2013-06-24 17:43:48
ГлавнаяТеория государства и права — Юридическая ответственность как относительно самостоятельный комплексный институт права



Юридическая ответственность как относительно самостоятельный комплексный институт права


Особую роль в комплексном институте юридической ответственности играют внутренние генетические связи. Их наличие особенно легко обнаруживает себя, когда предметом анализа служат отдельные виды юридической ответственности согласно отраслям права.

Так, гражданско-правовая ответственность, являясь классическим видом ответственности в системе права, влияет на институты ответственности отраслей права, входящие в цивилистическую семью. И это сопряжено не только с тем, что гражданско-правовая ответственность имеет глубоко разработанную теорию, но и с детальным законодательным решением вопросов имущественной ответственности. Такое влияние, в частности, проявляется при использовании в субсидиарном порядке тех или иных норм гражданского права при возмещении ущерба, когда нарушаются нормы других отраслей права.

Присущие институту гражданско-правовой ответственности свойства и черты проходят соответствующую «специализацию» (по используемому в литературе термину) в институтах имущественной ответственности трудового, семейного, земельного, экологического и т.д. права. Специализация настолько высока, что придает соответственным институтам определенную специфику на уровне отдельных видов правовой ответственности. Все они в своих исходных позициях обусловлены гражданско-правовой ответственностью и, в то же время, существенно от нее отличаются.

Наличие генетических связей между видами юридической ответственности будет фиксироваться всегда и не только в смысле «прародительства», но и в функциональном отношении, через использование общих положений (понятий) и субсидиарного применения норм. Между тем, П.Р. Стависский применение норм смежных отраслей права в субсидиарном порядке рассматривает как вынужденную меру, которую необходимо исключить, разработав и приняв соответствующие нормы.

Думается, что такая позиция слишком категорична и не отражает диалектики правового развития видов имущественной ответственности. Во-первых, применение норм в субсидиарном порядке - это не вынужденная мера, а закономерный процесс, обусловленный постоянным развитием и совершенствованием общественных отношений, предполагающий соответственный к нему подход, как к осознанной необходимости. Во-вторых, в большинстве случаев, требующих применения в субсидиарном порядке тех или иных норм права, неизбежно выделяется то общее, что отражает интеграционные тенденции среди видов юридической ответственности. Таким «общим» могут быть: принципы, понятия, юридические конструкции и т.д. Безусловно, что использование этих общих положений, закрепленных в отдельном нормативном акте, будет значительно упрощать правовое регулирование различных видов имущественной ответственности.

Не только процессы совершенствования и развития общественных отношений обусловливают применение норм в субсидиарном порядке, но и сам характер общественных отношений делает это неизбежным, поскольку общественные отношения взаимодействуют друг с другом различными сторонами, что вызывает их взаимопроникновение, перекрещивание, границы между ними становятся условными, размытыми. Это свойство проявляется и в праве, вызывая, в частности, появление комплексных правовых институтов.

В результате отпочкования от гражданского права таких отраслей, как трудовое, семейное и другие, было заимствовано наряду с определенной частью имущественных отношений и соответствующее средство их охраны в виде материальной ответственности. Похожую генетическую связь можно увидеть и при сопоставлении административной и дисциплинарной ответственности.

Тесная связь существует между уголовной и административной ответственностью. Это связано с близостью их природы и решаемыми задачами, В отличие от внутриорганизационного характера дисциплинарной ответственности уголовная и административная ответственность реализуется посредством внешневластного принуждения. Меры ответственности применяются к нарушителям, не находящимся в служебном подчинении у правоприменительных органов.

Генетическая связь уголовной и административной ответственности прослеживается, когда проводится сравнительный анализ общей части Кодекса об административных правонарушениях РСФСР и общей части Уголовного кодекса России. Многие положения КоАП обусловлены УК. Это касается определенных форм вины, необходимой обороны и крайней необходимости, обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность и т.д. Вообще сама структура КоАП, представленная материально-правовыми нормами, в значительной мере сориентирована на УК.

Такая близость уголовной и административной ответственности предопределена системой отношений (порождаемых правонарушениями различающимися главным образом лишь степенью общественной опасности), обусловленной многочисленными факторами экономического, политического, идеологического и личностного характера.

