2013-06-25 12:41:35
ГлавнаяТеория государства и права — Государственно-правовая характеристика теократии



Государственно-правовая характеристика теократии


Россия и теократия.

Проблема теократизации общественных отношений является актуальной и для современной России. Примерно на протяжении полуторатысячелетия идеалом церковно-государственных отношений в православии считался принцип симфонии. В теории симфония предполагает гармоническое сосуществование и взаимодействие церковной и государственной власти, при котором они имеют перед собой общую цель - создание Царства Божьего и в ее достижении содействуют друг другу, оставаясь, однако, в пределах собственной области ведения. Образно симфонический союз церковной и государственной власти выражается в виде соотношения души и тела: как человек представляет собой неразрывное единство духовного и телесного, так и государство должно представлять религиозно-политическую целостность. В согласованности действий духовной и светской власти сторонниками симфонической модели видится успех государства. «Государство при симфонических отношениях с Церковью ищет у нее моральной, духовной поддержки, ищет молитвы за себя и благословления на деятельность, направленную на достижение целей, служащих благополучию граждан, а Церковь получает от государства помощь в создании условий, благоприятных для благовествования и для духовного окормления своих чад, являющихся одновременно гражданами государства».

Данное представление о соотношении религиозной и политической власти родилось в Византии, где после обращения императора Константина в христианство была предпринята попытка создания православного государства. Законодательное закрепление принцип симфонии получил в 6-ой новелле Юстиниана: «Величайшие блага, дарованные людям высшею благостью Божией, суть священство и царство, из которых первое (священство, церковная власть) заботится о божественных делах, а второе (царство, государственная власть руководит и заботится о человеческих делах... Поэтому ничто не лежит так на сердце царей, как честь священнослужителей, которые со своей стороны служат им, молясь непрестанно за них Богу. И если священство будет во всем благоустроено и угодно Богу, а государственная власть будет по правде управлять вверенным ей государством, то будет полное согласие между ними во всем, что служит на пользу и благо человеческого рода...». При симфоническом устройстве государство обязуется осуществлять в политике христианские принципы добра, справедливости, любви, покровительствовать православной вере, оберегать ценности православного вероучения и культа, защищать внешние формы религиозной жизни - храмы, монастыри и принадлежащую религиозным общинам собственность, а также берет на себя функцию санкционирования и обеспечения реализации норм церковного права. Эти обязанности можно назвать «священными», так как выполняя их, государство, с точки зрения православия, преображается, превращаясь из орудия насилия в инструмент реализации абсолютного добра. В отличие от государства, стремящегося достигнуть Царства Божьего, путем использования внешних средств социального управления, церковь при симфоническом устройстве занимается главным образом внутренним преобразованием мира, осуществляя функции богослужения и учительства, наполняя политику государства религиозно-нравственным содержанием.

Симфония является одной из моделей теократических властеотношений. Это утверждение расходится с общепринятым в православной философии и богословии мнением, что теократический устройство внутренне чуждо православной вере и характеризует в христианстве лишь некоторые формы католицизма. Однако симфоническое устройство отношений имеет признаки, которые с достаточной долей уверенности позволяют сделать данное умозаключение. При симфонии стирается четкая грань между государством и церковью, они сливаются в единое образование - церковное государство, конечной целью которого является достижение Царства Божьего. Государство и церковь при симфоническом характере связей просто необходимы друг другу. Церкви государство нужно для придания своим решениям политико-юридической силы и обеспечения ее статуса главной идеологической структуры общества, а государству - для оправдания своей политики высшим религиозным смыслом. Государство, стремящееся воплотить в жизнь религиозные идеалы, берущее на себя выполнение внешних религиозных функций и признающее юридически равную силу за церковным и светским правом является теократическим. Таковым и было Византийское государство.

В отличие от Византии Россия никогда не была теократическим государством. Лишь в отдельные исторические периоды духовная иерархия добивалась кратковременного политического лидерства, при котором, однако, особое положение духовенства не доходило до политического господства церкви и примата церковного права перед светским. В чистом виде симфония не реализовывалась не только в России, но и в самой Византии. Здесь фактически существовал цезаропапизм, при котором политическое руководство присваивало себе полномочия внутрицерковного управления, подчиняя церковную иерархию своей власти. В то же время симфония очень долго служила для церкви ориентиром во взаимоотношениях с высшей политической властью. Само государство в период средневековья было также не прочь реализовать византийские принципы правления в Московском царстве, что, в конечном итоге, не могло не сказаться на формировании определенных теократических традиций российской государственности. Но в целом теократическая модель властеотношений была в России скорее предметом интереса теоретических размышлений, а не практических действий.

