2012-01-04 15:55:50
ГлавнаяТеория государства и права — Понятие юридической ответственности



Понятие юридической ответственности


Проблема понимания юридической ответственности, несмотря на ее разработанность в теории права и отраслевых юридических науках, до сих пор остается дискуссионной. Вопросы о понятии юридической ответственности рассматривались в трудах О.С. Иоффе, О.Э. Лейста, Н.С. Малеина, П.Е. Недбайло, И.С. Самощенко, М.Х. Фарукшина и других авторов. В настоящее время в отечественном правоведении нет единого определения понятия «юридическая ответственность».

При попытке дать научно обоснованное определение юридической ответственности, выяснилось, что понятие это довольно многозначно. Однако все многообразие взглядов на проблему понимания юридической ответственности можно разделить на две основные группы: сторонников узкого понимания юридической ответственности и сторонников широкого ее понимания.

Представители первой группы (М.Д. Шаргородский, О.С. Иоффе, Л.С. Явич и др.) связывают понимание юридической ответственности с противоправным поведением, правонарушением, которое должно влечь за собой государственное принуждение, наказание. Правомерные действия субъектов в понимание юридической ответственности не входят. Эта позиция определяет ретроспективный аспект юридической ответственности.

Представители второй группы (Р.И. Косолапов, В.С. Марков, Н.И. Матузов, П.Е. Недбайло, Н.А. Слободчиков и др.) рассматривают юридическую ответственность в более широком плане. Юридическая ответственность представляется уже не только как последствие негативного явления, как реакция государства на совершенный деликт, а как явление позитивное, предполагающее сознательное, ответственное отношение индивидов к своим поступкам, образу жизни, людям, работе, то есть это основа поведения субъектов, исключающая нарушение правовых предписаний.

Однако не все ученые стремятся объединить эти два аспекта и на их основе сформулировать единое определение юридической ответственности. Суждение о том, что юридическая ответственность - это правовая реакция государства на правонарушение (на противоправное виновное деяние), мера государственного принуждения - является наиболее распространенным, общепризнанным. Согласно этой позиции, ответственность выражается в осуждении правонарушения, в установлении для правонарушителя определенных отрицательных лишений личного или имущественного характера. Эти представления, формирующиеся со времен буржуазных революций, закреплены в действующем законодательстве различных стран, в том числе и нашем государстве.

О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский понимают под юридической ответственностью «меру государственного принуждения, основанную на юридическом и общественном осуждении поведения правонарушителя и выражающуюся в установлении для него определенных отрицательных последствий в виде ограничения личного или имущественного порядка».

Аналогичную точку зрения высказывает Л.И. Спиридонов - «те юридические последствия, которые с государственным принуждением не связаны, юридической ответственностью не являются. Она есть реакция общества и государства на правонарушение. Поэтому выступает как мера государственного принуждения, которая выражается в отрицательных последствиях для правонарушителя, наступающих в виде ограничений личного и имущественного порядка».

Точку зрения М.Д. Шаргородского разделяет и В.И. Гойман-Червонюк. Он полагает, что «юридическая ответственность означает претерпевание правонарушителем каких-либо лишений, стеснение его свободы, умаление чести, достоинства, влечет издержки имущественного характера. Юридическая ответственность есть кара. Она представляет для правонарушителя новую юридическую обязанность, которой для него до правонарушения не существовало».

Понимание юридической ответственности как обязанности претерпевать неблагоприятные последствия противоправного и виновного деяния, предложенная М.Д. Шаргородским, включает в себя все признаки данного правового явления, которые до этого абсолютизировались (юридическая ответственность как фактическая реализация правовых санкций; как наказание, кара, дополнительное обременение, налагаемое за невыполнение правовой обязанности или злоупотреблении правом; как исполнение юридической обязанности под воздействием государственного принуждения и т.д.).

При этом необходимо отличать юридическую обязанность как необходимость отвечать за совершенное правонарушение от обычной правовой обязанности. Таковыми отличиями являются:

• обусловленность юридической ответственности несоблюдением (нарушением) прямых обязанностей или злоупотреблением правом;

• связь юридической ответственности с государственным и общественным осуждением правонарушителя;

• выражение юридической ответственности в санкциях правовых норм;

• активный и пассивный характер реализации юридической ответственности (совершение правонарушителем активных действий, связанных для него с лишениями материального и морального характера - возмещение причиненного ущерба, официальное опровержение порочащих другое лицо слухов;

• ограничение его в действиях или утрата им определенных благ - лишение свободы, понижение в должности; пребывание в юридическом состоянии государственного или общественного осуждения - выговор, судимость);

• соединение в юридической ответственности конкретного лица объективной (внешней по отношению к субъекту права необходимости отвечать) и субъективной (внутреннего, психологического отношения правонарушителя к предусмотренной правом и правоприменительным актом санкции) сторон как условие выполнения ею правоохранительной, карательной и воспитательной функции.