Говоря о связях субординации применительно к различным видам ответственности, необходимо заметить, что приоритет одного из них, выражающийся в иерархической зависимости, необходимо исключить. Это обусловлено прежде всего как равной значимостью всех видов ответственности, так и их спецификой.

Важная роль в объединении норм, регламентирующих применение мер юридической ответственности, в единую систему принадлежит функциональным связям координации. Они наиболее широко используются в едином охранительном механизме системы права, обеспечивая его гибкость и согласованность.

Функциональные связи координации уголовной и административной ответственности, с одной стороны, и гражданско-правовой, с другой, основываются на том, что совершение уголовных и административных правонарушений иногда связано с причинением материального ущерба. При этом характер нанесенного ущерба, а также его размер учитываются не только при определении вида и размера уголовного наказания или административного взыскания, но и при отграничении преступления от проступка; при юридической квалификации различных общественно опасных деяний.

В данном случае мы сталкиваемся с ситуацией, когда одним противоправным действием одновременно нарушаются нормы уголовного и гражданского права либо административного и гражданского права. Иначе говоря, происходит совмещение двух различных правонарушений, что предполагает и соединение соответствующих видов юридической ответственности. Между тем, суммирование правонарушений и их совмещение характеризуют единство оснований для обоих видов ответственности, но не свидетельствуют о передаче функций от одного вида к другому, поскольку каждый вид ответственности, кроме общих целей, присущих юридической ответственности вообще, преследует и достижение своих специфических задач.

Подобная обстановка складывается, когда в результате дисциплинарного проступка причиняется материальный ущерб. Здесь причинивший ущерб рабочий или служащий не просто нарушает внутренний трудовой распорядок предприятия, учреждения, организации, а своими действиями (бездействием) наносит еще и вред имуществу. Тут также имеет место совмещение дисциплинарного проступка и гражданского деликта, поскольку причинение ущерба затрагивает одновременно различные стороны (имущественные и неимущественные) внутреннего трудового распорядка, что влечет соответственно дисциплинарную и материальную ответственность.

Выражением функциональных связей координации, особенно среди родственных отраслей, является возможность субсидиарного применения норм ответственности одной отрасли права при регулировании отношений ответственности, входящих в сферу действия другой. Под субсидиарным применением обычно понимают использование нормы другой, чаще всего смежной отрасли права. Иначе говоря, осуществляется помощь со стороны иной отрасли права определенной нормой. Трудовое право использует нормы гражданского и наоборот.

Так, ст. 1068 Гражданского кодекса России предусматривает ответственность организации за вред, причиненный ее работникам при исполнении ими своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Чтобы уяснить, смысл термина «работник», необходимо обратиться к ст. 15 Кодекса законов РФ о труде, гласящей, что им является гражданин, с которым заключен трудовой договор. В ряде случаев, при разрешении семейных дел используются нормативные положения гражданского права, а при разрешении «чисто» гражданских дел - нормы пенсионного и жилищного законодательства.

Функциональные связи прослеживаются и между неоднородными отраслями. Так, согласно ст. 48 Уголовного кодекса РФ возможна такая мера наказания, как лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград. Между тем, уголовное право не содержит таких норм, которые определяли бы их виды, условия присвоения, а соответственно и порядок лишения. Для этого необходимо обратиться к нормативной базе административного права: Положению о государственных наградах РФ, утвержденному Указом Президента РФ от 1 июня 1995 года № 554, Положению о почетных званиях, утвержденному Указом Президента РФ от 30 декабря 1995 года № 1342, другим нормативным актам.

В отечественном праве имеются понятия, которые широко используются в межотраслевом плане, хотя закрепляются и расшифровываются в одной или нескольких отраслях права.

Так, определение понятий «необходимая оборона», «крайняя необходимость», «умысел», «неосторожность» имелось до недавнего времени только в уголовном праве, а с введением КоАП оно появилось и в административном праве. Указанные правовые понятия восприняты гражданским и иными отраслями права, и, разрешая вопросы об ответственности, они исходят из определений, данных в УК и КоАП. К таким межотраслевым понятиям относится и понятие «ущерба», формулируемое в гражданском праве.

Наличие в сфере ответственности единых межотраслевых, а также общеправовых понятий (например, противоправное деяние, вредные последствия, вина, смягчающие ответственность обстоятельства и т.д.) обуславливает в комплексном институте юридической ответственности существование функциональных связей управления. По существу единые понятия, как и дефинитивные нормы вообще, предписывают то или иное понимание терминов, заключенных в других нормах, обеспечивают их единообразное понимание и применение, способствуют единству и согласованности норм системы права.

