2013-06-28 10:14:19
ГлавнаяТеория государства и права — Современная концепция правовой защиты достоинства и чести личности



Современная концепция правовой защиты достоинства и чести личности


Для защиты чести и достоинства лиц, незаконно осужденных установлен особый порядок восстановления их чести, действующий на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» и утвержденного этим Указом «Положения о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, а также Инструкции по применению этого Положения, согласно которым, по требованию гражданина суд обязан в месячный срок письменно сообщить о своем решении в трудовой коллектив или общественные организации по месту жительства гражданина.

В соответствии с изменениями, внесенными 14 декабря 1995 года в Закон РФ от 27 апреля 1993 года «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» убытки, моральный вред, нанесенные гражданину признанными незаконными действиями (решениями) возмещаются в установленном Гражданским кодексом РФ порядке, т.е. человек, признанный невиновным, может потребовать компенсации морального вреда от правоохранительного органа, нарушившего его права и свободы. Однако названные акты предусматривают неполную компенсацию вреда, причиненного незаконными действиями, нарушающими права граждан. Указ не требует, чтобы при выплате компенсации делалась поправка на уровень инфляции (индексация), что практически обесценивает заботу о жертвах судебных ошибок. При определении компенсации вычитается зарплата, полученная осужденным в местах лишения свободы. Закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий» людям много лет проведшим без вины в лагерях и тюрьмах явно занизил размер компенсации, при этом индексация выплат также не предусмотрена.

В связи с этим существует насущная потребность принятия нового закона о возмещении морального вреда и восстановления чести и доброго имени лицам, пострадавшим от незаконного и необоснованного лишения свободы.

Следует также обратить внимание на то, что в теории уголовного процесса совсем не уделяется внимание защите чести и достоинства потерпевшего. Последняя не менее значима и актуальна, особенно если учесть, что судопроизводство имеет одной из приоритетных целей защиту потерпевшего от преступных посягательств.

Это обусловлено рядом причин, одной из которых является то, что в юридической науке нет единого мнения относительно главной фигуры уголовного процесса. Так, В.М. Савицкий считает, что таковым является обвиняемый (подсудимый, осужденный). Противоположной точки зрения придерживается И.И. Карпец, по мнению которого фигура ради которой существует уголовная юстиция - потерпевший. Представляется, что при решении данного вопроса следует ориентироваться на личность вообще, а точнее на принцип уважения к ее достоинству, независимо от того, какой статус она занимает в уголовном процессе. Такой подход будет юридической гарантией права каждого на охрану его достоинства даже в условиях ограничения прав и свобод личности.

Следует отметить, что уголовно-процессуальное законодательство не содержит нормы, предусматривающей компенсацию морального вреда. В целях упорядочения сложившейся сегодня судебной практики по компенсации морального вреда в рамках уголовного судопроизводства необходимо внести соответствующие изменения в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР.

В отечественной юридической литературе неоднократно высказывалась мысль о необходимости законодательного закрепления общей нормы, направленной на обеспечение чести и достоинства участников уголовного процесса, которая бы относилась к проведению любого следственного действия, а не только к тем нормам, в которых имеется прямое упоминание об необходимости уважения к личности. Автором данного исследования поддерживается это мнение.

Следует отметить, что обязанность ненарушения достоинства личности распространяется на всех лиц, однако прямым ее адресатом являются органы государственной власти, которые обязаны не только устанавливать юридическую ответственность за посягательство на достоинство личности, но и несут политическую ответственность перед гражданами за защиту достоинства человека (ст. 2 Конституции).

Таким образом, обеспечить уважение к достоинству человека - значит относиться к нему как равноправному субъекту, а не объекту воздействия со стороны государства. В связи с этим следует отметить, что достоинство личности может быть нарушено только через определенное поведение, то есть только человеком. Даже если он представляет государство, это нарушение выражается в некоторых действиях лица, например, в неисполнении им своей обязанности или неоказании помощи и т.д. Данное нарушение всегда персонифицировано. Следовательно, для реальной защиты достоинства личности недостаточно провозгласить конституционным принципом его охрану, необходимо предусмотреть в нормативных актах ответственность государственных служащих за нарушение достоинства личности, что уже реализовано в Законом РСФСР «О милиции», согласно которому сотрудникам милиции запрещено унижать достоинство человека, нарушение этого положения влечет дисциплинарную ответственность (п. «л» ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ), а в определенных случаях уголовную (ст. 302,286 УК РФ).

