2013-06-24 17:43:48
ГлавнаяТеория государства и права — Юридическая ответственность как относительно самостоятельный комплексный институт права



Юридическая ответственность как относительно самостоятельный комплексный институт права


Нормативным основанием юридической ответственности служит норма права, указывающая на меру ответственности за правонарушение и устанавливающая возможность наступления юридической ответственности. Чтобы возможность стала действительностью, необходимо наличие фактических обстоятельств, то есть юридических фактов, которые в совокупности выступают в качестве своеобразного рычага, приводящего в действие соответствующие правовые нормы.

Большинство авторов справедливо отмечает, что фактически основанием юридической ответственности является правонарушение, включающее в себя общественную опасность и противоправность деяния, вредные последствия, их причинную связь, вину причинителя вреда. В юридической литературе встречаются и высказывания, согласно которым основанием юридической ответственности может быть неполный состав правонарушения.

Например, Е.М. Ворожейкин допускает в семейном праве неполный состав правонарушения в качестве основания юридической ответственности. Он полагает, что вред и причинная связь между ним и противоправным поведением являются обязательными элементами правонарушения лишь в тех случаях, когда закон прямо указывает на это. Мы считаем, что подобного «указания» не нужно, поскольку безвредных правонарушений не существует, так как любое из них наносит вред существующему правопорядку.

Юридическая ответственность всегда конкретна. Она различается по видам, в основание которых может быть положено несколько признаков. Ряд авторов подразделяет ответственность на виды по отраслям права. По их мнению, ответственность является признаком самостоятельной отрасли права наряду с предметом и методом правового регулирования, а каждый вид ответственности своеобразен, так как каждая отрасль права обладает своими, только ей присущими особенностями.

Некоторые авторы полагают, что в институт юридической ответственности входят нормы не всех, а только основных отраслей права. На наш взгляд, не существует объективного критерия, позволяющего разделить отрасли права на основные и неосновные. В настоящее время трудно представить отрасли права, которые можно было бы отнести к неосновным. Тем более нельзя согласиться с Б.Т. Базылевым, который полагает, что конституционное право не имеет самостоятельных мер юридической ответственности.

Мы согласны с теми учеными, которые полагают, что видов юридической ответственности меньше чем отраслей права, а за нарушение норм различных отраслей права может применяться юридическая ответственность одного и того же вида. Однако и среди сторонников этой позиции нет единых мнений о конкретных видах юридической ответственности.

Мы полагаем, что необходимо выделить пять видов юридической ответственности: конституционную, уголовную, административную, гражданско-правовую и дисциплинарную.

Заслуга обоснования природы и значения конституционной ответственности принадлежит следующим авторам: Н.А. Бобровой, Т.Д. Зражевской, Н.М. Колосовой, Д.Т. Шону. Необходимость обособления конституционной ответственности диктуется особым характером правонарушений в области конституционных отношений и соответствующими видами мер юридической ответственности. Она наступает за нарушение субъектами конкретных правомочий и обязанностей, закрепленных непосредственно в нормах конституционного права. Однако институт не имеет должного единства формы и содержания, поэтому, полагаем, необходимо поддержать высказанное в литературе предложение о разработке и принятии Федерального закона «О конституционной ответственности в РФ».

Ф.С. Скифский считает, что «конституционное правонарушение влечет меры восстановления правопорядка, ретроспективную юридическую ответственность и применение негативных санкций как чисто конституционной, так и межотраслевой направленности». Он выделяет два вида конституционных правонарушений - «чистое» и сложное.

На наш взгляд, к мерам конституционной ответственности относятся:

- отрешение от должности высших должностных лиц государства (Президента и др.);

- отставка коллегиальных органов и высших должностных лиц (Правительства и др.);

- роспуск общественных организаций и их организационных структур;

- досрочное прекращение полномочий государственных органов, например, областного Законодательного собрания в случае выражения ему недоверия на референдуме и отказа привести нормативный акт, принятый ею, в соответствие действующему законодательству Российской Федерации или устранить противоречия в областном законодательстве после судебного решения;

- досрочное прекращение полномочий должностных лиц, например, губернатора области в случаях освобождения его от должности Президентом Российской Федерации и выражения ему недоверия на референдуме, проведенном по инициативе областного Законодательного собрания или избирателей.

Часть ученых к мерам конституционной ответственности также относит досрочное переформирование подотчетного органа; признание недействительным юридически значимого результата (отмена результатов голосования, признание выборов недействительными, кассация полномочий депутата); признание поведения (действия) неконституционным, лишение орденов, медалей, почетных званий.

