2013-06-25 12:41:35
ГлавнаяТеория государства и права — Государственно-правовая характеристика теократии



Государственно-правовая характеристика теократии


В социально-историческом плане теократическая концепция власти противостоит технократической. Всеобщее благоденствие и счастье, являющиеся конечными целями развития как первого, так и второго типа обществ, достигаются абсолютно противоположными способами. В технократии совершенствование социальных отношений и самого человека осуществляется посредством постоянного расширения индустриального производства, повышения производительности труда и улучшения организации управления. Движущей силой организации власти и общественного развития в целом здесь выступает наука, основывающаяся на рационализированном знании и ценностях «производства-потребления». Технократия, в отличие от теократии, утверждает веру не в бога, а в человеческий разум.

Технократическая жизнь мыслится как неизменный прогресс технической оснащенности общества, стремление человека к искусственной машинной цивилизации.

Но религиозно-правовую регламентацию общественных отношений не следует трактовать исключительно как негативную, а технократическую организацию власти - как неоспоримое достижение человеческой мысли. Теократическое устройство, оставаясь оппозиционным тотальной индустриализации, избавляет природу и общество от многих негативных последствий воздействия техники. Более заботясь о моральном состоянии людей, политическое боговластие в лице религиозных императивов ставит прочные барьеры на пути пагубных изменений социально-экологической среды. В далекой исторической перспективе нельзя с полной определенностью говорить о том, что гуманней и способствует выживанию человечества: теократия с ее многочисленными табу, тенденциями консервации общественного развития и ориентированностью на духовно-нравственный аспект взаимодействия людей или технократическое общество, положившее начало бесконечной гонке создания все более автономизирующейся техники с ее механизацией и обезличиванием человека, грозящими обернуться гибелью всего живого.

В качестве положительных сторон религиозно-правовой регламентации общественных отношений следует выделить относительно низкий уровень совершения правонарушений. Специалисты в области мусульманского права отмечают устойчивость правомерного поведения в тех государствах, где главная роль в регулировании социальных связей принадлежит шариату. Так, Л.Р. Сюкияйнен пишет: «Религиозные стимулы оказываются настолько сильными, что в отдельных сферах общественных отношений нормы мусульманского права исполняются практически без вмешательства государства, поскольку случаи нарушения исключительно редки». В сфере эффективного обеспечения действия религиозного права светскому государству есть, что позаимствовать у теократического.

Причины стабильного, не отклоняющегося от нормы поведения обусловлены совокупностью социальных и психологических факторов религиозно-правового регулирования, оказывающих комплексное воздействие на поведение людей. При оценке правомерного поведения людей теорией государства и права учитываются: а) знание участниками общественных отношений правовых норм; б) отношение к требованиям права; в) мотивация правомерных поступков. Рассмотрим данный вопрос.

В социальном плане устойчивость правомерного поведения определяется высоким уровнем знания и авторитетностью религиозно-правовых норм. На протяжении длительного периода религиозные нормы остаются в теократическом государстве неизменными. Из поколения в поколение они передаются как основополагающие принципы человеческой жизни, превращаясь в максимы индивидуального и общественного сознания. Глубокое усвоение религиозно-правовых норм обусловливается совпадением целей государства, взявшего под охрану данные нормы, и остальных участников теократических властеотношений, воплощающих религиозно-правовые предписания в действительность. Высокий уровень правовой информированности населения, его заинтересованность в соблюдении религиозно-правовых норм создают благоприятные предпосылки действенности права в теократии.

