2013-06-24 17:41:41
ГлавнаяТеория государства и права — Понятие коллизии института юридической ответственности



Понятие коллизии института юридической ответственности


Наиболее полно коллизии были рассмотрены в работе правоведа прошлого века Э. Ваттеля. Он писал, что «столкновение, или коллизия происходит между двумя законами, обещаниями или договорами в том случае, когда невозможно их выполнить оба одновременно, хотя в других отношениях оба закона или оба договора не противоречат друг другу и могли бы быть выполнены в разное время. Они рассматриваются как сталкивающиеся друг с другом в частном случае, и возникает вопрос, какой акт следует предпочесть, а какой отложить в сторону в данном случае». Таким образом, Э. Ваттель вообще не связывал коллизию с содержанием законов («оба закона или договора не противоречат друг другу»), а определял ее «как столкновение двух законов применительно к конкретному случаю», конкретному юридическому факту.

В современной теории международного права коллизия понимается несколько иначе. Например, Л.А. Лунц писал: «О коллизии (столкновении) законов можно говорить лишь образно для обозначения процесса, происходящего в сознании судьи, который решает вопрос о законодательстве, подлежащем применению в конкретном случае, когда речь идет об отношении с иностранным элементом».

Вряд ли следует признать удачной попытку истолковать коллизии в праве как процесс, протекающий в сознании кого бы то ни было. Психические процессы, протекающие в чьем-либо сознании, недоступны для постороннего наблюдателя. Кроме того, они всегда носят субъективный характер, тогда как коллизия норм имеет объективный характер. И хотя в теории международного права подобное понимание подвергалось критике, тем не менее в международном частном праве это определение является общепризнанным. Так, М.М. Богуславский отмечает: «Образно говорят о коллизии законов и необходимости выбора между ними для объяснения хода рассуждений суда или иного лица, которые должны решить вопрос о применении права к правоотношению с иностранным элементом».

Как видим, в международном частном праве коллизия законов сводится по существу к проблеме выбора права, подлежащего применению к тому или иному правоотношению. Характер сталкивающихся норм значения не имеет.

Приходится констатировать, что в теории права проблема коллизий норм права и коллизионных норм не имеет однозначного разрешения. В отраслевой литературе некоторые вопросы изучаются, например, в уголовном праве эта проблема разработана применительно к одной из разновидностей коллизий - конкуренции норм. К сожалению, и этот частный вопрос специалисты в области уголовного права не слишком жалуют вниманием. Специальных работ, посвященных комплексному рассмотрению вопросов конкуренции, также нет. Обычно те или иные аспекты конкуренции в уголовном праве рассматриваются авторами, пишущими о множественности преступлений или о теории квалификации преступлений.

Анализ имеющихся в общей теории права, международном частном праве и в отраслевых науках определений позволяет выделить следующие признаки коллизий.

Коллизия - это соотношение, возникающее между правовыми институтами. В международном частном праве коллизию понимают как выбор законодательства, подлежащего применению (отечественного или иностранного). А.А. Тилле определяет коллизию как столкновение двух законов или правовых систем. С.С. Алексеев - как отношение между нормативными актами. Думается, что ни законы, ни нормативные акты, ни законодательство в целом, ни, тем более, правовые системы вступить в коллизию между собой не могут. Применению подлежит не закон или нормативный акт, не правовая система, а норма права. Поэтому большинство авторов справедливо определяют коллизию как отношение между нормами права.

Однако, по-нашему мнению, коллизии в праве нельзя сводить только к коллизии правовых норм, и здесь мы согласны с Н.А. Власенко, утверждающим, что коллизии правовых норм являются лишь разновидностью коллизий в праве. Кроме коллизий правовых норм можно выделить коллизии между актами толкования. Хотя акты толкования не признаются нормами права, они играют весьма значительную роль в правоприменительной деятельности.