Идея политического боговластия, принимая различные образы, выражалась в работах философов, богословов, в социальных утопиях, легендах и сказаниях. Россию с момента принятия ею христианства вплоть до 1917 года можно назвать государством с теократическими тенденциями.

Наиболее ярко теократическая идея обнаружила себя в период средневековья - в доктрине «Москва - третий Рим», в Расколе, а также на рубеже конца XIX - начала XX столетий - в работах B.C. Соловьева, в творчестве Ф.М. Достоевского и ряда мыслителей, придерживавшихся в философии принципа всеединства. Возникновение теократической идеологии в период средневековья было вызвано созданием единого централизованного Московского государства. Образовавшемуся на основе отдельных княжеств государству требовалась идея, способная объединить удельные земли под эгидой набиравшей военно-политическую мощь Москвы. Идейно-теоретические поиски того времени вылились в доктрину Филофея «Москва - третий Рим». Господствовавшее в период средневековья религиозное мировоззрение не могло создать иной идеологии, кроме религиозной. Возникновение теократической концепции было обусловлено также и тем, что носителем знания и всей передовой культуры являлась церковь. Национальная идеология средневековой России была одновременно церковной идеологией. Она создавалась в монастырях, которые были, по выражению В.В. Зеньковского, «средоточием духовной жизни древней России», постоянно напоминая людям «о той небесной правде, которая должна быть изнутри соединена с миром, мир же должен быть очищен и освящен, чтобы в преображении, стать Царством Божиим».

Одним из главных внешних факторов, сыгравших решающую роль в формировании данной доктрины было падение Византийской империи от турок. Оно по времени совпало с созданием Русского централизованного государства и повлияло на утверждение теократических основ возрождавшейся российской государственности.

В своих основных чертах концепция Филофея воспроизводила выработанный в Византии теократический идеал христианского государства. Доктрина обосновывала статус Московского царства как единственно истинного христианского государства, в жизни которого в полной мере должны были воплотиться каноны православной веры. В этой идее отчетливо проявились все компоненты христианского теократического мировоззрения: хилиазм - в виде образа последнего исторического и выходящего за пределы истории (сверхисторического) Московского государства, олицетворявшего «царство Христово», эсхатологизм - завершение исторического процесса в Третьем Риме («а четвертому Риму не бывать»), мессианизм, связанный с мыслью об избранном русском народе, объединенным Москвой. Начиная с этого времени мессианство становится неотъемлемым элементом русского национального сознания. В работе «Душа России» Н.А. Бердяев писал: «С давних времен было предчувствие, что Россия предназначена к чему-то великому, что Россия - особенная страна, не похожая ни на какую страну мира. Русская национальная мысль питалась чувством богоизбранности и богоносности России. Идет это от старой идеи Москвы как Третьего Рима, через славянофильство - к Достоевскому, Владимиру Соловьеву и к современным неославянофилам».

Теократические тенденции средневекового Российского государства выразились в обожествлении царской власти. Именно в этот период впервые на Руси совершается обряд помазания царя на царство. Власть государя приобретает сакральный характер. Политическое правление мыслится как служение высшим целям, «как милость Бога по отношению к слабым людям, по своим грехам и преступлениям не могущим нести на себе безгосударственные формы жизни». В подтверждение высокого статуса государственной власти великий князь меняет титул и становится царем. Это начинает означать, что он, имеющий божественной предназначение, уже не первый среди равных, а единственный, самодержец. Производный характер слова царь от латинского цезарь (кесарь) придавал авторитет и легитимность новому государственному строю, подчеркивал преемственность и однопорядковость царской власти Московского князя и власти императоров Рима и Византии. В это же время рождаются легенды о якобы имевшем место в действительности факте передачи императором Византии Владимиру Мономаху царского венца и регалий и о дальнейшем их переходе в руки великих московских князей. Таким образом подчеркивалась непрерывность и легитимность самодержавной власти в истории Киевской, Удельной и Московской Руси. В подтверждение подобного мнения устанавливается генеалогическая связь московских князей через Рюрика с римскими императорами.

