2012-01-02 13:37:24
ГлавнаяТеория государства и права — Нормы международных договоров



Нормы международных договоров


Международные договоры, как правило, являются источниками права. К ним относятся те договоры, которые содержат нормы права. Для выделения такого рода договоров среди других международных договоров следует использовать как общие признаки, свойственные всем нормам права, так и специфические признаки, присущие именно международно-правовым нормам, т.е. исходить из определения нормы международного права, которая сочетает в себе и те, и другие признаки.

Источниками права являются международные договоры, содержащие правила поведения, установленные двумя или несколькими государствами и рассчитанные на неоднократное применение, а не на один конкретный, частный случай. Это могут быть как двусторонние, так и многосторонние договоры. По мнению В.А. Муравского, в качестве источника внутреннего государственного права одобрению подвергаются отдельные нормы, но не весь международный договор.

В том случае, когда нормы международного договора молчаливо признаются государствами, не участвующими в нем, правовые нормы становятся и договорными (для сторон в договоре), и обычными (для государств, признавших их в качестве обязательных правил поведения). Возможен и другой вариант, когда между государствами складывается международно-правовой обычай, который затем фиксируется в договоре, например, нормы морского и дипломатического права, которые существовали до 50-х годов в форме обычая, а после соответствующих международных конференций были закреплены в виде конвенций по морскому праву 1958 г. и о дипломатических сношениях 1961 г.

В литературе, посвященной праву международных договоров, фактор времени, главным образом, учитывается в действии всего договора в целом, а не договорных норм. Между тем действие во времени отдельной международной договорной нормы может существенно отличаться не только от действия других норм этого же договора, но и самого договора в целом.

О действии во времени международной договорной нормы как собственной характеристике самой нормы можно говорить с момента, когда договорная норма сформулирована субъектами международных отношений в тексте договора. С этого момента участники международного общения вправе, но не обязаны руководствоваться ею. Обязанность же соблюдать договорную норму связана с обладанием договорной нормой юридической силой. По общему правилу, договорная норма приобретает обязательную силу с момента вступления в силу самого международного договора. Однако приобретение юридической силы международным договором - это сложный процесс, который, во-первых, может растянуться на длительный период во времени и, во-вторых, может не носить всеобщий характер, т.е. для одних субъектов международного права договор (договорная норма) может вступить в силу, а для других - нет.

Действие международных договорных норм по кругу лиц не является предметом настоящего исследования. Для анализа темпорального аспекта действия норм важно то, что момент начала действия договорной нормы может быть разным для участников и неучастников международного договора.

Таким образом, обладание договорной нормой юридической силой всегда связано с конкретным субъектом международных отношений, принявшим на себя обязательства по соблюдению договорной нормы.

Международный договор может вообще не вступить в силу, но это не препятствует действию во времени правовых норм, содержащихся в нем.

Действие договорной нормы связано непосредственно с реализацией ее содержания. Оно начинается как бы с самим возникновением договорной нормы, когда правило, составляющее содержание договорной нормы, четко сформулировано участниками международного общения. Международные правовые нормы создаются самими участниками международного общения, поэтому соглашение между государствами, выраженное в надлежащей форме, - решающий момент для начала действия международной нормы.

Л. Комаровский, исследуя вопрос о значении ратификации международных договоров, указывал даже на то, что и обязательным для исполнения договор становится непосредственно с момента его подписания уполномоченными лицами, т.е. еще до приобретения договором юридической силы или, как писал сам автор, «законной силы трактата». Подобный вывод следует из самой практики международных отношений, так как подписание договора свидетельствует о достижении участниками согласия в намерении руководствоваться в своих отношениях нормами принятого ими текста международного договора.

Однако и тогда, и сейчас были и есть противники подобного мнения. Ф. Мартенс, например, рассматривал ратификацию как обязательное условие юридической силы и действия международного договора, хотя и указывал на то, что международный договор, получивший ратификацию, «считается начавшим свое действие не с момента его утверждения, но подписания уполномоченными лицами». Д. Анцилотти определял срок действия нормы «с момента вступления в силу до момента утраты силы».

Нормы, содержащиеся во вступившем в силу для конкретного субъекта международном договоре, обязательны в отношении тех фактов или ситуаций, которые имеют место после даты приобретения договором силы. Обязательная сила договорных норм может быть распространена на факты, предшествовавшие по времени официальному вступлению международного договора в силу, при наличии намерения самих участников договора, зафиксированного в соответствующей договорно-правовой форме. Императивной международной нормы, которая запрещала бы участникам международного договора придать отдельным нормам обратную силу по взаимному согласию, не существует. Согласно ст.28 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. положение об обратной силе может быть установлено в самом договоре или же вытекать из существа договора, т.е., другими словами, из постановлений международного документа, каким является межгосударственное соглашение.

