2013-06-28 10:19:10
ГлавнаяТеория государства и права — Достоинство и честь личности как объекты правовой защиты



Достоинство и честь личности как объекты правовой защиты


Роль права в защите чести и достоинства личности: исторический аспект.

Как известно, не только каждая классовая общественно-экономическая формация характеризуется известным своеобразием в юридическом закреплении прав и свобод личности, но и как правило, каждое государство пытается по-своему решить эту проблему. При этом по мере смены одной формации другой наблюдается существенный прогресс во взглядах на права личности. Особенно ярко это можно проследить на примере развития института защиты чести и достоинства личности.

Уже древнейшие правовые акты: Законы Хаммурапи (XVIII в. до н.э.), Ману (II - VII вв. до н.э.), Закон XII таблиц (I в. до н.э.) - предусматривали суровые наказания за такие посягательства как клевета и оскорбление. Одна из статей Закона Хаммурапи гласит: «Если человек станет обличать под клятвою человека, бросив в него обвинение в убийстве, и не докажет этого, то обличавшего его должно убить». Древнейший свод римского права Закон XII таблиц устанавливал смертную казнь в том случае, когда кто-нибудь «сложит или будет распевать песню, которая содержит в себе клевету или опозорение другого».

В эпоху рабовладения личностью признавался только свободный человек как член соответствующего государства. Поэтому под честью понимали в этот период только честь гражданина. В Древнем Риме понятие чести означало гражданское полноправие: не будучи римским гражданином человек не мог обладать честью.

Афинское право различало преступления, направленные против государства, и преступления против личных интересов. Однако граница между ними была достаточно условной. Заметим, что клевета и оскорбление могли рассматриваться и как преступления против личности, и как преступления против государственных интересов. Как справедливо отмечал немецкий исследователь И. Экштейн, цена чести определяла собою все нравственное существование афинян: если один человек существовал ради другого, вернее ради государства, то критерием того, как он должен поступать, чтобы его можно было считать человеком, исполняющим свой долг, лежал в признании его личности согражданами, которое давало ему право на охрану ими его чести. Еще одним доказательством того, что честь играла исключительно важную роль в древнегреческом обществе является то, что одним из видов наказания была так называемая атимия (бесчестье), лишавшая осужденного политических прав.

При феодализме, основу которого составляли феодальная собственность на землю, натуральное хозяйство и ремесленный способ производства, правовой статус личности определялся сословием, к которому она принадлежала. Представители каждого сословия имели собственное представления о чести и способах ее защиты, но наиболее ярким оно было у высшего сословия рыцарей. Честь отождествлялась у них с субъективным представлением о собственном достоинстве. Судебной реакции против посягательств на нее не существовало для рыцарей. Единственным способом защиты чести являлся поединок (дуэль). «Права личности у рыцарей доказывались и поддерживались оружием, мир феодализма был дик и груб, кроме оружия и материальной силы, человек не находил себе другого оплота», - писал А.И. Герцен в статье «Несколько замечаний об историческом развитии чести».

Поединок имел религиозную основу. Человек веровал, что Бог поможет правому. Причиной данного понимания поединка является, видимо, то, что в период раннего феодализма каждый дворянин считал себя сувереном и поэтому, не признавая над собою людского суда, апеллировал к Божьему.

С укреплением центральной власти государство пыталось взять на себя охрану чести, но несмотря на это, дуэль как способ защиты чести просуществовала довольно долго. Во многом это объясняется спецификой понятия «честь» в общей системе этики дворянства. Дворянин жил и действовал под влиянием двух противоположных регуляторов общественного поведения: как верноподданный, слуга государства, он подчинялся приказу, но в то же время, как феодал, человек сословия, которое одновременно было и социально господствующей корпорацией, и культурной элитой, он подчинялся «законам чести».

Таким образом, в дуэли, с одной стороны, могла выступать на первый план узкосословная идея защиты корпоративной чести, а с другой - общечеловеческая (несмотря на архаические формы) идея защиты человеческого достоинства.

Подводя некоторые итоги становления института защиты чести и достоинства, следует согласиться с мнением, высказанным А.М. Архангельским, что эпоха феодализма в противоположность античности абсолютизирует личное достоинство, затемняя его связь с общей ценностью человека. Поэтому право предоставляло личности защиту ее чести и достоинства лишь в случае оскорбления, которая состояла в получении удовлетворения потерпевшим в следующих формах: взятия слов назад, просьбы о прощении и признании чести обиженного наряду с уплатой денежной суммы или вместо нее.