Эффективности религиозно-правовых норм способствует мощная система религиозного воспитания. Функция воспитания и обучения является в теократическом государстве одной из самых приоритетных. На формирование знаний, ценностных ориентаций и социальных установок участников теократических взаимодействий направлена деятельность целой сети образовательных учреждений - храмов, монастырей, богословских школ и т.д., где религиозно-правовое воспитание и обучение начинаются с раннего детства и могут заканчиваться поздней старостью. Преподавание религиозных дисциплин является обязательным во всех учебных заведениях теократических государств. «Ни в одной арабской стране - отмечают ученые, сегодня школа не отделена от церкви». Целенаправленная воспитательная деятельность обусловлена в теократическом государстве необходимостью формирования адекватного религиозно-правовым образцам поведения. В конечном итоге она служит гарантом успешной религиозно-правовой социализации членов политического боговластия. Наряду с религиозно-правовой регламентацией общественных отношений и политическим лидерством духовенства религиозное образование выступает одним из определяющих свойств теократического государства.

Забота о религиозном воспитании и неукоснительном соблюдении религиозно-правовых норм может выходить в теократии за рамки здравого смысла. Так, в некоторых из них обеспечение следования канонам вероучения достигалось за счет подавления личной свободы обучающихся. Описывая внутреннюю жизнь Иезуитского ордена в Парагвае, В.В. Святловский отмечал: «Собственно вся жизнь парагвайского республиканца представляла собою одно непрерывное воспитание. Обучение прекращалось с замужеством или женитьбою, но назидательное наставление и нравственное поучение не прекращалось до гроба... Система воспитания и распорядок жизненного уклада не давали в Парагвае места для личной свободы». Тотальное идеологическое воздействие на подвластных индивидов подтверждает тезис о явном несоответствии практики воплощения теократических идей религиозному вероучению.

Большое влияние на точное следование религиозно-правовым предписаниям оказывает также их нерасчлененность, вследствие чего правовые нормы обладают высоким моральным потенциалом, справедливостью, а религиозно-правовые запреты подкреплены как мерами государственного, так и общественного воздействия.

Относительно низкий уровень отклоняющегося поведения в теократии объясняется и психологическими факторами. Противоправный поступок в теократии является не только аморальным, но и греховным. Данное обстоятельство положительно влияет на низкий уровень правонарушений, так как чувство ответственности правонарушителей усиливается религиозными представлениями о неизбежном воздаянии за все грехи и о вечных мучениях богоотступников, совершивших самые страшные, с точки зрения религии, проступки.

Уровень теократического религиозно-правого сознания довольно высок. Он обусловлен и сильной укорененностью религиозных норм в психике членов политического боговластия. Реализация религиозных предписаний, как уже было отмечено ранее, опирается как на сознательные, так и на бессознательные структуры личности. Полное подчинение внутренней и внешней жизни человека божественной воле представляет одно из главных условий религиозной веры. В Библии, например, Бог Израиля требует: «И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всеми силами твоими». В Коране говорится: «О люди! Поклоняйтесь вашему Господу, который сотворил вас и тех, кто был до вас, - может быть, вы будете богобоязненны!». По точному определению П. Тиллиха вера - это «состояние предельной заинтересованности, центрированный акт личности». Тотальная ориентированность человека на соблюдение религиозных требований создает благоприятные условия для поддержания религиозно-правового порядка.

Проблема правового регулирования, имеющего перед собой цель - достижение правомерного поведения, органично включает в себя индивидуально-психологические аспекты правового воздействия. Право создает модели должного поведения. Прежде чем реализоваться в поведенческих актах они должны быть осознаны человеком, должны стать частью его внутренней, психической жизни. Воздействуя на волю и сознание человека, добиваясь от него должного поведения религиозно-правовые предписания по сути создают особый тип личности - Homo teokratikus (человека теократического). Homo teokratikus - это психологический тип личности, усвоившей и реализующей на практике поведенческие образцы, нормы и ценности теократического общества. Жизнедеятельность человека теократического не только соответствует образцам религиозно-правовой регламентации, но и является необходимой основой существования политического боговластия. Homo teokratikus выступает результатом и гарантом теократической структуры социальных отношений.

