2012-01-04 17:16:05
ГлавнаяТеория государства и права — Унитарные государства: понятие и особенности



Унитарные государства: понятие и особенности


Реальная уния возникает в результате соглашения государств, в силу которого у них появляется общий монарх. Реальными были унии между Норвегией и Швецией, Австро-Венгрия и др.

Империя - сложное государство, созданное насильственным путем. Степень зависимости основных частей империи бывает различной. Некоторые государствоведы пришли к выводу, что у составных частей империи никогда не было единого государственно-правового статуса. Круг империи достаточно широк. Они существовали во все исторические эпохи (Римское государство, Великобритания, Российская империя и др.).

Фузия (слияние государств) и инкорпорация (внешне оформляемое как слияние, присоединение одного государства к другому) представляют большой интерес.

Фузией было, например, воссоединение ФРГ и ГДР. Инкорпорацией является, как полагают многие присоединение стран Прибалтики к СССР в 1940 г.

Кондоминиум - совместное владение, управление одной и той же территорией двумя или несколькими государствами.

Так, в период 1899-1951 гг. Великобритания и Египет осуществляли кондоминиум в отношении Судана.

На современном этапе, как один из вариантов разрешения острых межэтнических конфликтов, предполагается форма кондоминиума.

Думается, что предложенная классификация наиболее полно отражает многообразие форм государственного устройства. И что очень важно, показывает юридическую природу каждой из них.

В науке встречается классификация, в которой все государственные формы по сроку своего существования делятся на постоянные и временные (переходные). Постоянными считаются простые (унитарные) государства, а временными - сложные. Простое (унитарное) государство, помимо своего простого устройства, обладает, в некотором роде, постоянством. Но это постоянство относительно. И здесь имеется множество нюансов. Естественно, право сецессии (отделения) за территориями не признается. Речь идет о запрете на сецессию именно территорий, а не проживающих там общностей. Если местное сообщество приобретает свойства народа, нации, претендует на международное признание, то вступают в действие международно-правовые нормы о праве народов на самоопределение, на собственную национальную государственность. В этом случае, конечно, может состояться обособлением даже полное отделение фактически возникшего, учрежденного народом государства.

Например, арабы, живущие на западном берегу реки Иордан, настаивают на своем праве на самоопределение от Израиля. И не исключено, что эта самостоятельность приобретет форму государства.

Вместе с тем, примеры отделения территорий от унитарного государства тоже имеются. Например, создание Приднепровской Молдавской Республики и попытки отделения от Молдовы.

Еще более запутанной станет классификация сложных государств как временных (переходных). Во многом и ко многим сложным государственным формам можно применить временной параметр. Но понятия «временное» или «постоянное» весьма относительны. В народе говорят: «Нет ничего постояннее, чем временное». Например, в истории России мы увидим различные формы государственного устройства: единая Киевская Русь, раздробленная на мелкие независимые княжества Руси, единая централизованная Русь, Российская Империя, унитарное российское государство, РСФСР, СССР, Российская Федерация, на современном этапе конфедеративные отношения с Белоруссией.

Следовательно, наверное, не стоит в теории государства брать за основу классификации государственных форм временные характеристики. Но это совершенно не означает, не констатировать временной или переходный характер той или иной государственной формы.

Например, Содружество Независимых Государств может иметь переходный характер. Оно может развиться в Конфедерацию и даже в Федерацию. Попытки для этого предпринимаются (например, Союз России, Белоруссии и Казахстана). Стоит всячески приветствовать Союз России и Белоруссии как путь к подлинной Федерации. Заключение в декабре 1999 года Договора о создании союзного государства президентами России и Белоруссии, а затем ее единодушная ратификация парламентами обоих государств является весьма позитивным шагом на пути к объединению наших народов. Следует особо отметить, что процесс объединения «подталкивается» снизу, народом. Это, по нашему мнению, будет гарантировать устойчивость новому государственному образованию.

Вопрос о том, какое государственное образование в итоге будет создано (конфедерация или федерация) остается открытым. По нашему мнению, такой формой объединения может и должна стать федерация.

Но надо иметь в виду, что все может развиваться и в обратную сторону, при нерешенности, противоречивости интересов, целей государств, образовавших объединение.

Итак, классификация государств на простые и сложные, представляется нам более оптимальной. Но это не означает, что одна форма государств предполагает их полное сходство. И.А. Ильин Справедливо заметил, что каждому народу причитается своя, особая индивидуальная форма и конституция.

К примеру. Соединенные Штаты Америки и Россия принадлежат к государствам с одной формой государственного устройства. И Россия и США - федерации. Но у этих федераций совершенно разные принципы объединения и существования.

