2013-09-13 20:00:49
ГлавнаяТеория государства и права — Правовая культура и правовая система современной России



Правовая культура и правовая система современной России


Развитие российской правовой системы в X-XIX вв., восприятие ею византийской культуры, православия, духа позднеримского права, а также североевропейских влияний позволяют сделать вывод о вхождении ее в романо-германскую семью правовых систем на правах особой - евразийской - разновидности. Особенности эти заключаются в следующем:

Высокая, приоритетная защита общих интересов, общего дела, дух соборности в ущерб личным притязаниям индивида, его правам и интересам, составляющие, с нашей точки зрения, смыслосодержательный корень, основание права и правовой культуры как таковых.

Слабость личностного и, следовательно, правового начала в культуре вообще.

Широкое распространение не правовых регуляторов в обществе: моральных, морально-религиозных, корпоративных и т.д.

Отрицательное отношение православной религии к фундаментальным устоям правового общества, а тем самым и к праву, правовой культуре. Известный русский философ и богослов С. Булгаков писал, что «православие не стоит на страже частной собственности», не защищает капиталистическую систему хозяйства и, напротив, положительно относится к социализму (как идеалу: Достоевский говорил, что православие есть наш русский социализм), аскетизму, послушанию и смирению в противоположность отстаиванию личностью своих прав и свобод.

Высокая степень «присутствия» государственности в общественной жизни, в государственной идеологии, огосударствление многих сторон общественной жизни, подчиненность права государству и т.д. Возможно, это реакция на слабость государственного начала на ранних этапах российской истории. Здесь же можно указать и на другую сторону медали: обусловленное огосударствлением общественной жизни слабое развитие структур гражданского общества, которые и обеспечивают во многом эффективность правового регулирования в странах с развитым правовым государством, развитой правовой системой.

Двадцатый век стал переломным в истории российской государственности и связан он с созданием Советского государства. Российская советская правовая культура как результат первого позитивного опыта рабочего класса по возведению своей правовой идеологии в ранг общеобязательной, государственной и внедрению этой идеологии в сознание остальных слоев населения Советского Союза представляет собой уникальное явление в русле мировой цивилизации, оказавшее значительное влияние на ход развития правовой культуры всех стран мира в XX в. Демократические преобразования проводились в развитых буржуазных и иных странах в этот период с учетом существования в мире первого пролетарского государства, которое явилось пионером в расширении экономических, политических и иных прав рабочего класса и малоимущих слоев населения.

Каковы же особенности советской правовой системы. Первая особенность состоит в том, что советская правовая система была пронизана официальной идеологией марксизма-ленинизма. Это сближало ее с религиозными правовыми системами, которые также основаны на идеологии (только религиозной) и зависят от официальных толкователей ее истин и положений. В советской правовой системе идеологизация находила свое яркое выражение в социально-классовом, а не в строго юридическом, как в романо-германской или прецедентной правовых системах, подходе к субъектам права, в том числе обвиняемым.

Идеологизированность правовой системы проявлялась также в приверженности ее всевозможным политическим кампаниям, театрализованным судебным представлениям - «судебным» процессам над «врагами народа», в ориентации не на закон и закрепленные в нем строгие юридические критерии, а на общий партийный дух-линию партии, решения ее съездов, пленумов, установки и указания партийных вождей. В первое после 1917 г. время основным источником права было революционное правосознание, впитавшее идеологию большевизма. В последующем законодательство использовалось главным образом не для регулирования общественных отношений, а для пропаганды коммунистической идеологии.

Наконец, с организационной точки зрения, идеологизация правовой системы обнаруживала себя в прямом вмешательстве коммунистической партии в юридическую практику - правотворчество, правоприменение, юридическое образование, в занятии всех мало-мальски важных постов в правоохранительных органах членами РКП(б), ВКП(б), КПСС, в отправлении ее лидерами в отдельные периоды советской истории судебных функций (печально знаменитые «двойки» и «тройки»).

Вторая особенность, вытекающая из самой коммунистической идеологии, состоит в отрицательном отношении правящего слоя, а затем и воспитуемого им в этом духе населения к праву, в отношении к последнему как к вынужденному злу, подлежащему преодолению и отмиранию в будущем. Сразу после 1917 г. в советской юридической литературе право оценивалось как контрреволюционный предмет, как еще более опасное, чем религия, снадобье, как опиум для народа. Однако постепенно советская власть стала использовать право (и государство тоже), его мощные регулятивные возможности в своих интересах, хотя названная особенность - правовой нигилизм - так и не была, да и не могла, по-видимому, быть преодолена в советской системе.

