2012-01-03 16:27:26
ГлавнаяТеория государства и права — Понятие норм права, их родовые и видовые признаки



Понятие норм права, их родовые и видовые признаки


Следует отметить, что вопрос о понятии нормы права, в принципе, не может быть рассмотрен без учета их структуры, а также вопросов, связанных с их классификацией. Возникают, в частности, такие проблемы как признавать ли нормами права только образования, включающие все три структурных элемента (гипотезу, диспозицию и санкцию) или следует исходить из их двучленной структуры; все ли положения, содержащиеся в законах, являются правовыми нормами или только те, которые содержат прямые предписания (правила поведения) и проч. В этой связи дальнейшие положения в определенной степени носят предварительный характер, и к вопросу о понятии правовой нормы придется вернуться в конце настоящей главы.

Рассмотрим формулировки основного родового признака, которые используются большинством авторов при определении нормы права.

1. Норма права - правило поведения. Данный признак относится к родовым: социальные нормы, видом которых являются правовые, определяются как «средства социальной регуляции поведения», «общие правила, регулирующие поведение людей в обществе».

Указание на то, что норма права - правило поведения содержится в подавляющем большинстве (85%) определений. Это связано и с тем, что латинское слово «норма» (norma) чаще всего переводится как «правило» (реже «образец»).

Действительно, большинство правовых норм формулируются как правила поведения определенных (или всех без исключения) субъектов. Однако отнюдь не все виды правовых норм могут рассматриваться как прямые правила поведения. В качестве примера можно указать на ст.1 п.1 Конституции РФ: «Российская Федерация - Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления». Это - декларативная норма, которая ложится в основу правотворчества и, таким образом, связана с другими нормами, которые представляют собой непосредственные правила поведения. Но сама она таким правилом (правилом поведения), по сути, не является. Подобные же соображения можно высказать и в отношении некоторых других видов норм, в том числе дефинитивных, норм-целей, многих общезакрепительных норм, которые по своему содержанию также вряд ли могут трактоваться как «прямые» правила поведения.

Если обратиться к англо-саксонским правовым системам, основным источником права в которых является судебный прецедент, то там норма права представляет собой не столько правило поведения, сколько образец, ориентируясь на который, суд принимает решение. Так. Р. Давид и К. Жоффре-Спинози пишут: «Норма общего права менее абстрактна, чем норма права романо-германской правовой семьи, и направлена на то, чтобы разрешить конкретную проблему, а не сформулировать общее правило поведения на будущее».

И далее: «Норма английского права способна дать немедленное решение по данному спору. Норма континентального права, носящая общий характер, охватывает поведение граждан в широком круге случаев, в том числе таких, которые сильно отличаются от рассматриваемого спора....

Нормы французского права неизбежно носят более всеобщий характер, чем нормы английского права. Перевод английского legal rule как нормы права в этих условиях является весьма приблизительным. Юристы США, как и английские юристы, считают нормами права в собственном смысле слова только правила судебной практики, сформулированные в связи с конкретными делами».

В то же время, о нормах континентальной правовой системы они пишут следующее: «Здесь на первый план выдвинуты нормы права, которые рассматриваются как нормы поведения, отвечающие требованиям справедливости и морали. ... Норма права поднята на высший уровень; ее понимают как правило поведения, обладающее всеобщностью».

В основных источниках мусульманского права - Коране и Сунне освещаются деяния и высказывания Пророка Мухаммеда. На их основе создаются другие источники мусульманского права - иджма (единое соглашение мусульманского общества, основанное на толковании законов шариата различными школами исламского права) и кияс - (суждение по аналогии). То есть и здесь, в Коране и Сунне формулируются не столько правила, сколько образцы поведения.

Представляет интерес формулировка, в которой речь идет не о «правиле поведения», а просто о «правиле», использованная, например, Н.Л. Гранат и В.В. Лазаревым.

С одной стороны это представляется удачным. Действительно, хотя декларативные и иные специализированные нормы и не являются в прямом смысле правилами поведения, то, тем не менее, они действуют косвенно, являясь либо основой при создании различных нормативных актов, либо обеспечивая действие других норм при реализации последних, т.е. в известном смысле выступают как правила, на которые ориентируются, опираются соответствующие субъекты. Но, с другой стороны, в этом случае значительно расширяется род объектов, к которым в качестве их вида отнесены правовые нормы, ибо помимо социальных норм (правил поведения) существуют и иные правила - технические, грамматические и проч.

