2013-09-13 20:28:48
ГлавнаяТеория государства и права — Понятие правовой культуры



Понятие правовой культуры


Движение России к гражданскому обществу невозможно без формирования правовой культуры. Совершенствование правовой культуры России: - сложная и многосторонняя задача: это и увеличение уровня правосознания, правовой активности, юридических знаний граждан, и повышение эффективности правоохранительной деятельности, и проведение судебной реформы, и повышение культуры правоприменения и правотворчества, а также качества законодательства. Законы должны стоять на защите прав граждан, граждане должны знать и уважать законы, соотносить с ними свои интересы и поступки. Государство призвано обеспечить справедливость и силу закона, предоставить гражданам возможность обращаться к закону для защиты собственных прав, следовать букве и духу закона при разрешении споров, конфликтов, повседневных проблем.

В философско-социологической литературе едва ли найдется термин, имеющий столь необъятное количество истолкований, как термин «культура». По свидетельству ряда ученых, в европейской и американской научной литературе таких определений существует более 250. [1]

Имеющиеся в мировой науке подходы к культуре оказывается возможным свести к трем группам: 1) антропологические, 2) социологические, 3) философские. При антропологическом подходе культура понимается в качестве совокупности всех благ, созданных человеком, в отличие от того, что создала природа. Социологический подход трактует ее в виде совокупности духовных ценностей: здесь культура выступает как компонент общественной жизни. И, наконец, при философском подходе культура рассматривается среди явлений, выделяемых чисто аналитически, не связанных с общественным развитием.

Положительной стороной первого подхода является его широта, поскольку культура рассматривается, как проявление самых разнообразных сторон и сфер общественной жизни. Его достоинство становится еще более очевидным при сравнении с довольно распространенной на сегодня практикой узкого и в большинстве случаев ситуативного употребления понятий «культура» и «правовая культура». Однако широкому подходу присущи и серьезные недостатки. Он ориентирован лишь на суммативную, механическую фиксацию объективированных в соответствующих продуктах человеческой деятельности и ее результатов. Кроме того, характеризуя эти результаты как ценности, предлагаемый подход не позволяет сформулировать достаточно четкие критерии для определения того, что следует считать ценностями. Ограничиваясь им, нельзя вычленить правовые ценности, без которых невозможно понять правовую культуру.

Играя определенную позитивную роль в процессе развития ценностных представлений о культуре, обозначенный подход должен быть дополнен двумя другими способами анализа данного социального явления. Один из них проявляется в осознании культуры как процесса творческой деятельности, другой - как специфического способа человеческой деятельности. Общим для них является деятельностная интерпретация культуры, хотя способы этой интерпретации далеко не тождественны. В первом случае культура анализируется через процессы духовного производства, функционирования и совершенствования человека. Представители второй концепции предлагают общую модель культуры как универсального свойства общественной жизни.

Традиция в употреблении термина «культура» позволяет характеризовать последнее в качестве не просто объективно существующей данности, а в первую очередь определенной формы освоения мира, специфического отношения человека к действительности и к самому себе.

В то же время культура одновременно, если не в первую очередь, - «аксиологическое» явление, предполагающее нравственную способность отдельного индивида подчинить себя общезначимым гуманистическим ценностям, выходящим за пределы его индивидуальной самореализации. Прав В.А. Малахов, утверждая: [2] «Самосознание культуры требует, чтобы, рассматривая природу или общество, мы не забывали о духовном мире человека, а размышляя, о самом человеке и его нравственных исканиях, не упускали из вида универсальный мировоззренческий смысл коллизий, возникающих перед ним». Таким образом, культура существует не только как определенная деятельность, но и как творческая способность личности создавать свой индивидуальный способ жизнедеятельности, благодаря глубинному осознанию культурно-исторических ценностей.

На данном этапе разработка методологических проблем правовой культуры встречается с рядом трудностей, в первую очередь с тем, что пока еще не выработано в полном объеме ее определение, не разработан эффективный механизм научного исследования этого направления. Приходится констатировать, что в целом проблематика правовой культуры анализируется по преимуществу в прикладных целях (в сопоставлении: например, с политической культурой, при рассмотрении уровня знания права отдельными группами населения, теми или иными категориями работников государственных органов, при характеристике механизма и каналов ее воздействия на индивида и т.д.). Целостная же концепция правовой культуры, основанная на политико-философских исследованиях, данных широких конкретно-социологических обследований, юридической практики, пока не выработана.

