2013-09-30 12:55:28
ГлавнаяТеория государства и права — Формы реализации регулятивной функции права



Формы реализации регулятивной функции права


Реализация (воплощение в жизнь) назначения права как социального регулятора, т.е. реализация регулятивной функции права предполагает своим результатом действия субъектов права (адресатов правовых норм) в строгом соответствии с правовыми положениями. В том чтобы добиться такого поведения заключается основная задача регулятивной функции.

Отсюда следует, что восприятие положений правовой нормы ее адресатами и закрепление соответствующих положений сознанием человека в виде знаний - мыслей, идей, представлений о праве есть необходимый элемент механизма реализации регулятивной функции права, без которого реализация этой функции объективно невозможна. Правовая идеология в этой связи представляет собой неотъемлемое звено в цепочке последовательных элементов механизма реализации регулятивной функции права, с выпадением которого все последующие элементы этого механизма утрачивают свое значение, их существование в качестве таковых становится очевидно бессмысленным.

Правовая идеология также является неотъемлемым элементом реализации регулятивной функции самого правосознания. Правовые идеи, представления о праве как структурные элементы правовой идеологии, с одной стороны являются «проводниками» реализации регулятивной функции права, поскольку представляют собой посредствующее звено между правовой нормой и теми общественными отношениями, на которые она направлена, с другой стороны сами по себе непосредственно влияют на поведение человека. На этом этапе реализации регулятивной функции права к ней «подключается» регулятивная функция правосознания. Регулятивные функции права и правосознания в этот момент осуществляются параллельно, координированно и однонаправлено.

Наряду с правовой идеологией, существует другой не менее важный элемент правосознания, участвующий в реализации регулятивной функции права, - правовая психология.

Под правовой психологией в науке понимается совокупность правовых переживаний (чувств, эмоций, настроений), установок, привычек, складывающихся под непосредственным влиянием правовой жизнедеятельности общества [43]. В отличие от правовой идеологии, которая в обобщенном виде выступает как система знаний о праве, правовая психология является тем срезом правосознания, в котором формируется отношение людей к праву. Р.С. Байниязов в этой связи отмечает следующее: «Любой индивид не только воспринимает право с помощью разума, рассудка, оперируя при этом научными категориями и понятиями, т.е. рациональным способом, но и определенным образом ощущает, чувствует, эмоционально реагирует на принимаемые государством юридические нормы, на действующую систему законодательства, на правовую реальность в целом...» [44].

Если правовую идеологию можно рассматривать как правовое миропонимание, то правовую психологию правильно характеризовать как правовое мироощущение [45]. При этом в правовой психологии формируется определенное отношение не только к самому феномену права как части объективной реальности и его социальной ценности (также как правовая идеология не содержит исключительно знаний, представлений о праве как целостном явлении общественного бытия), но и к отдельным нормам права, правовым институтам, нормативным правовым актам и т.п. Принятие того или иного правового акта органами публичной власти может вызвать всплеск возмущения и негодования в обществе либо, наоборот, стабилизировать обстановку. Так, до сих пор не утихают споры в связи с принятием Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» [46]. Принятие Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в первом чтении Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» [47], в соответствии с которым существенно ограничивалось конституционное право граждан собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествования и пикетирование (статья 31 Конституции Российской Федерации), вызвал бурю протеста в общественной среде, что послужило причиной для пересмотра Думой принципиальных положений указанного Закона. Массу нареканий традиционно вызывает принятие законов, регулирующих земельные отношения [48], поскольку для определенных социальных групп такие законы всегда оказываются неприемлемыми - законы, допускающие гражданский оборот земельных участков, резко негативно воспринимаются представителями левой оппозиции в парламенте и «консервативно» настроенной частью населения, для которых отчуждение земли в частную собственность представляется недопустимым. Напротив, представители «прогрессивной» части общества активно лоббируют и всячески поддерживают издание подобных законов. При этом каким бы ни было мнение различных социальных общностей и отдельных индивидов по поводу того или иного правового акта (или некоторых его положений), в любом случае само по себе это мнение представляет собой результат преломления соответствующего правового акта (отдельных правовых норм) в правовой психологии данной социальной общности или конкретного человека.