Поэтому было правильно провести анализ форм государства и рассмотреть внутренние особенности каждой из них. Хотелось бы начать рассмотрение с одной из «общих» форм государственного устройства - унитарного (простого) государства.

Унитарное государство - это единое, цельное государственное образование из административно-территориальных единиц, которые подчиняются центральным органам власти и признаками государственного суверенитета не обладают.

Унитарное государство характеризуется следующими основными признаками:

1. Унитарное государство предполагает единые, общие для всей страны высшие органы власти.

2. На территории унитарного государства действует одна конституция, единая система законодательства.

3. Составные части унитарного государства (области, департаменты, округа, провинции, графства) государственным суверенитетом не обладают. Они не имеют своих законодательных органов.

4. В унитарном государстве все внешние межгосударственные отношения осуществляют центральные органы, которые официально представляют страну на международной арене.

Системы налогообложения, применяемые в унитарных государствах, различаются. Однако, монопольным правом налогообложения обладает государство, а не территория. Взимание местных налогов, как правило, допускается с санкции государства. Территории в отличие от государства, не вправе по своему усмотрению устанавливать и взимать налоги.

В зависимости от степени централизации унитарные государства делятся на централизованные и децентрализованные. В бюрократически централизованных государствах во главе местных органов государственной власти стоят назначенные центром чиновники, которым подчиняются местные органы самоуправления. Демократическая форма централизации допускает большую степень самостоятельности выборных местных органов государственной власти в решении их региональных вопросов.

Децентрализованным теория называет государство, в котором центральные органы государственной власти имеют весьма ограниченные права вмешательства в решения местных проблем и где местные органы, избираемые населением, обладают значительным объемом автономии. Классический пример в этом отношении - Испания, где наряду с такими историческими областями, как страна Басков и Каталония, выделенными по национальному признаку, созданы и территориальные автономии.

Отношения в унитарном государстве между его составными частями или между государством и его частью можно рассмотреть на примере нескольких государств.

Территориальный аспект внутригосударственного регулирования выступает в унитарном государстве в форме, прежде всего пространственного действия законов, а также функционирования органов государства в пространстве этого государства. Это ярко подтверждают правовые нормы унитарных государств, исторически формировавшихся через слияния суверенных субъектов межгосударственных отношений. К их числу, например, относится акт о соединении Великобритании с Шотландией в 1707 г.

Конституция Италии закрепляет территориальное устройство государства в социальном разделе («Области, провинции и коммуны»).

Конституция другого унитарного государств - Исламской Республики Иран - упоминает различные административно-территориальные уровни власти лишь тогда, когда говорит о работе поселковых, уездных, городских, областных и провинциальных советов.

Взаимоотношения внутри унитарного государства по вопросу территориального деления могут быть различными в зависимости от наличия или отсутствия административных автономий в нем. Этнический фактор, влияя на формирование национальной системы территориальных единиц, привел к тому, что даже в унитарном Китае при 94% собственно китайского населения территория государства делится на 22 провинции, 5 автономных районов и 3 города центрального подчинения.

Категория «территория» в конституциях унитарных государств либо вообще не разработана, либо разработана очень слабо.

Например, понятие территории не используется в тексте конституции Швеции. В отличие от Швеции внутренний режим территории относительно подробно регламентирован в законодательстве Франции и франко-говорящих государств. При этом, если в соответствии со ст. 1 Конституции Французской Республики 1958 г., республика и народы заморских территорий, которые актом свободного самоопределения приняли эту конституцию, учреждали общество, основанное на равенстве и солидарности народов, входящих в ее состав, то уже ст. 2 Конституции подтверждает, что Франция является неделимой, светской, демократической и социальной Республикой. С отменой положений о сообществе Конституционным законом от 4 августа 1995 г. и переходом первого абзаца ст. 2 на место ст. 1, это положение стало звучать еще более выпукло. Проявляя заботу о защите целостности территорий государства (ст. 16), конституция закрепляет статус территориальных коллективов (раздел XI1), к которым относит и заморские территории, регламентирует вопросы, связанные с существованием сообщества.

Подражая Франции, алжирская конституция 1976 г. закрепила коммуны и власти в качестве территориальных коллективов. Коммунальный кодекс 1967 г. и Кодекс власти 1969 г. с учетом более поздних уточнений и дополнений заложили национальный механизм регулирований вопросов внутригосударственного перераспределения.

Касаясь вопроса постоянства унитарного (простого) государства, хотелось бы на примере России показать механизм трансформации унитарного государства иные формы государственного устройства, в частности - федерацию.

В истории Российского государства период унитарного его устройства существовал до октября 1917 г.

«Какое политическое доктринерство нужно было для того, чтобы в 1917 году сочинять в России некую сверхдемократическую, сверхреспубликанскую конституцию», - вопрошает И.А. Ильин. В этой связи было бы небезынтересно проследить предпосылки эволюции унитаризма в России.

