2012-01-03 16:34:02
ГлавнаяТеория государства и права — Классификация норм права



Классификация норм права


Он полагает, что первая группа норм является основой правотворчества. «Представляется, - пишет он, - что исходные нормы, закрепляя устои существующего строя, основы социально-экономической, политической, государственной жизни, формы собственности, принципы права, цели, задачи правового регулирования, играют ведущую роль в правореализации. Они могут претворяться в деятельности субъектов как непосредственно, так и через нормы-правила поведения, которые детализируют, уточняют общие положения, содержащиеся в исходных нормах, а, не наоборот, как принято было считать».

Эта позиция представляется в принципе правильной. Следует только сделать одну оговорку: дефинитивные нормы целесообразно отнести к основополагающим, а не к обслуживающим. Они не только помогают в реализации правил поведения (как и другие исходные нормы) но и являются основой при создании новых норм, поскольку те должны соответствовать терминологии, закрепленной дефинитивными нормами применительно к определенной отрасли права.

Нормы-правила поведения. Эти нормы составляют основную массу нормативного материала, составляют большинство норм.

Значительная часть авторов делит их на регулятивные (или правоустановительные) и охранительные (или правоохранительные).

В качестве оснований такого разделения чаще всего указывают на функции права (С.С. Алексеев, В.К. Бабаев, В.К. Самигуллин, А.А. Чинчиков и др.).

Но существует и множество других вариантов: роль в укреплении правопорядка (Я.С. Михаляк), содержание (А.Б. Венгеров), характер действия (Л.И. Спиридонов), социальное назначение (В.Д. Перевалов) и т.д.

Большинство ученых выделяют управомочивающие, обязывающие и запрещающие нормы. При этом многие из них, используя линейный вариант классификации, относит такое разделение ко всем нормам вообще.

Между тем, очевидно, что таким образом не могут делиться охранительные нормы, которые предписывают не определенные варианты поведения, а устанавливают меры восстановления нарушенного права и ответственности за соответствующие нарушения, а реже - меры поощрения. Такое деление относится только к регулятивным нормам (по форме предписания): именно они устанавливают варианты возможного, должного или запрещенного поведения, что и отражено в делении норм, принятом большинством авторов.

Высказывалось и мнение об отказе от такого разделения норм, что мотивировалось представительно-обязывающим характером этих норм.

Действительно, в силу того, что правовые нормы реализуются в правоотношениях, то предоставление одной стороне права, предполагает наложение на другую сторону соответствующей обязанности и наоборот. Установление запрета предполагает право требовать его исполнения и наказывать за нарушение и т.п. Это, однако, не колеблет того факта, что реальная норма выражена в законе в строго определенной форме - устанавливая запрет, обязанность или правомочие. При этом законодатель выбирает из возможных вариантов наиболее приемлемый, обеспечивающий оптимальность правового регулирования соответствующего общественного отношения. Интересно, что в отраслях, для которых характерен диспозитивный метод регулирования (например, в ГК РФ), преобладают обязывающие нормы, а там, где применяется императивный метод, напротив, много управомочивающих норм (например, в УПК РСФСР много норм, закрепляющих права подозреваемого, обвиняемого и других участников процесса).

Дело, видимо, в том, что в гражданском праве обязанности субъект возлагает на себя добровольно, по своему усмотрению, и соответствующие права прямо вытекают для другой стороны из текста обязывающей нормы. Применительно же к уголовному процессу право каждого субъекта вытекает из закона, и поэтому требует оговорки.

Говоря о запрещающих нормах, следует указать, что их можно подразделить на два подвида. Одни из этих норм содержат непосредственный запрет на совершение определенного деяния. Например, в ч. 3 ст. 20 УПК РСФСР прямо говорится: «Запрещается домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер».

Однако запрет может иметь и косвенный характер. В норме он непосредственно не сформулирован, в ней указывается на наказуемость соответствующего деяния, но из этого логически выводится запрещенность такого деяния.