Уголовно-правовая ответственность является наиболее суровым видом ответственности, так как характеризуется наиболее жесткими мерами воздействия, которые применяет суд за совершенное преступление. Она обеспечивает охрану общественных отношений, регулируемых всеми отраслями права. Принятие Уголовного кодекса РФ существенно изменило перечень наказаний, приведя их в строгую систему, соответствующую мировым стандартам. Например, широкое распространение нашли санкции экономического характера. Россия ограничивает применение смертной казни, что служит условием интеграции нашей страны в европейское сообщество. На наш взгляд, данная мера преждевременна, и отмена смертной казни уже негативно сказывается на функции общей превенции уголовного наказания.

Административная ответственность обеспечивает охрану общественных отношений, регулируемых также рядом отраслей права. Она возлагается органами государственного управления за совершение административного правонарушения.

Гражданско-правовая ответственность есть осуждение со стороны государства поведения субъекта гражданского права, которое не соответствует требованиям гражданско-правовых норм и договоров и заключается либо в лишении данного субъекта определенного права, либо в наложении на него дополнительной юридической обязанности.

Дисциплинарная ответственность выражается в наложении администрацией предприятия, учреждения или организации дисциплинарных взысканий на лиц, нарушивших трудовую дисциплину.

В.М. Баранов выделяет в качестве самостоятельных видов юридической ответственности «приостановление работ», материальную ответственность рабочих и служащих, отмену незаконного акта. На наш взгляд, утверждение автора о том, что приостановление работ «не вписывается» ни в дисциплинарную, ни в административную юридическую ответственность» справедливо лишь отчасти. В ходе работ над проектом Кодекса об административных правонарушениях РФ рассматривается возможность введения ответственности юридических лиц, поэтому данная мера государственного принуждения находится в неопределенном относительно вида юридической ответственности состоянии временно. «Юридические лица... пока в КоАП РСФСР как субъекты административных правонарушений не значатся. Но такое положение в принципе является временным, то есть существующим до обновления КоАП».

Мы согласны с необходимостью нормативного обособления материальной ответственности рабочих и служащих, но только в рамках гражданско-правовой ответственности. Особый статус внутри данного вида юридической ответственности диктуется потребностями практики в детализации природы материальной ответственности в правоотношениях трудового права.

Отмену незаконного акта предлагали рассматривать в качестве особого вида мер государственного принуждения ряд правоведов. С.Н. Кожевников видит ее «как особую правовосстановительную санкцию», С.А. Авакьян говорил, что «мерой государственно-правовой ответственности является и отмена юридического акта одного органа другим, руководящим или вышестоящим по отношению к первому», Н.С. Малеин отметил появление данной меры в ряду иных новых черт юридической ответственности, некоторыми авторами отмена незаконного акта отнесена к мерам конституционной ответственности. В настоящее время мы не видим возможности обособления ее в особый вид юридической ответственности, поскольку не сложилось четкой системы норм и нельзя выделить существенные черты данной меры государственного принуждения, позволяющие подобное разграничение. Необходимо самостоятельное исследование в обоснование наличия института отмены незаконного акта в системе российского права.

Виды юридической ответственности можно классифицировать и по иным основаниям. Так, в зависимости от субъекта можно говорить об индивидуальной и коллективной ответственности. В зависимости от органа, применяющего меры юридической ответственности, различаются: ответственность, возлагаемая органом государственной власти; ответственность, к которой правонарушитель привлекается административными органами; ответственность, возлагаемая судебными органами.

В литературе отмечаются многие новые проблемы, сопутствующие развитию юридической ответственности в современной России. Например, юридическое оформление институтов морального вреда и конституционной ответственности. Замечены изменения санкций норм, регламентирующих конкретные меры наказания правонарушителей: государственное принуждение смягчается, усиливается, отменяется или устанавливается вновь; не разрешен и с новой остротой проявляется вопрос о наличии смертной казни как исключительной меры уголовной ответственности. Рассматривается вопрос о соотношении материальных и процессуальных норм юридической ответственности. Обсуждается проблема ответственности юридических лиц и др.

Представляется, что комплексный межотраслевой институт юридической ответственности требует дальнейшего совершенствования, поскольку в настоящее время мы можем говорить о достаточной правовой регламентации лишь двух видов юридической ответственности: уголовной - с принятием Уголовного кодекса РФ и гражданско-правовой - с введением в действие Гражданского кодекса РФ. Другие виды юридической ответственности закреплены в законодательстве менее четко. Вопрос о конституционной ответственности по-прежнему является объектом дискуссии на предмет его существования, поэтому, считаем, его нормативное обособление пока объективно невозможным. Однако уже есть предложение о том, что «все чисто конституционные правонарушения должны быть закреплены в действующем законодательстве, например, путем кодификации, подобно преступлениям».