Предпосылками эволюции российского унитаризма были, прежде всего, острое классовое противоборство и национальное движение. Война и хозяйственная разруха способствовали снижению уровня интегрированности экономики страны, усиливали партикуляризм в хозяйственной жизни, значение местного рынка и местной буржуазии в управлении. Определенную роль сыграли также федералистские тенденции влиятельной в то время партии эсеров.

В национальных регионах центробежные тенденции имели особый оттенок: национальная буржуазия не хотела отрываться, от более мощной российской, с которой имела прочные деловые связи и без которой не видела для себя перспектив на международном рынке. Вместе с тем она стремилась к автономии своих регионов, чтобы монополизировать их для себя. На этой почве появились идеи создания культурно-национальной и национально-территориальной автономии в рамках единого буржуазного государства. Сторонники отделения были в меньшинстве. С другой стороны, бюрократически централизм царской России, обособление государственного аппарата от интересов капитала препятствовали установлению в стране полного господства буржуазии.

Среди ученых появились идеи децентрализации управления, что позволяло буржуазии усилить свое влияние на местный аппарат управления, а также идеи расширения полномочий самоуправления с собственной финансовой базой, компенсацией, правом на принудительное исполнение своих решений. Эти идеи иногда вызывали опасения. В начале XX в. Б.Э. Нольде усмотрел нарушение государственного единства в том, что в стране существовали наряду с высшими, органы местной власти. Н.И. Лазаревский уже, наоборот, допускал функционирование нескольких органов власти в едином государстве. Теоретические воззрения буржуазных ученых формировали юридическое мышление в России. Многие юристы того времени полагали, что в ходе эволюции государственного единства могут возникнуть автономии. М.Я. Лазерсон, например, считал, что статус автономии доложен представляться регионам, имеющим бытовые, культурные, национальные особенности, а З. Авалов - только национальные.

По мнению М.Д. Загряцкова и Ф.Ф. Кокошкина, предоставление самоуправлениям законодательных прав позволило бы решить национальный вопрос без нарушения в стране унитаризма и государственного единства.

Говоря о полномочиях местных органов, Ф.Ф. Кокошкин, в частности, различал:

а) децентрализацию, то есть расширение полномочий местных органов;

б) административную децентрализацию, то есть предоставление регионам прав высшей администрации;

в) законодательную децентрализацию, то есть автономию с правом собственного законодательства.

Любую форму национальной автономии Ф. Ф. Кокошкин отрицал, видя в ней угрозу единству страны.

Среди немногих сторонников буржуазной федерации представляют интерес взгляды двух ученых: Н.Г. Потанина и М.А. Райснера. Первый выступал за идею сибирского автономизма, которая возникла в XIX в. в ответ на конкуренцию западнорусского капитала и установленный правительством дискриминационный тариф в отношении сибирских предпринимателей.

Другой проект буржуазно-демократической федеративной России предложил в 1917 г. профессор, большевик М.А. Рейснер. Он видел Россию федерацией областей, обладающих законодательными правами, своими конституциями, исполнительными органами, судом, финансами, полицией, органами просвещения и здравоохранения.

Идеи М.А. Рейснера не противоречили высказываниям В.И. Ленина и были реализованы при образовании советских губерний в 1918 г. В 1918 г. М.А. Рейснером был предложен проект Конституции РСФСР, но он был отвергнут.

Проект не учитывал возросшего самосознания народов России. Этот факт имел значение для создания советской Федерации на договорной основе (СССР) или путем выделения автономий (РСФСР).

Из вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

Во-первых, унитарное государство, являясь простым государством, отличается полным политическим единством. Такое государство меньше всего подвержено сепаратистским настроениям.

Во-вторых, унитарное государство более управляемо. Отдельные административно-территориальные единицы или области, не имеют своего собственного законодательства, своего особого судоустройства и т.д. Достоинство унитарного государства в том, что оно располагает всей полнотой верховной власти.

В-третьих, унитарное государство неделимо. Неделима его территория. Но, как отмечено выше, если местное сообщество приобретает свойство народа, этноса, то вступают в действие международно-правовые нормы о праве народов на самоопределение, на собственную национальную государственность. В этом случае может состояться обособление, и даже полное отделение фактически возникшего государства.


Гукепшоков Мурат Хасанбиевич



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Роль Президента в законодательном процессе. Повторное рассмотрение федеральных законов, отклоненных Президентом Российской Федерации
Понятие и признаки диспозитивной нормы права
Функции юридических фактов в трудовом и семейном праве
Судебная власть в схеме разделения властей в Российской Федерации
Разделение властей: конституционное закрепление в Российской Федерации
Вернуться к списку публикаций