Таким образом, у комплексного института юридической ответственности налицо функциональные связи субординации и координации. Присущи ему и связи строения, прослеживаемые через общепринятые понятия и их определение, правовые конструкции, термины, правовую символы, иные средства и приемы, с помощью которых достигается формальная определенность права и категории «юридическая ответственность». Юридическая ответственность - предельно широкое, наиболее общее понятие, отражающее существенные связи права и характеризует соответствующий институт в системе права, поэтому нужно говорить о ней именно как о категории.

Проанализировав особенности внешнего оформления и внутренних связей рассматриваемого института перейдем к его содержанию. Юридическая ответственность - сложное, многоаспектное социально-правовое явление, о сущности, понятии и содержании которого в науке не сложилось единого мнения. Следует констатировать, что категория «ответственность» получила теоретическое обоснование лишь к середине XIX века, хотя проблема ответственности в различных интерпретациях встречается во многих философских системах и имеет длительную историю развития. Особенно важны философские концепции философов Спинозы, Дидро, Гегеля, которые четко фиксировали зависимость свободы и ответственности личности от экономических и политических свобод в обществе.

Требование соблюдать условия, обеспечивающие функционирование всего общества через должное поведение каждого индивида, является объективной предпосылкой возникновения феномена, который определяется термином «ответственность».

В словаре русского языка слово «ответственность» рассматривается как необходимость, обязанность отвечать за свои действия, поступки, быть ответственными за них. В философском словаре ответственность определяется как «категория этики и права», которая отражает «особое социальное и морально-правовое отношение личности к обществу (членству в целом), которое характеризуется выполнением своего нравственного долга и правовых норм». Словарь по этике трактует ответственность как «соответствие моральной деятельности личности ее долгу, рассматриваемой с точки зрения возможностей личности».

Исторически понятие ответственности складывается как социальная оценка обществом недобросовестности отдельного субъекта. Оно объединяет социальное обучение и воспитание, с одной стороны, с другой - сама ответственность приобретает характер публичности, гласности.

С появлением в общественной жизни особого социального регулятора - правовых норм, ответственность за нарушение правил поведения в обществе приобрела юридический характер и стала гарантироваться государством. Государство, специальные его органы стали принуждать нарушителей претерпевать определенные лишения. Это обусловлено тем, «что есть другие субъекты государственно-правовых отношений, перед которыми они отвечают, с акциями которых должны соизмерять свои мероприятия и поступки».

Изначально понятие ответственности определялось следующим образом: ответственность - это социально-индивидуальная форма и мера соотнесения должного и сущего. «Ответственность предполагает свободу, свобода, чтобы не превратиться в свою противоположность - произвол, невозможна без ответственности».

В последние годы сначала в философской, а затем и в юридической литературе наметилось стремление понимать юридическую ответственность не только в ретроспективном (традиционном), но и позитивном аспекте.

По мнению ученых, разделяющих данную точку зрения, юридическая ответственность возникает у человека уже тогда, когда он приступает к исполнению обязанностей, а не только тогда, когда он их не выполняет, действует вопреки им. Ответственность может проявляться двояко: до совершения правонарушения и после совершения правонарушения.

Под позитивной юридической ответственностью, таким образом, понимаются активная правомерная деятельность, определенное внутреннее состояние индивида, чувство самодисциплины, сознательности и т.п. На наш взгляд, то, что именуется позитивной юридической ответственностью точнее было бы назвать надлежащим исполнением юридических обязанностей. Введение понятия позитивной юридической ответственности вносит неясность, так как объединяются обязанность совершить предусмотренные законом действия и юридические последствия неисполнения этой обязанности.

Следует отметить, что уязвимым звеном теории позитивной юридической ответственности является невозможность определить ее правовые свойства и качества, чем-либо отличающиеся от понятий «правомерное поведение», «правосубъектность», «деликтоспособность», «выполнение обязательств» и пр.

В данном исследовании юридическая ответственность будет рассматриваться в ее традиционном, ретроспективном понимании.