Гойман-Червонюк В.И. термин «правила поведения» заменяет словами «предписания и принципы, выступающие критерием правомерности ... поведения», а В.М. Сырых - «властное предписание».

Однако, как отмечено выше, отнюдь не все нормы могут рассматриваться в качестве правил поведения, а тем более предписаний и принципов. По тем же соображениям не очень удачна и формулировка А.Б. Венгерова «правило (веление)».

Излишне усложненными представляются такие конструкции как «веление, выраженное в виде государственно-властного предписания» или «предписание, выраженное (моделируемое) в виде правила поведения или отправного установления». При этом обе формулировки содержат указание на, по сути, обязательную властность нормы («предписание», «веление»), что характерно не для всех видов норм. Первое из них («веление») к тому же охватывает не только нормы права, но и правоприменительные акты.

Особняком, стоит формулировка В.Н. Хропанюка: «Образец (модель) типового общественного отношения». Однако подобное определение представляется не совсем четким. Во-первых, далеко не все нормы можно рассматривать в качестве таких образцов или моделей (этот признак вообще не подходит к большинству специализированных норм). Во- вторых, даже норма-правило поведения (прямые предписания) описывает отнюдь не общественное отношение, а возможное или должное поведение одной из сторон соответствующего отношения.

2. Соотношение нормы права и правоотношения более четко отражает другой признак нормы - то, что они «регулируют общественные отношения», «воздействуют» на них. На это свойство правовой нормы указывается в большинстве (62,5%) определений.

Этот признак представляется несомненным: он характеризует все правовые нормы, независимо от источника и характера правовой системы. При этом большинство норм (в частности все нормы-предписания) действительно прямо, непосредственно регулирует общественные отношения, а прочие осуществляют такое регулирование или воздействие опосредованно, косвенно - через другие нормы. Например, нормы-определения действуют на общественные отношения не прямо, а в сочетании с нормами предписаниями при их реализации.

Вместе с тем, далеко не все авторы указывают на этот признак. Это, видимо, связано с тем, что он может рассматриваться как излишний: все правила поведения, все социальные нормы направлены на регулирование общественных отношений, что находит отражение в самом определении понятия «социальные нормы».

3. В ряде определений (20%) авторы (С.С. Алексеев, О.Э. Лейст, А.С. Пиголкин и др.) указывают на «общий» характер правовых норм.

Этот признак, безусловно, типичен, причем не только для правовых, но и для всех социальных норм, ведь он вытекает из смысла самого понятия «норма». Любое правило поведения не может не быть «общим», в отличие от команды, приказа, которые носят индивидуальный характер. Видимо поэтому в большинстве определений этот признак не указывается: он поглощается термином «правило поведения» и признается излишним.

Следующие признаки правовых норм носят видовой характер, именно они отличают нормы права от других социальных норм.

4. В значительной части определений (около 82,5%) отмечается то, что нормы права «устанавливаются или санкционируются государством» либо «исходят от государства». Наряду с этим употребляются и иная терминология: «связанное с государственной властью правило», «признаваемое государством» и т.п.

Об эти варианта представляются менее удачными: ведь государство «признает» не только правовые, но и иные социальные нормы, если они не противоречат нормам права. При этом в некоторых случаях такие нормы получают и прямое признание государства (например, признание некоторых обычаев правовыми). Аналогичные соображения можно высказать и по поводу такой формулировки как «связь» этих норм с государством: с ним связаны не только нормы права, но и иные нормы.

Однако, если обратиться к религиозным и традиционным системам, то положение дел выглядит несколько по-иному: ведь считается, что нормы права здесь исходят либо от Бога (религиозные догматы), либо - от предков (обычаи). Государство на самом деле как бы только «признает» их. Но и здесь не все так однозначно.

Дело в том, что в конституциях многих мусульманских стран прямо указано, что законы государства не могут противоречить законам Шариата. Таким образом, в этих странах скорее религиозные нормы «признают» те, которые исходят от государства, а не наоборот.

В свете изложенного наиболее удачным представляется формулировка С.С. Алексеева: «правила, содержащиеся в признаваемых государством источниках». Действительно, государство признает не отдельные нормы, а те источники, в которых они содержатся, причем в различных странах признаются разные источники, что и определяет, становится ли нормой права соответствующее правило поведения (или иное установление).