Третья особенность советской правовой системы - абсолютный примат интересов государства над интересами личности. Государственные преступления подлежали самым суровым наказаниям, посягательства на социалистическую (государственную) собственность наказывались более сурово (вплоть до смертной казни), чем на личную собственность. Госсобственность в гражданско-правовых отношениях подлежала приоритетной и исключительной защите.

Советская правовая система в целом базировалась на идее обязательств человека перед государством. В отношениях этих двух субъектов господствовал разрешительный правовой режим для первого и общедозволительный для второго: гражданину можно было делать лишь то, что ему разрешало государство; последнее же могло запрещать все, что считало нужным и полезным для дела строительства социализма и коммунизма (например, устанавливать предельные нормы площади и размеров для участков и домов индивидуальной застройки, предельные высоту и площадь домиков в садоводческих товариществах и т.д.

Четвертая особенность заключается в том, что судебная система находилась в полной зависимости от партийно-государственного руководства, а ее деятельность отличалась карательной направленностью против инакомыслящих, инквизиционными следственными и судебными процедурами, нарушением права обвиняемого на защиту, объективным вменением (к уголовной ответственности, например, привлекались члены семьи изменника Родины даже в том случае, если они ничего не знали и не могли знать о его действиях), жестокостью (расстрел за хищение социалистической собственности в любых формах и размерах, уголовная ответственность за нарушение трудовой дисциплины, возможность применения за ряд преступлений высшей меры наказания – расстрела для лиц с 12-летнего возраста) и т.д. Наконец, до середины 50-х гг. прошлого столетия широко практиковались внесудебные расправы, проводился массовый террор, что позволяет говорить лишь о псевдоюридической оболочке всех этих действий и органов, их осуществляющих, но не о праве как таковом. Во второй половине 50-х гг. прошлого столетия наиболее одиозные из перечисленных характеристик советской правовой системы стали преодолеваться, массовый террор был прекращен.

Пятой особенностью советской правовой системы является то, что роль закона сводилась практически на нет, так как общие, принципиальные положения устанавливались партийными директивами, а «технические», детальные вопросы социально-правовой регламентации разрешались в ведомственных актах органов управления. Большую роль играли секретные, нигде не публикующиеся инструкции и указания партийных органов разного уровня и других ведомств.

Особенности российской правовой культуры советского периода наиболее полно проявились в таких ее компонентах, как правовая идеология и правовая наука, правовая психология основной массы населения, система законодательства и правовая политика советского государства. В связи с тем, что элементарное правило научного (объективного) анализа требует рассматривать явления в их наиболее зрелой и развитой форме, когда компоненты, свойства и функции исследуемого выражены наиболее полно и всесторонне, рассмотрим основные черты российской правовой культуры в ее состоянии, приходящемся на период 70-80 гг. 20 в. и получившем отражение в основных законах страны - Конституции СССР 1977 г. и Конституции РСФСР 1978 г.

Правовая идеология Российской Федерации находилась в органическом единстве с правовой идеологией Советского Союза и составляла ее надежное основание, наиболее последовательную и неотъемлемую часть. Претендуя на творческое продолжение и развитие марксистской правовой идеологии в условиях новейшей истории, российские правоведы внесли весомый вклад в развитие правовой науки. Этот вклад наиболее ярко характеризуется, во-первых, обобщением и обоснованием правовой идеологии и правовой политики советского государства как государства нового исторического типа, претендовавшего на выражение и защит) интересов, прав и свобод рабочего класса, и иных трудящихся масс, во-вторых, продолжением разработки кардинальных проблем правоведения. Наиболее значительными в этом направлении были исследования проблем предмета и метода правовой науки, развития демократических основ управления социалистическим обществом, прав и свобод личности, источников права и способов их систематизации, применения юридической ответственности и природы правонарушений.

В то же время российское правоведение не было до конца последовательным и верным марксистской теории права. Российские правоведы, лишенные свободы научного творчества и вынужденные слепо следовать правовой идеологии, выражаемой решениями, съездов и пленумов партии и высказываниями ее лидеров, не только не развивали марксистское учение о праве, но даже не смогли усвоить его сути, понять оригинальный марксистский подход к пониманию сущности и социальной роли права в цивилизованном обществе.

Начиная с конца 30-х годов прошлого столетия, в российское правоведении безраздельно господствовало позитивистское понимание права как совокупности законов, принимаемых государством. Эклектическое соединение юридического позитивизма с основами марксистского учения об обществе, государстве и праве не способствовало творческому развитию последнего и даже, наоборот, низводило творческое овладение им к одностороннему подбору нужным цитат и соответствующих положений из работ основоположников марксизма, т.е. подмене диалектико-материалистического познания права формально-логическим, догматическим анализом. Характерно, что из среды юристов не вышло ни одного сколько-нибудь видного представителя диссидентского движения ни в период его становления, ни на стадии его расцвета. «Основательные» критики советского права появились лишь после распада СССР, его замены российским правом, ориентированным на рыночные отношения и развитие частной собственности на орудия и средства производства.