К сожалению, следует констатировать, что нередки случаи, когда высшие судебные инстанции страны на правах официального толкования законов давали такие разъяснения и указания, которые противоречили самому закону.

Для иллюстрации приведенного тезиса ограничимся одним примером. В 1977 г. Пленум Верховного суда СССР принял постановление, в соответствии с которым приписки в государственной отчетности, сопряженные с последующим обращением материальных средств в свою собственность или собственность третьих лиц, надлежало квалифицировать по статьям, предусматривающим ответственность за приписки и хищения социалистической собственности, исходя при этом из всей суммы денежных средств, как полученных должностных лицом, совершившим приписки, так и переданных другим лицам в виде премий или других выплат.

Как справедливо отмечают Н.М. Кропачев и А.Н. Тарбагаев, этим постановлением было фактически создано не имеющее аналога в законе «бескорыстное хищение в пользу третьих лиц». Данный состав преступления, разработанный «правотворчеством» Верховного суда СССР, просуществовал до 1987 г., пока не были внесены изменения в постановление Пленума. За это время к уголовной ответственности за хищения, причем чаще всего, в особо крупных размерах, были привлечены сотни руководителей. Более того подобное толкование хищения премий при приписках создало прецедент для расширительного толкования корыстного мотива и при других разновидностях хищений особенно по ст. 92 Уголовного кодекса РСФСР, что привело к незаконному осуждению значительного числа невиновных лиц.

Таким образом, коллизия института юридической ответственности - это отношение, возникающее только между нормами права. А коллизий между актами толкования и конфликтов между нормами права и актами толкования в принципе быть не должно, поскольку это противоречит самой природе правовых норм.

Коллизия возникает лишь между такими нормами, которые посвящены одному и тому же вопросу, т.е. одно фактическое обстоятельство регулируется двумя или более нормами права. Сколько бы нормы ни различались между собой, если они призваны урегулировать разные общественные отношения, посвящены разным вопросам, они не могут вступить в коллизию.

Главное различие существующих точек зрения по вопросу о понятии коллизии сводится к характеру норм, способных вступать в коллизию. Как уже отмечалось ранее, часть авторов (С.С. Алексеев, А.А. Тилле) полагает, что в коллизии могут быть только нормы, содержащие противоречивые решения. Другие (А.Ф. Черданцев, А.В. Мицкевич) указывают, что коллизию образуют и нормы, имеющие лишь различное толкование одного и того же вопроса. Н.А.Власенко считает, что в одних случаях коллизия норм носит противоречивый характер, то есть решения, содержащиеся в нормах, взаимоисключают друг друга, являются полярными. В других коллизия может выступать и как различие. Однако везде речь идет о несогласованных нормах - нормах, предлагающих различное решение, расходящихся между собой по тем или иным признакам. Между тем возникает множество ситуаций, когда в коллизию вступают нормы, полностью совпадающие между собой по характеру предлагаемых решений, не различающихся по юридической силе, изданных в разное время, действующих на разной территории и т.п.

Следует отметить, что коллизия норм права возможна, если:

а) рассматриваемые нормы права действуют фактически, то есть в процессе правотворчества закреплены в каком-либо нормативно-правовом акте, вступившем в силу;

б) действие норм направлено на регулирование однородных общественных отношений. При этом расхождения могут касаться предмета и метода правового регулирования, содержания правового предписания, субъектов права, времени и места действия закона и иных аспектов.

Следовательно, коллизию норм права можно определить как расхождение содержания отдельных норм права при регулировании ими одних и тех же общественных отношений. Употребление слова «расхождение» несет в себе, по-нашему мнению, немалую смысловую нагрузку.

Существует множество синонимов понятия «коллизия», однако в данном случае важно указание не на любое несоответствие (оно может быть и только грамматическим) правовых норм друг другу, а на несоответствие содержания, влекущее какие-либо разночтения при регулировании нормами права однородных общественных отношений. Поэтому считаем неверным употребление как общего термина «одновременное действие», так и более частных «противоречие» и «столкновение».