Следует указать на целесообразность выделения еще одного вида регулятивных норм - норм компетенционных, устанавливающих пределы полномочий (прав и обязанностей) государственных органов и должностных лиц.

Нормы, регламентирующие деятельность государственных органов и должностных лиц, обычно выделяются в особую группу исключительно по виду субъекта (нормы специального действия). Между тем, их отличия от обычных регулятивных норм заключаются не только и не столько в особенностях адресата и не в том, что они реализуются в ходе правоприменения. Главная их особенность состоит в том, что они, независимо от формулировок диспозиции (установления права или обязанности), всегда порождают дополнительные обязанности своих адресатов по отношению к государству. Это определяет целесообразность их выделения из числа остальных регулятивных норм в особую группу компетенционных норм.

Поощрительные и рекомендательные нормы. По поводу этих видов норм высказываются самые разные позиции.

Некоторые авторы вообще отрицает существование таких норм. «Неимперативных норм права, - пишет П.Е. Недбайло, - нет и быть не может. В противном случае это может быть констатация факта, одобрение действия, пожелание, лозунг и т.п., но не предписание общего и обязательного характера, не норма, обладающая свойством государственного веления». А.И. Коваленко указывает на то, что такие нормы «с естественной необходимостью, не вытекают из природы права как принудительно- го регулятора общественных отношений».

В ряде работ эти виды норм просто не упоминаются, и мнение авторов на проблему их существования не высказано.

Часть ученых (З.Д. Иванова, С.С. Алексеев, И.Я. Дюрягин, В.Д. Перевалов и др.) признает существование норм рекомендательных, но отрицает (или не выделяет) поощрительные нормы.

Другие (М.П. Карева, А.С. Пиголкин и др.) напротив, указывают на существование только поощрительных норм и не упоминают о нормах рекомендательных.

И, наконец, значительная часть ученых (В.К. Бабаев, М.И. Байтин, Н.Л. Гранат, В.В. Лазарев и др.) считает, что существует и тот, и другой вид норм. Ряд авторов связывает все большее распространение поощрительных и рекомендательных норм с тенденциями развития общества. Так, В.Л. Кулапов отмечает, что в ходе социального развития «происходит постепенная замена одних типов правового регулирования другими; более жестких и властно-распорядительных - менее жесткими, допускающими разумную самостоятельность в положении субъектов». К тому же выводу приходят Б.В. Дрейшев, В.Н. Кудрявцев, Ю.А. Тихомиров, В.К. Бабаев и другие теоретики.

Некоторые авторы выделяют и рекомендательные, и поощрительные нормы в качестве особых, обособленных видов норм, не указывая на их соотношение с другими классами норм. Я.С. Михаляк в связи с этим пишет, что эти нормы занимают особое место и «не охватываются ни одной из приведенных классификаций в силу их большого своеобразия».

В отношении поощрительных норм подобную же позицию занимает и ряд других ученых. Так, В.В. Лазарев и С.В. Липень выделяют их в особую группу «по степени активизации социально-полезной деятельности» (какие еще нормы входят в эту группу они не указывают). Иногда их считают разновидностью управомочивающих норм.

Рекомендательные же нормы при этом чаще всего включаются в одну группу с императивными и диспозитивными, выделяемую по признаку характера обязательности или форме предписания.

Довольно большая группа ученых (М.И. Байтин, А.В. Малько, В.К. Бабаев и др.) выделяют рекомендательные и поощрительные нормы по признаку метода правового регулирования наряду с императивными (авторитарными, категорическими) и диспозитивными (автономными).

Рассматривая эту проблему (выделения норм по признаку метода правового регулирования), следует выделить три уровня влияния норм права на человеческое поведение: метод регулирования, способ регулирования и способ побуждения к правомерному поведению.

Что касается метода регулирования, то он обычно рассматривается как совокупность приемов, способов, средств воздействия права на общественные отношения.