Структурными элементами правовой психологии, помимо прочих, являются переживания, чувства, эмоции, настроения, в которых отражается отношение людей к праву. Это отношение формируется на основании усвоенных правовой идеологией мыслей, знаний, представлений о праве. «Правовая психология, — пишет В.А. Чефранов, - не имеет самостоятельного объекта отражения.

Источником ее формирования (детерминированности) выступают те же общественные отношения, которые отражаются в правовой идеологии» [49].

С учетом вышеизложенного, задачи правовой психологии качественно иные, нежели задачи правовой идеологии. Если последняя обеспечивает накопление знаний о праве, то задача первой заключается в том, чтобы у человека сложилось определенное мнение, отношение к этим знаниям.

Формирование отношения к праву, таким образом, является основным назначением правовой психологии. Однако содержание данного элемента правосознания этим далеко не исчерпывается. Значительную роль в структуре правовой психологии играют такие ее элементы как установки, убеждения, мотивы и т.п. Для полноценной реализации регулятивной функции права и регулятивной функции правосознания мало наличия у субъекта сложившегося мнения относительно действующих правовых норм, человек должен последовать закрепленным нормой правилам поведения, только тогда можно будет сказать, что соответствующая норма исполнена, а социальное назначение права как регулятора общественных отношений в какой-то мере реализовано. Следовательно, задачи правовой психологии не сводятся лишь к формированию у субъекта надлежащего отношения к праву. Она, кроме этого, направлена на то, чтобы у человека возникла стойкая мотивация к исполнению правовых предписаний, а также убежденность в правильности установленных правил и необходимости их существования именно в этом виде. Как отмечает Е.А. Лукашева, «правосознание - это взгляды, представления, мысли, чувства, настроения, выражающие понимание необходимости установления и функционирования определенного правового порядка в обществе» [50]. Здесь однако нужно оговориться, что мотивация к следованию правовым установлениям может не соответствовать убежденности индивида в правильности и необходимости этих установлений - он может выполнять их в силу других обстоятельств, например, из-за страха понести ответственность или по другим причинам. Но так или иначе задачи правовой психологии выполняются - надлежащее правомерное поведение человека является основной целью и главным итогом реализации регулятивной функции права в правосознании в целом и в правовой психологии, в частности.

Безусловно, правомерное поведение человека не является окончательным результатом реализации регулятивной функции права (в силу несовершенства многих нормативных правовых актов - неточность формулировок, отсутствие четкости и ясности правовых норм, зачастую откровенная двусмысленность отдельных правовых положений - поведение людей, действующих в строгом соответствии с установленными нормами, не приводит к тем последствиям, на которые рассчитывал законодатель при издании того или иного акта). Окончательным результатом реализации регулятивной функции права является не поведение людей как таковое, а состояние упорядоченности общественных отношений в полном соответствии с замыслом законодателя - правопорядок. Поведение человека, следующего правовым предписаниям, характеризует результативность реализации регулятивной функции права в правосознании, равно как и результативность реализации собственной регулятивной функции правосознания.

С учетом вышеизложенного правовая идеология и правовая психология играют значительную роль в реализации регулятивной функции права и правосознания. При этом каждый из этих элементов правового сознания имеет вполне самостоятельное значение, перед каждым из них стоят свои собственные задачи, у каждого из них своя структура, своя специфика. Вместе с тем, как отмечалось ранее, выделение правовой идеологии и правовой психологии в качестве структурных элементов правосознания носит в достаточной мере условный характер. Ни правовой идеологии, ни правовой психологии «в чистом виде» не существует. Они настолько тесно взаимосвязаны, что попросту не могут существовать в отрыве друг от друга. Так, вряд ли возможно представить «чистую», т.е. отвлеченную от каких бы то ни было внешних и внутренних воздействий мысль (представление) о праве, не окрашенную какой-то эмоциональной краской, не вызывающую определенных переживаний у человека. Не вызывает сомнений, что каждый из этих феноменов предполагает наличие другого и обуславливает, делает возможным его существование. В этой связи правовая идеология и правовая психология действуют в неразрывном функциональном единстве друг с другом и составляют целостную систему, в которой осуществляется полноценная субъективная реализация регулятивной функции права (или реализация регулятивной функции права в субъективной форме), - правосознание.



