2013-06-24 17:26:57
ГлавнаяТеория государства и права — Причины возникновения и пути разрешения коллизий института юридической ответственности.



Причины возникновения и пути разрешения коллизий института юридической ответственности.


В коллизионный механизм предлагается включать отдельные виды толкования норм права: казуальное, официальное и доктринальное. Мы не видим необходимости такого разделения деятельности по уяснению и разъяснению норм права, поскольку сущность толкования, осуществляемого официально или неофициально, казуального или нормативного, направлена прежде всего на обеспечение единообразного применения норм права.

Таким образом, коллизионный механизм включает в себя три элемента: коллизионные нормы, коллизионные правила и толкование норм права. Значение их неодинаково, ведущее положение в этой системе занимают коллизионные нормы. Следующий по силе влияния в преодолении коллизий норм права элемент - толкование норм права. Это связано с тем, что, во-первых, коллизионные правила являются итогом толкования. Процесс издания нормы права сопровождается деятельностью, направленной на уяснение ее смысла и соотнесение данного правила поведения с иными нормами права. Коллизионные правила являются итогом обобщения результатов правоприменительной деятельности, а значит, по времени толкование возникает раньше, нежели коллизионные правила. К тому же некоторые из них не что иное, как теоретические правила преодоления коллизий. Так, В.Н. Кудрявцев разработал теоретические правила преодоления содержательных коллизий уголовно-правовых норм.

Кроме того, по юридической силе коллизионные правила менее значимы, чем акты толкования. Например, официальное аутентическое толкование в теории права рассматривается как обладающее той же юридической силой, что и сам толкуемый закон. В этой связи коллизионные предписания, содержащиеся в актах аутентического нормативного официального толкования, представляют собой не что иное, как коллизионную норму со всеми присущими ей признаками.

Рассмотрим пути преодоления коллизий института юридической ответственности согласно иерархии элементов коллизионного механизма, сложившейся в российском законодательстве.

Коллизионные нормы не имеют в теории права единого определения, отражающего все существенные черты этого явления. С.С. Алексеев определяет коллизионные нормы как «предписания, указывающие на нормы (законы, правовые системы), которые должны быть применены в данном случае, то есть предписания, регулирующие выбор между нормами».

В.К. Бабаев и В.М. Баранов определяют коллизионные нормы как предписание, принимаемое с целью устранения коллизии либо определяющее порядок разрешения противоречий между юридическими нормами. А.А. Тилле пишет: «Коллизионная норма является как бы регулятором при выборе закона». Н.А. Власенко считает, что «это специализированная юридическая норма, принимаемая с целью устранения коллизий между правовыми предписаниями».

В международном частном праве коллизионную норму определяют как норму, предписание, право какого государство должно быть применено к соответствующему правоотношению.

Все указанные авторы отмечают главный признак коллизионных норм: они предлагают правила выбора норм из числа нескольких вступивших в коллизию при регулировании конкретных жизненных ситуаций. Иначе говоря, коллизионные нормы направлены на преодоление коллизий норм права.

Коллизионная норма - особый вид нормативных предписаний в системе права. Существенная особенность заключается в ее структуре. Как правило, правовая норма состоит из трех элементов: гипотезы, диспозиции и санкции. «В отличие от этого, коллизионная норма включает в себя два структурных элемента, которые можно именовать «объемом» (не что иное как гипотеза) и «привязкой» (диспозиция)». Объемом коллизионной нормы служит указание в ней тех отношений, на регулирование которых распространяется норма. Привязкой коллизионной нормы считается указание на норму права, подлежащую применению в данной ситуации.

А.А. Тилле полагает, что коллизионные нормы имеют обычную трехэлементную структуру. На наш взгляд, эта позиция необоснованна. Санкция - элемент правовой нормы, указывающий на меры принуждения, применяемые при несоблюдении правил установленных ее диспозицией. Однако нет таких коллизионных норм, которые устанавливали бы ответственность за несоблюдение правил преодоления коллизий. В то же время нельзя сказать, что нарушение правил преодоления коллизий не влечет никаких правовых последствий. Если бы это было так, то существование коллизионных норм было бы бессмысленным. Особенность в том, что санкции за их нарушение предусмотрены в иных нормах, регламентирующих правоприменительный процесс. То есть, не имея санкции, коллизионная норма обеспечена гарантиями ее соблюдения.

