2012-01-03 16:34:02
ГлавнаяТеория государства и права — Классификация норм права



Классификация норм права


Под классификацией понимается «система соподчиненных понятий (классов, объектов) какой-либо отрасли знания или деятельности, человека, используемая как средство для установления связей между этими понятиями или классами объектов» или «распределение объектов, явлений и понятий по классам, отделам, разрядам в зависимости от их общих признаков».

Задачи каждого варианта классификации определяются целями и задачами исследования. Так как при классификации определяются различные задачи, связанные с изучением тех или иных свойств и признаков изучаемых объектов, то соответственно будет изменяться и основания, т.е. критерии построения классификационных рядов. При этом правильность и полнота классификации зависят, прежде всего, от выбора ее основания, которым выступает наиболее существенный признак, определяющий все остальные признаки классифицируемого явления. Достаточно сложные объекты могут быть классифицированы по различным основаниям.

Правовые нормы весьма многообразны, выполняют различные функции, имеют соответствующую специализацию, обладают широким кругом внешних и внутренних связей. Все это определяет возможность принятия различных оснований их классификации, что и обусловливает множественность существующих вариантов выделения отдельных их видов.

Трудности связаны с тем, что имеют место совершенно разные подходы к следующим вопросам:

- что именно является объектом классификации, т.е. что понимается под нормой права, что именно классифицируется - трехчленные или двучленные нормы, первичные нормы (нормы-предписания), отдельные их элементы;

- что положено в качестве оснований для классификации;

- какая система классификации применяется: линейная (одноступенчатая) или разветвленная (многоступенчатая).

Рассмотрим эти вопросы.

I. Объект классификации. Под правовой нормой разными авторами понимается либо трехчленное образование, обязательно включающее гипотезу, диспозицию и санкцию, либо двучленная структура (гипотеза и диспозиция или гипотеза и санкция). Вместе с тем, там высказано суждение о существовании первичных норм или нормативных предписаний, которые непосредственно сформулированы в законах и других нормативных актах.

Большинство авторов, отстаивающих исключительно трехчленную структуры норм права (А.Б. Венгеров, О.Э. Лейст, П.Е. Недбайло, С.В. Поленина, Л.И. Спиридонов, др.) проводят в своих работах их классификацию, выделяя различные виды норм.

Между тем, трехчленная норма, включающая все три элемента - гипотезу, диспозицию и санкцию - может быть одновременно отнесена к различным категориям (видам, классам) норм, в зависимости от того какой элемент нормы (диспозиция или санкция) положен в основу деления.

По предмету регулирования она может принадлежать к разным отраслям права. Например, нормы Конституции, закрепляющие права человека, защищены в частности нормами уголовного права, т.е. их диспозиция относится к конституционному, а санкция - к уголовному праву. То же самое можно сказать и о многих уголовно-процессуальных нормах.

Это, кстати, приводит и к тому, что лишается смысла деление норм на материальные и процессуальные. Ведь процессуальные нормы, в значительной части, не имеют собственных санкций и защищены нормами материального права.

Части таких норм могут быть различны и по юридической силе: диспозиция нередко устанавливается подзаконным нормативным актом, а санкция - законом. Так, правила техники безопасности, дорожного движения, санитарно-гигиенические правила и др., закрепленные в подзаконных актах, обеспечиваются нормами уголовного и административного права. Эти же примеры указывают на то, что части нормы различаются и по характеру предписания. Норма является одновременно обязывающей (по диспозиции) и запрещающей (по санкции).

По характеру связей с государством диспозиция трехчленной нормы нередко относится к частному праву, в то время как санкция - к публичному.

По выполняемым функциям трехчленная норма является регулятивной (по диспозиции) и в то же время - охранительной (по санкции) и т.д.

Подобные же соображения можно высказать и применительно к другим вариантами деления трехчленных норм на виды.

Как справедливо отмечает Б.А. Деготь, «предметом классификации являются первичные реальные, живые нормы-предписания. Логические же нормы, как правило, вообще не подразделяются на какие-либо виды». Правда, он полагает, что они могут подразделяться по сфере действия и юридической силе. Однако, как было показано выше, и такое деление трехчленных норм вряд ли возможно.

Тем не менее, большинство сторонников трехчленной структуры проводит в своих работах их классификацию, выделяя различные виды норм.

Так, А.И. Коваленко делит нормы права на обязывающие, запрещающие и уполномочивающие; на категорические (т.е. императивные) и диспозитивные; по отраслям права и проч. В качестве же иллюстраций он приводит не трехчленные нормы, а их части (в основном диспозицию).

