2012-01-04 16:00:11
ГлавнаяТеория государства и права — Основание юридической ответственности



Основание юридической ответственности


Обязанность лица подвергнуться государственно-принудительному воздействию должна иметь основание. Основанием такого воздействия, а именно наступления юридической ответственности в отечественной юриспруденции традиционно признается совершение правонарушения. Если есть правонарушение, значит неизбежно должна наступать ответственность, если же правонарушение отсутствует, то не может быть и юридической ответственности. В современной научной литературе существует разобщенность взглядов на самое понятие правонарушения, а значит разное понимание сути правонарушения специалистами различных отраслей права. Формирование научно обоснованного определения правонарушения, его законодательное закрепление и реализация в правоприменительной деятельности, приобретает сегодня особую актуальность в связи с резко возросшим числом правонарушений и неспособностью правоохранительных органов эффективно на них реагировать.

Наиболее распространенная в общей теории права и широко представленная в юридической науке концепция правонарушения как разновидности юридического факта в форме неправомерного деяния. Признаки правонарушения, такие как виновность, общественная опасность, противоправность, наказуемость составляют содержание, выработанного в теории права определения понятия правонарушения. Подвергая анализу определение понятия правонарушение, необходимо отметить, что первоначально оно было разработано отраслевыми науками, в частности уголовным правом, для нужд юридической практики.

Отраслевые определения правонарушения закреплены действующим законодательством и являются операциональными нацеленными непосредственно на практическое применение в конкретных юридических ситуациях, а потому включают признаки необходимые для решения вопроса о привлечении к ответственности конкретного субъекта. Но необходимо иметь в виду, что в научном смысле операциональные определения формулируют не теоретические понятия, а эмпирические условия их применимости. Чтобы исследовать понятие правонарушения в различных аспектах, с различных точек зрения, необходимо рассмотреть его трактовку в отраслевых науках.

В уголовном праве преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным Кодексом под угрозой наказания. Только то деяние является преступлением и может влечь наступление ответственности, которое прямо предусмотрено законом.

Данное определение является формально-материальным, поскольку предусматривает четыре признака: 1) формальный, нормативный признак (запрещенность деяния уголовным законом); 2) материальный признак (общественную опасность); 3) виновность; 4) наказуемость (последний два признака можно рассматривать и как конкретизацию формально-нормативного признака). Рассмотрим два из данных признаков, по которым существует больше всего дискуссий.

В теории уголовного права общественная опасность рассматривается как признак преступления, «определяющий его природу и сущность». Проблема общественной опасности разрабатывалась в трудах таких ученых как Н.Д. Дурманов, А.И. Трайнин, Ю.И. Ляпунов, И.М. Пионтковский, Н.Ф. Кузнецова, М.И. Ковалев, B.C. Прохоров, П.С. Тоболкин и многих других.

Общественная опасность является необходимым свойством преступления, определяющим его качеством. Природа общественной опасности заключается в том, что «преступление приносит вред обществу, посягает на те социальные ценности, которые жизненно важны для его нормального функционирования».

Концепция общественной опасности деяния была разработана в середине 40-х годов Н.Д. Дурмановым. Она является общепризнанной. Смысл ее заключается в следующих аспектах: «Во-первых, когда речь идет об опасности деяния, имеется в виду реальная, а не мнимая опасность деяния для порядков, угодных и выгодных господствующему классу. Во-вторых, имеется в виду опасность не единичного деяния, а определенного вида человеческих действий. В-третьих, опасность для порядка, угодных и выгодных господствующему классу, отнюдь не исключает в ряде случаев опасности деяния и для широких слоев населения. Наконец, опасность деяния исторически имеет изменчивый характер».