Ясно, что одна отдельно взятая норма права не может претендовать на выражение метода регулирования, поскольку метод - это совокупность приемов, способов и средств воздействия. Метод правового регулирования присущ отрасли права, правовому институту, но не отдельной норме. Как уже указывалось, нормы ГК РФ - типично диспозитивной отрасли - в большинстве своем являются обязывающими, т.е. по сути императивными, поскольку не оставляют выбора варианта поведения соответствующему субъекту. Поэтому деление норм по методу регулирования вряд ли вполне корректно.

Способы правового регулирования рассматривает В.М. Сырых. Он не дает определения этого явления, но называет следующие способы: запрет, дозволение, правомочие, позитивное обязывание, стимулы и санкции.

Нетрудно убедиться, что здесь по сути дела речь идет о двух, притом разноплановых явлениях: а) о форме, в которой выражено правовое предписание (запрет, обязывание и проч.), т.е. о способе регулирования и б) о средствах, побуждающих выбирать именно правомерное поведение (санкции и стимулы). При этом стимулы, в большинстве также являются санкциями, но санкциями позитивными, поощрительными.

Во-вторых, рекомендательные нормы по характеру своей обязательности являются диспозитивными - субъект имеет право самостоятельно избирать вариант поведения, решать следовать ли этим рекомендациям или нет. Поэтому включать их в одну группу как равноположенные с теми же диспозитивными нормами вряд ли правильно. Рекомендация является одним из способов (форм) выражения правового предписания, которое наряду с дозволением или предоставлением правомочия входит в группу диспозитивных норм. B.Л. Кулапов определяет рекомендательную норму как «правило поведения, указывающее на желательное развитие относящихся к компетенции адресата общественных отношений, позволяющее ему учесть свои местные условия, возможности и резервы и поддерживаемое в своей реализации мерами позитивного и негативного характера со стороны ... государства». При этом он обосновывает существование особого - рекомендательного метода правового регулирования общественных отношений.

Что касается поощрительных норм, то они обычно определяются как «обеспечиваемые государством указания общего характера о возможном и должном предоставлении определенной меры поощрения за полезный для... государства вариант поведения, состоящий в добросовестном выполнении юридических или общественных обязанностей либо в достижении установленных результатов, превосходящих обычные требования, в целях повышения активности отдельных граждан и коллективов в различных сферах жизни общества».

В-третьих, поощрительные нормы выделяются из числа других на основе особой - поощрительной санкции, которая в них предусмотрена. Санкция чаще всего рассматривается как указание на меры принуждения, на неблагоприятные последствия нарушения соответствующего правила поведения. Поэтому их чаще всего делят на штрафные (карательные) и правовосстановительные.

Однако уже давно ряд ученых предлагал выделить, наряду с негативными, и «положительные санкции». Признается этот вид санкций многими теоретиками (В.М. Барановым, H.Л. Гранат, В.В. Лазаревым, А.В. Малько и др.) и в настоящее время. То обстоятельство, что некоторые авторы называют их «мерами поощрения», что не меняет существа дела.

Возражая против такой позиции, О.Э. Лейст в свое время отмечал, что она неприемлема, поскольку «наказание и поощрение существенно разнятся по способу воздействия на поведение людей и по роли в осуществлении правового регулирования общественных отношений». Первое из этих возражений вряд ли убедительно: способ воздействия любых, в том числе общепризнанных санкций далеко не одинаков: достаточно сравнить штраф и лишение свободы или смертную казнь и восстановление нарушенного права. Все они выполняют одну и ту же задачу, но способы их воздействия на людей существенно различаются. Так что, дело не в способе. Что же касается роли в осуществлении правового регулирования, то здесь как раз наказание и поощрение мало различаются: и те, и другие меры имеют одну и ту же цель - обеспечить правомерное поведение субъектов права. Следует указать и на то, что особенности таких санкций рассмотрены не только в общетеоретическом плане, но и применительно к отдельным правовым отраслям.

Не освещая всех других доводов, отметим главное, подтверждающее то, что часть нормы, устанавливающая меры поощрения не может быть диспозицией.