На теократизацию централизованного Московского государства оказало влияние учение Иосифа Волоцкого, положившего начало направлению мысли, названному стяжательством. Как отмечают исследователи, творчество Иосифа «оказало большое влияние не только на формирование учений о государстве и праве, но и непосредственно на процесс строительства русской государственности». Стяжатели обосновывали экономическое могущество церкви, основывающееся на крупной земельной собственности монастырей. Эта собственность, по их мнению, должна использоваться на выполнение социальных функций церкви: помощь бедным, содержание монахов, строительство церквей и т.д. Иосиф Волоцкий выступал также за преследование государством еретиков и считал вероотступничество государственным преступлением. В теократическом духе Иосиф интерпретировал предназначение царской власти. Последняя, по его мнению, должна служить своему божественному предназначению - реализации в мире Царства Божьего.

Теократическая идея лежала в основе Раскола. Надежде об истинном христианском Московском государстве не суждено было сбыться и теократические чаяния сменились разочарованием в правительстве, в его способности создать истинное боговластие. Раскол, таким образом, был реакцией разочарования на крушение теократических иллюзий. Связь Раскола с концепцией «Москва - третий Рим» подчеркивалась в литературе неоднократно. А.В. Карташев и В.В. Зеньковский напрямую связали движение старообрядчества с идеологией «третьего Рима». По мнению Карташева, в старообрядчестве «разрядилось то напряжение русского духа, которое сделалось осью его самосознания и сводилось к идее третьего Рима, т.е. к мировой миссии охранения чистоты истины Православия». «Для Православия - писал В.В. Зеньковский, остался дорог теократический замысел, но лишь как идеал, как видение грядущего преображения, - и эта историческая позиция восстанавливала в церковном сознании правильное соотношение мистического существа церкви и ее исторического бытия...Православие не отшатнулось от идеи третьего Рима, но и не увидело Антихриста в обмирщенной государственной власти, - и это открывало вновь возможность духовно-трезвого сочетания провиденциализма с историческим реализмом...». На это же время приходится деятельность патриарха Никона, желавшего подчинить власти церкви царский престол. Спустя полтора столетия теократические взгляды вновь оживут в рассуждениях митрополита Филарета (Дроздова), а еще через полвека выльются в философскую концепцию «свободной теократии» Владимира Соловьева.

В духе принципа симфонии митрополит Филарет выводит царскую власть в христианском государстве от небесного царя - Иисуса Христа. Передача власти, по его мнению, состоялась в момент видения императором Константином Иисуса Христа, когда Христос вручил ему знамя с надписью «Сим побеждай». «...Высшее начало царствования сокрыто в Боге, хотя и открывается посредством земного закона престолонаследия, по воле главы царственного рода» - утверждал митрополит. В государстве, население которого христиане, считал Филарет, должна быть царская власть, освященная религией. Монархическое властвование - священная обязанность, выполнение которой завершается установлением Царства Божьего. Власть царя - «есть орудие и проявление власти Царя Небесного». Она побуждает монарха к добродетельному и совершенному правлению, а подданных - к безусловному повиновению и благоговению перед ним. Филарет призывал вернуться к временам «старинного построения государства», когда высшая политическая власть действовала на «основании благословления и закона Божия».

Грандиозный утопический проект «свободной теократии» строил Владимир Соловьев. Теократия, по мнению философа, должна была оживить веру, восстановить в мире истину и любовь, обеспечить свободу и полноту бытия. Цель боговластия - рождение нового духовного человека и воссоединение его с богом в образе богочеловека. Ее достижение виделось Соловьеву двояким путем: 1) при помощи личного нравственного совершенствования, позволяющего преодолеть эгоизм, неверие и отчужденность человека; 2) посредством улучшения общественных отношений и устранения этим социального зла и разобщенности мира. Оба направления тесно связаны между собой, так как Соловьев считал, что общество является дополненной (расширенной) личностью, а личность - сжатым, сосредоточенным обществом. Теократия, таким образом, виделась философу в качестве заключительной стадии всеобъемлющего внутреннего и внешнего нравственного преображения жизни, в котором сходятся все совершенные устремления человеческой индивидуальности и коллективности. Она - воплощение всеединства. Е. Трубецкой писал, что «от начала до конца философской деятельности Соловьева практический интерес действительного осуществления всеединства в жизни стоит для него на первом плане».

К теократии, считал философ, стремится как общество, так и природа. Их совместная эволюция проходит пять этапов: царство минералов, царство растений, царство животных, царство человека и Царство Божье. Каждая стадия «богоматериального» процесса выступает основой последующих превращений. Появление человека природного на земле было подготовлено всеми природными процессами, к Богочеловеку развивается вся история человечества. Предпосылки и условия осуществления Царства Божьего проглядывают в закономерностях природного и социального развития. В неорганическом мире - это сила тяготения, образующая из вселенной единое целое, а также законы теплоты, света и электричества, способствующие взаимопроникновению элементов мира, преодолению их отдельности. В человеческом обществе идея мирового единства высвечивается еще яснее и отчетливее. Абсолютное всеединство образуется здесь не внешним законом, а сознательным внутренним движением, основой которого являются этические принципы. Исторический процесс демонстрирует последовательное взаимосближение людей в семье, в области экономики, политики и на высшей ступени бытия - в сфере духа. Уже в религиях индусов, греков и евреев проводится мысль о единстве человечества, о власти над ним высших сил, которые подчиняют себе злое, материальное начало человеческой природы.

