2013-09-30 12:55:28
ГлавнаяТеория государства и права — Формы реализации регулятивной функции права



Формы реализации регулятивной функции права


Понятие реализации функций права. Механизм реализации регулятивной функции права

В предыдущей главе было дано понятие функции права в целом и его регулятивной функции, в частности, а также было определено значение и место регулятивной функции права в системе функций права и в системе социальной регуляции. Основным назначением регулятивной функции права является организация и упорядочение всего многообразия общественных отношений, требующих правового регулирования, придание им некой законченности и определенности. Таким образом, регулятивная функция права выражает главное назначение, сущность права как регулятора общественных отношений.

Регулятивная функция права - явление столь же многогранное и многообразное, столь же уникальное в неисчерпаемости форм своего проявления, как и само право, поскольку она неизменный спутник, атрибут права с момента его зарождения и на протяжении всего его существования, независимо от форм выражения права, форм его реализации и иных факторов. В этой связи регулятивная функция права имеет весьма обширную сферу своей реализации. Можно с уверенностью сказать, что любые правоотношения (в том числе общие правоотношения [1]) являются той сферой, в которой происходит осуществление (реализация) регулятивной функции права.

Цель данного исследования заключается в том, чтобы определить те сферы (или, на наш взгляд, их правильнее называть формами), в которых осуществляется реализация регулятивной функции права. Для этого в первую очередь следует установить, что представляет собой реализация функций права, т.е. дать понятие этой категории, определить ее соотношение со смежными категориями - «реализация права», «реализация норм права» и др.

В настоящее время в науке понятие «реализация функций права» разработано недостаточно. Гораздо более утвердившимися в научном лексиконе являются созвучные категории - «реализация права» и «реализация норм права».

Несмотря на кажущуюся идентичность этих категорий с понятием «реализация функций права», они не тождественны ему.

Вообще термин «реализация» имеет латинское происхождение (от realis - вещественный) и в буквальном смысле означает овеществление чего-либо [2].

В теории права реализация права рассматривается в нескольких аспектах. Под реализацией права понимается, во-первых, такое поведение субъектов права, которое полностью согласуется с предписаниями правовых норм и исходит из них (правомерное поведение) [3]. Во-вторых, реализация права - это также практическая деятельность людей по приобретению и использованию прав и выполнению юридических обязанностей [4]. Наконец, реализация права представляет собой «претворение требований права в жизнь, при котором они воплощаются в поведении субъектов» [5]. «Реализация права, - пишет А.С. Пиголкин, - это та часть правового регулирования, которая сводится к осуществлению требований правовых норм в деятельности участников общественных отношений» [6].

По мнению Ю.К. Толстого, правовые нормы могут считаться реализованными с момента возникновения правоотношения [7]. Однако более распространенной и, по-видимому, наиболее правильной является точка зрения, в соответствии с которой под реализацией правовых норм понимается не просто установление правоотношения, а его осуществление, когда субъекты своим поведением претворяют в жизнь субъективные права и юридические обязанности [8].

Обобщая указанные представления о реализации права, отметим, что при реализации права происходит претворение в жизнь или осуществление в поведении людей конкретных правил, моделей поведения, которые содержатся в юридических нормах. Правовую норму (и содержащееся в ней предписание, дозволение или запрет) следует считать реализованной тогда, когда адресаты этой нормы (те субъекты права, к которым она обращена) последовали закрепленной ею модели поведения. В этом смысле понятие «реализация права» тождественно понятию «реализация норм права».

Науке известны четыре формы реализации права (норм права) - соблюдение, исполнение, использование права, а также применение права как особая форма его реализации [9]. Первые три формы реализации права соответствуют трем способам правового регулирования общественных отношений - запрету (соблюдая правовые нормы, человек воздерживается от поведения, которое запрещено ими), предписанию [10] (когда субъект исполняет возложенную на него правовой нормой юридическую обязанность) и дозволению (в этом случае человек по своему усмотрению использует предоставленное ему субъективное право) [11].

При этом независимо от конкретной формы реализации, можно утверждать, что реализация права всегда осуществляется в рамках тех или иных правоотношений. Ведь в любом случае, когда человек следует предписанию нормы права - соблюдает запрет, исполняет юридическую обязанность, использует свое субъективное право - он действует в рамках соответствующих правоотношений.