Отметим, что противоречие является частным случаем различия, наряду с тождеством, неравенством и несоответствием. Противоречие, в свою очередь, может выступать как противоположность, характеризующая совершенное несходство, и как взаимоисключение, антагонизм. Процесс развития противоположностей рассматривается созревающим постепенно: тождество превращается в различие, различие в противоположность. Поэтому противоречие правовых норм - разновидность их различия и распространено не во всем многообразии коллизий современного российского права.

Рассмотрение вопроса о понятии коллизий будет неполным, если мы не раскроем еще одну проблему. Теория уголовного права оперирует термином «конкуренция уголовно-правовых норм». В общей теории права используется термин «коллизия», а такое понятие, как «конкуренция» не известно. Естественно, возникает вопрос о соотношении понятий «конкуренция» и «коллизия».

Следует сказать, что этот вопрос является дискуссионным как в общей теории права, так и в теории углового права. Связано это, по всей видимости, не только с различным отраслевым применением данных терминов, но и с тем, что в правовой литературе до настоящего времени нет однозначного толкования названных правовых институтов.

Напомним, что в общей теории права коллизию правовых норм понимают как отношение между нормами, выступающее в форме расхождения при регулировании одного фактического общественного отношения. Под конкуренцией уголовно-правовых норм обычно подразумевают такой случай, когда совершено одно преступление, которое, однако, подпадает под признаки каждой их двух или более норм.

Рассматривая вопрос о соотношении конкуренции и коллизии, В.Н. Кудрявцев отмечает, что это различные понятия, ничего общего между собой не имеющие и никак не соприкасающиеся. По его мнению, в коллизии находятся нормы, противоречащие одна другой. При конкуренции норм никакой коллизии быть не может, здесь нормы не противоречат друг другу.

Иначе решает вопрос о соотношении коллизии и конкуренции норм В.П. Малков. Ссылаясь на общую теорию права, он определяет коллизию как расхождение или противоречие между законами. Под конкуренцией норм в уголовном праве он понимает такое состояние, когда «при квалификации преступного деяния или разрешении иного вопроса обнаруживается, что на применение к данному конкретному случаю претендуют две или более уголовно-правовые нормы, совпадающие либо расходящиеся между собой по содержанию и рассчитанные на урегулирование с одинаковой или различной полнотой рассматриваемого вопроса, а правоприменительному органу необходимо решить, какая из имеющихся норм обладает приоритетом перед остальными».

С точки зрения В.П. Малкова, коллизия норм права и их конкуренция - понятия взаимосвязанные, но не идентичные, поэтому отождествлять их нельзя. В то же время В.П. Малков полагает, что противопоставлять их друг другу, как это делает В.Н. Кудрявцев, неправомерно, ибо «коллизия норм беспредметна вне решения проблемы их конкуренции. Решение же вопроса о преимуществе нормы, подлежащей применению в данном конкретном случае, из числа норм, расходящихся по содержанию или противоречащих друг другу, есть ни что иное, как разрешение проблемы конкуренции нескольких норм права». Таким образом, В.П. Малков приходит к выводу, что коллизия может быть охарактеризована как частный случай конкуренции норм права.

Н.А. Власенко, подвергнув критике позиции В.Н. Кудрявцева и В.П.Малкова по вопросу о соотношении конкуренции и коллизии, приходит к прямо противоположному выводу. По его мнению, конкуренция - это лишь частный случай коллизии, а именно столкновение общей и специальной норм, когда обе они претендуют на регулирование одних и тех же ситуаций. Существует несколько иная точка зрения: конкуренция – «это коллизия небольшой степени расхождение смысла одноуровневых норм (несогласованность общей и специальной норм разной юридической силы следует рассматривать как иерархическую коллизию)».