Только негативные оценки советского права в современной российской литературе являются, по нашему мнению, односторонними, вызванными конъюнктурой сегодняшнего дня. Определенная часть российских правоведов явно предпочитает объективному анализу достоинств и недостатков советского и современного российского права полное и огульное оправдание правовой политики российского государства, которая носит по преимуществу субъективный характер и в конечном итоге определяется правовыми воззрениями главы государства.

Между тем далеко не все правовые институты советского права были негативными, не соответствующими современным политико-правовым тенденциям и процессам. Конституция СССР и Конституция РСФСР закрепляли ряд прогрессивных даже на сегодняшний момент политико-правовых институтов, государственных органов и учреждений, ориентированных на активное и действенное участие населения в деятельности государства, его правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности. В их числе можно отметить такие демократические институты народовластия, которые пока что не имеют широкого применения в современных западных государствах, как широкое участие рабочих и иных трудящихся в представительных органах государства, право избирателя на досрочный отзыв депутата представительного органа государства, право населения принимать, участив в обсуждении важнейших законопроектов, вовлечение общественных организаций в осуществление функций государства, в деятельность государственных органов.

Формальных юридических препятствий со стороны советского государства в надлежащем функционировании названных политико-правовых институтов не было. Наоборот, в их развитии и совершенствовании виделись магистральные пути развития общества и государства. Тем не менее, прогрессивность демократические институты в условиях советского государства действовали формально, были недостаточно эффективными.

Обстоятельный анализ причин неэффективного действия прогрессивных институтов народовластия в условиях общенародного государства являете» одной из актуальных проблем российского правоведения. Попытки все списать на партию, на ее некомпетентное руководство советским обществом не объясняют причин, в силу которых стал возможным столь длительный период партийного руководства советским обществом, а также причин перерождения. Партии рабочего класса в партию, представлявшую интересы весьма узкого партийного аппарата.

Негативные политико-правовые процессы в Российской Федерации, равно как и во всем Советском Союзе, стали возможными благодаря недостаточной политической и правовой культуре населения, которая не соответствовала не только подлинно социалистическому содержанию этих компонентов политико-правовой надстройки, но и уровню политического и правового населения демократически развитых западных стран. Это, в частности, выражалось в том, что большая часть рабочего класса, иных слоев социалистического общества не имела ясных представлений о действенных способах защиты своих политических, экономических, социальных и иных прав, предоставленных действующими конституциями и законами, не могла достойно противостоять постоянным перестройкам, реформам, которые неизменно проводил каждый новый лидер партии в целях повышения «благополучия и процветания советского народа».

В правовой психологии населения доминирующее значение имели неукоснительная вера во всевластие государства, его органов, их отчужденность от интересов простого народа; расхождение между словами государства о его неукоснительной заботе, о простом человеке и конкретными делами; неспособность простого работника своими действиями защитить предоставленные, ему права и свободы, достойно противостоять произволу местных начальников, руководителей предприятий, организаций, учреждений.

Непосредственный правовой опыт постоянно убеждал человека в том, что имеется глубокая пропасть между реальным положением дел с его правами и демагогическими заявлениями государственных и партийных органов о глубоко народной основе права, его способности укреплять в обществе подливное равноправие и справедливость. Используя формы прямого народовластия, государство и партия проводили в жизнь собственные интересы, государство и партия проводили собственные интересы, сводя роль народа чаше всего к формальному одобрению проводимых ими мер. Поэтому простой народ не видел в предоставленных ему институтах прямого народовластия какой-либо для себя пользы, возможности с их помощью что-либо изменить в существующих политико-правовых реалиях.

Недостаточная политико-правовая культура народа негативно сказывалась и на уровне культуры его представителей, попавших в государственный и партийный аппарат и привлеченных к управлению делами общества и государства. Государственные и партийные должностные лица не стремились к проявлению необходимых на руководящей работе инициативы, самостоятельности, принципиальности, действовали в рамках спущенных сверху указаний, составляли победные рапорты о достигнутых успехах по выполнению соответствующих директив, не учитывая реально достигнутых результатов и потребностей общества. В конечном итоге партия и государство утратили способность трезво оценивать объективную ситуацию и управлять общественными процессами, оказались беспомощными перед действиями и мерами, принятыми «реформаторами» в 1991 г.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Рассмотрение законопроектов в Федеральном Собрании и других законодательных органах
Эффективность доктринального толкования норм права
О понятии принципов права
Формы реализации восстановительной функции права
Охрана общественного и правового порядка
Вернуться к списку публикаций