Идея анализа социально-психологического портрета типичного представителя какого-либо политического сообщества не нова. Уже Платон при характеристике форм правления использовал описание людских характеров, соответствующих, по его мнению, каждому из видов государства. Это позволяло мыслителю глубоко проникнуть в ткань политической жизни и вскрыть внутренние, психологические причины перерождения форм полисного устройства. Попытка психологически-правового анализа системы теократических межличностных связей на уровне индивидуального сознания ее участников, а точнее на уровне индивидуального религиозно-правового сознания также имеет большую познавательную ценность и способствует полному и точному исследованию свойств теократического государства.

Психическое состояние Homo teokratikus характеризуется ясным осознанием смыслов и целей социальной деятельности. Теократический человек претендует в жизни на достижение предельной цели - стать совершенным и в своем совершенстве приблизиться к богу. Вследствие этого мотивация теократического человека обладает особыми качествами. Стимулами для него являются не материальные блага, заключающиеся в приобретении богатства, социального престижа, власти, а ценности духовной жизни, тесно связанные с потребностью самореализации. Удовлетворение иных желаний, обусловленных более приземленными мотивами считается для Homo teokratikus предосудительным. В надежде получить награды на пути внутреннего совершенствования Homo teokratikus способен совершать поступки в ущерб интересам личной материальной выгоды. Это качество как нельзя лучше отвечает проводимой в теократическом государстве политике приоритета публичных интересов над частными, пренебрежения к правам человека ради призрачных, утопических целей.

Признание за собой высшего предназначения соседствует в душе теократического человека с чувством собственного превосходства над людьми, не принадлежащим к политическому боговластию. На этой основе в сознании Homo teokratikus формируется предубеждение к представителям иных вероучений, которое дополнительно подкрепляется религиозной установкой, постулирующей разделение людей на «своих» - единоверцев, обладателей истинного божественного знания, и «чужих» - людей, не исповедующих таких взглядов. По отношению к иноверцам Homo teokratikus проявляет антипатию, нетерпимость, доходящие в крайних формах до степени жестокости. Для теократических государств свойственна агрессивность. Борьба с иноверцами, еретиками, религиозные войны составляли важнейший элемент политики теократических государств прошлого. Сохранились они в отдельных теократиях и сегодня.

Проблемы во взаимоотношениях членов политического боговластия и представителей социумов, не придерживающихся аналогичных религиозных взглядов возникают также вследствие закрытости теократии. Развитие теократической личности происходит в условиях тотального господства религиозной идеологии, дефицита и искажения информации об окружающем социокультурном пространстве. В результате предвзятости суждений у Homo teokratikus складывается упрощенный, стереотипизированный образ действительности. Сознание теократической личности консервативно и не приемлет иной взгляд на мир. Homo teokratikus - догматик. Изменить создавшиеся под воздействием религиозной доктрины образы окружающей реальности практически невозможно, как невозможно изменить теократические модели социальных связей. Аксиома религиозного сознания: священное неприкосновенно и не подлежит изменению. В то же время стереотипы теократического сознания выполняют по отношению к политическому боговластию стабилизирующие функции. Они поддерживают идентификацию личности с политическим боговластием и сохраняют устойчивость теократических связей.

Стабильность теократического правопорядка зависит и от суровости санкций за нарушение религиозных норм. Однако данное обстоятельство нельзя считать позитивным качеством теократии. Как наказание здесь применяются меры физического воздействия. Не случайно эпоха средневековья, ознаменовавшаяся расцветом теократий, отличается и бесчеловечным отношением к преступникам. Особенно строго наказываются лица, совершившие преступления против веры и лидеров религиозно-политической власти. Отмечая жесткость уголовных санкций в теократии И. Блюнчли писал: «В человеческой справедливости здесь проявляется гнев божий, свободное движение индивидуального духа осуждается как безбожное дело». Во многих мусульманских государствах до сегодняшнего дня существуют телесные наказания в виде побивания камнями, отсечения рук, ударов палками. Поддержание теократического правопорядка на основе страха является самым вопиющим извращением религиозной идеи. Культивируемый здесь страх перед властью и богом создает авторитарный тип веры, поддерживаемой не свободным духовным выбором, а мыслью о неминуемом наказании за отступления от божественных норм. Это в конечном итоге приводит к формированию авторитарного типа теократической личности.

