2012-01-04 16:05:19
ГлавнаяТеория государства и права — Проблемы классификации юридической ответственности



Проблемы классификации юридической ответственности


Государственно-правовая (конституционная) ответственность

В настоящее время в научной литературе признан еще один вид юридической ответственности - конституционной (государственно-правовой) ответственности. О конституционной ответственности писали С.А. Авакян, В.Я. Бойцов, Ю.П. Еременко, Т.Д. Зражевская, Н.М. Колосова Ф.М. Рудинский, Д.Т. Шон и другие. Несмотря на определенную разработанность конституционной ответственности, существует немало спорных вопросов. В частности, недостаточно разработано понятие конституционной ответственности, основания ее возникновения, соотношение с другими видами юридической ответственности, классификация субъектов конституционной ответственности и т.д. Рассмотрим в общих чертах некоторые из них.

Традиционно, основанием наступления любого вида юридической ответственности считается совершение правонарушения. Однако Д.Т. Шон достаточно широко понимает основания возникновения конституционной (государственно-правовой) ответственности. С его точки зрения, основанием конституционной ответственности является действие или бездействие, которое причинило, либо могло причинить вред народу, независимо от нарушения Конституции, или иных правовых норм. Основания конституционной ответственности носят общий характер, не конкретизированный. Так, задержка, несвоевременное принятие решений либо принятие не противоречащего закону, но неэффективного решения, способны причинить огромный ущерб государству, населению. Неизбежно должна следовать санкция - вотум недоверия или освобождение от занимаемой должности особо ответственных лиц.

Однако, Н.А. Боброва, Т.Д. Зражевская, Н.М. Колосова придерживаются иной точки зрения. Отсутствие конкретных оснований привлечения к конституционной ответственности свидетельствует или о пробеле в конституционном законодательстве, или о том, что здесь налицо сугубо политическая ответственность, которая не обладает чертами юридической ответственности. Нельзя забывать, что конституционная ответственность наступает за нарушение юридических норм, без чего невозможна мера принуждения, реализация санкции правовой нормы. Так, отставка министра вследствие его несогласия с официально проводимой политикой не обладает вышеназванными чертами, что позволяет не признавать такого рода отставку санкцией конституционной ответственности.

С точки зрения Д.Т. Шона вина не обязательный признак правонарушения; требование наличия вины в совершении конкретных конституционных правонарушений сузило бы диапазон применения конституционной ответственности и исказило бы ее социальное назначение.

Конституционная ответственность наступает за нарушение норм государственного права: норм-принципов, закрепляющих основополагающее положение, конституционные принципы, выражающие в обобщенном виде характерные черты государственного строя и правопорядка, а также норм, связанных с образованием и деятельностью государственных органов власти, которые устанавливают их конкретные правомочия и обязанности. Эти нормы, отмечает Т.Д. Зражевская, обладают определенной спецификой, влияющей на сущность конституционной (государственно-правовой) ответственности. В зависимости от нарушения того или иного вида норм, ответственность будет различной. Так, за нарушение норм- принципов нет государственно-правовой ответственности в «чистом» виде. Это скорее комплексная ответственность, где ответственность по государственному праву переплетается с ответственностью в других отраслях права. Но это не означает, что государственно-правовой ответственности вообще нет. Она существует в специфической форме провозглашения принципа ответственности. И поскольку нормы- принципы государственного права конкретизируются в нормах иных отраслей права, то противоправное деяние нарушает одновременно два вида правоотношений: 1) государственно-правовое и 2) конкретное правоотношение иной отрасли права. Нарушение конкретного правоотношения влечет за собой применение определенной меры ответственности. Норма же государственного права выступает при этом как обобщенный принцип, указывает на безусловную необходимость привлечения к правовой ответственности виновного субъекта.

Так, норма-принцип - ст. 34 Конституции РФ провозглашает право граждан на занятие предпринимательской деятельности. Этот конституционный принцип детализируется в Уголовном кодексе РФ в главе 22 «Преступления в сфере экономической деятельности». В частности, статья 169 Уголовного кодекса РФ предусматривает наказание за воспрепятствование законной предпринимательской деятельности.

Таким образом, нормы-принципы обеспечиваются не только авторитетом государственного права, но и тем, что они содержат средства их обеспечения: поведение не соответствующее правилу, содержащемуся в конституционной норме, признается неконституционным.

При нарушении норм государственного права, устанавливающих конкретные правомочия и обязанности, наступающая государственно-правовая ответственность включает элементы присущие всем видам юридической ответственности. Но они обладают спецификой, не позволяющей спутать конституционную ответственность с другими видами юридической ответственности.