Положения ст. 21 Конституции РФ конкретизируются в ст.ст. 129, 130 Уголовного Кодекса РФ, которые являются одной из государственных гарантий, обеспечивающих охрану достоинства личности (ее личного достоинства).

Клевета (ст. 129) есть «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию». Таким образом, можно выявить следующие признаки клеветы как преступления: а) факт унижения чести и достоинства, б) умысел, в) ложность распространяемых сведений, причем заведомая, т.е. известная распространителю клеветы. Следовательно, клевета - это такое унижение чести и достоинства, которое связано с умышленной ложью, но совершенно не обязательно предполагает неприличную форму. Оскорбление же, напротив, предполагает неприличную форму, но совсем не обязательно связано с ложью.

Оскорбление (ст. 130) - это «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме». Для квалификации оскорбления необходимы два основных признака: факт унижения чести и достоинства и неприличная форма такого унижения. Необходим также еще один фактор -умышленность оскорбления (что оказывается особенно юридически значимым в ситуации заочного оскорбления, т.е. в отсутствие потерпевшего).

Выдвижение на первый план обстоятельств, связанных с неприличной формой, в которой наносится оскорбление, связано с поиском законодателем оптимальных границ рассматриваемых правонарушений, с тем, чтобы не допустить криминализации видов оскорбления действием, широко распространенных, но малозначительных по содержанию и последствиям. Под уголовно-правовой запрет ставится особо унизительная оценка, грубо нарушающая элементарные нормы приличия. В составе оскорбления наиболее важное значение имеет психический вред, глубина и сила переживаний оскорбленного лица, воздействие нанесенного оскорбления на его психофизическое состояние.

В ч. 1 ст. 21 Конституции большую смысловую нагрузку несет слово «ничто». Ни преступление, ни обездоленность и нищета, ни болезнь - ничто не может служить основанием для умаления достоинства человека. В связи с этим возникает проблема оценки сведений, распространенных о лице, которые формально не должны его позорить, но фактически в силу традиционной позиции общественного мнения, наносят ущерб его чести и достоинству, например, сообщение о том, что лицо принадлежит к сексуальным меньшинствам. Представляется, что в подобных ситуациях необходимо применять нормы о неприкосновенности частной жизни человека.

Запрещение сообщения соответствующих действительности, позорящих человека обстоятельств, относящихся к его частной или семейной жизни (диффамация) отсутствовало в советском уголовном праве. Как отмечает, Б.З. Пурцхванидзе, запрещение под страхом наказания оглашения истины, запрещение говорить правду не соответствует социалистическим общественным отношениям и принципу свободы слова. Особое значение права человека на тайну его личной жизни в условиях изменившегося отношения к этой ценности нашло свое отражение в установлении права на его защиту в Конституции РФ (ст. 23), согласно положениям которой, обязательным условием распространения, хранения, использования информации о частной жизни лица является его согласие (ч. 1 ст. 24). Обязанность соблюдать этот порядок распространяется не только на государственные органы власти и управления, государственные предприятия и организации, но и на коммерческие и общественные организации и предприятия, а также на граждан.

Интересен в этой связи опыт решения данных вопросов в США. Несанкционированное опубликование истинных, но неприятных фактов личной жизни какого-либо лица признается нарушением права на частную жизнь. И хотя в подобных случаях всегда трудно установить ту грань, когда заинтересованность отдельной личности в неприкосновенности ее частной жизни входит в противоречие с интересом общественности к получению всеобъемлющей информации, судебная практика этой страны всегда отдает предпочтение праву свободного распространения информации через СМИ перед правом индивида на защиту его частной жизни.

В эпоху информатизации существует серьезная опасность того, что получаемая государством информация о гражданах может быть использована для контроля за их частной жизнью. Именно поэтому столь важное значение имеют конституционные гарантии неприкосновенности жилища и всех видов коммуникации граждан. Большинство современных конституций, гарантируя индивиду определенную сферу автономии от вмешательства государства, закрепляют за ним право на неприкосновенность жилища, тайну частной жизни и коммуникаций.