По мере интеграции и сближения различных общественных систем, возрастания взаимосотрудничества роль религиозно-правового регулирования заметно снижается. Данный процесс происходит главным образом в силу объективных внутренних причин. Религиозно-правовые средства в усложняющейся жизни просто не смогут выполнить стоящие перед ними задачи регулирования общественных отношений. Религиозные императивы вследствие того, что они именно религиозные, т.е. связующие два противоположных плана бытия, неспособны по своей природе рационально, логически непротиворечиво и исторически адекватно определять поведение людей. Теократия в таком виде, в каком она существует, обречена на умирание. Но в то же время следует принимать во внимание фактор непредсказуемости человеческой истории, демонстрирующей нередко примеры немыслимых, крайне жестоких и антигуманных социальных порядков.

Реализация религиозных норм в качестве наиважнейших социальных ценностей обуславливает некоторые особенности организации системы теократической власти. К числу ее характерных свойств принадлежат: централизация, единоначалие, нерасчлененность власти. Судебная деятельность теократических органов государственной власти четко не отграничена от иных функций управления. Правосудие, таким образом, может осуществляться органами правотворчества, управления и собственно судами.

Слияние политики и религии, вероучения и права порождают властные институты, не встречающиеся в иных системах государственной власти. Прежде всего, к ним относятся духовно-политические органы, состоящие из представителей духовенства или религиозных авторитетов, которые осуществляют в теократическом государстве правотворческие и судебные функции. Правотворческие религиозные органы теократических государств представлены Советом хранителей Конституции в Иране, Высшим советом улемов в Саудовской Аравии, Консультативным советом в Омане, Синодом епископов в Ватикане и т.д. Главным направлением деятельности данных институтов является выработка правовых норм по вопросам не урегулированным религиозными предписаниями. В зависимости от особенностей конкретной государственной системы власти, компетенция религиозно-правотворческих органов может выходить за указанные рамки. Совет хранителей Конституции, например, утверждает все принимаемые в государстве нормативно-правовые акты на предмет соответствия их исламу, после чего акты вступают в законную силу. Кроме того, он контролирует выборы Руководителя - главы Ирана, Собрания экспертов, парламента, президента, надзирает за проведением референдумов.

Во вторую очередь необходимо выделить органы светской власти, выполняющие религиозные функции. К ним можно отнести должности глав теократических государств, за исключением поста Руководителя Ирана и главы Ватикана, а также религиозную полицию. Значимость религии обусловливает существование в теократических государствах также высших органов власти, координирующих взаимодействие религиозных объединений и государства. Например, таких как Министерство исламской культуры в Иране.

Система государственного аппарата теократии основывается на таких принципах как:

- религиозная законность;

- верховенство божественного права;

- религиозный и религиозно-образовательный ценз при формировании ключевых государственных должностей;

- несменяемость лидеров государств;

- ограничения на занятие государственных должностей для женщин.

Подводя итог анализу особенностей теократической организации власти в государстве, необходимо отметить, что характеризующие ее признаки не позволяют под государственной теократией подразумевать форму государства, а также разновидность монархии или республики. На наш взгляд, теократическая власть может быть выделена в самостоятельную форму правления. Определяющими свойствами такой власти следует считать источник государственного суверенитета, особый порядок формирования высших органов государственной власти и управления, их компетенцию, ограниченную религиозными догматами, их особый состав. Но наиболее полному выражению сущностных свойств политического боговластия соответствует его определение в качестве системы государственной власти. Теократическое государство - это система организационных и регулятивных государственных властеотношений, складывающихся в процессе реализации религиозно-правовых предписаний.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Правовое воспитание в России и его значение в формировании правовой культуры
Функции юридических фактов в трудовом и семейном праве
Роль Совета Федерации в законодательном процессе
Виды диспозитивных норм права по российскому законодательству
О понятии принципов права
Вернуться к списку публикаций