Данный тезис однако далеко не бесспорен. В науке довольно прочно утвердилось мнение, согласно которому, реализация права возможна вне правоотношений. Таких взглядов придерживаются, например, Ю.И. Гревцов [12], Д.А. Керимов [13], Л.С. Явич [14], В.Д. Сорокин [15] и многие другие солидные юристы, авторитет которых, по-видимому, и является главной причиной распространенности указанной позиции. Однако в этом случае фактически отрицается существование так называемых общих, или общерегулятивных правоотношений, что представляется неверным. По справедливому замечанию Н.И. Матузова, «отрицание общерегулятивных правоотношений равносильно отрицанию действия конституционных норм, их реальности и эффективности» [16].

Данная проблема тесно связана с проблемой объекта правового воздействия. Для правильного определения сфер (форм) реализации права и реализации его функций, в том числе регулятивной функции, крайне важно четко представлять себе, на что направлено правовое воздействие, что является объектом правового воздействия в целом и предметом правового регулирования, в частности. Ответ на этот вопрос позволит установить, может ли право и, соответственно, его функции находить свое воплощение в реальном бытии вне каких бы то ни было правоотношений или нет.

Вполне логично предположить, что реализация какого-либо социального регулятора (в данном случае права), т.е. воплощение (овеществление) его предписаний в реальной жизни должна происходить именно в тех сферах, тех фрагментах объективной реальности, на которые непосредственно направлено воздействие этого регулятора. Это не исключает того, что реализация положений соответствующих социальных регуляторов может осуществляться и в других явлениях, прямо не подверженных их влиянию, но все же основными сферами претворения социальных норм в действительности будут выступать те из них, которые являются непосредственными, главными объектами воздействия этих норм. В связи с этим представляется необходимым кратко остановиться на рассмотрении данной проблемы.

Большинство ученых склоняется к тому мнению, что право регулирует общественные отношения. «Регулирование общественных отношений, - пишет П.С. Дагель, - основная социальная функция права» [17]. Б.В. Шейндлин отмечает, что советское право выступает в качестве объективно необходимого регулятора общественных отношений [18]. С.С. Алексеев указывает, что объектом права [19] являются общественные отношения - единственное внешнее, находящееся вне права явление, по своей природе допускающее правовое воздействие. Объект права в указанном смысле и предмет правового регулирования — понятия тождественные, равнообъемные. А так как общественные отношения немыслимы вне волевого поведения людей, последние также охватываются понятием объекта права [20].

Ученый, таким образом, приходит к выводу, что объектом права являются общественные отношения и, следовательно, действия (волевое поведение) людей, из которых слагаются эти отношения [21].

Из рассуждений А.А. Малиновского следует, что право регулирует как общественные отношения, так и поведение людей [22].

В.Н. Протасов настаивает на разделении понятий «общественные отношения» и «поведение людей», когда речь идет о предмете правового регулирования. С его точки зрения, правовые нормы регулируют не общественные отношения, а поведение людей, что далеко не одно и то же. А правоотношение в его строгом, философском понимании (правовая структура) является не результатом, а средством правового регулирования [23].

Учитывая вышеизложенное, взгляды ученых на предмет правового регулирования можно условно разделить на три группы - 1) к первой группе относится точка зрения, в основе которой лежат представления о том, что право регулирует общественные отношения; 2) вторая группа характеризует позицию ученых, признающих в качестве предмета правового регулирования (или объекта права) поведение людей; 3) представители третьей группы считают, что право регулирует и то и другое. Остается выяснить, какая из указанных точек зрения является наиболее верной.

С одной стороны, норма права — это ни что иное как правило поведения или модель поведения человека в той или иной ситуации. Правопослушный человек ведет себя так, как предписано правовыми нормами - соблюдает запреты, исполняет правовые предписания, использует при необходимости имеющиеся у него субъективные права. То есть, по сути, если придерживаться логики данного рассуждения, право регулирует именно поведение людей.

