2012-01-02 17:58:12
ГлавнаяТеория государства и права — Виды диспозитивных норм права по российскому законодательству



Виды диспозитивных норм права по российскому законодательству


Диспозитивные нормы, закрепляющие усмотрение законодательных органов в зависимости от объема компетенции данных органов можно подразделить на:

- диспозитивные нормы, закрепляющие неограниченную компетенцию законодательного органа;

- диспозитивные нормы, закрепляющие относительно-ограниченную компетенцию законодательного органа.

Диспозитивные нормы, закрепляющие неограниченную компетенцию законодательного органа, не содержат перечня полномочий такого органа, из чего вытекает неограниченность его компетенции по предмету. Примером может являться ст. 41 Конституции Японии 1946 года: «Парламент является высшим органом государственной власти и единственным законодательным органом государства». Пример неограниченной компетенции парламентов дает также Великобритания.

Диспозитивные нормы, закрепляющие относительно-ограниченную компетенцию законодательного органа характерны для конституций федеративных государств. В них компетенция законодательных органов субъектов федерации определяется по «остаточному принципу»: все, что не отнесено к ведению федерального центра, относится к ведению субъектов федерации. Примером могут служить ст. 73 Конституции РФ, ч. 3 ст. 149 Конституции Испании.

Диспозитивные нормы, закрепляющие усмотрение административных органов и должностных лиц. При административном усмотрении органу или должностному лицу, осуществляющему исполнительно-распорядительную (управленческую) деятельность, предоставляется выбор (возможность, степень свободы) по отысканию и принятию наиболее полезного, целесообразного, по их мнению, решения, совершению или не совершению того или иного действия. Выбор же этот, конечно, не должен выходить за рамки правовых норм, а если последних не оказалось, то за рамки общего духа права. Усмотрение есть по сути дела волевая сторона соотношения целесообразности и законности.

Диспозитивные нормы, закрепляющие усмотрение судебных органов.

Судебное усмотрение — это специфический вид судебной правоприменительной деятельности. Его сущность заключается в предоставлении суду в соответствующих случаях правомочий принимать, сообразуясь с конкретными условиями, такое решение по вопросам права, возможность которого вытекает из общих и лишь относительно определенных указаний закона. В качестве примера можно сослаться на ст. 85 Семейного Кодекса РФ, согласно которой размер алиментов, взыскиваемых с родителей на нетрудоспособных совершеннолетних детей, определяется судом исходя из материального и семейного положения родителей и нуждающихся в помощи детей, а также иных заслуживающих внимания интересов сторон.

Очевидно, что в зависимости от вида государственного органа усмотрение носит своеобразный характер. Так, между административным и судебным усмотрением есть определенные различия. Закон чаще предоставляет возможность действовать по усмотрению административным органам, нежели судебным.

Границы судебного усмотрения, как правило, уже, его пределы значительно ограничены. Применение того или иного юридического предписания по усмотрению администрации не всегда влечет за собой обязанность мотивировки. И напротив, применение правовой нормы по усмотрению суда или судьи должно быть мотивировано в судебном постановлении.

Между решением, основанным на усмотрении, и произволом есть существенная разница. В первом случае орган уполномочен правом и издаваемый им акт не выходит за рамки закона, т.е. усмотрение является лишь особой формой применения права; во втором — действия органа не связаны правом. Юридический произвол противостоит законности. Поэтому осуществление дискреционных полномочий, являющихся элементом компетенции, в рамках закона укрепляет законность и, наоборот, использование этих полномочий с нарушением закона ослабляет режим законности.

Ценность такой классификации едва ли может быть подвергнута серьезному сомнению. Вместе с тем, нисколько не преуменьшая ее разграничительной способности, не следует последнюю и преувеличивать. Избежать такого преувеличения позволяет выявление степени условности классификации, которой, видимо, не оставалось бы места, если бы все разновидные субъекты усмотрения действительно осуществляли соответственно качественно разновидную деятельность. А именно: орган законодательной власти занимался исключительно правотворчеством, исполнительный - исключительно правоисполнением, судебный исключительно правооценками. Однако, это далеко не так. Ни один из перечисленных органов не может, занимаясь осуществлением функций собственно своих, вполне избежать осуществления функций, поразительно напоминающих функции, предполагаемые собственными в отношении органов других видов. Например, Президент РФ издает нормативные указы (правотворческое полномочие); осуществляет непосредственное руководство министерствами обороны, внутренних дел, иностранных дел и т.д. (сходно с полномочием исполнительного органа); осуществляет помилование (судебное полномочие).

Диспозитивные нормы, субъектами реализации которых выступают юридические лица отличаются закреплением большей свободы усмотрения нежели диспозитивные нормы, субъектами реализации которых являются государственные органы. Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, исполнять обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Юридические лица, как правило, могут иметь субъективные права и исполнять юридические обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. Юридическое лицо может быть ограничено в правах лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом.

