2013-06-25 12:41:35
ГлавнаяТеория государства и права — Государственно-правовая характеристика теократии



Государственно-правовая характеристика теократии


Космологические мотивы теократических властеотношений раннеклассовых государств ярко отражены в сохранившихся до наших дней памятниках архитектуры. Грандиозные, даже по современным представлениям, древние храмы, башни, пирамиды и стелы олицетворяли иерархию космических связей, выступая вещественно-образными проекциями богочеловеческих отношений. Одно из главных назначений данных архитектурных комплексов - поддержание общественного порядка, соответствующего представлениям о вселенской гармонии. Недавние исследования австралийского ученого Р. Бьювэла по проблеме строительства древнеегипетских пирамид показали, что расположение трех гигантских пирамид в Гизе в точности соответствует расположению трех звезд Пояса Ориона. По мнению ученого, район Мемфисского некрополя рассматривался древними египтянами как земное отражение участка звездного неба созвездия Ориона. А если к тому же учесть, что Нил напоминал собой Млечный Путь и именовался у египтян не иначе как «звездной рекой», то становятся понятными многие космологические мифы, символы и культы Древнеегипетского и других теократических государств.

Космоцентризм теократического государства не является плодом оторванного от жизни идеалистического религиозного сознания. Он имеет под собой объективные основания. В период перехода от присваивающей экономики к производящей, когда стали образовываться первые раннеклассовые земледельческие государства, у людей возникла необходимость в более глубоких знаниях явлений окружающей среды. Во многом для этого были воздвигнуты гигантские сооружения, позволявшие осуществлять наблюдения за различными природными стихиями, приспосабливаясь к ним, или адекватно реагируя на их угрожающие последствия. Сохранившиеся до наших дней в различных частях света монументальные произведения эпохи первых государств имели в свое время практическое значение, выполняя главным образом функцию вспомогательных средств исследования явлений окружающей среды. Их космический символизм связан, таким образом, с вполне земными потребностями, а именно с обеспечением новых экономических условий жизни людей. Космологические компоненты современной теократической государственности, несущие важную ценностно-смысловую нагрузку являются наследием прошлых времен.

Переход от присваивающей экономики к производящей обусловил не только космоцентрический характер государственности раннеклассовых обществ, но и само возникновение теократических государств. На основе познанных закономерностей природных циклов в раннеземледельческих обществах были выработаны нормативные образцы и правила социальной, политической и трудовой деятельности. Они облекались в религиозно-правовую форму и выражались в виде мифов, культов, обрядов, фиксировались в форме агрокалендарей.

Вся жизнь раннеклассовых государств определялась религиозно-правовой системой социального регулирования. В сельском хозяйстве, как отмечают ученые, «неукоснительное соблюдение агрокалендарей становится основой всей производственной, общественной, да и личной жизни членов раннеземледельческой общины». В государственном управлении циклические природные изменения определяли особенности отправления верховной власти. Смена правителей теократических государств представлялась закономерным результатом смены власти богов, которая, в свою очередь, отождествлялась с естественными ритмами чередования времен года.

Религиозно-правовое регулирование способствовало возвышению жречества, монополизировавшего знания природного мироустройства. Жрецы стали выполнять функции поддержания социального порядка и приведения его в соответствие с циклическими изменениями природы, а храмы превратились в организационно-хозяйственные, распределительные, информационные и религиозные центры. Исследователи культуры майя установили, что жреческое сословие контролировало всю государственную жизнь. «Жрецы - пишет В.И. Гуляев, указывали время выступления военных отрядов и купеческих караванов. Они следили за сроками всех работ, в особенности земледельческих и совершали обряды, связанные с рождением, посвящением, женитьбой и смертью жителей».

Политическая практика раннеклассовых теократических государств нашла свое отражение в божественной теории происхождения государства и права. Последняя является не только логическим следствием христианского догмата о божественном творении, но имеет в своей основе реальные исторические события. Тезис Фомы Аквинского о вечном праве, существующем в Боге и являющемся источником других видов права - естественного и человеческого, согласуется с господствующей идеологией и политико-правовой практикой раннеклассовых государств, где модели должного поведения облекались в религиозные формы. В силу доминировавшего в то время религиозно-мифического мировоззрения, нормы и образцы требуемого поведения могли быть признаны и исполнены лишь в том случае, если они получали религиозную легитимацию.

