2012-01-04 19:15:13
ГлавнаяТеория государства и права — Судебная власть в схеме разделения властей в Российской Федерации



Судебная власть в схеме разделения властей в Российской Федерации


Конституция Российской Федерации первой из российских конституций использовала понятие «судебная власть». Основная задача судебной власти - разрешение конфликтов и споров, возникающих в общественной и государственной жизни, восстановление нарушенных прав, наказание тех, кто преступил порядок и нарушил закон. Судьи являются носителями судебной власти. Суд является единственным органом, уполномоченным осуществлять правосудие как особую функцию государственной власти. Но лишь в ходе демократических преобразований, ознаменовавших начало перехода человечества к гражданскому обществу и правовому государству, была выдвинута идея особой судебной власти, способной стать гарантом естественных демократических прав и свобод личности. Принципы разделения властей и верховенства закона, идея независимой и сильной судебной власти приобрели особую актуальность для российского общества в условиях реформ и перехода от тоталитаризма к становлению устоев демократии.

Судебная власть - это (в соответствии со смыслом статей 10 и 11 Конституции Российской Федерации) разновидность государственной власти, которую осуществляют суды Российской Федерации. Но только суд вправе осуществлять правосудие (часть 1 статьи 118 Конституции).

В правосудии проявляет себя судебная власть. Главной же функцией суда как самостоятельного и независимого органа государственной власти является правосудие. Правосудие отличается рядом специфических признаков: оно осуществляется от имени государства, исключительно лишь специальными органами государственной власти - судами, посредством рассмотрения в судебных заседаниях гражданских, уголовных и административных дел в определенной, установленной законом процессуальной форме. Правосудие в Российской Федерации строится на конституционных принципах, отражающих сущность и задачи демократического, правового государства.

Пределы осуществления судебной власти определяются судебной системой Российской Федерации, устанавливаемой, в соответствии с частью 3 статьи 118 Конституции Российской Федерации, Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации». Конституция Российской Федерации (часть 3 статьи 118) особо оговаривает, что создание чрезвычайных судов не допускается.

Чрезвычайный суд - это орган, уже по своему смыслу ориентированный на осуществление политики репрессий, подавления, запугивания, возмездия. Он не предназначен и не способен быть органом правосудия.

В рамках действия конституционного принципа разделения властей важнейшим критерием самостоятельности и независимости судебной власти выступает независимость судей и подчиненность их только Конституции Российской Федерации и федеральному закону (часть 1 статьи 120).

Конституция Российской Федерации не говорит ничего о независимости самого суда как органа власти. Из принципа разделения властей вытекает, безусловно, признание самостоятельности и независимости этого органа судебной власти, но в отличие от органов других отраслей государственной власти - законодательной, исполнительной - независимость суда основывается именно на независимости судьи. Тем не менее, независимость суда как органа правосудия, судебной власти, принимающего решения и выносящего приговоры, требует, на наш взгляд, специального конституционного и законодательного закрепления.

Судебная власть в отличие от других ветвей власти имеет специфические особенности. Наиболее существенные из них следующие:

1. Эта власть может осуществляться исключительно судами, и в этом смысле обособление судебной власти от других форм государственной власти наблюдается особенно четко вследствие монопольного сосредоточения ее в рамках системы судебных органов. Это принципиально исключает возможность какого-либо перераспределения властных полномочий с другими органами государства. Поэтому не существует проблемы разграничения функций судебных органов с органами президентской, законодательной либо исполнительной власти.

2. Правосудие как власть суда - это непосредственное соединение власти и права, которое обуславливает два начала: власть в строгих рамках права, за пределами которых произвол; право, реализующее себя во власти.

В соединении двух указанных начал находит свое воплощение правосудие.

«За правом должно находиться правосудие, которое меньше всего сила аппарата, а больше всего сила истины, правды, справедливости, мудрости», - справедливо отмечает С.С. Алексеев. - И история, и жизнь подтверждают: если нет независимой и сильной судебной власти, то тогда и право, сколь ни будь совершенно и искусно законодательно, мертво, остается лишь «бумажным» правом... судебные органы... не обрели до сей поры нужной, действенной силы в государстве. Попытки стать «третьей властью» ...глушились энергией тоталитарной системы и в конечном счете - не увенчались должным успехом. И тут нужно «начинать сначала»... с понимания того, что действительно право, реальная правозаконность в принципе возможны лишь тогда, когда в обществе складывается самостоятельная и эффективная судебная власть».

Однако реальная правозаконность - это самостоятельная и эффективная судебная власть.

