2012-01-04 18:25:06
ГлавнаяТеория государства и права — Идея разделения властей в истории мировой политико-правовой мысли



Идея разделения властей в истории мировой политико-правовой мысли


В. Орландо отмечал, что еще Монтескье считал необходимым существование трех властей - законодательной, исполнительной и судебной. Локк свел число властей к двум, а со временем возобладала тенденция к увеличению числа властей. К традиционным стали добавлять новые - конституционную, правительственную, умеряющую, электоральную, общественного мнения, военную, утверждающую. Критика В. Орландо указанных истолкований основывалась на следующих допущениях, а именно: а) отождествление всего общества с его электоратом, а последнего с представительными институтами; б) отождествлением власти с органом, который и осуществляет ее, или даже с иерархией подобных органов.

Все это искажает природу государства как единого юридического и социально-политического образования.

Подобно В. Орландо, против буквального толкования теории Монтескье и догматизации самого принципа разделения властей выступал итальянский теоретик Г. Моска. Сравнительно с формально- юридическим разделением властей он считал значительно более важным видеть механизм соединения в руках одного социального слоя полноты политической власти и собственности. Основа же генерации и постоянного воспроизведения правящей элиты усматривалась им скорее в переплетении властей.

На рубеже XIX-XX вв. критика теории разделения властей была наиболее полно представлена в трудах В. Вильсона (США), который писал о неэффективности этого принципа в условиях бюрократизации управления, необходимости в экстремальной обстановке оперативно принимать управленческие решения правительством (президентом). К. Ливенштейн вообще сформулировал принципиальный отказ от доктрины разделения властей, аргументируя этот отказ статичностью концепций, ее несоответствием динамизму эпохи радикальных социально-политических преобразований. Принцип разделения властей, по мнению Ливенштейна, всегда был «политической идеологией, нежели моделью действительной политической организации».

Показательно, что принцип разделения властей все чаще рассматривается современными западными политологами как непосредственный компонент демократии. Карл Дойч (США), определяя демократию как правление большинства при соблюдении прав меньшинства, добавляет к этому определению и плюрализм, под которым понимает наличие разделения властей, сдержек и противовесов, федерализм. Главное в демократической системе К. Дойч видит в достижении компромисса: в демократической системе «важно примирить эту заложенную тенденцию с необходимым двусторонним циркуляционным процессом демократии».

По мнению многих западных специалистов существует не общая теория, а лишь принцип разделения властей.

Разделение властей, рассматриваемое как принцип, во-первых, представляет собой процесс, а не нечто неизменное и устойчивое; во- вторых, этот принцип связан с постоянным «перераспределением и с изменением баланса власти между ее различными областями».

Поскольку ветви власти тесно связаны между собой и стремятся в конституционном плане контролировать друг друга, по мнению Е. Грессмана, трудно предполагать, что «совершенно необходимый для эффективного и свободного управления государством уровень разделения властей друг от друга может быть когда-либо найден и должным образом в течение длительного времени сохранен». В силу этого утверждение о том, что, например, в США законодательные функции могут выполняться только конгрессом на двухпалатной основе, функции исполнительной власти исключительно президентом или различными органами, находящимися под его контролем, а судебные только судьями и судами, является «в интеллектуальном отношении нечестным и исторически неверным». Е. Грессман полагает, что при указанном подходе из всего разнообразия функций, выполняемых каждой из трех ветвей, сознательно или несознательно исключаются «сходные или смешанные функции». А это противоречит практике применения теории разделения властей и самой действительности.

По мнению Б. Зигана (США), в своем практическом воплощении принцип разделения властей, направлен на то, чтобы разрешить внутренне противоречивую проблему, связанную с созданием государственно-правовой системы, которая, с одной стороны, «была бы достаточно властной, чтобы полностью выполнять свое предназначение, а с другой - не такой всесильной, чтобы подавлять общество и отдельных людей. Известно, что неограниченная власть независимо от того, в руках какого органа она сосредоточивается - короля или парламента, всегда содержит в себе риск быть постепенно трансформированной в неограниченную тиранию».

В западной научной литературе нередки высказывания, сводящиеся к тому, что разделение властей - это не общая теория, а лишь концепция отделения друг от друга «осуществляющих совместно государственную власть различных институтов». Наличие так называемой «чистой» (иногда ее именуют «экстремистской») теории разделения властей не только не подтверждается практикой, но и сам «формалистический» подход к разделению властей «губителен» с точки зрения объективного исследования деятельности государственного механизма и решения проблем оптимального воздействия различных властей».

Значение трудов Дж. Локка и Ш. Монтескье выходит далеко за рамки их времени. Обоим мыслителям удалось сформулировать конструкции, используемые человечеством в течение столетий.

Теория разделения властей воспринята во многих новейших конституциях, при этом конкретные формы ее реализации весьма разнообразны.