Что же понимается под правовой культурой? В юридической литературе имеются самые различные определениями толкования. Это обусловлено разнообразными познавательными и практическими задачами, научным анализом одного и того же явления под различными углами зрения. Кроме того, правовая культура рассматривается применительно как к обществу в целом, так и отдельным его социальным группам, а также личности. Многообразие определений правовой культуры объясняется и тем, что исследователи изначально вкладывают различный смысл в исходные понятия, прежде всего такие, как «право» и «культура». Все это находит свое отражение и в учебной юридической литературе, серьезно осложняя освоение этой темы.

Внимательное изучение проблемы позволяет выделить несколько основных подходов к пониманию правовой культуры общества и личности, сложившихся в юридической, научной и учебной литературе.

Правовая культура, будучи многогранным явлением, в научной литературе раскрывается, посредством определения совокупности ее наиболее существенных черт, признаков, критериев, качественных характеристик. Отметим лишь некоторые из них.

Правовая культура отражает идейно-правовое состояние общества на определенном историческом этапе, характеризует уровень правосознания, знание права, уважение к законам. Правовая культура понимается некоторыми авторами как совокупность всех компонентов, субъектов юридической надстройки в их реальном функционировании в целях прогрессивного развития социального организма, постоянного обогащения правовых предметных форм (юридических культурных ценностей). Наметившееся в юридической литературе функциональное рассмотрение правовой культуры акцентирует внимание на соответствии деятельности субъектов права высшим достижениям в юридической области, своего рода культурным эталонам в отличие от социальных эталонов нормативного порядка. Следует подчеркнуть, что высшее достижение юридической сферы по своей природе является нормативным, ибо представляет наиболее эффективную форму правоисполнительной деятельности, реализации закона, норм права, в противном случае оно утрачивает право называться высшим достижением. Даже в том случае, когда достижение еще не является повсеместным, например, отдельные образцы высокой правовой культуры работников административных учреждений, правоохранительных органов, оно по природе нормативно, объективно представляет собой образец для подражания (высокий уровень правосознания, передовой опыт правореализации, правовой пропаганды и др.).

Правовая культура трактуется нередко через понятие уровня развития ее компонентов: в ней выделяются уровни правосознания, законности, совершенства законодательства, совершенства юридической практики. В числе показателей уровня правовой культуры, называются также развитость правовых взглядов, широта и гарантированность прав, уровень правоохранительной деятельности, уровень юридического образования и воспитания [3]. Существует и другая тенденция - характеристика правовой, культуры в качестве идейноправового состояния общества, ее определение через категории «правовая жизнь», «правовая, организация», «правовой прогресс» и подобные правовые явления [4].

Вместе с тем нельзя не обратить внимания на слишком большой разброс подходов в понимании правовой культуры, что не позволяет выявить единую сущность этого явления. В результате некоторые подходы к исследованию правовой культуры оказываются противоречивыми, а иногда просто несовместимыми. В этой связи возникают вопросы, на которые в юридической литературе не находится ответов.

В советской юридической науке общепризнанно было характеризовать правовую культуру в двух аспектах: считать ее а) определенным идейно-правовым состоянием общества на том или ином этапе его развития и б) совокупностью знаний о праве применять закон в повседневной жизни, уважать его, что и обеспечивает соблюдение правовых требований.

С иных позиций подходит к правовой культуре Г.И. Балюк, являющейся сторонницей деятельностной концепции. По ее мнению, правовая культура - совокупность всех ценностей, которые создаются людьми в области права. Соответственно, правовая культура «включает само право (объективное и субъективное), правосознание, правовые отношения, состояние законности, уровень совершенства законотворческой, правоприменительной и иной правовой деятельности. Она представляет собой как бы правовой феномен, близкий к пониманию всей юридической надстройки, но непременно включающий человека и его деятельность [5]. С нашей точки зрения, предлагаемое определение столь расширяет объем понятия правовой культуры, что само ее содержание оказывается размытым, неопределенным.

По сути дела в данном случае правовая культура отождествляется с механизмом правового регулирования, хотя автор и полагает, что такой подход позволяет устранить возможность их отождествления. Аналогичной позиции придерживается В.П. Сальников. С его точки зрения, правовая культура близка к юридической надстройке, «но обязательно включает самого человека и его прогрессивную деятельность» [6]. Аргументы, приводимые Г.И. Балюк и В.П. Сальниковым, и обоснование не тождественности правового регулирования и правовой культуры (в первом случае юридические средства направлены на удовлетворение классово-политических потребностей при помощи права, во втором - на развитие способностей, умения, навыков конкретных субъектов права), резонны.