С другой стороны, право - это социальный регулятор, это инструмент общества, при помощи которого оно регламентирует свою жизнь, свою организацию. Право существует постольку, поскольку существует общество (общность, определенное множество людей). Какому-либо отдельно взятому человеку, живущему вне общества (отшельнику, Робинзону), право, равно как и другие социальные регуляторы, не нужны. Как указывал в свое время И.А. Ильин, социальные (общественные) нормы необходимы для поддержания мирного сожительства и сотрудничества людей. Ограничивая непомерные притязания каждого отдельного человека, они дают возможность установить общественный порядок, защитить слабого от притеснений сильного и приучить людей к обдуманному, выдержанному поведению [24].

Очевидно, что вне общества, вне совместного существования людей социальные нормы (в том числе правовые) абсолютно бесполезны. Е.Н. Трубецкой, исследуя проблему правоотношений в контексте отношений людей между собой и отношений людей к вещам, отмечал следующее: «Если бы я жил на необитаемом острове, так что между мной и другими людьми ни в настоящем, ни в будущем не могли бы возникнуть никакие отношения, то самый вопрос о моем праве на господство над вещью не мог бы иметь места. Если же такой вопрос возникает в действительности, то только потому, что я живу в обществе подобных мне людей и что по поводу моего фактического господства над вещью, возникает вопрос об отношениях моих к ближним. Объективное право сообщает моему фактическому господству характер юридического отношения» [25]. Говоря словами Ф.В. Тарановского, «право регулирует поведение людей в обществе» [26]. «Только в обществе, - отмечал Н.М. Коркунов, - образуется и действует право, потому что его задача разграничивать интересы людей в их взаимных отношениях, где нет общения людей, где человек является обособленным, там нет места праву» [27].

Таким образом, право существует постольку, поскольку существует общество и общественные отношения, которые требуют правового регулирования. В этом заключается основное социальное назначение права.

Следовательно, право существует только тогда, когда есть какие-либо общественные отношения и в связи с этим регулирует именно общественные отношения, т.е. связи между определенными субъектами. Правовое регулирование при этом осуществляется путем установления общеобязательных правил (моделей) поведения субъектов этих отношений.

При регулировании общественных отношений право, безусловно, оказывает регулирующее воздействие на поведение людей, ведь люди вынуждены вести себя в соответствии с правовыми предписаниями. Однако все же поведение людей не является непосредственным предметом правового регулирования. Регулирование правом поведения людей — это следствие регулирования им общественных отношений. «Регулируя общественные отношения, - справедливо отмечает С.С. Алексеев, — право тем самым воздействует на волевое поведение людей, которое образует содержание данных отношений» [28]. В отсутствие общественных отношений (каких-либо социальных связей, взаимодействий) регулирование правом поведения конкретного, отдельно взятого человека не имеет смысла. Вне общественных отношений поведение людей для права безразлично. Именно поэтому поведение людей само по себе, взятое в отрыве от общественного отношения, не может выступать самостоятельным объектом права или предметом правового регулирования.

Отсюда следует, что право регулирует общественные отношения и обусловленное этими отношениями поведение людей. Поведение людей при этом не является непосредственным предметом правового регулирования, оно регулируются правом постольку, поскольку право регулирует соответствующие общественные отношения [29]. Это однако не дает оснований говорить о поведении людей как о самостоятельной, отличной от правоотношений форме реализации права, поскольку поведение в рамках тех или иных правоотношений охватывается этими правоотношениями. Когда человек, следуя определенной правовой норме, осуществляет принадлежащее ему право или исполняет возложенную на него обязанность, он действует в рамках соответствующего правоотношения. Правоотношение не прекратится до тех пор, пока конкретные субъективное право или юридическая обязанность не будут полностью осуществлены (реализованы) и поведение человека, направленное на их осуществление, не прекратится.

С учетом изложенного, в данной работе, когда речь идет о регулировании правом поведения людей, о реализации (осуществлении) права в поведении людей и тому подобных категориях, всегда имеется в виду поведение в рамках тех или иных общественных отношений (социально обусловленное поведение) либо сами эти отношения.

Поскольку общественные отношения являются непосредственным объектом воздействия права, можно прийти к выводу, что основной сферой (формой) реализации права является его реализация в урегулированных им общественных отношениях (правоотношениях).