Юридическая ответственность характеризуется следующими чертами: наличием государственного принуждения, юридического осуждения правонарушения в виде ограничений личного или имущественного, а также организационного характера, которые должно претерпеть виновное лицо и только за совершенное правонарушение. По-нашему мнению, в определении необходимо указать на принадлежность этого явления к социальной ответственности и обязательность нормативного закрепления юридической ответственности.

Мы придерживаемся точки зрения С.Н. Кожевникова и А.Ф. Черданцева: юридическая ответственность - это прежде всего обязанность. Обязанность лица претерпеть применение к нему мер государственного принуждения за совершенное правонарушение. Такой подход, на наш взгляд, подчеркивает значение принципа неотвратимости наказания, отражает функцию общей и частной превенции юридической ответственности. «Не неотвратимость наказания, не строгость репрессии, а неотвратимость возникновения ответственности способствует достижению предупредительных целей наказания».

Правонарушение - факт объективной реальности и не зависит от того найдено виновное лицо или нет, зарегистрировано преступление или оно осталось латентным. Кроме того, вина лица в отношении совершенного деяния характеризует его внутреннее состояние, а относительно общества отражает не что иное, как обязанность претерпеть лишения. Значит, осознавая вину (формы могут быть различны), лицо понимает возможность наступления ответственности, свою обязанность понести лишения.

Итак, юридическая ответственность - это вид социальной ответственности, состоящий в предусмотренной нормами права обязанности лица претерпевать определенные лишения государственно-властного характера за совершенное правонарушение.

Меры юридической ответственности устанавливаются государством, их реализация обеспечивается принудительной силой государства. Они применяются специально уполномоченными на то государственными органами. Общественные организации могут осуществлять эту функцию лишь в случаях, установленных законом. Реализация юридической ответственности в конечном счете обеспечивается государством.

Профессор О.С. Иоффе отмечает: «Правовая ответственность - особая государственно-принудительная мера, обрушивающая на субъекта ответственности существенно новые, дополнительные обременения, заключающиеся либо в лишении права, либо в возложении обязанности (например, уплатить неустойку), либо, наконец, в лишении права, соединенном с возложением обязанности (например, лишение свободы как мера уголовного наказания)».

Некоторые правоведы определяют юридическую ответственность как опосредованное государственным принуждением исполнение обязанности, относя к мерам ответственности принудительное взыскание денежного долга, налога, алиментов, принудительное изъятие принадлежащей собственнику вещи и т.п. Тем дальше, на наш взгляд, неправомерно все содержание санкции правовой нормы сводится к юридической ответственности.

Мы разделяем позицию тех ученых, которые не отождествляют содержание санкции с юридической ответственностью. Только санкции уголовно-правовых норм предусматривают наказание. Санкции же норм других отраслей права - гражданского, семейного, трудового, административного и т.д. - неоднородны, могут включать превентивные меры (досмотр ручной клади, залог, временное выселение, задаток и пр.), меры пресечения (отстранение от работы лиц, нарушающих правила техники безопасности и создающих опасность для окружающих и пр.), меры процессуального обеспечения (удаление нарушителей из зала суда, задержание подозреваемого в совершении преступления и пр.), меры защиты (принудительное взыскание долга, алиментов, виндикация имущества добросовестного приобретателя, восстановление на работе неправильно уволенных и пр.), меры юридической ответственности.

Сходство между всеми указанными мерами состоит в том, что они обеспечены государственным принуждением. Различаются они по содержанию и целям. Только юридическая ответственность связана с возложением на правонарушителя лишений и дополнительных обязанностей, не существовавших до правонарушения.

Меры ответственности возлагаются на лицо лишь в случае его вины, применение же иных мер государственно-принудительного воздействия не связывается с фактом вины, а потому не сопровождается юридическим осуждением противоправного деяния и лица, его совершившего.

Целью юридической ответственности являются специальное и общее предупреждение правонарушений, укрепление правопорядка, стимулирование соблюдения требований закона.

Понятие оснований юридической ответственности в научной литературе длительное время трактовалось по-разному. В настоящее время, как правило, выделяют нормативное основание юридической ответственности, то есть, на основании чего лицо несет юридическую ответственность, и фактическое, то есть, за что лицо несет юридическую ответственность.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Правоспособность, ее роль и значение в формировании субъекта права
Методологические основы анализа природы диспозитивных норм права
Формы и способы реализации норм права
Юридические коллизии в правовой системе Российской Федерации
Понятие теократии
Вернуться к списку публикаций