С точки зрения О.С. Иоффе, специфика юридической ответственности состоит в наказании, каре за совершенный деликт. Эта основная черта отличает юридическую ответственность от любых других властно-принудительных воздействий государства. По его мнению, «правовая ответственность - особая государственно-принудительная мера, обрушивающая на ответственного субъекта существенно новые, дополнительные обременения», заключающиеся либо в лишении права, либо в возложении обязанности (например, уплатить неустойку), либо в лишении права, соединенном с возложением обязанности. Ответственность как форма государственного принуждения, в отличие от иных государственно-принудительных мер, указана лишь в штрафных (карательных) санкциях. Поэтому реализация их - ничто иное, как юридическая ответственность.

Данной позиции придерживается и Л.С. Явич, который считает, что «юридическая ответственность это применение соответствующей санкции нарушенной правовой нормы». Эту точку зрения поддерживает и О.Э. Лейст. Опираясь на то, что между юридической обязанностью и ответственностью имеется тесная связь, он исходит из того, что организующая и воспитательная роль санкции, заключенной в правовой норме, обеспечивает исполнение юридической обязанности без ее применения.

Понимание юридической ответственности как обязанности, но принудительно исполненной, если лицо (гражданин или организация), на котором эта обязанность лежит, не исполняет ее добровольно, рассматривает С.Н. Братусь. С его точки зрения, характеристика ответственности как наказания является односторонней. Нецелесообразно распространять черты ответственности присущие уголовному и административному праву на те общественные отношения, которые регулируются гражданским правом, а также трудовым, семейным и другими отраслями права. Если обеспечить исполнение нарушенной обязанности невозможно, то у правонарушителя возникает новая обязанность, которая должна быть им исполнена. Он должен понести наказание (в уголовном праве), выплатить неустойку или возместить убытки (в гражданском праве).

Значительная часть ученых (С.С. Алексеев, Я.М. Брайнин, В.И. Курляндский, А.А. Пионтковский и др.) считает, что юридическая ответственность представляет собой «правовое явление (последствие), которое существует и реализуется в рамках особого, охранительного правового отношения». Спорным является вопрос о ее месте в системе правоотношений.

Так, Б.Т. Базылев считает, что юридическая ответственность - это «динамическое правоотношение, возникающее из факта правонарушения, между государством и правонарушителем». Он рассматривает юридическую ответственность как развивающееся материальное правоотношение, выделяя в нем три стадии: становления (первоначальное развитие), конкретизации и реализации или осуществления. Первая стадия начинается с момента правонарушения и реализуется в юридическом процессе как стадии предварительного расследования преступления, досудебной подготовки гражданского дела к слушанию, расследования административного или дисциплинарного проступка. На стадии конкретизации выносится акт о наказании. На последней стадии осуществляется фактическая реализация карательного воздействия, которое было предписано актом о наказании; причем в этой стадии, по мнению Б.Т. Базылева, заключается смысл существования юридической ответственности, в ней юридическая ответственность материализуется. Таким образом, правоотношения ответственности заканчиваются на стадии реализации наказания.

М.Д. Шиндяпина рассматривает юридическую ответственность как правовое явление, реализующееся в рамках правовых отношений. Правоотношения юридической ответственности представляют собой властеотношения, складывающиеся между государством и правонарушителем. Как и Б.Т. Базылев М.Д. Шиндяпина рассматривает развитие юридической ответственности в трех стадиях: возникновение, конкретизации и реализации юридической ответственности.

Существует и иная точка зрения, предложенная И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшиным. Они отмечают, что юридическая ответственность и правоотношение не совпадающие понятия. Охранительные правоотношения порождаются самим правонарушением. Юридическая же ответственность возникает лишь после установления объективного факта правонарушения (его признания) компетентными органами или лицами. Охранительное правоотношение реализуется в двух стадиях. На первой стадии - разбирательства - устанавливается факт совершения правонарушения. На второй - возложения и реализации юридической ответственности - непосредственно осуществляется ответственность правонарушителя.