Специфика конституционной ответственности обусловлена теми отношениями, в которых она возникает. Эти отношения представляют собой разновидность политических отношений, возникающих в связи с осуществлением государственной власти. Конституционная ответственность обладает ярко выраженным политическим характером, поскольку направлена на охрану государственно-правовых отношений. Закрепленные в Конституции и других правовых актах форма правления, государственное устройство, политический режим вне сомнения относятся не только к правовой сфере, но и политической.

Конституционная ответственность соприкасается с политической ответственностью. Эта взаимосвязь проявляется в основаниях возникновения, неблагоприятных последствиях, субъектах ответственности. Так, отстранение от должности может быть как санкцией конституционной ответственности, так и мерой политической ответственности. При этом необходимо учитывать, что основанием конституционной ответственности для высших должностных лиц является нарушение их конституционных обязанностей, закрепленных в правовой норме, тогда как политическая ответственность означает, что занимающее высшую государственную должность лицо может лишиться поддержки по той или иной причине.

Основное назначение конституционной ответственности - достижение выполнения определенных действий и осуществления поведения в рамках конституционных норм, в целях обеспечения конституционного правопорядка. В связи с этим на первый план выступает позитивный аспект конституционной ответственности, который выражается в обязанности, возложенной на всех субъектов государственно-правовых отношений. Так, государство ответственно за создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека; за обеспечение поддержки семьи, материнства, отцовства, детства, инвалидов (ч. 1 ст.7 Конституции РФ).

В случаях же несоответствия поведения субъектов государственно-правовых отношений конституционным нормам, вступает в действие ретроспективный аспект конституционной ответственности, выражающийся в применении мер конституционной ответственности к правонарушителю.

По поводу существующих мер конституционной ответственности нет единства мнений. Так, Н.М. Колосова считает, что таковыми мерами являются:

• досрочное лишение (изменение) конституционного статуса государственного органа, должностного лица, общественного объединения. Например: отставка правительства (ст. 117 Конституции РФ); освобождение от должности Генерального прокурора (ч.2, ст. 129 Конституции РФ);

• устранение конституционного нарушения. В частности, признание неконституционными актов или их отдельных положений (ч.б, ст. 125 К-РФ), приостановление действия актов органов исполнительной власти субъектов РФ (ч.2, ст. 85 К-РФ);

• ограничение (лишение) специального или общего статуса физического лица. Так, ч.2 ст.56 Конституции РФ ограничивает права и свободы граждан в условиях чрезвычайного положения.

С.А. Авакян считает, что мерой конституционной ответственности будет являться признание поведения (действия) неконституционным. Эта мера на его взгляд, служит защите тех норм государственного права, которые закрепляют социально-политические устои государства. Она может быть дополнена другими мерами, в том числе государственноправовыми и отраслевыми.

М.А. Краснов видит две меры ответственности для представительных органов власти: официальное предупреждение о возможности роспуска и досрочное прекращение полномочий органа власти. Данные меры необходимо применять последовательно. Это объясняется тем что, во-первых, досрочный роспуск - серьезное и дорогостоящее событие. А во-вторых, без обязательного применения «промежуточной» формы реагирования может быть искажена роль ответственности - на первый план выйдет карательный аспект ответственности, в то время как самым главным аспектом является предупредительный. М.А. Краснов считает, что отмена незаконного решения не является мерой конституционной ответственности, поскольку не наносит ущерба органу издавшему незаконный акт, и не ограничивает его возможности. Это, скорее всего лишь мера восстановления законности, а не мера ответственности.

Однако, И.С. Самощенко, Т.Д. Зражевская., В.И. Лучин, Н.М. Колосова и другие авторы, считают отмену незаконного акта одной из мер конституционной ответственности, аргументируя тем, что в данном случае происходит негативная государственно-правовая оценка деятельности тех, кто издал незаконный акт, и наступают неблагоприятные последствия для них. В частности, систематическая отмена актов того или иного министерства позволяет поставить вопрос о ненадлежащем исполнении своих обязанностей со стороны министра.

Таким образом, несмотря на различие точек зрения по поводу существующих мер конституционной ответственности, позиции указанных авторов едины в главном: основное назначение мер конституционной ответственности - защита конституционного строя; все вышеперечисленные меры конституционной ответственности содержат в себе негативную оценку совершенного деяния и неблагоприятные последствия для субъекта.

Между конституционной ответственностью и другими видами юридической ответственности существует взаимосвязь и взаимодействие. Так, применение отраслевой санкции в ряде случаев обязательно влечет и конституционную ответственность. Например, в связи с вынесением в отношении судьи конституционного суда обвинительного приговора, вступившего в законную силу, параллельно должна быть принята мера конституционной ответственности - прекращение полномочий судьи конституционного суда (пункт 5 ч.2 ст. 18 федерального конституционного закона РФ «О Конституционном суде РФ» от 21.07.94 г.).