Так, регламентацию дисциплинарной ответственности отличает значительная дробность. Пожалуй, наиболее единообразно этот вид юридической ответственности представляется только в трудовом законодательстве. Его нормы применяются для регулирования сходных отношений (дисциплинарная ответственность студентов, школьников и др.) и заимствуются при конструировании норм иных отраслей права. Например, в административном праве при регламентации основных условий и порядка привлечения работников органов внутренних дел, поскольку решение этих вопросов в 5 главе Положения о службе в органах внутренних дел РФ (ранее - в Дисциплинарном уставе органов внутренних дел) соответствует регламентации аналогичных вопросов трудовым правом в отношении рабочих и служащих.

На наш взгляд, исключить разброс норм, регламентирующих дисциплинарную ответственность можно только одним способом - создать Положение о дисциплинарной ответственности. Это Положение, как и Положение о материальной ответственности рабочих и служащих, было бы весьма позитивным для упорядочения применения мер юридической ответственности в России.

Нет смысла приводить доводы, чтобы обосновать необходимость переработки Кодекса об административных правонарушениях, который уже давно нуждается в коренном изменении.

Однако и в новых законодательных актах, предусматривающих юридическую ответственность есть пробелы, противоречия и несоответствия. Например, понятие «взятка» в ст. 290 Уголовного кодекса РФ не имеет стоимостной оценки, а п. 3 ст. 575 Гражданского кодекса РФ трактует его иначе, запрещая любое дарение государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением, за исключением подарков, стоимость которых не превышает пяти минимальных размеров оплаты труда, установленных законом. Кроме того, гражданское право предусматривает возможность наступления ответственности без вины, о сущности которой в науке идут споры: одни авторы обосновывают ее необходимость, другие - «отмечая признаки правонарушения», указывают на «невозможность существования безвиновной ответственности».

Недостаточная полнота регулирования отношений, связанных с возложением мер юридической ответственности, может разрешаться путем детальной дифференциации всех аспектов применения государственного принуждения. Наряду с дифференциацией системы норм, предусматривающих юридическую ответственность, действует и интеграция, направленная на совершенствование правовой регламентации и унификацию законодательства.

Как отметил профессор И.Н. Сенякин, «специализация и унификация - ведущие тенденции российского законодательства». Процесс унификации он рассматривает в виде единения и обобщения различных структур механизма правовой регламентации и выделяет следующие формы его выражения: универсализация, интеграция, систематизация.

Под интеграцией правового регулирования понимается установление единообразного регулирования в пределах одного правового института, распространение действия норм, ранее предназначавшихся для регламентации одного круга отношений, на сходные отношения, равно как и выработку единообразных норм, учитывающих особенности однородных отношений. Кроме того, интеграция предполагает изменение структуры нормативных актов, чаще всего основополагающих, а также замену ряда специальных норм одной общей и разработку единых оценочных понятий.

Интеграция и дифференциация - объективные явления, сопряженные с развитием общественных отношений. Помимо содержания самих правовых норм, эти явления оказывают влияние на систему права вообще, что проявляется в кодификации законодательства, объединении и укрупнении нормативных актов, унификации наименований, структур, формулировок, терминологии нормативных актов, в отказе от казуистических предписаний и т.п.

Известно, что оценочные понятия, обеспечивая гибкость применения мер юридической ответственности, несут тем самым положительную нагрузку. Вместе с тем, их недостаточная определенность увеличивает нестабильность в правоприменении. Поэтому необходимо свести к минимуму критерии применения оценочных понятий, сужая рамки усмотрения и усиливая нормативные гарантии.

Интеграционные процессы, направленные на выработку единообразных норм, регулирующих юридическую ответственность в целом, возможно проводить на высоком уровне обобщения, например, посредством использования общеправовых дефиниций. Отражением будет использование положений, характерных для двух или нескольких видов юридической ответственности.

В каком-либо отдельном акте не содержится общих для всего института юридической ответственности предписаний, но теоретический анализ отраслевых норм вполне определенно дает нам представление об общеправовых принципах, задачах, целях, некоторых дефинициях данного института. Наличие теоретически обосновываемых единых норм, однотипность строения структурных элементов системы права, закрепляющих тот или иной вид отраслевой юридической ответственности, служат предпосылкой совершенствования данного института путем нормативного закрепления его основополагающих идей, начал.