[1] Выражение заимствовано у С.С. Алексеева (см.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М., 1966. С. 62).

[2] «Только через сознание и волю людей, - отмечает Е.Л. Слюсаренко, - объективируется регулирующее действие права». (Слюсаренко Е.Л. Воспитательная функция социалистического права и роль органов внутренних дел в ее реализации. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Киев, 1982. С. 14).

[3] См.: Керимов Д.А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права). М., 2001. С. 384.

[4] Там же.

[5] См.: Большая советская энциклопедия. Т. 24. Книга I. М., 1976. С. 129.

[6] Философия. Ростов н/Д., 1997. С. 162.

[7] Поляков А.В. Общая теория права. Феноменолого-коммуникативный подход. Курс лекций. СПб., 2003. С. 370.

[8] См., например: Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность. М., 1973. С. 13; Лебедев В.М. Воспитательная функция советского трудового права. М., 1981. С. 23.

[9] Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М., 2002. С. 198.

[10] Сорокин В.В. Правосознание в переходный период общественного развития // Журнал российского права. 2002. № 10. С. 59.

[11] Керимов Д.А. Психология и право // Государство и право. 1992. № 12. С. 13.

[12] См.: Поляков А.В. Общая теория права. Феноменолого-коммуникативный подход. Курс лекций. СПб., 2003. С. 369. См., также: Франк C.Л. Духовные основы общества // Русское зарубежье. Из истории социальной и правовой мысли. Л., 1991. С. 325.

[13] См.: Поляков А.В. Общая теория права. Феноменолого-коммуникативный подход. Курс лекций. СПб., 2003. С. 369 - 370.

[14] Алексеев С.С. Теория права. Харьков, 1994. С. 101.

[15] См.: Керимов Д.А. Психология и право // Государство и право. 1992. № 12. С. 12 - 13.

[16] См.: Фарбер И.Е. Правосознание как форма общественного сознания. М., 1963. С. 4; Керимов Д.А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права). М., 2001. С. 381.

[17] См.: Чефранов В.А. Правовое сознание как разновидность социального отражения (философско-методологический очерк). Киев, 1976. С. 14.

[18] Вместе с тем необходимо отметить, что в науке существует мнение, согласно которому правосознание представляет собой чисто субъективный феномен. Такой точки зрения придерживается, в частности, С.С. Алексеев: «правосознание, - пишет он, - чисто субъективное явление; оно состоит из представлений людей о праве (действующем, относящимся к прошлым эпохам, желаемом), из субъективного отношения к самому феномену права, его ценностям, из правовой психологии и даже из индивидуальной или массовой эмоциональной реакции на право, подчас интуитивной, подсознательной...». (Алексеев С.С. Право. Опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 265).

[19] См.: Соркин В.В. Правосознание в переходный период общественного развития // Журнал российского права. 2002. № 10. С. 59.

[20] См.: Остроумов Г.С. Правовое осознание действительности. М., 1969. С. 43.

[21] Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность. М., 1973. С. 97.

[22] Чефранов В.А. Правовое сознание как разновидность социального отражения (философско- методологический очерк). Киев, 1976. С. 13.

[23] См., например: Баскин Ю.Я., Чудинов И.А. Вопросы теории правового сознания // Правоведение. 1972. № 2. С. 19; Лысков А.П. Правовая психология и ее место в структуре правосознания. Автореф. дис.... канд. филос. наук. Л., 1969. С. 5.

[24] См.: Ратинов А.Р. Структура и функции правового сознания // Проблемы социологии права. Вып. 1. Вильнюс, 1970. С. 183 - 186.