Следует отметить, что в институте юридической ответственности коллизионные нормы могут иметь две коллизионные привязки. Например, в уголовном праве - согласно принципам действия уголовного закона в пространстве или гражданства субъекта преступления.

В теории права известны односторонние и двухсторонние коллизионные нормы. Односторонние коллизионные нормы указывают на применение лишь одной нормы права во всех случаях, а двухсторонние - на возможность применения в конкретной ситуации как одной, так и другой нормы права, в зависимости от того, как в конкретном случае срабатывает коллизионная привязка. Так, в международном частном праве односторонняя коллизионная норма указывает на применение лишь российского закона, а двухсторонняя - на возможность применения как отечественного, так и иностранного права.

Можно выделить еще несколько разновидностей коллизионных норм, В зависимости от того, для разрешения каких коллизий они предназначены, мы предлагаем различать соответственно пространственные, темпоральные и иерархические коллизионные нормы. Данная классификация определяется объемом коллизионной нормы.

С точки зрения структуры законодательства необходимо выделять конституционные коллизионные предписания. Они закреплены в Основном законе государства - Конституции. В них должна быть заложена основа всех отраслевых коллизионных предписаний. Так, ст. 15 Конституции РФ формулирует иерархическую коллизионную норму, согласно которой «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации».

Конкретизация данного иерархического коллизионного правила содержится также в ч. 3, 5 и 6 ст. 76 Конституции РФ. Ч. 4 ст. 15 Конституции закрепляет правила преодоления коллизии норм международного права с нормами внутринационального законодательства, в соответствии с которым должны применяться международные договора.

В настоящий момент назрела необходимость создания системы межотраслевых и отраслевых коллизионных норм.

Коллизионные нормы права регулируют общественные отношения, но, выполняя эту функцию специфическим образом, они отличаются от иных норм права. С.С. Алексеев отмечает, что специализированные нормы права «в отличие от регулятивных и охранительных носят дополнительные характер. Они не являются самостоятельной нормативной основой для возникновения правоотношения. При регламентировании общественных отношений они как бы присоединяются к регулятивным и правоохранительным, образуя в сочетании с ними единый регулятор».

В международном частном праве назначение коллизионных норм определяется также: «Поскольку коллизионная норма - это норма отсылочного характера, ею можно руководствоваться только вместе с материально-правовыми нормами, к которым она отсылает, то есть нормами законодательства, решающими вопрос по существу...»

Таким образом, коллизионные нормы, во-первых, являются регулятором общественных отношений, а, во-вторых, могут выступать в этом качестве только в сочетании с другими материально-правовыми нормами. Некоторые авторы, например, Г.И. Тункин и др. полагают, что коллизионные нормы не регулируют общественные отношения, поскольку не устанавливают прав и обязанностей и потому «такого рода положения, хотя и являются правовыми, суть не нормы права». Он делает вывод, что коллизионные нормы - это вообще не нормы права и не регуляторы общественных отношений, а принципы права.

Под нормой права понимается «общеобязательное веление, выраженное в виде государственно-властного предписания и регулирующее общественные отношения». Регулирование общественных отношений происходит путем наделения их участников правами и обязанностями. Действительно, коллизионные нормы не предоставляют каких-либо прав и не налагают обязанностей непосредственно. Однако, предписывая работникам правоприменительной деятельности вариант выбора нормы права, коллизионная норма возлагает на них обязанность действовать в соответствии с этим порядком. В этом плане коллизионные предписания ничем не отличаются от других норм права, поэтому они, безусловно, являются регуляторами общественных отношений.

Как отмечает Н.А. Власенко, непосредственным объектом коллизионных норм являются «действия правоприменителя по выбору и применению конкретных норм права к конкретным ситуациям». По его мнению, регулировать указанные общественные отношения коллизионные нормы могут самостоятельно, а значит, могут не присоединяться к регулятивным или охранительным нормам.