Определив понятие реализации права и основную сферу его реализации - правоотношения, обратимся к понятию реализации функций права. Как было указано выше, реализация права и реализация функций права - понятия не тождественные. При этом последнее является одним из самых неразработанных в науке. По всей видимости, единственное научное определение данного понятия можно встретить лишь у Т.Н. Радько. По его мнению, термин «реализация функций права» означает достижение целей той или иной функции, претворение ее в жизнь, выполнение правом своей социальной роли [30]; «процесс реализации основных функций права - это процесс воплощения в жизнь социально-классового назначения права» [31]. Данное определение, с нашей точки зрения, во-первых, правильно отражает сущность категории «реализация функций права», в связи с чем его следует принять за основу при рассмотрении конкретных форм и механизма реализации регулятивной функции права; во-вторых, позволяет отграничить его от родственной категории - «реализация права». При реализации права происходит претворение в жизнь или осуществление в поведении людей конкретных правил, моделей поведения, которые содержатся в юридических нормах. Когда же речь идет о реализации функций права, имеется в виду осуществление социального назначения права. Вне сомнения, оба этих процесса - реализация права и реализация его функций осуществляются фактически неразрывно. Они обуславливают друг друга. Без реализации права как такового невозможно осуществление им своей социальной роли, следовательно, невозможна реализация его функций. И наоборот, выполнение правом своей социальной роли является необходимым условием воплощения в реальной жизни правовых предписаний - реализации права.

М.И. Абдулаев и С.А. Комаров считают, что все функции права реализуются единственно возможным способом: путем установления меры дозволенного и обязательного поведения, т.е. посредством определения конкретных прав и обязанностей членов общества (социальных субъектов) [32]. В этом с ними можно согласиться лишь отчасти. Если вести речь о регулятивной функции права, то ее назначение заключается в том, чтобы закреплять складывающиеся общественные отношения, при необходимости порождать новые отношения, необходимые для полноценного социального развития, придавая им характер правовых отношений, - одним словом регулировать социальную жизнь. Процесс реализации регулятивной функции права, таким образом, неразрывно связан с регулированием правом социальной жизни. При этом регулирование осуществляется не иначе как посредством установления меры возможного и должного поведения субъектов права, их взаимных прав и обязанностей, т.е. посредством закрепления правил, моделей поведения в соответствующих правовых нормах. Следовательно, установление меры возможного и должного поведения в юридических нормах - необходимая сфера (форма) реализации регулятивной функции права.

Вместе с тем следует отметить, что если одной из форм реализации права как такового являются правоотношения, а без реализации права невозможна реализация его функций (реализация функций права обусловлена реализацией правовых норм), то совершенно очевидно, что правоотношения являются той сферой (формой), в которой также происходит реализация регулятивной функции права. Кроме того, не вызывает сомнений то обстоятельство, что в правоотношениях воплощается социальное назначение права как регулятора социальной жизни, а реализация функций права, как мы помним, это как раз и есть реализация социального назначения права. Поэтому реализация регулятивной функции права гораздо объемнее, нежели просто установление соответствующих правил поведения.

Возвращаясь к понятию «реализация права», отметим, что данная сфера (форма) - установление меры возможного и должного поведения - применима к нему лишь отчасти. При реализации права происходит претворение в жизнь предписаний конкретных существующих правовых норм. Здесь важен предмет регулирования той или иной нормы: в случае, если закрепляемое нормой правило поведения никак не связано с процессом правотворчества (правообразования) и не имеет к нему никакого отношения, то вряд ли обоснованно вести речь об установлении меры возможного и должного поведения как о форме реализации права. Если же нормы права направлены на урегулирование процесса создания правовых норм (например, законодательного процесса): определяют формальные требования к издаваемым законам, процедуру их разработки, внесения и принятия, порядок вступления законов в силу и т.п., то налицо качественно иная ситуация - в данном случае реализация правовой нормы будет заключаться именно в создании определенных правил поведения субъектов права. В этом случае имеет место саморегламентация права, когда право, по сути, регулирует процесс своего создания.