[25] См.: Мостовщиков Л.Д. Правосознание в системе регуляторов социального поведения. Автореф. дис. ... канд. филос. наук. Омск, 1995. С. 15.

[26] Р.С. Байниязов считает, что правовая идеология и правовая психология образуют не внутреннюю, а внешнюю структуру правосознания. «В строгом смысле слова, - пишет он, - это даже не элементы правосознания, поскольку таковыми являются правовые идеи, представления, взгляды, убеждения, чувства, эмоции и т.п. Условно их можно поместить в отдельные комплексы (правовая идеология и правовая психология)». (Байниязов Р.С. Философия правосознания: постановка проблемы // Правоведение. 2001. № 5. С. 17). Под внутренней «тканью» правосознания ученый понимает правовую мысль, идеи, чувства, волю, энергию, духовность и т.д., что требует осмысления, созерцания, рефлексии, чувственного восприятия, оценок на метафизическом уровне. (Там же. С. 16). С нашей точки зрения, отнесение правовой идеологии и правовой психологии к элементам внешней структуры правосознания, а правовых идей, эмоций, чувств и т.п. - к его внутренней структуре не вполне обоснованно (если вообще структура какого-либо явления может быть внешней), поскольку последние элементы не существуют в отрыве от правовой идеологии и правовой психологии, а напротив, образуют их непосредственное содержание. В этом смысле правовые идеи, чувства, переживания являются более мелкими структурными элементами правосознания, входящими в состав более крупных его структурных частей - правовой идеологии и правовой психологии.

[27] Общая теория права и государства. Академический курс в 3-х томах. Отв. ред. проф. М.Н. Марченко. Т. З. М., 2001. С. 309.

[28] «Дело в том, - пишет автор, — что идея правосознания — более широкий духовный феномен, чем идея права. Безусловно, без права идея правосознания теряет свой исходный, подлинный смысл, но тем не менее, не сливаясь с правом, правосознание занимает первичное (детерминирующее) место в их взаимодействии». (Байниязов Р.С. Философия правосознания: постановка проблемы // Правоведение. 2001. № 5. С. 12).

[29] Скакун О.Ф. Теория государства и права. Харьков, 2000. С. 501.

[30] См.: Ратинов А.Р. Структура и функции правового сознания // Проблемы социологии права. Вып. 1. Вильнюс, 1970. С. 178.

[31] См.: Мостовщиков Л.Д. Правосознание в системе регуляторов социального поведения. Автореф. дис. ... канд. филос. наук. Омск, 1995; Лысков А.П. Правовая психология и ее место в структуре правосознания. Автореф. дис. ... канд. филос. наук. Л., 1969. С. 5.

[32] Алексеев С.С. Теория права. Харьков, 1994. С. 113.

[33] См.: Ратинов А.Р. Структура и функции правового сознания // Проблемы социологии права. Вып. 1. Вильнюс, 1970. С. 178 - 179.

[34] См.: Байниязов Р.С. Правосознание: Психологические аспекты // Правоведение. 1998. № 3. С. 16 - 21. Некоторые ученые (В.А. Суслов) считают такой взгляд на структуру правосознания весьма упрощенным. (См.: Суслов В.А. Структура правосознания // Правоведение. 1997. № 2. С. 86 - 89). При этом автор предлагает собственную оригинальную концепцию структуры правосознания, предлагая использовать в качестве структурной единицы правосознания понятие «мема» (от английского «memory» - память). Эта позиция была подвергнута обоснованной критике одновременно с выходом работы ученого в свет — редакцией журнала, в котором опубликована его статья. По поводу новизны работы В.А. Суслова редакция указывает, в частности, следующее: «Несомненно, что понятийный аппарат, характеризующий правосознание, нуждается в обогащении, уточнении, совершенствовании. Вопрос лишь в одном - какова эвристическая ценность вводимого понятия? Пользуясь терминологией автора, проведем маленький мысленный эксперимент - понятие «мема» заменим понятием «идея» (совокупность идей), что точно соответствует определению автора. Смысл и научная новизна сообщения не меняются, ибо, по существу, речь идет о конкуренции идей в рамках того или иного типа правосознания». (Правоведение. 1997. № 2. С. 86). Добавим к этому лишь то, что правосознание не сводится исключительно к совокупности идей, взглядов и представлений о праве. Они характеризуют лишь одну сторону правосознания - правовую идеологию. Впрочем, это признает и сам ученый. (См.: Суслов В.А. Структура правосознания // Правоведение. 1997. № 2. С. 88).