Мы не можем согласиться с тем, что коллизионная норма способна регулировать общественные отношения только совместно с материальной. Представляется, что коллизионные нормы призваны устранить несогласованность составных частей права, урегулировать отношения между самими нормами. Они являются как бы «регуляторами внутри регулятора», придают системе права в определенной мере качество саморегулирующейся системы.

Согласно классификации «специальных норм в зависимости от условий, места, времени действия, в связи с развитием и конкретизацией общего установления» на конкретизирующие, детализирующие, вариантные и ситуативные предписания, можно отнести коллизионные нормы права к числу конкретизирующих, поскольку они предлагают правоприменительным органам определенный вариант разрешения коллизии.

Таким образом, коллизионные нормы выполняют функцию обслуживания права и законодательства и в этом качестве являются составной частью системосохраняющего механизма права. Их цель - обеспечение надлежащего функционирования системы законодательства в ходе правотворческой деятельности. Коллизионные нормы можно определить как особый вид правовых предписаний, предназначенных для преодоления коллизий норм права.

Толкование норм права является особым путем преодоления коллизий института юридической ответственности. Толкованием в теории права считается «деятельность по уяснению и разъяснению смысла норм права в целях их наиболее правильной реализации». В общем понятии толкования наряду с уяснением и разъяснением следует выделять и третий элемент - акт толкования права, в котором выражается уяснительная и разъяснительная работа субъекта толкования.

В.Н. Карташов рассматривает толкование как особый вид юридической деятельности и называет ее «интерпретационной практикой разновидностью юридической практики, которая связана с установлением подлинного смысла и значения правовых предписаний, актов, понятий и иных юридических явлений, процессов и состояний». Описывая функции интерпретационной деятельности он называет также контрольную, сигнально-информационную и компенсационную. Указанные функции проявляются при преодолении коллизий. Контрольная состоит в выявлении дефектов права, к числу которых относятся коллизии норм права; сигнально-информационная - в оповещении законодательных органов о наличии дефекта; а компенсационная заключается в «устранении в некоторых случаях противоречия, неясности и иных погрешностей в нормативно-правовых актах».

Любой вид толкования: официальное - неофициальное, нормативное - казуальное, аутентическое - легальное может рассматриваться в качестве средств преодоления коллизий норм права. Особое значение в преодолении коллизий института юридической ответственности имеют не все виды толкования, а некоторые из них.

Одним из способов преодоления коллизий является официальное нормативное толкование - разъяснение, исходящее от органа, который издал толкуемый акт. Задача этого вида толкования состоит в создании неких коллизионных правил, используемых в процессе правоприменительной деятельности. В силу специфики актов аутентического толкования в них содержатся, как правило, темпоральные коллизионные правила. Коллизионные предписания могут содержаться в актах толкования правовых норм, изданных спустя некоторое время после их принятия.

Правоприменительное толкование занимает доминирующее положение в механизме преодоления коллизий института юридической ответственности. Речь идет о разъяснении норм, содержащихся в постановлениях Верховного суда Российской Федерации. Более всего в разъяснениях высших судебных инстанций имеется содержательных коллизионных предписаний.

Разъяснения высших судебных инстанций не являются нормами права, а представляют собой исключительно акты толкования. Абсолютное большинство авторов, прямо или косвенно анализирующих рассматриваемую проблему, исходят из этого императива. С нашей точки зрения, данная позиция отражает желаемое, нежели действительное положение вещей.

Действительно, полномочия создавать нормы права в соответствии с конституционным положением о разделении властей предоставлены только законодательным органам власти. Верховный суд может издавать акты толкования и обладает правом законодательной инициативы, в том числе и для устранения пробелов и коллизий в нормативных актах, выявленных в процессе правоприменительной деятельности нижестоящих судов. Однако разъяснения высшей судебной инстанции носят очевидный нормативный характер. В постановлениях Верховного суда содержится не только толкование норм права, но и сами нормы права. Встречаются случаи отмены вышестоящими судебными инстанциями решения нижестоящих судов ввиду нарушения ими разъяснений Верховного суда по поводу применения норм права.

Отрицать нормативную природу высших судебных инстанций в настоящий момент невозможно, но необходимо отказываться от этой практики, подрывающей устои конституционного строя России.