Эволюция современного суда в суд правового государства требует существенного расширения роли и значения судебной практики и судебного правотворчества. Показательно, что еще в 1980 г. М.В. Баглай ратовал за то, чтобы над высшими государственными органами (парламентом и правительством) стояли не только те законы, которые они сами принимают и исполняют («статутное право»), но и право, создаваемое судами, которое в определенной части изменить законами нельзя. А эта «определенная часть» как раз и включает основные гарантии охраны прав человека, гарантии, мешающие сползанию общества к режиму личной власти. Вот в чем должна состоять важнейшая роль суда в правовом государстве, и вот почему, по нашему убеждению, следует приравнять судебную доктрину к источникам права.

3. Осуществление правосудия возможно лишь при неукоснительном соблюдении установленных законом процессуальных норм - судопроизводства, соответственно конституционного, гражданского, административного и уголовного. Судопроизводство - это правовая технология формирования судебной власти, если рассматривать правосудие как процесс нахождения истины и достижения справедливости объективным и независимым судом при строгом соблюдении законных прав и интересов, участвующих в суде лиц.

4. Применение судебной власти жестко предопределено необходимостью разрешения юридического конфликта или спора. Без такого конфликта и спора пусть даже в потенции, не может осуществляться правосудие, судебная власть.

Правосудие - это властное, осуществляемое от имени государства и в установленных законом процессуальных формах, и беспристрастное разрешение судом реального конфликта или спора путем объективной оценки истоков и сущности этого конфликта или спора, позиций сторон и представленных суду доказательств, сложившейся вследствие конфликта или спора ситуации и их последствий, вынесение в строгом соответствии с действующим законодательством властного, а потому обязательного в исполнении вердикта (приговора, решения) с восстановлением законности и справедливости, с наказанием виновного и возмещением ущерба потерпевшему.

Принципиальное значение имеет впервые установленное Конституцией Российской Федерации право каждого гражданина Российской Федерации в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться за разрешением возникших у него с государством конфликтов и споров по поводу прав и свобод человека в соответствующие защитные межгосударственные органы, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (часть 3 статьи 46 Конституции Российской Федерации). Возможен, следовательно, выход российского гражданина при определенных условиях за пределы национальной правовой системы.

5. Равноправие сторон в судебном процессе направлено на формирование таких имманентно присущих судебной власти - правосудию качественных характеристик как объективность и справедливость. Лишенная объективности и справедливости власть суда, не будучи правосудной, превращает этот орган государства в орудие репрессий.

Касаясь вопроса о равноправии сторон судебного процесса, следует подчеркнуть, что в суде как государственном органе само государство, либо в лице какого-либо своего конкретного органа или организации должно быть лишено своих властных прерогатив и обладать точно таким же правовым статусом, как и другая сторона судебного состязания. Именно так обстоит дело с участвующим в судебном процессе представителем государства - прокурором.

«Принцип состязательности в нашей стране долгое время отвергался процессуальной теорией и законодательством», - пишут М.В. Баглай и Б.Н. Габричидзе. - Главной причиной был отказ признать прокурора стороной, «уравнять» его с подсудимым и защитником. Утверждалось, что прокурор не сторона в судебном разбирательстве, а орган надзора за законностью, государственный обвинитель, вместе с судом выполняющий общую государственную задачу - борьбу с преступностью. На этом основании считались неприемлемыми для уголовно-процессуального закона сами понятия «сторона» и «состязательность», несмотря на использование их в Конституции. Только в 1993 г. соответствующие термины появились в новом (десятом) разделе Уголовно-процессуального кодекса «Производство в суде присяжных» (статьи 429, 435, 441 и др.). Однако по-прежнему актуально включение принципа состязательности и равноправия сторон в общие части гражданско-процессуального, уголовно-процессуального, административного и арбитражного кодексов.

Без этого, как справедливо отмечается в правовой литературе, невозможно добиваться коренной реорганизации судопроизводства, демократизировать суд, освободить его от элементов, чуждых обвинительных функций, утверждать подлинно независимую судебную власть».

Итак, из объяснений авторов следует, что лишь полное законодательное утверждение и оформление прокурора в качестве равноправной стороны состязательного судебного процесса откроет путь к коренной реорганизации судопроизводства, демократизации суда и т.п. Доводы же отсутствуют.

В уголовном процессе одновременно участвуют в различных процессуальных ролях два органа государственной власти: один - это прокуратура, призванная надзирать за законностью, и другой - сам суд, одной из важнейших функций которого является поддержание и укрепление законности. В уголовном процессе осуществляется взаимодействие и реальное разделение двух государственных властей - прокурорской и судебной - органы - носители которых, используя различные правовые процедуры и методы, преследуют, по существу, единые цели и решают единые задачи.

И все же подлинное правосудие в противоположность судебной власти как репрессивной силы с необходимостью требует истинной состязательности процессуально равноправных сторон перед лицом справедливого, непредвзятого, объективного суда. Практическое достижение этого не сводится, однако, к декларативному включению принципа состязательности и равноправия сторон в общие части гражданско-процессуального, уголовно-процессуального, административного и арбитражного кодексов, как предлагают авторы процитированного ранее учебника, а предполагает, прежде всего, глубокую и всестороннюю перестройку ряда важнейших звеньев судебной системы и прокуратуры.