[35] К таким исключениям можно отнести, например, весьма оригинальную позицию В.А. Мальцева, согласно которой не правовая идеология является структурным элементом правосознания, а, напротив, правосознание, наряду с правом как таковым и правовой общественной психологией, составляют три структурных уровня правовой идеологии. (См.: Мальцев В.А. Право как нормативно-деятельностная система // Журнал российского права. 2002. №4. С. 101).

[36] См.: Байниязов Р.С. Философия правосознания: постановка проблемы // Правоведение. 2001. №5. С. 17.

[37] См.: Баскин Ю.Я., Чудинов И.А. Вопросы теории правового сознания // Правоведение. 1972. №2. С. 18.

[38] Там же. С. 19.

[39] См., например: Ратинов А.Р. Структура и функции правового сознания // Проблемы социологии права. Вып. 1. Вильнюс, 1970. С. 182. Между тем на этот счет учеными высказываются определенные возражения. К примеру, Р.С. Байниязов считает, что «психологический аспект юридического сознания не всегда играет второстепенную роль по отношению к правовой теории (идеологии), что наиболее ярко проявляется в ходе реализации нормативно-правовых актов. В данном случае происходит соизмерение, «столкновение» правовой идеологии, законодательной воли с обыденным правосознанием, с массовой правовой психологией граждан. Не всегда граждане принимают и понимают законы, а также общественную значимость нормативного акта, поскольку последний может не соответствовать имманентному правоожиданию людей». (Байниязов Р.С. Правосознание: Психологические аспекты // Правоведение. 1998. № 3. С. 16).

[40] См.: Чефранов В.А. Правовое сознание как разновидность социального отражения (философско-методологический очерк). Киев, 1976. С. 32.

[41] Там же; Ожегов С.И. Словарь русского языка. Под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1990. С. 239; Большая советская энциклопедия. Т. 10. М., 1972. С. 39.

[42] Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность. М., 1973. С. 18.

[43] См.: Чефранов В.А. Правовое сознание как разновидность социального отражения (философско-методологический очерк). Киев, 1976. С. 38.

[44] Байниязов Р.С. Правосознание: Психологические аспекты // Правоведение. 1998. № 3. С. 17.

[45] См.: Чефранов В.А. Правовое сознание как разновидность социального отражения (философско-методологический очерк). Киев, 1976. С. 45.

[46] См.: Федеральный закон от 25.04.2002 № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» // Собрание законодательства Российской Федерации. 06.05.2002. № 18. Ст. 1720.

[47] См.: Федеральный закон от 19.06.2004 № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» // Российская газета. 23.06.2004 № 131.

[48] См., например: Земельный кодекс Российской Федерации от 25.10.2001 № 136-?3 // Собрание законодательства Российской Федерации. 29.10.2001. № 44. Ст. 4147; Федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» от 24.07.2002 № 101-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 29.07.2002. № 30. Ст. 3018; Закон Самарской области «О земле» от 16.07.98 № 11-ГД // Волжская коммуна. 22.07.1998. № 132-133.

[49] Чефранов В.А. Правовое сознание как разновидность социального отражения (философско-методологический очерк). Киев, 1976. С. 44.

[50] Лукашева Е.А. Социалистическое правосознание и законность. М., 1973. С. 17.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Правовая защита чести и достоинства личности
Роль Правительства Российской Федерации в законодательном процессе
Республики, их характерные признаки и виды
Структура правовой культуры и ее функции
Общая характеристика доктринального толкования норм права
Вернуться к списку публикаций