиболее существенные направления и стороны воздействия права на общественные отношения, в которых раскрывается общечеловеческая и классовая природа и социальное назначение права» [34]. Ф.Н. Фаткуллин интерпретирует функции права как основные направления прогрессивного воздействия права на социальное развитие, определяемые его сущностью, целью и назначением в обществе [35].

Данные определения функций права безусловно претендуют на полноту отраженного в них понятия. По сути, они представляют собой компиляцию двух моментов а) назначения права в обществе и б) основных направлений его воздействия на общественные отношения [36]. Это, по мнению отдельных ученых, связано с тем, что как социальное назначение права, так и направления его воздействия на общественные отношения, взятые в отдельности, не исчерпывают собой понятия функции права. Если под функцией права понимать только его социальное назначение, то подобное понятие будет носить слишком общий характер. При понимании функции права только как направления правового воздействия на общественные отношения упускается из виду направляющий момент этого воздействия [37].

Вместе с тем приведенные выше определения функций права также далеко не исчерпывают собой данного понятия и в связи с этим страдают неполнотой и односторонностью. В них не учтен тот основной момент, о котором упоминалось вначале, который проистекает из философского понимания функции и составляет существо любой функции любого предмета или явления — а именно, связь, отношение, зависимость. Любая функция любого предмета или явления направлена на изменение других предметов или явлений. В этом заключается ее сущность. Следовательно, определение функции права неизменно должно быть основано на указанном сущностном элементе функции.

С учетом изложенного весьма интересными представляются взгляды в отношении функций права А.Е. Сухарева и В.Н. Синюкова.

А.Е. Сухарев под функциями права предлагает понимать устанавливающиеся посредством действия права основные регулятивные организующие связи между системой права и системой общественных отношений, позволяющие учитывать зависимость возможностей, целей и результатов правового воздействия от свойств его объекта, общественных отношений и технико-юридических особенностей самого права [38].

По мнению В.Н. Синюкова, определение функций права через назначение (роль) и направления воздействия (регулирования) имеет два недостатка. Во-первых, такая трактовка предполагает некоего субъекта осуществления функций, который наделен разумом и волей, а поэтому может осуществлять деятельность в известных направлениях [39]. Под этим субъектом ученый понимает не само право, а человека - законодателя, правоприменителя, гражданина. Во-вторых, «этой исходной неточностью, - отмечает автор, - обусловлен и второй недостаток данной трактовки. Строя теорию функций «на субъекте»... мы фактически описываем ее лишь в категориях этого субъекта, теряя сразу несколько этапов, предшествующих его деятельности, которые часто выступают подлинными детерминантами правового регулирования» [40]. В связи с этим он полагает, что значение функций заключается «не столько в описании действий субъекта, сколько в выявлении и отражении зависимостей между правовым компонентом общественных отношений (и внутри него) и иными их компонентами. В итоге мы должны увидеть закономерности функционирования права, т.е. образ его взаимодействия (в определенных пределах, формах, методах) с различными социальными переменными по мере изменения экономических и социально-политических условий в обществе» [41].

Автор очень точно понял суть функций права, их специфику и назначение как зависимости различных компонентов социальной жизни - правовых (т.е. самого права) и иных (неправовых) ее компонентов. К сожалению, в своей статье он не дает общего определения функции права, что не позволяет составить комплексного представления о его взглядах на это явление. Между тем на основании того, что нашло отражение в работе В.Н. Синюкова, все же представляется возможным выразить некоторые возражения относительно его позиции. Так, вызывает серьезные сомнения обоснованность утверждения автора о том, что определение функций права через назначение (роль) и направления воздействия (регулирования) предполагает некоего субъекта осуществления функций, причем субъекта, наделенного сознанием и волей. Таким образом, в соответствии с его логикой функции права (т.е. функции социального явления) осуществляются неким субъектом, стоящим вне права (вне социального явления). Распространяя такое представление о функциях права на функции явления вообще, приходим к выводу, что функции явления не могут выполняться самим явлением, а непременно требуют наличия определенной внешней силы (другого явления, субъекта), которая собственно и будет их выполнять. Получается, что функции одного явления выполняются другим явлением (под которым может пониматься и какой-то субъект, в том числе субъект, наделенный сознанием и волей), а само это явление никаких функций не выполняет, т.е. не действует, не влияет на окружающую объективную реальность. Это противоречит элементарным принципам логики и философским представлениям о функциях предметов и явлений. Напомним, что согласно одной из ипостасей функции в ее философском понимании является то, что она представляет собой деятельность самого предмета или явления в данной системе отношений.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


«Коллективные» субъекты права
Президент Российской Федерации в схеме разделения властей
Монархии, их характерные признаки и виды
Нормативно-правовые акты
Действие юридических норм: общая характеристика
Вернуться к списку публикаций