О.Э. Лейст, основываясь на трехчленной структуре всех правовых норм, тем не менее, делит их на нормы различных отраслей права; частного и публичного права; на управомочивающие, обязывающие и запретительные; императивные и диспозитивные; материальные и процессуальные и проч.

Фактически же, как нетрудно убедиться, при таком делении указанные авторы исходят не из трехчленной нормы как единства всех элементов, а из характера отдельных ее частей.

Не случайно многие сторонники трехчленности всех норм права положения о их классификации сопровождают различными оговорками.

Так, Л.И. Спиридонов, приводя различные варианты классификации правовых норм, приходит в конце концов к следующим «неутешительным» выводам: «Условность любого основания объединения норм, выражается, в частности, в том, что ни один класс норм не выдерживает проверки на чистоту признаков, по которому произведена группировка». Далее он предостерегает против «преувеличения ... теоретической важности» классификации норм. Аналогичное мнение высказывает и А.Б. Венгеров.

Между тем, как правильно отмечалось коллективом авторов ИГП АН СССР, «научно обоснованная классификация правовых норм дает возможность лучше понять природу и назначение их в общественной жизни и права в целом, способствует овладению нормами для практической деятельности».

Как отмечает С.С. Алексеев, системность права определяет необходимость специализации норм («разделение труда» между нормами), что и определяет необходимость их классификации. Разновидностями такой специализации по его мнению являются:

- дифференциация (предметная и функциональная), т.е. разветвление нормативного содержания правового регулирования, приобретение той или иной его ветвью все более специфических черт;

- конкретизация, т.е. детализация содержания нормативного регулирования;

- интеграция, т.е. обобщенная регламентация того единого, что свойственно группам общественных отношений, их принципам, началам и т.д.

Можно отметить и то, что классификация юридических норм позволяет: более точно определить место каждого вида норм в системе права; уяснить функции различных видов норм и их роль в механизме правового регулирования; обозначить границы и возможности их регулирующего воздействия; дать научные рекомендации по совершенствованию правотворческой и правоприменительной деятельности. В свете изложенного недооценка значения классификации правовых норм представляется ошибочной.

Первичные нормы (нормативные предписания) можно классифицировать по многим основаниям:

- по источникам права (нормы правовых обычаев, нормативных договоров, нормативных правовых актов, прецедентов и т.п.);

- по юридической силе, что во многом связано с видом источника права, но отнюдь не всегда четко соотносится с некоторыми видами источников.

Так, часть норм, содержащихся в нормативных договорах, по юридической силе выше законов (нормы международных договоров России - в соответствии с п. 4 ст.15 Конституции РФ), а нормы других нормативных договоров (например, коллективных) по своей юридической силе находятся на уровне локальных актов;

- по назначению (нормы-правила поведения и специализированные нормы);

- по функциям права (регулятивные и охранительные нормы);

- по форме правового предписания (на запрещающие, обязывающие, управомочивающие) и т.д.

Двучленные логические нормы строятся на основе первичных. Поэтому они могут быть разделены на те же виды, что и первичные нормы - в том числе по назначению, по функциям права, характеру правового предписания, степени обязательности и проч.

II. Основания классификации норм права. Различные ученые называют множество различных видов правовых норм. При этом во многих работах используются следующие основания для выделения видов норм права:

1. сфера правового регулирования (отраслевая принадлежность норм) - нормы конституционного, уголовного, гражданского и др. отраслей права;

2. юридическая сила (нормы законов и подзаконных нормативных актов);

3. степень общности содержания (общие нормы, конкретные нормы);

4. характер правила поведения (управомочивающие, запрещающие, обязывающие);

5. степень активизации социально-полезной деятельности (обычные, поощрительные);

6. способ установления правил поведения (императивные или категорические и диспозитивные); нередко в эту группу включаются также поощрительные и рекомендательные нормы;

7. технические приемы установления правил поведения (определенные, бланкетные, отсылочные).

Однако почти никто из авторов не рассматривает критерии, по которым определяются основания соответствующих классификаций. При этом, нередко происходит смешение понятий и основания классификации и критерии выделения этих оснований не различаются. Примером может служить работа Н.А. Слободчикова «Нормы права», в которой он называет следующие критерии классификации правовых норм: «содержание и форма предписания, объект правового регулирования, юридическая сила, способы изложения элементов нормы».

Нетрудно убедиться, что в качестве критериев в данном случае фактически указываются основания, по которым осуществляется разделение норм права на виды.

В целом, это приводит к следующему.

Во-первых, каждый автор дает свою собственную классификацию норм, причем практически ни один из предлагаемых вариантов не совпадает полностью ни с одним другим.