Как известно, нет единого понимания идей свободы личности, правового строя, конституционного государства. Правовые идеи в сознании каждого отдельного народа получают своеобразную окраску и имеют свой собственный оттенок. Это своеобразие проявилось и в особенностях защиты чести и достоинства в различных странах. Все многообразие точек зрения можно свести к трем основным, условно обозначив их английской (объективной), немецкой (субъективной) и российской (смешанной).

Основы объективной концепции чести были заложены римским правом, которое в представлениях о чести на первый план выдвигало понятие достоинства человека, принадлежащем ему как гражданину. К объективным концепциям чести относят те точки зрения, которые в определении этого понятия опираются на социальное значение личности, связанное с уважением к ней.

Из законодательств государств Европы ближе всего к объективной концепции стоит английское право, которое выдвигает на первый план в правовом содержании чести аспекты общественного характера. Оно защищает прежде всего репутацию индивида. Репутация понимается английским правом в широком смысле, не только как доброе имя, но и все те общественные преимущества и выгоды, которые с ним связаны, в особенности хозяйственные и денежные.

Причем в Англии оскорбление уже с XV века делилось на простое словесное «slander» (защита осуществлялась путем гражданского иска за вред, причиненный таким оскорблением), и умышленное оскорбление, закрепленное в печати, письме, которое заключалось в распространении о ком-либо сведений, унижающих его доброе имя - «libell» (предоставлялась уголовно-правовая защита).

Итак, английское право не предусматривало уголовно-правовой защиты от оскорбления словом. Напротив, в странах системы континентального права даже простое оскорбление на словах преследовали в уголовном порядке, подвергая виновных либо только уголовному наказанию, либо взыскивали в пользу пострадавшего некоторую сумму денег как компенсацию за причиненный вред. В большинстве своем для них характерна субъективная концепция чести.

Субъективная концепция опирается в своих построениях на психические черты индивида, его сознание, чувства, волю. Она характерна для германской правовой традиции, согласно которой отдельное лицо не потому обладает честью, что является гражданином, а потому, и только в том объеме, в каком оно обладает нравственным достоинством и сообразно своему положению в обществе. Судить же об этом могло не государство, а тот круг людей, к которому лицо принадлежит по своему социальному положению или занятиям. Государство, согласно этой концепции, лишь определенная сфера жизни и не может восполнить всей нравственной жизни индивида. Наоборот, индивид требует от государства признания своих прав и своего достоинства.

Исходя из такого определения чести, посягательством на нее признавалось выражение презрения к личности, неоказанием уважения к ее нравственному достоинству. В силу этого, отмечал Н.С. Таганцев, уже городские статуты устанавливали, хотя и в общих чертах, отличие двух типов выражения презрения к другому - презрительное обхождение и оклеветание.

Субъективному понятию чести соответствует и особенное, выработанное немецким правом, наказание за оскорбление - торжественное признание чести обиженного самим обидчиком, в виде прошения прощения или отказа от сказанного (Abbite, Widerruf).

Особенностью русской концепции является то, что рядом с личной оскорблением, влекшим за собой денежные взыскания, стояли более важные посягательства на честь и достоинство человека - выражение неуважения к его родовой чести. Всякое умаление родовых заслуг, всякое притязание на занятие служебного положения не по заслугам рода, к которому принадлежит лицо, являлось высшим видом оскорбления и влекло за собой уголовные наказания. Посягательства на родовую честь, связанные в XVI-XVII веках со служилым положением рода, отразили таким образом такое историческое явление как местничество.

Древнейший памятник русского права «Русская Правда» говорит только об оскорблении действием, и не предусматривает оскорбление словом, поэтому преступления этого рода, по мнению М.Ф. Владимирского-Буданова, по внешнему составу сливаются с преступлениями против здоровья. Первый элемент понятия чести, с которым мы встречаемся в нашем древнем праве, заключается в особом выделении некоторых способов действия при посягательстве на личность и ее достоинство. Если уже в способе действия выражалось отношение к пострадавшему, заставляющее окружающих плохо к нему относиться, такое действие выделялось в особо наказуемый состав. Основой для этого выделения был момент унизительности некоторых действий для пострадавшего. Например, в статье 24 Пространной редакции Русской Правды обнажение меча и неприменение его - является оскорблением, за которое предусматривается штраф в 12 гривен, который в 4 раза больше, чем за телесное повреждение мечом (статья 30). А в статье 25 предусматривалось, что удар подручным предметом, а также ладонью, тоже считался оскорблением. В статье 26 предусматривалось, что ответные действия мечом за оскорбление действием не являются преступлением. Сюда же относятся вырывание бороды и усов как символов мужества, а также выбитие зуба.