Диспозитивные нормы, закрепляющие усмотрение личности отличаются еще более широкой по объему диспозитивностью. Граждане по своему усмотрению вступают в разнообразные правовые связи с другими субъектами права. В отношениях граждан с государством, с государственными организациями, между собой граждане наделяются правовой свободой, которую они реализуют в целях удовлетворения своих материальных и культурных потребностей. Каждый гражданин, например, может оставить по завещанию все свое имущество или часть его государству (ст.534 ГК РСФСР). Граждане по своему усмотрению заключают договоры купли-продажи, услуг, комиссии, перевозки и т.д., выбирая наилучший из дозволенных способ достижения поставленной цели. Гражданам в отношениях друг с другом нормы права предоставляют большие возможности.

Граждане, выступая носителями права собственности, могут осуществлять его и распоряжаться им по своему усмотрению, что служит ярким проявлением диспозитивности названной категории субъектов. Широкие правовые возможности в реализации права частной собственности предопределяют значительный объем диспозитивности граждан, когда они участвуют в гражданском обороте. Правовая свобода наиболее отчетливо выступает здесь при децентрализованном регулировании общественных отношений.

5. В качестве основания классификации диспозитивных норм права может выступать функция диспозитивных норм в механизме правового регулирования общественных отношений: правонаделительная, восполнительная, коллизионная.

Диспозитивные нормы, выполняющие правонаделительную функцию, называются в юридической литературе управомочивающими.

В теории советского права вопрос о делении юридических норм на обязывающие, запрещающие и управомочивающие спорный. Такое деление норм, по мнению О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородского, основано не на существе дела, а на чисто словесных признаках нормы. Не согласен с указанным делением норм А.С. Пиголкин. Напротив, необходимость рассматриваемой классификации правильно отмечают П.Е. Недбайло, С.С. Алексеев, принимая за основу характер содержащихся в норме предписаний.

Общеизвестно, что управомочивающие нормы - это такие юридические нормы, которые предоставляют управомоченным право на совершение каких- либо положительных действий. Дозволительная норма «...разрешает гражданам, организациям, и учреждениям производить те или иные действия, предоставляет им свободу распоряжаться своими правами, использовать или не использовать таковые». Она предоставляет право, но осуществления последнего может и не быть, если субъект права того не пожелает. Например, в силу ст. 997 ГК РФ комиссионер вправе удержать причитающиеся ему по договору комиссии суммы из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента. Комиссионер сам решает, осуществлять или нет принадлежащее ему право. Таким образом, дозволительные нормы права дают участникам правоотношений возможность свободно распоряжаться принадлежащими им субъективными правами.

В юридической литературе рассматривается вопрос о том, являются ли уполномочивающие нормы диспозитивными. П.Е. Недбайло считает, что нельзя диспозитивную норму отождествлять с уполномочивающей (дозволительной) или рассматривать ее как вид последней, поскольку указанные нормы выделены по разным основаниям: дозволение относится к содержания правового предписания, а диспозитивность - к форме его выражения.

Однако П.Е. Недбайло подвергает критике М.А. Гурвича за то, что тот проводит отождествление дозволительных и диспозитивных норм. П.Е. Недбайло пишет: «Так М.А. Гурвич отождествляет диспозитивность с возможностью лица свободно распоряжаться своим правом. Диспозитивной нормой он называет правило, когда «продавец вправе требовать от покупателя уплаты установленной цены (ст. 180 ГК), но осуществить это требование продавец не обязан».

На наш взгляд управомочивающие нормы суть диспозитивные нормы, наделяющие субъектов социальной действительности правами и свободами. По справедливому замечанию О.Э. Лейста «диспозитивны все управомочивающие нормы, коль скоро носитель права волен воспользоваться или не воспользоваться им; однако различна степень определенности условий возникновения и использования права, его границы, степень регламентации порядка его осуществления». Управомочивающие нормы являются лишь одной из разновидностей диспозитивных норм права.

Поведение управомоченного лица может состоять как в совершении определенных положительных действий самим управомоченным, так и в предъявлении требований к обязанному об исполнении им соответствующих обязанностей. В связи с этим закон наделяет диспозитивностью управомоченных лиц, когда они:

а) осуществляют принадлежащие им права посредством своих собственных действий;

б) требуют для реализации своих прав совершения определенных действий обязанными лицами.

В первом случае правовая свобода наиболее ярко проявляется в реализации собственником принадлежащих ему правомочий владения, пользования и распоряжения каким-либо имуществом. Так, граждане сами, по своему усмотрению осуществляют право частной собственности. Собственник (гражданин), например, может распорядиться вещью, определив ее судьбу путем продажи, дарения, сдачи в наем, в залог и т.д.

В такого рода правоотношениях (когда интерес управомоченного лица удовлетворяется при помощи его собственных действий), то есть в абсолютных правоотношениях, носители субъективных прав обладают широкой по объему диспозитивностью, позволяющей им своей волей, по своему усмотрению, посредством своих активных действий осуществлять принадлежащие им права, распоряжаться ими.