Во-вторых, применительно к одним и тем же видам норм различные авторы по-разному определяют основания классификации. Так, основанием выделения норм законов и норм подзаконных нормативных актов называют: способ их установления; субъектов, издавших эти нормы; юридическую силу норм.

И наконец, в-третьих, некоторые варианты классификации выделяются не всеми авторами. Так, деление на нормы законов и подзаконных актов в ряде работ вообще отсутствует.

В этой связи вызывает интерес мнение С.С. Алексеева, предложившего следующие критерии классификации норм права: «а) функции права; б) специализация права; в) способы правового регулирования; г) индивидуальное регулирование общественных отношений».

Это позволило ему дать удачную систему классификации норм права, лишенную многих недостатков, характерных для других вариантов классификации.

III. Линейность (разветвленность) классификации. Сложность и многообразие видов норм права обусловливает то обстоятельство, что их классификация должна быть многоступенчатой (разветвленной). Дело в том, что некоторые варианты деления правовых норм относятся не ко всем нормам вообще, а к каким-то их видам. Так, деление норм на обязывающие, запрещающие и управомочивающие не может относиться к нормам, закрепляющим декларации, определения, многие принципы. Следовательно, необходимо предварительное выделение каких-то классов норм, одни из которых допускают такое разделение, а другие нет.

Нет возможности рассмотреть все предлагаемые варианты классификации правовых норм. Поэтому остановимся, с одной стороны, на дискуссионных проблемах, а с другой - на вопросах, которые имеют значение для выделения форм реализации норм права.

По назначению норм права, что является наиболее существенным основанием классификации, принято их делить на специализированные нормы и нормы-правила поведения.

Специализированные нормы. Дискуссия о структуре норм права выявила то обстоятельство, что отнюдь не все правовые предписания укладываются в трех- или двучленную структуру. Ряд авторов считали некоторые из таких предписаний нормами права, другие отрицали это. Так, В.И. Каминская, С.О. Иоффе и М.Д. Шаргородский считали, что нормами права являются, в частности, презумпции. Напротив, В.М. Горшенев называл такие нормативные положения «нетипичными правовыми предписаниями». Выделяя их отдельные виды (в том числе, дефиниции, фикции, презумпции, преюдиции), он писал, что они «нетипичны потому, что несут в себе своего рода незавершенные черты модели».

В настоящее время мнение о том, что помимо норм, непосредственно формулирующих правила поведения, существуют и другие нормы права, получила, по сути, признание большинства авторов. Называют такие нормы специализированными, исходными, отправными, учредительными и т.п.

Характеризуя эти нормы С.С. Алексеев пишет, что они «в отличие от регулятивных и охранительных, имеют дополнительный характер. Они не являются самостоятельной нормативной основой для возникновения правоотношений. При регламентировании общественных отношений они как бы присоединяются к регулятивным и охранительным предписаниям, образуя в сочетании с ними единый регулятор».

Такое понимание роли специализированных норм представляется не совсем точным. Во-первых, гораздо большее значение имеет то обстоятельство, что эти нормы являются основой правотворчества, поскольку все остальные нормы должны им соответствовать.

Во-вторых, в связи с признанием прямого действия норм Конституции Российской Федерации (ст. 15 п.1) закрепленные в ней принципы, декларации, презумпции и др. как раз становятся «самостоятельной нормативной основой для возникновения правоотношений».

Иную и, как представляется, тоже не вполне четкую позицию, занимает ряд других авторов (В.К. Бабаев, М.И. Байтин, Н.Н. Вопленко и др.). Они полагают, что все эти нормы занимают наиболее высшую ступень в законодательстве, имеют наиболее высокую форму абстрагирования и играют особую роль в механизме правового регулирования общественных отношений.

Как отмечает В. К. Бабаев, в них устанавливаются «цели, задачи, принципы, пределы, направления, методы правового регулирования, закрепляются правовые категории и понятия». В составе исходных норм эти авторы выделяют нормы-начала, нормы-принципы, определительно-установочные нормы, нормы-дефиниции.

Критикуя эту позицию, С.С. Кузакбирдиев делит специализированные нормы на исходные (основополагающие) и обслуживающие. К первым он относит нормы-начала, нормы-принципы, определительно-установочные, а ко вторым - дефинитивные, коллизионные и оперативные нормы. (Автор не указывает на критерии такого деления, но можно говорить, что речь идет о функциях норм, а далее выделять их по форме предписания).



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Понятие источника права в советской и постсоветской правовой науке: преемственность и новизна в научной теории
Проблемы эффективности реализации диспозитивных норм права
Подписание и обнародование законов
Признаки норм права
Порядок внесения законопроектов в Государственную Думу и другие законодательные органы
Вернуться к списку публикаций