Вместе с тем, саморегламентация права — это лишь одно из самых незначительных направлений регулирующего воздействия права. В основе своей право направлено на регулирование общественных отношений, которые никак не связаны с процессом правообразования. На примере таких отношений очень четко видно различие в понятиях «реализация права» и «реализация функций права». Предположим, что процесс социального развития вызвал к жизни определенную группу общественных отношений, которые со временем стали нуждаться в некотором упорядочении, регламентации, а точнее потребовали правового регулирования. Закрепив эти отношения в соответствующих нормах, определив юридические основания и порядок возникновения, изменения и прекращения этих отношений, их субъектов и другие существенные элементы, необходимые для их исчерпывающей регламентации, право осуществило свое социальное назначение регулятора общественных отношений. Иными словами, установив нормы, регламентирующие данные общественные отношения, урегулировав их, право реализовало свою регулятивную функцию. На этом однако процесс реализации регулятивной функции не заканчивается, ведь установленные абстрактные правила поведения должны найти свое выражение в конкретных действиях, поступках людей — воплотиться в реальной жизни. С этого момента (когда правила поведения установлены и соответствующие правовые нормы, закрепляющие их, вступили в силу) начинается процесс реализации самого права, т.е. претворение предписаний созданных норм в жизнь. На этом этапе реализация права и реализация его регулятивной функции осуществляются параллельно. Люди, следуя закрепленным моделям поведения, воплощают их своим поведением в объективной реальности, наполняют идеальные нормы реальным (материальным) содержанием — это говорит о реализации права (или реализации правовых норм), при этом также происходит осуществление социального назначения права как регулятора общественных отношений, что свидетельствует о реализации его регулятивной функции.

Таким образом, понятие «реализация регулятивной функции права» шире понятия «реализация права», поскольку охватывает его своим содержанием. Сфера реализации регулятивной функции права шире сферы реализации права, его норм: помимо реализации в правоотношениях, регулятивная функция права осуществляется путем установления, формирования соответствующих правовых норм - правил поведения. Но это лишь с одной стороны. С другой стороны, при реализации права происходит реализация всех остальных его функций - охранительной, воспитательной и т.п. Поэтому, с этой точки зрения, понятие «реализация права», безусловно, шире понятия «реализация регулятивной функции права».

Приведенная выше позиция относительно реализации регулятивной функции права дает основания отождествлять этот процесс с правовым регулированием общественных отношений. В.П. Реутов, выступающий за разграничение функций права и функций правового регулирования, все же отмечает, что содержание функций права и правового регулирования по существу совпадает. Зачастую трудно говорить отдельно о регулятивной и охранительной функциях права и правового регулирования. Как право, так и правовое регулирование выполняют экономическую, политическую и идеологическую функции. Осуществление названных функций обеспечивают в совокупности все элементы механизма правового регулирования [33]. Непосредственно перед этим ученый дает определение функций правового воздействия (регулирования) и понимает под ними определяемые социальным назначением и теми объектами, на которые они нацелены, направления воздействия права и совокупности правовых средств на общественную жизнь [34]. Помимо того, что в данном определении не проводится грань между правовым воздействием и правовым регулированием (на необоснованность смешения этих понятий уже обращалось внимание в настоящей работе), оно фактически принципиально ничем не отличается от распространенного в литературе понятия функций самого права. С нашей точки зрения, это вызвано тем, что главное назначение, сущность права заключается именно в регулировании общественных отношений. Следовательно, все функции права так или иначе проистекают из социального назначения права как регулятора социальной жизни. В этой связи функции правового регулирования и по существу и по содержанию будут совпадать с функциями права, в первую очередь с его регулятивной функцией.

Под правовым регулированием в науке принято понимать осуществляемое при помощи права и всей совокупности правовых средств юридическое воздействие на общественные отношения [35] либо упорядочение общественных отношений путем подчинения воли участников этих отношений воле государства при помощи норм права с момента наступления юридического факта [36]. При этом содержание правового регулирования, по словам С.С. Алексеева, выражается в двух основных направлениях: а) в упорядочении и закреплении господствующих общественных отношений и б) в содействии развитию новых общественных отношений [37]. Нетрудно заметить, что содержание правового регулирования, по сути, совпадает с содержанием регулятивной функции права.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Конфедерация как переходная форма государства
Формы и способы реализации норм права
Понятие коллизии института юридической ответственности
Формы закрепления института диспозитивности, проблемы его реализации и роль в защите прав и свобод граждан
Понятие источника права в советской и постсоветской правовой науке: преемственность и новизна в научной теории
Вернуться к списку публикаций