В относительных правоотношениях диспозитивность выражается в возможности выбора управомоченным лицом одного из требований к обязанному лицу. Например, если подрядчик допустил отступления от условий договора, которые ухудшили работу, или допустил иные недостатки в работе, заказчик вправе по своему выбору требовать безвозмездного исправления указанных недостатков в разумный срок или возмещения понесенных заказчиком необходимых расходов по исправлению своими средствами недостатков работы, если договором предусмотрено такое право заказчика, или соответственного уменьшения вознаграждения за работу (ст.723 ГК РФ). Так управомоченное лицо, выбирая одно из нескольких установленных законом требований к обязанному лицу, реализует в относительных правоотношениях предоставленную ему правовую свободу.

Диспозитивные нормы, выполняющие восполнительную функцию (диспозитивные нормы в традиционном, «узком» их понимании) предоставляют субъектам права возможность самим договориться о взаимных правах и обязанностях, и лишь на случай, если они не сделают этого, предписывается определенный обязательный вариант поведения, устраняющий возникший пробел. На восполнительный характер диспозитивной нормы могут указывать такие формулировки как «если иное не установлено договором», «при отсутствии иного соглашения» и т.п.

В данных нормах органически сочетаются два самостоятельных правила. Одно правило предоставляет сторонам правомочия действовать в конкретных условиях по собственному усмотрению. Другое же правило, имеет предписание на случай, если стороны правоотношения не определили права и обязанности. «Хотя эти два правила тесно связаны между собой и формулируются в виде одной статьи, все же это два самостоятельных предписания, две нормы. Каждая из них может быть самостоятельной основой для решения конкретных дел... Связь второй нормы с первой заключается в том, что неиспользование правомочий, предоставленных первой нормой, является гипотезой для осуществления предписания, восполняющего пробелы в волеизъявлении сторон».

Такого рода нормы следует считать разновидностью норм, дающих субъектам права возможность достичь соглашения по определенному вопросу потому, что у тех и у других имеются одинаковые диспозиции, существо которых предоставить сторонам правовую свободу. Разница между указанными нормами лишь в том, что в одних, на случай когда отсутствует соглашение, дан вариант правила поведения сторон, а в других такого варианта нет. Отсюда представляется целесообразным назвать диспозитивными не только те нормы, которые дозволяют сторонам достичь соглашения по данному вопросу и имеют на случай его отсутствия восполнительную диспозицию, но и другие, все те, которые предоставляют субъектам правовую свободу в осуществлении и распоряжении правами по своему усмотрению, наделяют их диспозитивностью. Следует расширить сложившееся понятие диспозитивных норм, поскольку диспозитивными нормами в традиционном их понимании не исчерпывается закрепление диспозитивности.

Диспозитивные нормы, выполняющие коллизионную функцию – это чаще всего коллизионные нормы об обязательствах. Коллизионные же нормы в иных сферах формулируются преимущественно как императивные.

Иногда юридическая сила коллизионной нормы ясна из ее текста, где содержится прямое указание о том, что стороны вправе отойти от ее предписаний и избрать иное применимое право. Однако отсутствие такого указания не обязательно означает, что данная коллизионная норма императивна. Этот вопрос должен решаться на основе толкования данной нормы.

В сфере разрешения коллизий возможно использование так называемых относительно-императивных норм, отступление от которых допускается при наличии определенных заранее зафиксированных условий. Такой характер носили коллизионные нормы ряда заключенных СССР международных соглашений об общих условиях поставок товаров (ОУП), согласно которым к отношениям сторон по поставкам применяется материальное право страны продавца. В силу общего предписания преамбулы этих ОУП, допускающего отступление от их норм при наличии специфики товара и (или) особенностей его поставки, названная коллизионная привязка может быть изменена сторонами в договоре только при наличии названных факторов, например реэкспорта товара из третьей страны.

Отметим, что, хотя общей тенденцией современного гражданско-правового регулирования является постепенное расширение сферы применения диспозитивных норм, потребность в таком развитии в области коллизионного права ощущается, с нашей точки зрения, в значительно меньшей степени. Коллизионное право заинтересовано, прежде всего, в выработке единообразных решений, с тем чтобы партнеры из разных стран в отношении применимого права находились в равном положении и более сильный и опытный контрагент не навязывал другому применение выгодного для него национального права. Поэтому значительный удельный вес императивных коллизионных норм сам по себе не должен оцениваться как недочет и недостаточная гибкость правового механизма. Это в первую очередь относится к коллизионным нормам, установленным международным договором: диспозитивность таких норм заметно ослабляет их значение как средства унификации.

Диспозитивные нормы права можно классифицировать и по другим основаниям. Например, если касаться предела действия диспозитивных норм права в пространстве, то можно говорить о диспозитивных нормах, действующих: - на территории нескольких государств; в пределах территории Российской Федерации; на территории субъекта Российской Федерации; на территории муниципального образования.

Приведенная классификация диспозитивных норм права показывает, насколько разнообразны средства, с помощью которых в нормах права закрепляется диспозитивность.


Лапшин Иван Сергеевич



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Понятие и принципы законодательного процесса
Унитарные государства: понятие и особенности
Планирование и прогнозирование законодательной деятельности и ее содержание
Структура правовых норм
Критерии классификации форм государства
Вернуться к списку публикаций