Среди способов преодоления коллизий института юридической ответственности самостоятельное значение имеет казуальное толкование, под которым понимается разъяснение закона, нормативного акта обязательное только для данного случая. «Обнаружив противоречие правоприменяющий орган принимает конкретное юридическое решение, имеющее значение только для конкретного случая. В результате противоречие сохраняется, но для конкретного случая оно преодолевается». Задача казуального толкования правовых норм сводится к указанию применения той или иной нормы права из числа вступивших в коллизию в данном конкретном случае. Целесообразно было бы, что выявив то или иное столкновение норм правоприменительный орган принял необходимые меры, направленные на упорядочение действующего законодательства. Недостатком такого пути можно назвать наличие в праве не только явных коллизий, но и тех, которые нельзя истолковать однозначно.

Преодоление коллизий института юридической ответственности может происходить посредством неофициального толкования, а так же его особой разновидности, называемой доктринальной. Значительное развитие данный путь преодоления коллизий получил после принятия ряда новых нормативных актов, регламентирующих применение мер юридической ответственности.

Теоретические разработки ученых играют значительную роль при преодолении коллизий норм права. Общетеоретические и отраслевые рекомендации научных работников намечают основные пути разрешения коллизий: меры предупреждения возникновения коллизий, предложения по совершенствованию законодательства путями устранения коллизий и способы преодоления коллизий в правоприменительной деятельности.

Так, в общей теории права Н.А. Власенко разработал систему коллизионных правил, которые не закреплены ни в законе, ни в актах толкования. Значительный вклад в разработку теоретических правил преодоления коллизий уголовно-правовых норм внесли В.Н. Кудрявцев, В.П. Малков и другие ученые. Эти авторы разработали теорию преодоления содержательных коллизий норм права.

Достоинство доктринального коллизионного толкования состоит в том, что оно обеспечивает правоприменительные органы научно обоснованной системой коллизионных правил. Недостаток его в том, что оно имеет рекомендательный характер и не может быть обязательным для правоприменителей. Они не обязаны не только применять, но и знать теоретические разработки. Поэтому говорить о значительности доктринального толкования в механизме преодоления коллизий института юридической ответственности, к сожалению, нельзя.

Преодоление коллизий института юридической ответственности может происходить посредством использования определенных коллизионных правил, выработанных в правоприменительной деятельности и теоретических исследованиях, которые нигде формально не закреплены, но используются на практике. Существуют «к сожалению такие, непосредственно законом не закрепленные, принципы правоприменения, которые сводятся к тому, что при коллизии норм разного иерархического уровня применяются нормы высшего уровня, исходящих от одного и того же органа, применяется норма, изданная позднее».

В проекте Федерального закона «О законах и иных нормативно-правовых актах РФ» предложено зафиксировать такие правила:

1) приоритет закона РФ перед нормативно-правовыми актами субъектов Федерации;

2) приоритет закона субъекта Федерации перед нормативно-правовыми актами органов исполнительной власти РФ;

3) приоритет указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ перед актами органов исполнительной власти субъектов РФ;

4) приоритет постановлений Правительства субъекта РФ перед актами федеральных министерств и других центральных федеральных органов исполнительной власти. Эти правила должны урегулировать преодоление иерархических коллизий норм права.

Авторы проекта предлагают закрепить в данном законе важное правило: «Все коллизии... разрешаются после использования согласительных процедур Конституционным судом РФ, общими и арбитражными судами в соответствии с их компетенцией».

Темпоральные коллизии института юридической ответственности могут быть преодолены, если установить единообразное правило о применении той из коллизирующих норм права, предусматривающих различную по виду или строгости ответственность, которая носит более мягкий и благоприятный, в данной ситуации, для лица исход.

На наш взгляд, исследование правового регулирования действия закона, под которым понимается «комплекс правил, определяющих время вступления в силу принятого закона, механизм введения его в действие, пределы действия закона во времени и пространстве, способы и средства его исполнения, перечень законов и других правовых актов, подлежащих отмене или изменению в связи с принятием нового закона, и некоторые другие аспекты», нуждается в дополнительном исследовании с целью поиска необходимых универсальных коллизионных правил.