Относительно понимания общественной опасности учеными высказываются различные точки зрения. Так, Ю.И. Ляпунов широко понимает общественную опасность. С его точки зрения это не только правовая категория, присущая противоправным действиям человека, но еще и сугубо социальная, общесоциологическая категория. «По своей сути, - замечает Ю.И. Ляпунов, - она представляет собой определенное негативное состояние, в основе которого лежат реально существующие явления материального (природного) и социального мира, которые, находясь во взаимодействии друг с другом, порождают опасность наступления для интересов общества, граждан нежелательных, а иногда и исключительно тяжких последствий, граничащих подчас с непоправимым уроном». Опасность для общества могут представлять стихийные бедствия (землетрясения, тайфуны, эпидемии, горные обвалы и другие природные катаклизмы). Полагать, что «стихийные бедствия не нарушают общественных отношений и потому не представляют общественной опасности - значит искажать истину, находясь в плену односторонних представлений о всесилии нормативных форм наряду с уголовными преступлениями».

B.C. Прохоров отмечает, что «уголовно-правовое понятие общественной опасности охватывает лишь узкую область явлений в жизни общества. Опасность же для общества представляет все, что так или иначе нарушает условия его нормального существования».

Существует и иной взгляд на понимание общественной опасности. Сторонники так называемой нормативной интерпретации общественной опасности считают, что последняя имеет источником только сознательные, волевые действия людей, образующиеся в соответствии с прямым указанием правовой нормы тот или иной вид правонарушения. За этими пределами общественной опасности не существует. Так, данного подхода придерживается М.И. Ковалев. Он полагает, что характер общественной опасности может быть присущ только сознательным человеческим поступкам, а потому действия невменяемого лица общественно опасными не являются. Аналогичной позиции придерживается и Г.И. Буланов, который не признает за действиями лица, невиновно причинившего социально вредные последствия, объективного свойства общественной опасности.

Данные точки зрения вызывают справедливые возражения Ю.И. Ляпунова, который считает, что «данный подход начисто лишен социального свойства». Нельзя считать общественную опасность производной только от воли законодателя. Это «категория объективная, существующая вне и помимо нас, и потому ее наличие в реальной действительности вовсе не зависит от того, причинен ли человеком, виновно или невиновно, вред обществу. В рамках правового регулирования, формы вины могут влиять лишь на меру общественной опасности, но не сам факт ее объективного существования».

B.C. Прохоров также считает, что «решение вопроса, что опасно, а что не опасно для общества, не зависит от регулятивных возможностей права». Вред причиняется общественным отношениям независимо от того, знает ли законодатель об этом или нет. Однако нормативную форму общественной опасности, отнесение того или иного деяния к разряду преступных, придает законодатель. В этом смысле от него зависит придание этой общественной опасности качества противоправности. Этот момент является проявлением субъективного фактора.

В научной литературе некоторые авторы однозначно понимают термин общественная опасность: как нормативную абстракцию в законодательстве и как факт объективной действительности применительно к совершенному конкретному преступлению. В этой связи Ю.И. Ляпунов считает, что в законе общественная опасность выступает как возможность, способность действий определенного вида причинять вред охраняемым объектам. В конкретном преступлении - она реализованная возможность, то есть действительность. Объясняя это различие, он обращается к анализу слова «опасность». Основное его значение - «возможность, угроза бедствия, катастрофы, чего-нибудь нежелательного». В случае же анализа преступления в его индивидуально-конкретном проявлении как факта социальной действительности уже нет опасности как реальной возможности причинения ущерба правоохраняемому объекту. Сам факт совершения преступления реализовал опасность, воплотил реальную возможность вреда в действительность его наступления. Поэтому Ю.И. Ляпунов считает, что термин «общественная опасность» применительно к конкретному преступлению далеко не безупречен. Правильнее было бы говорить о степени тяжести самого преступления, о глубине поражения правоохраняемого блага, а не о его общественной опасности, которая уже реализована.

По данному поводу В.Н. Кудрявцев отмечает, что всякая опасность означает вероятность наступления вреда, поэтому правильнее об оконченном преступлении говорить не как об общественно опасном, а как об общественно вредном. К. Лютов полагает, что и оконченное преступление продолжает таить в себе дальнейшую опасность.

Необходимо согласиться с Ю.И. Ляпуновым, что в законодательном определении понятия преступления общественная опасность выступает именно как реальная возможность причинения вреда охраняемым законом благам. Она не сущее, а грядущее. При совокупности определенных негативных обстоятельств она может перерасти в действительность.