Нормы, содержащиеся в одном и том же международном договоре, приобретают обязательную силу в разное время. Согласно Венской конвенции 1969 г. еще до официального вступления договора в силу государства, которые подписали договор или обменялись документами, образующими договор, под условием ратификации, принятия или утверждения или выразившие согласие на обязательность для них договора до его вступления в силу, обязаны воздержаться от действий, которые лишили бы договор его объекта и цели.

В зависимости от содержания договорной нормы момент приобретения ею обязательной силы для субъекта может не совпадать во времени с моментом вступления в силу договора в целом. Так, нормы заключительной части договора, регулирующие установление аутентичности его текста, выражение согласия государств на обязательность для них договора, функции депозитария и т.д., становятся обязательными для участника договора и начинают действовать с момента принятия текста договора.

В соответствии с Венской конвенцией 1969 г. обязательная сила договорных норм должна распространяться только на реально существующие акты или факты. Субъект международных отношений, изъявляя свое согласие на участие в договоре, должен быть уверен, что никакая норма договора не будет распространять свою силу на факты, акты или ситуации, имевшие место или переставшие существовать до начала действия договорной нормы. И только при наличии явно выраженного согласованного мнения сторон обязательная сила нормы договора может быть распространена на прошлое время.

В международной практике возможна ситуация, когда по одному и тому же вопросу субъекты международных отношений могут последовательно заключить разные договоры. В темпоральном аспекте здесь возникает две проблемы. Во-первых, нормой какого договора надлежит руководствоваться, т.е. какая норма обладает обязательной силой для участника международного общения. Во-вторых, согласно какой дате определить последовательность разновременных международных договоров (договорных норм).

Что касается даты, приемлемой для установления последовательности разновременных международных договоров, то ею следует, вероятно, считать дату принятия самого текста договора, так как без нее нет ни одного договора. Если, приняв текст договора, государство в дальнейшем не выразило согласия на его обязательность (или на обязательность конкретной договорной нормы), принятие текста договора свидетельствует о возникновении новой международно-правовой нормы и о волеизъявлении государства создать ее.

Установить последовательность разновременных международных договоров в зависимости от даты вступления договора в силу представляется проблематичным. Сложный механизм вступления в силу международных договоров может привести к тому, что этот день не наступит никогда или наступит по прошествии большого периода времени. Кроме того, после вступления в силу многостороннего международного договора в целом к нему могут присоединиться другие субъекты, для которых договорные нормы приобретут обязательную силу позднее, если они не выразят согласия на обратную силу договорных норм, т.е. не распространят силу норм вступившего в силу договора на факты или ситуации, имевшие место до их присоединения к договору.

Проблему установления очередности во времени разновременных международно-правовых договоров исследует Р.А. Каламкарян. Анализируя действие разновременных договоров, относящихся к одному и тому же вопросу с трех позиций: во-первых, с точки зрения договорной практики государств, во-вторых, науки международного права и, в-третьих, Комиссии международного права ООН, автор приходит к выводу о невозможности выделить какой-то один общий принцип решения этой проблемы. Ссылаясь на множество примеров из международной практики и Венскую конвенцию 1969 г., Р.А. Каламкарян предлагает три возможных варианта действия норм разновременных международных договоров: норма более раннего договора имеет предпочтение перед нормой более позднего («prior in tempore porlius in jure»); норма более позднего договора отменяет норму более раннего («lex posterior derogat priori») и действие норм соглашений inter se, изменяющих нормы многосторонних договоров, распространяется только на взаимоотношения между определенными их участниками.

Возможны и иные подходы к решению вопроса о том, какая международно-правовая норма должна действовать, например, специальная или общая. Но сам вопрос о приоритете разновременных договорных норм может иметь значение только в случае, когда разновременные нормы так отличаются по содержанию, что их одновременное действие невозможно. А в международном общении это встречается редко.

Международно-правовая норма возникает всегда из соглашения участников международного общения, молчаливого или явно выраженного. Нет оснований, по которым они не могли бы создавать специальные новые международно-правовые нормы. Единственным ограничением действия норм может быть, вероятно, их противоречие нормам jus cogens.

Участники международного общения вправе признать недействующими нормы более раннего договора или нормы более позднего договора, выразив свое мнение надлежащим образом до того, как коллизия между разновременными нормами возникнет. Если же по упущению участников коллизию выявила практика, то именно в международном праве не следует сразу искать тот или иной принцип для признания одной из норм недействующей, а надо пытаться найти путь их взаимного согласования или адаптации. Особенно это касается той ситуации, когда участниками создания коллидирующих международных норм выступали разные субъекты по своему составу. Будучи суверенными субъектами международных отношений, государства всегда вправе дополнить ранее установленные договорные нормы или пересмотреть их.