Наиболее полный перечень коллизионных правил, на наш взгляд, сформулировал один из представителей зарубежной науки международного права прошлого века Э. Ваттель:

- во всех случаях, когда то, что только разрешено, оказывается несовместимым с тем, что предписано, последнее получает перевес (предписанное имеет перевес над разрешенным);

- закон или договор, которые разрешают что-либо, должны уступить закону или договору, которые это запрещают (разрешенное уступает запрещенному);

- при прочих равных условиях закон или договор, которые предписывают, уступают закону или договору, которые запрещают (предписанное уступает запрещенному);

- если сталкиваются два положительных закона или два договора, заключенные между теми же самыми лицами или теми же самыми государствами, то более поздний закон или договор имеет предпочтение перед более ранним. Если же сталкиваются два договора, заключенные между различными государствами, то более ранний договор имеет предпочтение;

- из двух законов или конвенций предпочтение отдается тому акту, который при прочих равных условиях является менее общим и касается существа вопроса (из двух законов предпочтение отдается менее общему);

- то, что не допускает отсрочки, должно иметь предпочтение перед тем, что может быть совершено в другое время;

- если налицо две обязанности, то надо выбрать более важную;

- если нельзя выполнить одновременно два обещания, данные одному и тому же лицу, то последнее вправе выбрать, что нужно выполнить;

- договор, подтвержденный клятвой, пользуется предпочтением перед договором, не подтвержденным клятвой;

- при прочих равных условиях то, что предписано под страхом наказания за неисполнение, имеет перевес над тем. что не предписано подобным образом.

Указанные коллизионные правила преодоления коллизий института юридической ответственности в соответствующей редакции могут быть использованы в настоящее время всеми правоприменительными органами. Исключение составляет архаичное положение о подтверждении договора клятвой, хотя «институт клятвы» применяется при вступлении в должность Президента, глав субъектов Федерации и работниками некоторых профессий («клятва Гиппократа», присяга сотрудников милиции и военнослужащих). Однако иные разновидности правовых символов нельзя считать архаизмами, ибо «герб, флаг, гимн, вставание присутствующих в зале суда при появлении его состава как символ уважения» и т.д. приобретают в современном законодательстве правовой характер. Данная проблема нуждается в дополнительном комплексном исследовании.

На наш взгляд, коллизионные правила целесообразно издать в отдельном акте, регламентирующем работу правоприменительных органов. Возможно их нормативное закрепление. Все коллизионные нормы нуждаются в систематизации с целью включения в качестве отдельной главы в Федеральный закон «О нормативно-правовых актах в РФ» и детализации данных норм на межотраслевом и отраслевом уровне.

Толкование норм права важно вывести из числа способов нормативно-правового регулирования общественных отношений. Его роль заключается только в обеспечении правоприменительного процесса и не должна выходить за рамки разъяснения субъектам права действующих норм права. Согласно этой концепции иерархия элементов коллизионного механизма должна поменяться: толкование обязано уступить коллизионным правилам ведущую роль в правоприменительной деятельности.

В литературе предлагаются такие особые пути разрешения коллизий как третейское разбирательство (в формах решающего, рекомендательного или альтернативного арбитража) и согласительные процедуры. Однако названные пути не устраняют и не предлагают универсального правила преодоления возникшего столкновения норм права, поэтому рассматривать их нужно только при характеристике правоприменительной процедуры для каждого индивидуального случая разрешения коллизий норм права.

Предложенные пути разрешения коллизий института юридической ответственности в случае реализации правотворческой и правоприменительной деятельности, даже незначительной части из них, будут содействовать повышению эффективности применения этого вида мер государственного принуждения, совершенствованию системы российского законодательства и правовой системы в целом.


Лаврентьев Александр Рудольфович



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Рассмотрение законопроектов в Федеральном Собрании и других законодательных органах
Восстановление в должности и на службе в органах внутренних дел
Развитие принципа состязательности, формы его закрепления и проблемы реализации в юридической практике
Федеративные государства: понятие и особенности
Виды функций юридических фактов
Вернуться к списку публикаций