5. Вторая сторона связи правовых норм с государством заключается в том, что, как отмечает большинство авторов (75%), правовые нормы «охраняются государством», «обеспечиваются государством» и т.п. При этом, как правило, подчеркивается и возможность государственного принуждения как средства охраны этих норм от нарушения.

Этот признак представляется весьма важным, и то обстоятельство, что в четверти работ он не отмечен, объясняется видимо тем, что он «поглощается» признаком «общеобязательности» норм права, и те авторы, которые не отмечают государственной обеспеченности норм права (В.К. Бабаев, Р.З. Лившиц, В.К. Самигуллин, В.И. Гойман-Червонюк и др.), практически всегда отмечают их общеобязательность. И наоборот, те, которые не выделили общеобязательность, указывают на их обеспеченность государством.

Признак охраны (обеспечения) норм права государством характерен для всех правовых систем. Действительно во всех странах государство охраняет правовые предписания, обеспечивает их реализацию, в том числе и мерами принуждения. Можно лишь указать на то, что в странах традиционно-религиозных систем значительно большую роль в этом (по сравнению с европейскими правовыми системами) играют негосударственные структуры.

Вместе с тем, стоит отметить и то обстоятельство, что принуждение бывает необходимым далеко не всегда.

С одной стороны, многие люди (и даже их большинство) соблюдают, исполняют правовые требования и предписания добровольно. Поэтому более точным представляется такая формулировка: «обеспечиваются в случае необходимости государственным принуждением».

С другой стороны, наряду с санкциями, предусматривающими такое принуждение: негативными (штрафными) и правовосстановительными (нейтральными), существуют и положительные (поощрительные) санкции, которые тоже обеспечивают выполнение правовых норм. Можно полагать, что по мере продвижения к правовому государству будет происходить повышение уровня правового и нравственного сознания населения, и роль поощрительных санкций будет возрастать. Эту сторону государственного влияния на результат правореализации, на правомерность поведения, тоже целесообразно учесть при формулировании основных признаков норм права.

Таким образом, именно этот признак (государственное принуждение и поощрение) весьма характерен для правовых норм, отличает их от всех других социальных норм.

Следует, однако, оговориться, что в мусульманском праве роль государства и государственного принуждения несколько иная. Как отмечается исследователями, «право (фикх) выступает не только собственно правом, но и религией», для него характерен «дуализм религии и государства», оно имеет «не рациональную, а религиозную природу», нарушителя предписаний «поджидает потусторонний ад, а не земной жандарм».

6. Значительная часть авторов (62.5%) указывают на общеобязательность норм права. Следует сказать, что в принципе общеобязательны, в каком-то смысле, все социальные нормы: все они подлежат соблюдению, исполнению. Однако признак общеобязательности используется прежде всего для того, чтобы, по сути, указать на защищенность правовых норм, на возможность государственного принуждения.

Несмотря на видимую очевидность этого признака, он, тем не менее, также не является абсолютно бесспорным. Здесь можно указать на следующие соображения.

Может вызвать определенные сомнения общеобязательность управомочивающих норм, поскольку их адресаты могут по своему выбору использовать или не использовать свои права. Но здесь надо иметь в виду представительно-обязывающий характер указанных норм: из предоставления кому-то определенных прав вытекают соответствующие встречные обязанности другой стороны правоотношения. Даже нормы, которые устанавливают права, являются велением, поскольку этому праву, как справедливо указывает А.С. Пиголкин, «соответствует властное указание по отношению к другим лицам обеспечить своими действиями (или, наоборот, воздержанием от них) осуществление этой возможности».

Таким образом, управомочивающая норма становится обязательной не для своего непосредственного адресата, а для иных субъектов, связанных с ним в рамках соответствующего правоотношения. Так, в соответствии с п.2 ст. 520 ГК РФ «покупатель (получатель) вправе отказаться от оплаты товаров ненадлежащего качества и некомплектных товаров, а если такие товары оплачены, потребовать возврата уплаченных сумм...». Для управомоченной стороны эти правила не являются обязательными, однако, на основе этой нормы у продавца появляются обязанности либо не препятствовать покупателю в его отказе от сделки, либо в соответствии с его требованием вернуть полученную денежную сумму. Обязательность этой нормы, таким образом, обращена к продавцу.

Может вызвать сомнение общеобязательность рекомендательных и поощрительных норм.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Структура правовых норм
Структура правовой культуры и ее функции
Социальные источники права
Общая характеристика доктринального толкования норм права
Реализация регулятивной функции права в отраслях публичного и частного права
Вернуться к списку публикаций