Таким образом, можно выделить по крайней мере три варианта решения вопроса о соотношении конкуренции и коллизии: 1) это различные понятия, не совпадающие между собой; 2) конкуренция - это разновидность коллизии; 3) коллизия - это разновидность конкуренции.

По нашему мнению, коллизия, как и конкуренция, есть не что иное, как проблема выбора нормы права. Конкуренция и коллизия по сути тождественны. Это разные термины, обозначающие одну и ту же правовую проблему - проблему выбора нормы из числа нескольких, регулирующих одно и то же фактическое отношение. В равной степени можно говорить как о конкуренции (соперничестве) коллизирующих норм, так и о коллизии (конфликте) конкурирующих норм. Представляется, что существование двух различных терминов для обозначения одного явления можно объяснить только традиционным их использованием в различных отраслях права.

Полученное нами определение понятия коллизий норм права полностью охватывает и частный их вид - коллизии института юридической ответственности. Вполне логичен вопрос: есть ли необходимость в формулировании частного понятия и, соответственно, характеризующих его особенностей?

Представляется, что практической необходимости в выделении отдельного понятия «коллизии института юридической ответственности» нет. Однако теоретический интерес существует, поскольку изучение проблемы коллизий в комплексном институте юридической ответственности должно быть основано на четком знании особенностей исследуемого явления.

Говоря о коллизиях норм института юридической ответственности, следует заметить, что чаще всего такие коллизии носят противоречивый характер, то есть решения, содержащиеся в нормах взаимоисключают друг друга, являются полярными. Однако коллизии и здесь могут выступать в виде различий.

Таким образом, первой особенностью коллизий института юридической ответственности можно назвать такое расхождение содержания норм права, регулирующих отношения применения этого вида мер государственного принуждения, каким чаще всего является противоречие - наиболее острый вид коллизий. Эта ситуация складывается, когда различные нормы института юридической ответственности прямо противоречат друг другу, то есть за совершение одного и того же правонарушения ответственность может наступить в соответствии с одной нормой, но в то же время иная норма предусматривает ответственность за аналогичное деяние, но только в несколько ином ракурсе (иной вид юридической ответственности, конкретизация по субъекту правонарушения, по способу его действия и т.п.).

В подобной ситуации перед любым правоприменителем, да и перед лицом, толкующим нормы права, встает вопрос, какая их этих двух (или более) норм должна быть применена в конкретном случае. Решить эту проблему законным путем чаще всего невозможно, так как каждая норма института юридической ответственности требует своего применения независимо от наличия иной (иных) нормы, регламентирующей ответственность за однородное правонарушение. Сочетание же ответственности, предусмотренной этими нормами, незаконно уже только потому, что неизбежным станет нарушение общеправового принципа однократной ответственности за одно деяние.

Интересна ситуация противоречия между нормами, когда одна из них регламентирует, а другая полностью или частично устраняет ответственность при каких-либо обстоятельствах или в какой-либо ситуации. Какой из коллизирующих норм следует руководствоваться в таком случае, иногда ответить бывает еще сложнее. Как правило, право выбора отдается на усмотрение правоприменителя, об объективности которого в настоящее время можно дискутировать.

Второй отличительной особенностью коллизий института юридической ответственности являются общественные отношения, для урегулирования которых созданы вступившие в коллизию нормы права - отношения между субъектом, совершившим правонарушение и государством, что характерно для публичного права, или потерпевшей стороной - в сфере российского частного права. Иными словами, рассматриваемые коллизии возникают только в связи с совершением правонарушения как основания возникновения юридической ответственности.

Итак, коллизия института юридической ответственности - это расхождение содержания норм права, регламентирующих применение мер юридической ответственности за совершенное лицом правонарушение.


Лаврентьев Александр Рудольфович



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Указы Президента Российской Федерации и иные правовые акты: системно-сравнительный анализ
Республики, их характерные признаки и виды
Роль Совета Федерации в законодательном процессе
Недемократические режимы, их особенности и виды
Классификация норм права
Вернуться к списку публикаций