Известно, что еще в результате судебной реформы в 60-х годах XIX в. в России был учрежден институт судебных следователей - специфический орган судебной власти. Этот институт был воспроизведен в 1922 г. и использовался некоторое время. Судебные следователи проводили судебное исследование обстоятельств дела по наиболее сложным и важным уголовным делам. Будучи приравнены по своему положению к младшим членам окружного суда, судебные следователи обладали процессуальной самостоятельностью и независимостью, близкой по своему уровню к судье. Деятельность института судебных следователей означала, что предварительное следствие, в отличие от дознания как полицейской или прокурорско-полицейской деятельности, - это функция и полномочие судебной власти. Уравнение всех участников уголовно-процессуальной деятельности - суда, прокурора, следователя и органа дознания - произошло с внедрением в Советский уголовный процесс концепции, сущность которой в свое время была изложена М.А. Чельцовым:

«Суд, прокурор, следователь и орган дознания одинаково обязаны возбуждать уголовное дело при наличии признаков преступления и принимать все указанные в законе меры для быстрого и полного раскрытия преступления, изобличение лиц, виновных в его совершении, чтобы ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. Поэтому советский процесс не может быть построен по буржуазной схеме размежевания трех процессуальных функций, из которых прокурор выполняет только функцию уголовного преследования, обвиняемый и его защитник - функцию защиты, а на долю суда выпадает лишь функция решения дела, или иначе правового спора между «равноправными сторонами» - обвинителем и обвиняемым».

Указанный принципиальный подход продолжает действовать в Российской Федерации до сих пор, и его по существу не коснулись меры по проведению судебной реформы. «Кажется порой, что никак не могут или просто не хотят понять реформаторы и той простой, элементарной истины, что преступления раскрывать и пресекать должен не суд и даже не следователь, - пишет в связи с этим А.И. Трусов. - ... это функция судебной полиции. Давно пора... иметь такого ряда структуры, руководимые прокуратурой как органом уголовного преследования; не бояться предоставить этим структурам достаточно широкие возможности для быстрого и оперативного реагирования на любые преступные проявления; сочетать в ходе проводимых дознаний гласных мер. В качестве же средства против возможных злоупотреблений... данными структурами следует учредить ...за всеми их действиями, а также результатами действий постоянно ...действующий... судебный контроль. Надо сделать так, чтобы ...судебная полиция, прежде всего, собирала и готовила для прокурора... материалы, могущие претендовать на роль судебных доказательств. И чтобы суд... (а не сам прокурор и тем более не орган дознания...)... мог определить их процессуальную, законную доброкачественность, признавать их допустимыми в качестве судебных доказательств по делу. Суд должен также тщательно контролировать всю деятельность судебной полиции и прокуратуры, связанную с любым вторжением этих органов в права и свободы граждан.

Далее, для четкого ограничения функций и полномочий судебной полиции и прокуратуры ...от функций и полномочий судебной власти следовало бы установить, чтобы предварительное следствие в отличие от дознания как полицейской или прокурорско-полицейской деятельности стало деятельностью судебной.

6. Судебная власть - власть системная и в этом одна из ее основных качественных особенностей, отличающих судебную власть от других ветвей государственной власти. Каждый из судов, составляющих отдельные звенья общей судебной системы, самостоятелен и независим в осуществлении правосудия от кого бы ни было, исключая закон, в том числе от судов вышестоящих. Но результат осуществления этой власти - решение или приговор суда - может быть отменен или изменен судом вышестоящим (кассационная и надзорная инстанции).

Верховный Суд Российской Федерации является не только высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, но и осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью (статья 126 Конституции). В свою очередь Арбитражный Суд Российской Федерации, являющийся высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемыми арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью этих судов (статья 127 Конституции). Правосудие в полном объеме, следовательно, осуществляет вся судебная система в целом. О судебной власти во всей ее полноте можно говорить применительно к судебной системе в целом.

7. В отправлении правосудия (чего нет ни в одной из других отраслей государственной власти) имеют право принимать участие непосредственно граждане. Согласно части 5 статьи 32 Конституции Российской Федерации граждане Российской Федерации имеют право участвовать в отправлении правосудия.

Составную, но весьма специфическую часть судебной системы Российской Федерации являет собой Конституционный Суд Российской Федерации. «Конституционный Суд Российской Федерации - судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства», - говориться в статье 1 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» (1994 г.).



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Формы закрепления института диспозитивности, проблемы его реализации и роль в защите прав и свобод граждан
Дееспособность как стадия (ступень) развития правосубъектной связи
Регулятивная функция права в системе функций права и в системе социальной регуляции
Государственно-правовая характеристика теократии
Правовая культура и правовая система современной России
Вернуться к списку публикаций