О значении права на охрану личной жизни свидетельствует его закрепление в основных международных документах по правам человека. Так, Международный пакт о гражданских и политических правах провозглашает: «Никто не может подвергаться произвольному и незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным или незаконным посягательствам на неприкосновенность жилища или тайну его корреспонденции или незаконным посягательствам на его честь и репутацию». Каждому человеку гарантируется право на защиту от такого вмешательства или таких посягательств. Таким образом, охрана личной жизни является важным условием обеспечения уважения достоинства личности.

В Российской Федерации охрана личной жизни получила конституционное закрепление. Согласно 4.1. ст. 23 Конституции РФ, «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени». Оно гарантируется также такими конституционными положениями, как неприкосновенность жилища (ст. 25), возможность беспрепятственного общения с другими людьми посредством почты, телеграфа, телефона и т.д. (ст. 23 Конституции). Данные конституционные положения развиваются и конкретизируются комплексом правовых норм различных отраслей законодательства.

В отечественном правоведении право на неприкосновенность частной жизни связывается с предоставлением человеку гарантированной государством возможности контролировать информацию о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, интимного характера. В понятие «частная жизнь» включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она не носит противоправный характер.

Таким образом, право на неприкосновенность частной жизни как юридическая категория состоит из ряда правомочий, обеспечивающих гражданину возможность находиться вне службы, вне производственной обстановки в состоянии известной независимости от государства и общества, а также юридических гарантий невмешательства в реализацию этого права. «Неприкосновенность» и «тайна» - основные понятия, характеризующие природу института защиты частной жизни.

В действующем законодательстве существует институт личной тайны, защищающий частную информацию о человеке. Механизм защиты личной тайны связан с блоком профессиональных тайн: медицинских, судебной защиты, предварительного следствия, усыновления, нотариальных действий и т.д. Так, нотариусы и иные работники нотариальных контор обязаны хранить в тайне сведения о личной информации гражданина. Ст. 16 Основ законодательства о нотариате обязывает нотариуса хранить сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности.

На сохранение личной тайны направлены ст. 30 (п. 6 ч. 1) и ст. 61 Основ законодательства по охране здоровья граждан. В содержание врачебной тайны включены данные о факте обращения за медицинской помощью, диагнозе, состоянии здоровья, психических и физических недостатках, половой ориентации и т.д. Содержание адвокатской тайны составляют сведения, касающиеся самого факта обращения за юридической помощью и сути вопросов.

С адвокатской тайной тесно связан институт тайны предварительного следствия. К сожалению, этот вид тайн разработан в действующем законодательстве недостаточно и имеет серьезные противоречия. Так, ст. 139 Уголовно-процессуального кодекса РФ устанавливает, что «данные предварительного следствия могут быть преданы гласности лишь с разрешения прокурора и в том объеме, в каком они признаются возможными». Данная норма обеспечивает прежде всего интересы следствия, а не защиту прав личности. В более поздних законодательных актах положение изменилось в лучшую сторону. Так, Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» запрещает «разглашение сведений, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан..., без согласия граждан, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом».

В соответствии со ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод вмешательство государственных органов в осуществление прав на уважение личной и семейной жизни, неприкосновенности жилища, тайны корреспонденции допустимо лишь как «необходимое в демократическом обществе» и только в определенных целях. Вынужденная необходимость разглашения личных и семейных тайн, сведений о частной жизни возникает в трех основных сферах: 1) в области борьбы с преступностью, 2) при защите здоровья граждан, 3) при объявлении чрезвычайного и военного положения.

В нашей стране проблемы защиты прав личности при работе с информацией о гражданах до последнего времени не считались актуальными. Изменение концептуальных подходов во многом коснулось и охраны защиты личности от несанкционированного сбора персональных данных, от злоупотреблений, возможных при сборе и обработке такого рода информации.

Следует отметить, что ч. 1 ст. 24 Конституции РФ определяет только основы правового режима информации о частной жизни. Предполагается разработка законопроекта, детально регулирующего порядок работы с информацией персонального характера и направленного на защиту прав личности.

Таким образом, право на достоинство раскрывается через набор тех личных прав и свобод, которые в конкретном обществе гарантируется каждому человеку. В наиболее развитых странах, являющихся социальными государствами, в понятие «достоинство» человека включается обладание не только правовой свободой, но и минимальным набором социальных благ, необходимых для достойной жизни.