Концептуально теория разделения властей в своем так называемом классическом виде была сформулирована Дж. Локком и Ш. Монтескье. Основным мотивом разработки теории разделения властей у них была идея достижения политического компромисса между буржуазией и либеральным дворянством за счет разделения между ними именно государственно-властных функций (посредством передачи контроля над теми или иными органами государства). Имея в виду достижение следующих целей:

- ограничение привилегий властных государственных структур государственной власти по отношению к подданным;

- предотвращение концентрации власти в руках одного человека или группы лиц;

- сами способы практической реализации идеи разделения властей эти авторы трактовали различным образом.

По нашему мнению, принципиальное различие между теориями Дж. Локка и Ш. Монтескье состоит не в том, что Дж. Локк не рассматривал судебную власть в качестве самостоятельной ветви власти, а Ш. Монтескье, напротив, выделял ее в качестве самостоятельной и независимой. Главное состоит в том, что, отделяя законодательную и исполнительную власти друг от друга, они по-разному видели степень их обособления и независимости. Если Дж. Локк подчеркивал верховенство законодательной власти по отношению к другим властям, рассматривая ее в качестве гаранта единства государственной власти в целом при относительно независимом и самостоятельном функционировании различных ее ответвлений, то Ш. Монтескье обосновывал значительно большую, качественно иную степень независимости и самостоятельности властей и даже необходимость их равновесия. При этом Ш. Монтескье не выделял какой-то координирующий центр, считая, что власти как бы сами будут друг друга уравновешивать, смогут, так или иначе, найти выход из возможного конфликта между собой. Юридических или политических способов разрешения возможного конфликта между властями он не предусматривал.

Все это свидетельствует о том, что «чистого», классического, общепризнанного и логически завершенного варианта теории разделения властей никогда не было.

В результате сравнительного анализа работ указанных мыслителей, можно сделать вывод о том, что доктрина, созданная Ш. Монтескье, не ограничивается вычленением трех ветвей власти и выделением факторов, создающих опасность их соединения у одного лица или органа. Не менее важна и другая сторона этой доктрины - рассуждение о том, не приведут ли расчленение властей и их взаимная сбалансированность к «параличу» власти, к безвластию, при которых также неизбежны разрушение государства. Как писал П. Валери: «Сильное государство подавляет нас, в слабом мы погибаем». Предотвратить подобное развитие событий могут, по Ш. Монтескье, согласованность и взаимодействие властей. Конкретные рецепты организации власти, предлагаемые Ш. Монтескье, ограничены доступными ему знаниями и представлениями. Некоторые из них сегодня не могут быть восприняты иначе как анахронизм, как нечто устаревшее. Однако положение о том, что не организованная и плохо осуществляемая власть не менее опасна, чем ее отсутствие, остается актуальным и в наши дни.

По нашему мнению, выделение на современном этапе исторического процесса только тех основных государственных структур, о которых говорил Ш. Монтескье, неверно, так как число функций государства возрастает по мере развития общественных отношений. Как следствие возникает необходимость в узко ориентированной специализации органов государства. Исходя из этого, можно сделать вывод, что разделение властей по схеме, предложенной Ш. Монтескье, есть лишь частный случай более общей формы соотношения различных государственных структур при осуществлении ими единой государственной власти - совместного властвования. Таким образом, в современном государстве власть имеет множество видов и подвидов, в том числе и таких, которые по своему значению не ниже законодательной, исполнительной, и судебной.

Анализ различных моделей разделения властей, а также исследование критического осмысления особенностей концепции разделения властей, представленных в работах отечественных и зарубежных ученых-правоведов позволяет сделать вывод о том, что принцип разделения государственно-властных полномочий является определяющим в системе основ конституционного строя. При этом он находит свое отражение в построении механизма осуществления власти. Необходимо отметить, что составными элементами механизма власти повсеместно признаются законодательная, исполнительная и судебная власть, каждая из которых, воплощая единство власти, остается самостоятельной.

Как известно, в большинстве стран существуют органы законодательной, исполнительной и судебной власти. Однако способы их разделения и взаимодействия далеко не одинаковы. Иначе говоря, принцип один, а способы его реализации различны. В каждой стране государственный механизм характеризуется специфическими признаками и многочисленными особенностями, которые обусловлены уровнем развития демократических институтов.

Дж. Локк отмечал, что законодательный орган не может передавать право издавать законы в чьи-либо другие руки. Однако, несмотря на подобное предостережение основателя теории разделения властей, практика делегирования законодательства фактически существует во всех развитых странах.

Существование теории и практики делегирования законодательства означает фактическое игнорирование основных положений концепции разделения властей. Причем чем шире в той или иной стране развита подобная практика, тем в большей степени происходит отклонение от классических теоретических построений, так как передача полномочий по своей природе противоречит идее разделения властей.


Болдырева Раиса Степановна



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Понятие юридической ответственности
Роль Президента в законодательном процессе. Повторное рассмотрение федеральных законов, отклоненных Президентом Российской Федерации
Общая характеристика доктринального толкования норм права
Концепция разделения властей в истории политико-правовой мысли России
Пределы реализации диспозитивных норм права
Вернуться к списку публикаций