Признание в раннеклассовом государстве за божественным миром первичности и самостоятельности существования логически влекло к признанию божественной предопределенности земной власти, государства и права. На этом и основан другой основополагающий постулат божественной теории государства и права Фомы Аквинского: «Государство генетически появляется раньше, чем организующие его граждане». Божественная теория отражает многие реально-исторические закономерности образования государства и права. Она содержит в себе рациональное начало и не утратила свой познавательный потенциал и в наши дни.

Процесс возникновение государства и права сложен. Он обусловливается множеством факторов, среди которых не последнее место принадлежит религиозным. Господствовавший ранее в отечественной науке догматизированный марксистский подход к сущности государственно-правовых явлений ориентировал лишь на рассмотрение экономических причин их развития. При этом другие обстоятельства генезиса политических структур считались второстепенными и оттеснялись на задний план. Анализ теократического государства позволяет по-иному взглянуть на происхождение и смысл государства и права, оценить роль религии и церкви в формировании политико-властных структур. Сам факт существования теократии предельно ясно показывает, что у государства и права имеется и духовно-нравственное, религиозное предназначение. Право должно не только опосредовать экономику и политику, регулировать социальную жизнь, разграничивая субъективные интересы участников общественных отношений. Его задача также состоит и в утверждении этических образцов поведения. В государственной деятельности наряду с предписаниями права следует соблюдать и духовно-нравственные нормы.

Вселенская иерархия бытия отражается в теократии в форме отношений строгой субординации как между индивидами, так и между социальными группами: кастами, варнами, профессиональными корпорациями и т.д. Социальная стратификация обуславливает кастовость теократического общества. Религиозные догматы, закрепляя кастовый строй обосновывают это божественной справедливостью, которая, с точки зрения религиозного сознания, заключается в исполнении представителем каждой группы долга, определяемого его социальным положением. Пирамидальная структура социальных связей являлась неотъемлемым атрибутом государств Древнего Востока, доколумбовой Америки, феодальной Европы. На принципах жесткой иерархии построена организация власти современных теократий - Ватикана, Саудовской Аравии, Ирана и др. Наивысшее место в иерархической структуре теократического государства принадлежит лицам, которые, с позиций религии, выполняют функции, аналогичные божественным. Верхние этажи социальной стратификации в политическом боговластии занимают его лидеры: воплощенные в людей боги, пророки, военно-религиозные вожди, духовно-политические главы государств, религиозные авторитеты.

Иерархия, как принцип организации религиозных, в том числе и религиозно-политических структур, в той или иной степени проявляется во всех теократических государствах. Иерархизм религиозного мировосприятия обусловливает в первую очередь характер устройства религиозных структур: церквей, деноминаций, сект и т.д. В Кодексе Канонического Права Римской католической церкви закреплено: «Основополагающим принципом, имеющим силу в области церковной власти является принцип иерархии».

Религиозные организации, построенные на принципах строгой иерархии и субординации могут оказывать огромное влияние на формирование государственной власти, привнося в нее отношения иерархической упорядоченности. В особенности это характерно для образования государств в зоне распространения христианской религии. По мнению видного историка права Гарольда Джона Бермана, католическая церковь стала прототипом западных государств Нового времени. Ученый пишет, что в тот период, когда еще не были образованы самостоятельные и независимые западно-европейские государства католическая церковь после понтификата Григория VII «обрела большинство отличительных черт государства в его современном понимании».

В некоторых случаях государства могут возникать непосредственно из самих религиозных коллективов и заимствовать у последних основные принципы организации. Так, из религиозной общины мусульман - уммы вырос Арабский халифат, из ламаистских монастырей Тибета - государство Тибет, из Римской католической церкви - Ватикан.

В свою очередь, при тесном взаимосотрудничестве государства и церкви, политическая власть также оказывает заметное влияние на организацию религии. Ярким историческим примером тому служит Византия. С принятием императором Константином христианской веры христианская церковь становится здесь государственной и получает большие привилегии. Указами и декретами императора Константина, а затем и его преемников священнослужители наделяются государственно-властными полномочиями и превращаются в чиновников, церковно-территориальное деление уподобляется административному, а государственное устройство - церковному. При императоре Феодосии константинопольский епископ получает высший иерархический чин после римского епископа и как следствие - власть над Востоком империи. Император в свою очередь добился высшего положения в церкви, взяв, таким образом под свой полный контроль духовенство. Как отмечают исследователи, при Феодосии слияние государства и церкви было доведено до логического конца. «Всеми мерами император создал православное государство. Государство de jure превратилось в церковь».