Реализация конституционной ответственности связана с проблемой выделения последней в случаях, когда и в отраслевом и конституционном законодательстве предусмотрены одинаковые последствия деяния. Например, в ч.4 ст.3 Конституции РФ: «захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону». Статья 278 Уголовного кодекса РФ предусматривает уголовную ответственность за действия направленные на насильственный захват власти или насильственное удержание власти в нарушении Конституции РФ. Привлечение виновного лица к уголовной ответственности в данном случае не может не быть очевидной. Судить же о наличии конституционной ответственности гораздо сложнее. Вся сложность выделения конституционной ответственности упирается в одну проблему, отсутствие Закона, который бы четко определял конституционные правонарушения и регулировал отношения привлечения субъектов к конституционной ответственности.

Отсутствие закона о конституционной ответственности, безусловно, затрудняет реализацию последней за совершенные конституционные нарушения. Данное обстоятельство не может ни сказываться на состоянии законности и правопорядка именно в структуре высших эшелонов власти. На неразвитость института конституционной ответственности также указывает отсутствие четкого правового закрепления субъектов правомочных инициировать привлечение высших органов власти к конституционной ответственности и регулировать другие процедурные вопросы.

Круг субъектов конституционной ответственности недостаточно четко определен в юридической литературе. Так, Д.Т. Шон считает, что субъектами конституционной ответственности являются «те структуры и те люди, которые принимают наиболее важные государственные решения». То есть, таковыми являются:

• высшие региональные и местные органы власти;

• депутаты;

• должностные лица высокого уровня, то есть те, кто принимает наиболее важные государственные решения.

Н.М. Колосова считает, что круг субъектов конституционной ответственности необходимо расширить, поскольку такая позиция наиболее верная для политического характера конституционной ответственности. Тем более, замечает Н.М. Колосова, ч.2 ст. 15 Конституции РФ прямо указывает, что «органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской

Федерации». То есть, обязанность предполагает наличие конституционной ответственности у всех субъектов, указанных в ч.2 ст.15 Конституции РФ. Однако мы солидарны с позицией Д.Т. Шона, который не включает в круг субъектов несущих конституционную ответственность, граждан. Действующее законодательство не предусматривает ответственность граждан за совершение конституционных правонарушений.

Российское законодательство закрепляет конституционную ответственность в следующих правовых актах. Так, Положение о главе администрации края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа Российской Федерации в п.4.5 ст.4 устанавливает, что глава администрации несет ответственность за деятельность руководимого им органа исполнительной власти. Федеральный конституционный Закон от 17 декабря 1997 года «О правительстве РФ» в ст.33 устанавливает, что постановления и распоряжения Правительства РФ в случае их противоречия Конституции РФ, федеральным конституционным законам, федеральным законам и указам Президента могут быть отменены Президентом РФ. В данном случае конституционная ответственность наступает в виде отмены незаконного правового акта, созданного Правительством РФ. Статья 35 этого же закона устанавливает конституционную ответственность правительства в виде его отставки, которую принимает Президент РФ.

В качестве конституционной ответственности выступает и отрешение Президента от должности. Основанием конституционной ответственности является совершение Президентом государственной измены или иного тяжкого преступления (ч.1 ст.93 Конституции РФ). То есть, наряду с уголовной ответственностью Президент несет еще и конституционную ответственность, которая выражается в освобождении Президента от занимаемой должности.

В качестве субъектов возлагающих конституционную ответственность выступают: Президент РФ, Конституционный Суд, Парламент.

Резюмируя выше изложенное, необходимо отметить, что:

• Конституционная ответственность является самостоятельным видом юридической ответственности, поскольку имеет специфические, присущие только ей основания своего возникновения, а также меры ответственности, позволяющие рассматривать их самостоятельно от других мер юридической ответственности, которые не могут раскрыть их политико-правовое значение.

• Конституционная ответственность, в ее негативном аспекте, наступает за нарушение Конституции РФ, конституционных законов и иных нормативно-правовых актов конституционного значения. Ее главное назначение - защита Конституции РФ.

• Конституционная ответственность в отличие от других видов юридической ответственности имеет политический характер.

• В теории конституционного права наряду с традиционным пониманием юридической ответственности, высказывается точка зрения о существовании безвиновной конституционной ответственности, возникающей на основе совершенного безвиновного правонарушения.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Понятие коллизии института юридической ответственности
Унитарные государства: понятие и особенности
Понятие позитивного права
Подписание и обнародование законов
Юридическая ответственность государства и его органов
Вернуться к списку публикаций