Но в полной мере идеал Царства Божьего выражается христианством, так как установление в жизни совершенного теократического порядка нравственности возможно лишь на основе свободы и взаимной любви бога и созданных им существ. Христианская церковь, определяемая Соловьевым как «действительная и предметная форма Царства Божьего» и является высшей формой духовного общения. «Это тело, - писал мыслитель, являющееся сперва как малый зачаток в виде немногочисленной общины первых христиан, мало-помалу растет и развивается, чтобы в конце времен обнять собою все человечество и всю природу в одном вселенском богочеловеческом организме». Все человечество должно достичь богочеловеческого единства и войти в состав свободной теократии.

Теократия, по Соловьеву, может быть реализована лишь при условии воссоединения христианских религий, поскольку истина выражается ими только в единстве. В своей отдельности они выступают как части богочеловеческого организма. Католичество, основанное на строгой иерархии священнослужителей, представляет исторический базис теократии, ее прошлое, так как священство выступает главным носителем церковного предания. Значимость католической веры определяется и тем, что в ее основе лежит принцип абсолютной власти верховного первосвященника. Без власти римского папы народы не могут быть объединены в одну семью: всеобщее братство на земле предполагает и всеобщее, единое для всех духовное отцовство. Протестантизм олицетворяет будущее теократии. По мнению Вл. Соловьева, протестантская религия, отрешившаяся от авторитета церковной организации и догм вселенских соборов сохранила свободу религиозного пророчества. В пророчестве, возвещающем об идеалах и ценностях истинной богочеловеческой жизни и состоит будущее боговластия. Настоящее же церкви есть народ, объединенный в современных условиях в государственно-организованные общества. Соединить народы в пределах общей территории царства и выполнить задачу современного периода эволюции теократии должен был православный царь.

Вообще России в деле построения теократии философом отводилась особая роль. Ее историческая миссия заключалась в преодолении противостояния христианских конфессий и восстановлении вселенскости церковной жизни. «Русская идея, исторический долг России требует от нас признания нашей неразрывной связи с вселенским семейством Христа и обращения всех наших национальных дарований всей мощи нашей империи на окончательное осуществление социальной троицы...». По мнению Соловьева, развитием человечества управляют три силы: центростремительная - упорядочивает и подчиняет общество людей единому принципу, упраздняя многообразие частных форм и свободу личной жизни, центробежная - утверждает в мире множественность форм, эгоизм и анархию, третья сила - примиряет две первые, давая им положительное содержание, созидает целостность общечеловеческого организма. Первая сила проявляет себя в католичестве, вторая - в протестантстве, носителем третьей силы выступает русский народ. «От народа - носителя третьей божественной силы требуется только свобода от всякой ограниченности и односторонности, возвышение над узкими специальными интересами, требуется, чтобы он не утверждал себя с исключительной энергией в какой-нибудь частной низшей сфере деятельности и знания, требуется равнодушие ко всей этой жизни с ее мелкими интересами, всецелая вера в положительную действительность высшего мира и покорное к нему отношение. А эти свойства, несомненно, принадлежат племенному характеру Славянства, в особенности же национальному характеру русского народа».

Воссоединением христианских церквей Соловьев пытался решить и русский национальный вопрос. Возвращение вселенскости, по мнению философа, есть наш национальный подвиг самоотречения, который позволит России вступить в духовно-интеллектуальное общение с Западом и избавиться от обособленности и замкнутости. Как и в прежние времена, в период призвания варягов и реформирования системы государственного правления при Петре I, Россия сможет повторить национальный подвиг самоотречения, встав над исключительностью и самомнением. Построение «свободной теократии», считал мыслитель, отвечает свойствам русского национального идеала и народного характера, поскольку идеал России религиозен и находит свое выражение в образе «святой Руси».



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Демократические режимы, их особенности и виды
Действие во времени прецедента
Функции юридических фактов в гражданском процессуальном праве
Классификация норм права
Темпоральные изменения правового обычая
Вернуться к списку публикаций