Тесное взаимодействие политических институтов и религиозных организаций, в первую очередь, государства и церкви относится к существенным свойствам теократических государств. На данное обстоятельство обращается внимание практически во всех исследованиях истории государства и права как западных, так и восточных цивилизаций. В странах, где государственной религией был буддизм, сангха (буддийскую церковь) рассматривалась политической властью в качестве важнейшей части государственного аппарата, «посредника между государством и народом, как «столп» царской власти». Политическое партнерство государства и церкви очень часто бывает взаимовыгодным. Пытаясь добиться признания, государственная власть апеллирует к духовным ценностям и религиозным традициям, носителем которых выступает церковь. Поэтому для обретения устойчивости «граду земному» необходимо найти опору в «граде божьем». Церковь же от данного сотрудничества получает дополнительные возможности воздействия на паству через государственные структуры и средства массовой информации, находящимся под контролем государства. Ей также предоставляются юридически закрепленные льготы и преимущества для целей собственного промысла, порой далеко не божественного свойства. Это позволяет оттеснить конфессиональных конкурентов и укрепить материально-финансовое положение духовных учреждений.

С теоретико-правовой точки зрения структура государственно-церковных отношений включает в себя: субъекты, объект и содержание. Участниками государственно-церковных отношений являются государство и религиозные объединения. В качестве объекта подобных взаимодействий выступает обеспечение свободы совести и вероисповедания. Для достижения этой цели государство, с одной стороны, определяет юридический статус религиозных объединений, устанавливает основные принципы их проповеднической и иной религиозной деятельности, а религиозные объединения, с другой стороны, выполняют свои функции, соблюдая нормы внутригосударственного законодательства. Эти взаимные права и обязанности государства и церкви составляют содержание государственно-церковных отношений. В теократических государствах структура подобных отношений претерпевает определенные изменения. Единство целей государства и церкви в теократии обусловливают их совместную деятельность по реализации лишь общественных, коллективных интересов, характеризующих данные институты как определенные социальные группы. Духовные потребности индивида, лежащие в основе создания религиозных объединений не принимаются в расчет. Объектом государственно-церковных отношений в теократии выступает уже не осуществление личностью свободы веры, а главным образом - укрепление политико-идеологического единства в обществе.

Иерархическая упорядоченность теократического государства отражается в его нормативно-ценностной системе. С точки зрения религиозного мировосприятия, главенствующее место в космосоциальном универсуме принадлежит божественному абсолюту. Бог объединяет разрозненные элементы эмпирической реальности, давая им истинное бытие. При таком понимании связей между структурами вселенского целого человек мыслится элементарной частицой космического миропорядка. Данный аспект теистической парадигмы приобретает в теократии доминирующее значение, оставляя в тени иные комплексы взаимоотношений бога и человека. Оторванное от общерелигиозного смысла односторонее видение космосоциальной упорядоченности логически приводит к приоритету публичного над частным, коллективного над индивидуальным, государственного над личностным. В большей степени в теократических государствах защищены права коллективов, государства, чем права и свободы личности. Человек может рассчитывать на обеспечение своих интересов лишь в том случае, когда он выступает в качестве представителя какой-либо группы: религиозной, кастовой, профессиональной и т.д.

Теоцентризм в религиозном мировосприятии коррелирует с централизмом в социальной сфере. Жизнь в теократическом государстве «замыкается» на его лидере. Он - центр и цель общественного организма. Теократический лидер может быть одновременно верховным жрецом, военачальником, судьей и правителем. В силу занимаемого положения личные качества главы теократического государства могут превозноситься до божественной высоты. Обожествление власти правителя - неизменный признак теократии, узел ее социальных связей.