Однако разве механизм правового регулирования является только сферой реализации общественных потребностей и игнорирует отдельного, единичного субъекта права, а назначение правовой культуры лишь в развитии способностей субъектов права? Очевидно, что правовая» культура, будучи явлением исключительно сложным по своей внутренней структуре и богатству социальных связей, не сводится к знанию законов, выработке правовых навыков. Решающую роль в ее развитии, как и любой, иной разновидности культуры, играют осознание и реализация общественных интересов и потребностей. В этой связи Н.М. Кейзеров включает в понятие правовой культуры политическую оценку права и правового поведения, правотворческую деятельность и правовую науку [7].

В.И. Каминская и А.Р. Ратинов предложили понимать под правовой культурой систему овеществленных и идеальных культурных элементов, относящихся к сфере действия права, их отражение в сознании и поведении людей. По их мнению, в состав правовой культуры входят следующие наиболее крупные культурные комплексы: а) право как система норм, выражающих государственные веления; б) правоотношения, т.е. система общественных отношений, регулируемых правом; в) правовые учреждения и институты, т.е. система государственных и общественных организаций, обеспечивающих правовой контроль, регулирование и исполнение права; г) правовое поведение, как правомерное, так и противоправное; д) правосознание (правовая психология), т.е. система духовного отражения правовой действительности [8]. Н.М. Кейзеров в этот перечень дополнительно включает критерии политической оценки права и правового поведения, правотворческую деятельность, а также правовую науку [9].

Не вызывает сомнения, что приведенные подходы к определению правовой культуры общества в целом верно отражают основное содержание этого понятия. Но, к сожалению, оно чрезвычайно близко примыкает и фактически совпадает с другими.

Не спасает положения и предложение некоторых авторов понимать правовую культуру в широком и узком смыслах. В широком смысле правовая культура включает в себя все правовые явления и институты: законодательство, юридические учреждения, деятельность органов государства (юридическую практику, правовое поведение граждан, правовое сознание. Как правильно отмечается самими авторами, правовая культура в этом случае отождествляется с правовой системой. Думается, что такой подход не только не разрешает, но напротив, создает новые трудности в рассмотрении правовых проблем как в сфере исследовательской, так и образовательной. Остается неясным также, каким образом изложенное выше понимание правовой культуры можно перенести на уровень личности, что общего в правовой культуре общества и, предположим, должностных лиц, юристов.

Не дает ответа на поставленный вопрос и обращение к работам авторов, специально исследовавших правовую культуру личности. Так, например, Е.В. Аграновская под правовой культурой личности понимает систему взглядов, оценок, убеждений, установок относительно важности и необходимости юридических прав и обязанностей, которые опосредуют отношение личности к правовой жизни общества, определяют ее правовое поведение [10]. К сожалению, и в данном случае трудно уяснить связь правовой культуры личности и общества в целом.

Представляется, что указанную трудность, тем не менее, можно преодолеть путем более точного определения сущности правовой культуры, которая находила бы свое проявление в различных ее уровнях, формах, в том числе и в правовой культуре общества, отдельных социальных групп, а также личности. В этой связи мы предлагаем рассматривать в качестве сущности правовой культуры меру освоения правовых ценностей, накопленных обществом, и их использования различными субъектами в правовой сфере. На наш взгляд, такое понимание правовой культуры позволяет, с одной стороны, органически совместить позитивные моменты, имеющиеся в подходах других ученых-юристов к исследованию этого феномена, а с другой - отразить общую природу различных проявлений культуры.

Не умаляя плодотворности отмеченных подходов к определению понятия правовой культуры, мы солидарны с теми учеными, которые предпочитают аксиологический подход к его трактовке. Именно аксиологическое ценностное видение правовой культуры позволяет более четко отграничить ее от других близких и взаимосвязанных с ней категорий, таких, как правовая действительность, механизм правового регулирования и т.д. Как обоснованно подчеркивает С.С. Алексеев, правовая культура представляет собой своего рода юридическое богатство, которое относится к духовной культуре, к правовому прогрессу. Это развивающаяся система правовых ценностей, создаваемых в ходе развития общества и впитавшая в себя достижения мировой юридической культуры [11].

С учетом выше изложенного правовую культуру можно определить, как обусловленную экономическим, политическим, социальным и духовным уровнем развития общества, как разновидность общей культуры, представляющую собой меру освоения и использования накопленных человечеством правовых ценностей, передаваемых в порядке преемственности от поколения к поколению. Приведенное достаточно общее определение можно конкретизировать указанием на уровень правового сознания общества, социальных групп и личности, способ деятельности, предполагающий социально активное поведение, качественное состояние правовой жизни, а также правовое воспитание и юридическое образование.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Формы реализации регулятивной функции права
Организация работы по подготовке законопроектов
Демократические режимы, их особенности и виды
Политическая динамика как элемент формы государства
Законодательная и исполнительная власть в конституционной модели разделения властей
Вернуться к списку публикаций