Во-первых, диспозиции указывают только на характер действий субъекта (предписываемый, запрещенный и проч.), но никогда не содержат, в отличие от санкций мер, побуждающих к тому или иному поведению. Рассматриваемый же вид норм как раз и носит такой характер, они побуждают к правомерному поведению, стимулируют его.

Во-вторых, диспозиции всех норм адресованы всегда только одному субъекту, в то время как большинство санкций - двум. Так, нормы уголовного права, в том виде, как они сформулированы в законе, с одной стороны, подразумевают запрет на совершение соответствующих деяний, который адресован гражданам и другим физическим лицам, а с другой - обращены к компетентным государственным органам, которые обеспечивают реализацию санкции в случае совершения преступления.

Аналогичным образом сконструированы и поощрительные нормы. Они содержат как указания на поощряемые действия, обращенные к гражданам и организациям, так и дают полномочия соответствующим компетентным органам на применение (при наличии оснований) мер поощрения.

Следовательно, по своей структуре поощрительные норм состоят из гипотезы и санкции. Возникает вопрос, можно ли их рассматривать как охранительные. Представляется, что это так. Цель охранительных норм, как уже отмечалось, в конечном итоге, заключается именно в стимулировании всеобщего соблюдения, исполнения правовых предписаний, т.е. в обеспечении правомерного поведения, законности и правопорядка. Но добиваться этого можно не только угрозой юридической ответственности, но и мерами позитивного стимулирования, мерами поощрения.

Таким образом, поощрительные нормы также как и те, которые предусматривают штрафные или правовосстановительные санкции, выполняют охранительную функцию права и должны быть отнесены именно к этой группе норм.

Можно, наконец, указать и на то, что, в то время как регулятивные нормы реализуются самими субъектами, которым они адресованы, без вмешательства государства, поощрительные нормы, как все охранительные, требуют такого вмешательства.

К близким выводам о месте рекомендательных и поощрительных норм в общей системе норм права на основе несколько иных соображений пришел и С.С. Кузакбирдиев.

Заслуживает внимания высказанная В.Д. Переваловым идея о выделении наряду со специализированными (учредительными), регулятивными и охранительными обеспечительных норм (норм-гарантий), которые «содержат предписания, гарантирующие осуществление субъективных прав и обязанностей в процессе правового регулирования».

То, что подобные нормы действительно существуют, сомнений не вызывает. Речь идет, например, о нормах УПК РСФСР, предусматривающих возможность избрания мер пресечения, наложения ареста на имущество или почтово-телеграфную корреспонденцию, привода свидетеля и т.п. мерах, направленных на обеспечение нормального развития уголовного процесса и охраны интересов граждан и общества (обеспечительные меры и меры защиты). Не вызывает сомнения, что в этих случаях речь идет не о регулировании отношений, а об охране общественных отношений от нарушений. То есть и в этих случаях мы имеем дело с особым видом санкции - обеспечительной. Поэтому в дополнение к указанным видам охранительных норм (штрафные, правовосстановительные, поощрительные) следует, видимо, добавить обеспечительные нормы, предусматривающие меры защиты и обеспечения правореализации.

Изложенное позволяет сделать следующие выводы.

Все нормы по назначению делятся на два основных класса: специализированные нормы и нормы-правила поведения.

Специализированные нормы по функциям разделяются на два рода: основополагающие (исходные) и обслуживающие. Основополагающие

подразделяются по форме предписания на виды: нормы-принципы, декларативные, общеустановительные и др., а обслуживающие - на коллизионные, оперативные и др.

Нормы-правила поведения по функциям делятся на два рода - нормы регулятивные и охранительные. К числу регулятивных относятся виды: управомочивающие, обязывающие, запрещающие, рекомендательные и компетенционные, а к охранительным - штрафные (карательные), правовосстановительные, поощрительные и обеспечительные.


Афанасьева Людмила Владимировна



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Понятие и значение регулятивной функции права
Недемократические режимы, их особенности и виды
Теократия как идеал
Классификации субъектов права
Понятие, природа и виды юридических коллизий. Аксиологическая характеристика коллизионности в праве.
Вернуться к списку публикаций