Я.М. Брайнин считает, что юридическая ответственность как конкретное правоотношение берет свое начало с момента привлечения лица к ответственности (в уголовном правонарушении - с момента привлечения правонарушителя в качестве обвиняемого).

П.Е. Недбайло видит возникновение юридической ответственности с момента вынесения решения (приговора), признающего факт правонарушения, совершенного определенным лицом.

Таким образом, несмотря на различные точки зрения относительно момента возникновения юридической ответственности в охранительных отношениях, бесспорным является то, что юридическая ответственность как связь между правонарушителем и органом государства, управомоченным применять к нему установленные законом меры принуждения, реализуется в рамках конкретного правоотношения юридической ответственности.

Относительно неблагоприятных последствий, которые обязан нести правонарушитель, нет единства мнений. Так, И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшин по поводу неблагоприятных последствий пишут: «Из того факта, что у правонарушителя не возникает новых обязанностей, и он не теряет тех или иных прав, совсем не следует, что он не несет никаких лишений. Раз его принуждают к исполнению обязанностей, значит, с него спрашивают отчет о совершенном деянии, осуждают его за это деяние, если есть вина, заставляют выполнить правовую обязанность помимо воли». Но Н.С. Малеин им возражает: «Любая норма права обеспечивается государственным принуждением. Однако отсюда не следует, что все нормы права представляют собой институт ответственности. В противном случае произошло бы отождествление правового регулирования в целом и ответственности как одного из институтов правового регулирования». То есть принудительное исполнение обязанности само по себе ответственностью не является. Главное предназначение юридической ответственности заключается в принуждении к соблюдению норм права, в воздействии на правонарушителя, с тем, чтобы выработать у него мотивы сознательного право послушного отношения к правовым предписаниям.

Между тем, юридическая ответственность является не единственным средством охраны правопорядка, прав и свобод граждан, воздействия на правонарушителей. Побуждению субъектов права к выполнению возложенных на них обязанностей, защите, восстановлению нарушенных прав отвечают меры, которые в правовой науке получили название мер защиты. В мерах защиты и юридической ответственности возникает необходимость при несоблюдении кем-либо обязанности или нарушения чьего-либо субъективного права. Однако между этими двумя правовыми институтами имеются существенные различия. Как отмечает С.С. Алексеев, меры защиты и меры ответственности разграничиваются по своим основаниям. Юридическая ответственность (в ретроспективном ее аспекте) порождается противоправным, общественно вредным, виновным, порицаемым обществом деянием. Для осуществления же мер защиты это обстоятельство не является существенным. Меры защиты в основном порождаются объективно-противоправным деянием. Они могут быть обусловлены как причинением вреда, в том числе безвиновным, так и правомерным поведением, но затрагивающим чьи-то интересы (вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости и т.п.). В связи с этим, отмечает С.С. Алексеев, возникают, и различия функций юридической ответственности и мер защиты. Одной из основных функций юридической ответственности является штрафная, карательная функция. Меры же защиты этой функции вообще не имеют. Суть мер защиты - в восстановлении нарушенного правового положения, в обеспечении исполнении юридической обязанности, охране прав и законных интересов субъектов права. Но, несмотря на это существенное различие, и меры защиты и меры юридической ответственности обеспечиваются государственным принуждением. Меры защиты имеют место во всех отраслях Российского права. Так, в административном праве мерами защиты будут: административное задержание; досмотр вещей; личный досмотр; прекращение эксплуатации транспортных средств и т.п. Имеются меры защиты и в уголовном праве. К ним относятся принудительные меры медицинского характера. Основанием применения таких мер являются: совершение лицом, находящимся в состоянии невменяемости, деяния, предусмотренного статьями Особенной части УК РФ; наступление психического расстройства у лица совершившего преступление, делающее невозможным назначение или исполнение наказания; психические расстройства лица, совершившего преступление, не исключающие вменяемости; признание нуждающимися в лечении от алкоголизма или наркомании лиц, совершивших преступление (ч. 1 ст.97 УК РФ). Меры защиты используются в целях излечения лиц, направленных на принудительное лечение, и улучшение их психического состояния; предупреждения совершения такими лицами новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ (ст.98 УК РФ).



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Восстановление в должности и на службе в органах внутренних дел
Функции права как выражение его сущности и социального назначения
Виды коллизий института юридической ответственности
Виды функций юридических фактов
Языковые пути и логические способы формирования понятия «источник права»
Вернуться к списку публикаций