Общественная опасность явление многоаспектное. И по поводу компонентов общественной опасности также нет единства мнений. Так одни ученые считают, что общественная опасность объективное свойство преступления и потому не зависит от вины и прочих субъективных факторов. В частности К. Лютов указывает, что общественно опасное деяние может быть таковым и без вины. По этому поводу Ю.И. Ляпунов замечает, что вина (ее форма) может влиять лишь на меру общественной опасности, но не на сам факт ее объективного существования.

Другие ученые полагают (например, Л. Шуберт), что общественная опасность характеризуется всеми признаками преступного деяния в целом, в том числе виной, мотивами, целями.

Подводя итог анализу общественной опасности преступления, следует согласиться с суждениями Ю.И. Ляпунова и B.C. Прохорова. Действительно, общественная опасность категория объективная и существует вне зависимости от ее познания и оценки кем-либо, и лишь когда деяние подвергается анализу законодателя, оно приобретает значение преступления. Общественная опасность носит исторический характер, поэтому с течением времени одни деяния теряют общественно опасный характер, а другие приобретают.

В уголовном праве вина признается неотъемлемым признаком преступления. В статье 5 УК РФ прямо указано, что уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении преступления. Статья 14 УК РФ называет вину признаком преступления. Общественно опасное деяние может быть признано преступным только если оно совершено виновно, то есть умышленно или неосторожно (ст.5, 24-27 УК РФ). «Ни одно деяние, - замечает А.В. Наумов,- какие бы опасные последствия оно не причинило, не может рассматриваться как преступление, если совершено невиновно». Уголовная ответственность как следствие преступления, не применяется к невиновным лицам, поскольку в обратном случае нарушался бы принцип справедливости, а наказание было бы бесцельным и вредным. Невиновное лицо не нуждается в исправлении; более того, на окружающих это может оказать отрицательное воздействие.

Признак вины не всегда существовал в общем определении преступления. До издания Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик советское законодательство не выделяло вину в качестве самостоятельного признака преступления. В истории учения о вине выделяют три основных этапа: 1) в 20-х годах отрицалось понятие вины, что объяснялось влиянием буржуазной социологической школы, в особенности итальянской (Ферри, Гарофало); 2) в 30-х годах признание вины родовым понятием умысла и неосторожности (впервые такая точка зрения появилась в учебной литературе); 3) в монографической литературе конца 40-х и 50-х годов появляются концепции двойной вины: вина как общее основание ответственности и вина как родовое понятие умысла и неосторожности. После издания Основ 1958 года большинство ученых признало вину в качестве элемента преступления.

Таким образом, уголовное право не знает объективного вменения, то есть ответственности без вины. Вина рассматривается как неотъемлемый признак преступления, без которого не возможна уголовная ответственность. Для признания деяния преступлением необходимо установить, что у обвиняемого было психическое отношение в форме умысла или неосторожности к совершенному им общественно опасному деянию.

Подводя итог анализу понятия преступления, необходимо отметить, что только при наличии всех вышеуказанных признаков совершенное деяние признается преступлением, за которое неизбежно должна наступать уголовная ответственность.

В административном праве согласно ст. 10 КоАП, административным правонарушением (проступком) признается посягающее на государственный или общественный порядок, социалистическую собственность, права и свободы граждан, на установленный порядок управления противоправное, виновное (умышленное или неосторожное) действие либо бездействие, за которое законодательством предусмотрена административная ответственность. Как видно из данного определения признак общественной опасности прямо не указан, но нет и утверждения, что он в административном деликте отсутствует.

В связи с этим обстоятельством, среди ученных возникает много споров по поводу данного признака.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Темпоральные изменения правового обычая
Современная концепция правовой защиты достоинства и чести личности
Функции юридических фактов в муниципальном праве
Основные формы, методы и пути реализации правовосстановительной функции органами внутренних дел
Конфедерация как переходная форма государства
Вернуться к списку публикаций