Представляется, что таковым мог бы стать Федеральный закон «О принципах юридической ответственности». Принципы юридической ответственности указывались всеми авторами, которые освещали те или иные стороны данного явления. Однако единства их системы не сложилось, более того, некоторые принципы не подвергались специальному исследованию. Например, принцип неотвратимости юридической ответственности был обстоятельно рассмотрен совсем недавно - в 1996 г.

В литературе называются следующие основополагающие идеи и начала института юридической ответственности: законность, справедливость, гуманизм, целесообразность, демократизм, ответственность только за противоправное деяние, неотвратимость, презумпция невиновности, индивидуализация (персонифицированность), а также нормативная определенность вида и пределов юридической ответственности, особый процессуальный порядок возложения ответственности. Мы, вслед за М.Х. Фарукшиным, полагаем, что ряд принципов, отнесенных к числу собственно принципов юридической ответственности: законность, гуманизм, справедливость, целесообразность, демократизм «не составляют специфики» норм данного института. Они являются общими принципами права и «равным образом применимы для характеристики любой его отрасли и института. Следует избегать отождествления общих принципов права и частных правовых принципов». Следовательно, при их рассмотрении нужно исходить из посылки деления принципов права на общеправовые, отраслевые, межотраслевые и принципы институтов. Это влечет ясность их содержания, упорядочивает систему норм внутри института, упрощает понимание роли принципов и способствует надлежащей реализации мер юридической ответственности.

Систематизация принципов института юридической ответственности и их прямое закрепление в соответствующем Федеральном законе, наиболее предпочтительный путь повышения эффективности правового регулирования общественных отношений, порождаемых правонарушениями. Такой акт в системе законодательства оформил бы бытие целостного института юридической ответственности в системе права, учитывая его специфику. Исходя из логики развития общественных отношений, согласно требованию постоянного совершенствования в целях повышения эффективности воздействия на них, правовой механизм, думается, мог бы быть дополнен таким нормативным актом.

Принятие Федерального закона «О принципах юридической ответственности» может решить ряд задач: послужит основой для разработки Положений о дисциплинарной и материальной ответственности, переработки Кодекса об административных правонарушениях, формирует основу для унификации норм, регламентирующих юридическую ответственность. Помимо внутриорганизационной функции интеграции института юридической ответственности, закон оказал бы значительную помощь как правотворческим и правоприменительным органам, так и отдельным гражданам. Трудно переоценить значение такого нормативного акта в организации и осуществлении юридического всеобуча в обществе.

Система норм комплексного института юридической ответственности, таким образом, должна находиться в определенной иерархии, которую мы предлагаем рассматривать в следующем (по степени значения) порядке:

1. Нормативные акты, регулирующие общие вопросы наличия комплексного института юридической ответственности в праве. Конституция РФ (п.4 ст.3; п.5 ст.13; п.2 ст.20; ст.25; п.2 ст.29; п.2 ст.34; п.2 ст.37; п.3 ст.41; ст.42; п.2 ст.50; ст.52; ст.53; п.1 ст.74; п.1 ст.75; п.1 ст.93; п.2 ст. 122 и др.), Федеральный Закон «О принципах юридической ответственности».

2. Нормативные акты, регламентирующие отдельные виды юридической ответственности. Уголовный кодекс РФ, Гражданский кодекс РФ, Кодекс об административных правонарушениях РФ, Положение о материальной ответственности, Положение о дисциплинарной ответственности. В перспективе - Кодекс конституционной ответственности РФ.

3. Нормативные акты, содержащие отдельные нормы, регламентирующие вопросы применения мер юридической ответственности в различных отраслях права. Например, Закон РФ «О защите прав потребителей» (ст. 12-14), Семейный кодекс РФ (гл. 9), Жилищный кодекс РФ (разд.5), Таможенный кодекс РФ (ст. 124, 144, 154) и др.

4. Отдельные статьи нормативных актов, содержащие нормы права, регламентирующие вопросы юридической ответственности.

Следует отметить, что нормы права, включенные в третью группу, должны быть преимущественно бланкетными или ссылочными на нормы, содержащиеся в нормативных актах второй группы. Обязательное условие существования подобной системы - унифицированные наименования, формулировки, термины, количественные характеристики, символы, юридические конструкции.

Предложенная нами система норм института юридической ответственности, представляется, может быть создана в России в ближайшее время, что упростит применение этого вида государственного принуждения и повысит его эффективность.


Лаврентьев Александр Рудольфович



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Механизм разрешения юридических коллизий: проблемы оптимальности и эффективности способов и процедур
Президент Российской Федерации в схеме разделения властей
Структура правовых норм
Механизмы действия права и его норм
Средства реализации диспозитивных норм права
Вернуться к списку публикаций