Коллизия между разновременными нормами, созданными одними и теми же участниками по одному и тому же вопросу, одновременное действие которых исключено, должна решаться в пользу более поздней нормы, если она по содержанию не противоречит общей направленности современного международно-правового регулирования. Создание группой субъектов международного общения новой договорной нормы не может автоматически прекратить действие предыдущей нормы по тому же вопросу, установленной иным субъектным составом без их молчаливого или явно выраженного согласия.

Действие во времени международно-правовой нормы, выражающей согласованную волю международного сообщества в целом, не прекращается из-за ее игнорирования каким-либо одним участником международного общения. Действие международно-правовых договорных норм зависит от воли участников международного договора, которые формулируют или создают новые договорно-правовые нормы, определяют порядок и момент вступления договора в силу, срок действия и способы прекращения договора или его приостановления, т.е. именно участники международного договора определяют временные рамки действия договорных норм.

В России нормы, содержание которых определено в международных договорах, приобретают обязательную силу в установленном порядке после их официального признания, ратификации и одобрения. Если международный договор не прошел процедуру ратификации в Федеральном Собрании РФ, то нормы, содержащиеся в нем не должны подпадать под регулирование п.4 ст.15 Конституции РФ, т.е. такие нормы не становятся составной частью правовой системы России и не имеют приоритета перед национальным законодательством.

В международном праве существует целый ряд процедур вступления договорной нормы в силу: выражение согласия на обязательность международного договора, присоединение к договору, оговорка к международному договору и, наконец, вступление международного договора в силу. Подробный анализ каждой из названных процедур проводят специалисты в области международного права. С точки зрения общетеоретической проблемы действия международно-правовых договорных норм важным является сам результат: приобрела ли международно-правовая договорная норма обязательную юридическую силу для участника международного общения.

Итак, источником формирования международных договорных норм являются сами участники международного общения. С момента, когда в международном праве содержание договорной нормы считается выраженным в тексте международного договора, именно договорная норма начинает регулировать общественные отношения международного характера. Однако принудить субъекта международных отношений к соблюдению договорной нормы или наложить ответственность за ее несоблюдение участники международного общения и международные судебные органы вправе только после приобретения договорной нормой в установленном в международном праве порядке обязательной силы. Договор должен быта заключен соответствующим органом в пределах его компетенции.

Существует мнение, что международный договор, не вступивший в силу, - это акт, содержащий обычные нормы международного права. Такое смешение понятий и отождествление обычной и договорной норм только по признаку невступления договора в силу, представляется необоснованным. Во-первых, в теории права правило поведения считается обычной нормой, если оно признается обязательным достаточно большим кругом субъектов и повторяется длительное время. В то время как правилу, установленному в договоре, не требуется частой повторяемости и широты распространения для того, чтобы стать нормой. Во-вторых, договорную норму отличает конкретная формулировка правила поведения. Обычная же норма международного права может содержаться в целом ряде внешнеполитических документов, в дипломатической переписке и т.д. Уяснение содержания обычной нормы - более сложный и противоречивый процесс, чем толкование договорной нормы.

Таким образом, в ряде случаев можно говорить о совпадении содержания обычной и договорной нормы, действующих в одно и то же время. Но неправильно смешивать форму выражения правила в обычае и договоре. С момента формулирования правила в тексте международного договора начинает действовать именно договорная норма, независимо от вступления в силу договора, ее содержащего.

Действие международной договорной нормы может осуществляться, в частности, посредством так называемого в международном праве «временного применения» международного договора или его части до вступления договора в силу. Например, согласно ст.23 Федерального закона РФ «О международных договорах Российской Федерации», принятого Государственной Думой 16 июня 1995 г., Россия может временно применять международный договор или часть договора до его вступления в силу, если это предусмотрено в договоре или если об этом была достигнута договоренность со сторонами, подписавшими договор. Международный договор, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации подлежит принятию в форме федерального закона, должен быть представлен в Государственную Думу в срок не более шести месяцев с даты начала его временного применения. Решение о временном применении международных договорных норм принимает орган, принявший решение о подписании международного договора.

При «временном применении» международного договора действует договорная норма, а не обычная. Впоследствии такая «временно применяемая» договорная норма может утратить силу договорной нормы для государства, если оно уведомит о своем намерении не становиться участником договора.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Проблемы реализации института давности в РФ
Состав и структура нормативно-правовой базы законодательного процесса
Средства реализации диспозитивных норм права
Отличие политического режима от государственно-правового
Основные формы, методы и пути реализации правовосстановительной функции органами внутренних дел
Вернуться к списку публикаций