Анализ действующей Конституции РФ показывает, что понятие «человеческое достоинство» включает не только запрет на негуманное, унижающее человека отношение к его личности, жизни и здоровью, но и ранее не использовавшаяся отечественным правом категорию «достойная человека жизнь», а также обязанность государства обеспечить достойную человека жизнь (ч. 1 ст. 7).

Право на достойную жизнь должно обеспечиваться комплексом правовых средств, закрепленных как в Конституции, так и текущем законодательстве. К сожалению, в сегодняшней ситуации данное право в России остается малообеспеченным.

Следует отметить, что в общетеоретическом правоведении вопрос о содержании права на достоинство не был предметом научного анализа. Фрагментарно этот вопрос рассматривался в работах Н.А. Придворова. Согласно его точке зрения, в современных правовых системах в каждой личности, субъекте права признается ценность человека вообще (человеческое достоинство), ценность каждой индивидуальной личности как совокупность неповторимых черт отдельной личности (личное достоинство), ценность представителя определенной общности людей (достоинство ученого, женщины и т.д.) и, наконец, сознание и чувство собственного достоинства.

Представляется, что данное определение наиболее полно отражает содержание категории «достоинство личности». Особенно следует подчеркнуть многоаспектность данного понятия, включающего такие характеристики как:

- ценность человека вообще,

- ценность конкретного индивида,

- ценность представителя определенной социальной общности (так, из анализа действующего законодательства следует, что честь и достоинство могут быть не только у личности самой по себе, но и у личности как представителя той или иной национальной, религиозной, профессиональной и т.п. группы, например, понятия «национальное достоинство», «честь и достоинство Президента», «честь и достоинство судьи»),

- а также осознание соответствующими субъектами своей ценности и общественной значимости.

Однако, в правовой науке существует мнение, что достоинством может обладать только человек, не может быть достоинства какой-либо организации, так как любой авторитет организации вторичен по своей природе. Несмотря на это, понятия чести и достоинства переносятся на обезличенные объекты такие, например, как государство, нация.

В последнее время стали появляться работы, отдельно рассматривающие проблему правовой защиты чести и достоинства представителей той или иной группы. Так, Е.М. Матросовой предлагается исследование, посвященное защите чести и достоинства сотрудников органов внутренних дел в связи с наблюдающейся устойчивой тенденцией роста преступлений против чести и достоинства данной категории граждан. Недостаточная изученность и разработанность теоретических и практических проблем правовой защиты чести и достоинства сотрудников органов внутренних дел приводит к тому, что несмотря на широкую распространенность данного вида правонарушений, к защите чести и достоинства данных субъектов права практически не прибегают.

Общетеоретический подход к определению понятия «достоинства» позволяет рассмотреть право на достоинство личности во всех перечисленных аспектах и сделать следующие выводы. Право на достоинство человека выступает одновременно как ценность и как субъективное право.

Защите права на достоинство как принципа служат цели государства и основные права личности, закрепленные на конституционном уровне.

Субъективное право на достоинство является основным правом гражданина, защита которого имеет два аспекта:

1. Защита человеческого достоинства от посягательств со стороны государства как предотвращение вторжения государства в личную сферу индивида.

2. Защита достоинства человека как конституционное требование активности государства в случае возможного нарушения достоинства со стороны общества, которая раскрывается через набор гарантий прав и свобод человека.

Право на достоинство является правом-принципом и включает в себя право на защиту чести, в связи с чем защита достоинства выражается в том числе и в защите чести человека.

Как известно, в теории, с одной стороны, необходимо предвидеть перспективу путей развития того или иного общественного явления на основе закономерностей развития и совершенствования общества, а с другой - нельзя отрываться от реальной основы существующих общественных отношений и действующих правовых институтов. В этой связи роль правоведения как науки заключается в том, чтобы, учитывая все положительное, что достигнуто человечеством за его историю, способствовать совершенствованию правовой защиты достоинства и чести личности. Для этого необходимо рассмотреть существующий механизм правовой защиты достоинства и чести личности в Российской Федерации.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789




Интересное:


Теократия как идеал
Правовая защита чести и достоинства личности
Формы реализации регулятивной функции права
Формальные источники права: понятие и структура
Основные направления развития института диспозитивности
Вернуться к списку публикаций