Решения божественных наместников или их заместителей наделяются высшим смыслом и выполняются практически беспрекословно. Так, принимаемые Римским папой политические решения, имеют в Ватикане высшую юридическую силу и подлежат неукоснительному исполнению всеми организациями, должностными лицами и гражданами. Это относится и к его религиозным полномочиям. В соответствии с каноном 331 Кодекса Канонического Права он является «главой Коллегии Епископов, Наместником Христа и Пастырем всей Церкви на сей земле; поэтому в силу своего служения он пользуется в Церкви верховной, полной, непосредственной и универсальной ординарной властью, которую он всегда может свободно осуществлять». Ординарность папской власти означает ее неприкосновенность, обусловленную божественным характером. Верховенство подчеркивает ее высшую силу по отношению к другим властям. Признак полноты власти указывает на то, что она достаточна для выполнения своей главной цели - спасения человеческих душ, а также и на компетенцию, включающую в себя вопросы религиозного, организационного и управленческого свойства. Непосредственность власти Папы определяется, во-первых, ее прямым действием, не нуждающимся в каком-либо посредничестве, во-вторых, возможностью верующих обращаться непосредственно к Папе, минуя соответствующего епископа. Вселенскость папской власти характеризуется ее распространением на всех католиков мира.

Распространение теократической власти не только по политическим, но и по религиозным критериям - существенный фактор ее устойчивости и стабильности. Из данного свойства теократической власти вытекает еще одно следствие: если политическая власть теократического государства охватывает его территорию, то религиозное влияние не ограничивается пространственной обособленностью государства. Применительно к этому можно говорить о таком признаке теократического государства как беспограничность.

Беспограничность теократической власти логически вытекает из концепции суверенитета бога. В соответствии с данной доктриной, теократическое государство, представляющее на земле власть бога, имеет аналогичные с ним задачи и функции. Одной из главных целей религиозной деятельности является обращение людей в истинную веру. Теократическое государство, как представитель божественной власти, берет на себя выполнение священной миссии и действует с позиций носителя абсолютной политической власти. О беспограничности теократии можно вести речь лишь как о теории. На практике она конечно же ограничена суверенитетом других государств. Но желание осуществить теократический идеал вселенского государства верующих без национальных границ иногда получает реальное воплощение в действительности, что конечно же следует рассматривать как грубое нарушение норм международного права. Теократические ценности могут потенциально провоцировать вмешательства во внутренние дела государств, а также военные интервенции и террористические акты в отношении независимых субъектов международной политики. Это еще раз подтверждает исходный тезис об аномичности теократической идеи и возможности возникновения на этой почве деформаций правосознания.

Считается, что теократическая власть, санкционированная самим богом обладает особым божественным даром - благодатью (харизмой), именуемой в некоторых случаях царственностью. Законным теократическим правителем во многих государствах древности мог считаться лишь тот, кто имел царственность. Она как правило не связывалась конкретно с носителем власти, а принадлежала царскому роду (Египет) или городу (Месопотамия) и как исключение - личности. Сегодня отголоски древнего представления находят свое отражение в порядке замещения поста главы государства Ирана. Правом на власть обладают лишь потомки одного из праведных халифов - Али, так как с точки зрения шиизма - господствующей религии Ирана, власть над мусульманской общиной сохраняется в роду Али, который получил ее от самого пророка Мухаммада, зятем которого он являлся.

Вследствие особой важности функций, выполняемых главой теократического государства к нему предъявляются повышенные требования. Особо тщательный подход к кандидатуре религиозно-политического лидера прослеживается во многих теократических учениях. Теократические идеологи самое пристальное внимание обращали на его умственные, морально-психологические и физические качества. Ал-Маварди, например, считал, что халиф должен обладать благоразумием, высокой нравственной репутацией, познаниями в области теологии, неповрежденными органами слуха, зрения, речи, здоровым телом, смелостью и бесстрашием для защиты ислама и ведения войны против неверных.

В русской политической мысли вопрос о личных качествах правителя был впервые поставлен именно в связи с осознанием глубинных религиозных корней политической власти. По мнению Иосифа Волоцкого, рассматривающего государственную власть как божественное установление, высокое предназначение власти может реализоваться лишь в том случае, если ее носитель способен обуздать личные страсти, направив деятельность всего государства на достижение общего блага. Он считал, что не может являться Божьим слугой царь, страдающий такими пороками как неверие, хула, гнев, сребролюбие, лукавство, гордость.

При формировании властных структур современных теократических государств учитываются многие стороны личности кандидатов. В политическом боговластии практически исключена возможность занятия высших должностей неподготовленными и необразованными людьми, поскольку эти должности, как правило, формируются из авторитетных представителей духовенства, что предполагает наличие у кандидатов высоких профессиональных качеств. В соответствии с Конституцией Ирана все ключевые посты в государстве должны занимать факихи - знатоки мусульманского права. Чтобы стать факихом, нужно обладать многими достоинствами, среди которых: глубокое знание норм ислама, высокий духовный и интеллектуальный уровень, ведение благочестивого образа жизни, воздержанность, безупречная нравственная репутация и др. К кандидату на пост лидера Иранского государства предъявляются Конституционные требования компетентности в деле вынесения фетв (официальных суждений) по различным вопросам мусульманского государственного права, справедливости, набожности, правильности мировоззрения.