Таким образом, следует согласиться с точкой зрения М.В. Владимирского- Буданова о том, что нравственные и психические мотивы в оценке преступных деяний в древнем русском праве преобладали над физическим вредом.

Постепенно с укреплением и централизацией русского государства происходит закрепление разделения населения на сословия. «С течением времени, когда начала усиливаться центральная государственная власть, государство стремилось к тому, чтобы взять в свои руки защиту чести своих граждан и создавало уголовные наказания для оскорбителей», - писал дореволюционный правовед С.А. Беляцкин.

Принадлежность человека к определенному сословию определяла его честь. Особенно это отразилось в Соборном Уложении 1649 года, которое предусматривало для каждой группы населения определенный размер денежного вознаграждения за бесчестие (ст.ст. 91, 92, 93, 94, 95 и многие другие). Под бесчестием понималось нарушение физического и духовного состояния человека. «Честь, как личное достоинство, не обнаруживается ничем в уголовных кодексах; но в судебных актах в обозначении того, какие именно слова считались оскорбительными, можно уловить присутствие и этого понятия; вообще оскорбление могло заключаться или в простой брани, или в ненадлежащем обозначении отчества и фамилии, или в названии «малопородным», уменьшительным титулом или «неслугой», - писал М.В. Владимирский-Буданов.

Клевета первоначально не выделялась как особый вид оскорбления. Самостоятельным видом преступления она становится гораздо позже. Пока же клевета и обида слиты воедино в понятии бесчестия.

Таким образом, Соборное Уложение 1649 года ставило на первый план в понятии чести не идею нравственной личности, а принцип служилого достоинства, удовлетворением за нарушение которого служило определенное денежное вознаграждение в соответствии с его социальным положением.

В эпоху Петра I были внесены изменения в законодательство о защите чести. Была взята за основу концепция германского права, что отразилось как на разделении обид на категории, так и системе взысканий. Введение новой системы наказания - прошения прощения и взятие назад бранных слов, тем не менее не отменяло существовавших до этого постановлений, в частности, об уплате определенной суммы за бесчестье. Эта двойственность сохранилась в Манифесте о поединках, изданном Екатериной II в 1787 году, а потом перешла в Свод законов Российской империи.

Впоследствии, когда стала стираться резкая грань между сословиями, дифференцированность вознаграждения за бесчестье потеряла смысл. С изданием судебных уставов она вообще прекратила действовать. Система вознаграждения за бесчестье в зависимости от сословной принадлежности была отменена: виновных присуждали к платежу от 1 до 50 рублей, размер которого определялся по усмотрению суда. Таким образом, впервые в отечественном законодательстве человеку было предоставлено право требования возмещения вреда.

С принятием Уголовного Уложения в 1903 году была отменена уплата за бесчестье как вознаграждение за оскорбление. Это было связано с тем, что понятие чести как служилого достоинства было заменено понятием чести как личного достоинства. Несмотря на то, что по-прежнему законодательно понятие чести не было закреплено, в юридической литературе было принято считать, что честь - идеальное благо, в котором заключается субъективный элемент, сознания лицом своего нравственного достоинства и объективный - признание другими этого достоинства. Посягательства возможны только на объективный элемент чести. Понимаемая таким образом честь составляет неотъемлемое благо человека и подлежит правовой охране.

Посягательством на честь признавалось оскорбление, которое делилось на обиду и опозорение: если унижено нравственное достоинство лица - это обида. Если, кроме того, оскорбление способно опорочить потерпевшего в глазах третьих лиц - это опозорение. Иными словами опозорение - это присвоение человеку таких поступков, которые способны унизить его в общественном мнении.

Таким образом, концепция чести по Уголовному Уложению Российской империи сочетала в себе элементы как объективной, так и субъективной точек зрения. Следует отметить, что предусматривалось три способа выражения неуважения к человеку: действием, словом и письмом. К оскорблению действием относились символические действия и только такие нарушения телесной неприкосновенности, которые никакой боли не причиняют. К оскорблению письмом относили не только слова, но и изображения, символы.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Содержание и формы реализации восстановительной функции права: степень разработанности в отечественной юридической науке
Понятие и место принципа состязательности в системе принципов права
Иные формы государственных образований
Президент Российской Федерации в схеме разделения властей
Охрана прав и свобод граждан
Вернуться к списку публикаций