Характерные для теократии социальные связи определяются во многом и особым отношением религиозного сознания к историческому процессу. Теистическое видение истории телеологично. При таком взгляде направленность всемирного хода событий предзадана богом. Бог является началом и концом вселенской истории. К нему устремлено движение природного, культурно-социального и личностного универсумов. Однако достижение людьми Царства Божьего, с точки зрения религиозного мировоззрения, не является абсолютно гарантированным. Человек, будучи существом духовным, обладающим свободой воли, вправе определять жизненные пути самостоятельно. Его выбор может расходиться с божественным замыслом. Сопротивление всеобщему стремлению к Небесному Царству оказывают и действующие в материальном мире стихии хаоса и распада, которые разлагающе влияют на человека, имеющего кроме духовной и телесную сущность. Силы божественной гармонии и согласующееся с божественной волей поведение личности, с одной стороны, и противостоящие им космосоциальные стихии распада и несоответствующее божественной воле поведение личности, с другой стороны, приобретают в теократии онтологический статус добра и зла. История переживается религиозным сознанием как арена не прекращающейся во времени борьбы добра и зла. Оценка социально-экономических, политических, духовных и иных процессов не на основе их соответствия реалиям меняющейся жизни, а сквозь призму представлений об извечном противостоянии в обществе божественных и демонических сил притупляет ощущение времени, создает иллюзию внеисторичности теократии. Установившиеся в таком обществе образцы мышления и поведения, механизмы социального контроля, вследствие признаваемой за ними абсолютной значимости, сохраняются длительное время. Неизменность социальных связей, соответствующих религиозным образцам, гарантирует в политическом боговластии торжество сил добра и олицетворяет победу человека над хаосом.

Неприятие динамических процессов эмпирической действительности, обусловленных во многом, с точки зрения религии, проявлением в земной жизни стихий хаоса, неизбежно сопряжено с желанием утвердить новый, отвечающий божественной гармонии порядок. Теократическая структура социальных связей бросает вызов привычному образу жизни людей, адекватно отвечающему внешним условиям социальной среды. Теократия пытается прервать кажущиеся ей «порочным кругом» эволюционные изменения в обществе и установить свои «вечные истины». Радикализм теократической идеи стимулируется также религиозной эсхатологией. Исход истории, познаваемый не на основе рациональных доводов, а при помощи веры, должен завершиться прекращением времени и установлением Царства Божьего. Теократия воспринимает «конец света» активно, направляя социальные взаимодействия на реализацию религиозно-правовых предписаний. Только в Царстве Божьем, в соответствии с теистической парадигмой, прекратятся несовершенства мира и найдет разрешение проблема человеческого спасения.

Навязываемые, в свою очередь, религиозно-политической властью нормы настолько сильно расходятся с принятыми в обществе стандартами мышления и поведения, что буквально взрывают, революционизируют реформируемую социокультурную среду. Достаточно вспомнить глубину и масштаб последствий таких исторических событий как реформа Эхнатона в Древнем Египте, Моисейская теократия в Израиле, «Папская революция» в Западной Европе, Шиитская революция в Иране, чтобы убедиться в кардинальности и новизне теократических преобразований.

Как любое другое общественно-историческое событие, возникновение теократических государств имеет под собой объективные экономические, социально - психологические и этнорелигиозные причины. Стечение необходимых для кардинального переустройства общества обстоятельств, соединенное с благоприятствующими тому субъективными, случайностными факторами может способствовать образованию теократических обществ в любое время. Теократия - не исторический реликт и анахронизм. Она - явление современного этапа человеческого развития и потенциальная возможность будущих структур межличностных взаимодействий.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678




Интересное:


Понятие и функции юридических фактов
Юридические коллизии в правовой системе Российской Федерации
Повышение правовой культуры
Роль Президента в законодательном процессе. Повторное рассмотрение федеральных законов, отклоненных Президентом Российской Федерации
Понятие коллизии института юридической ответственности
Вернуться к списку публикаций