2012-01-02 13:33:16
ГлавнаяТеория государства и права — Нормативно-правовые акты



Нормативно-правовые акты


Установление момента начала действия юридической нормы посредством указания законодателем конкретной календарной даты представляется наиболее целесообразным, так как исключает возможность темпоральной коллизии по вопросу о начале действия новой юридической нормы. Конкретная календарная дата, с которой юридическая норма начинает действовать, может как следовать за датой официального опубликования нормативного акта, так и предшествовать ей. В последнем случае законодатель, о чем уже говорилось выше, придает действию новой юридической нормы обратную силу, т.е. отношения (права и обязанности), возникшие в период с момента начала действия юридической нормы до ее официального опубликования, подлежат прекращению или изменению в соответствии с новой юридической нормой либо становятся правоотношениями в том случае, когда они таковыми не считались, как бы «юридически» возникают. Например, законодатель может придать юридическую силу браку, заключенному в церкви без регистрации его в государственных органах.

Несмотря на очевидную, с точки зрения юридической техники, простоту и ясность определения начала действия новой юридической нормы путем указания конкретной календарной даты, законодатель во многих случаях использует событийное датирование, связывая начало действия новой юридической нормы с ее принятием, официальным опубликованием, последующим введением в действие определенных юридических норм и т.д.

Российский законодатель установил общее правило для определения начала действия федеральных законов также событийным датированием. Согласно Федеральному закону «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания», федеральные конституционные и федеральные законы начинают действовать, по общему правилу, по истечении десяти дней после их официального опубликования. Аналогичное правило установил и Санкт-Петербургский законодатель в Законе Санкт-Петербурга «О порядке вступления в силу законов Санкт-Петербурга».

Событийное датирование может порождать темпоральные коллизии по вопросу о начале действия новой юридической нормы из-за того, что в ряде случаев представляется проблематичным вообще установить какую-либо календарную дату, фиксирующую установленное событие. Например, как определить дату начала действия самого Закона Санкт-Петербурга «О порядке вступления в силу законов Санкт-Петербурга», если это день его официального опубликования в «Вестнике Законодательного Собрания Санкт-Петербурга» за 1995 г. (№ 10)? Даты опубликования десятого номера «Вестника Законодательного Собрания Санкт-Петербурга» нигде нет!

Устанавливая начало действия юридической нормы указанием на определенное событие, законодатель должен использовать только такие события, осуществление которых может быть четко зафиксировано и не порождать разногласий. Например, истечение определенного количества календарных дней после опубликования юридической нормы в издании, признанном официальным источником, содержащим тексты норм права, при условии, что можно достоверно определить дату его выхода из печати. Для юридических норм, регулирующих налоговые отношения, финансовые отношения, можно было бы рекомендовать устанавливать начало их действия указанием на начало определенного отчетного периода, соответствующего финансового года и других периодов, циклов, принятых в финансовых и налоговых отношениях.

Событийное датирование так же, как и календарное, может устанавливать обратное действие новой юридической нормы. Обратному действию (обратной силе) юридической нормы уделяли внимание многие авторы. Обратное действие юридических норм в основном исследовано в уголовном праве.

В действующей Конституции Российской Федерации, как уже говорилось, законодатель ограничил себя в возможности придать обратную силу юридическим нормам, устанавливающим положение налогоплательщиков. В сегодняшней экономической и политической ситуации, когда нарушение налогового законодательства, с одной стороны, приобрело чуть ли ни всеобщий характер, а с другой стороны, влечет строгую юридическую ответственность, в частности, уголовную, вопрос о том, что же такое обратное действие норм налогового законодательства, стал наиболее актуальным. Специалистам в области финансового права, вероятно, еще предстоит разработать эту проблему, исходя из специфики налоговых правоотношений, условий их возникновения, существования и прекращения.

Не претендуя на отражение всех особенностей налоговых правоотношений в данной работе, отметим, однако, что обратное действие юридической нормы, устанавливающей новый налог или ухудшающей положение налогоплательщика, может быть определено датой начала ее действия, предшествующей ее официальному опубликованию, как и любой другой юридической нормы. Но исходя из специфики налоговых правоотношений, положение налогоплательщика может быть ухудшено и при введении в действие нормативно-правового акта непосредственно после его официального опубликования, если это происходит в середине определенного финансового, налогового периода, когда налогоплательщик, скажем, уже произвел авансовые отчисления или утвердил финансовый план.

Стабильная деятельность предприятия предполагает финансовое планирование, как минимум, на очередной финансовый год, поэтому любое изменение финансовых отношений, в частности налоговых, после начала финансового года обяжет, фактически, к таким же действиям адресатов новых юридических норм, как и при введении норм с обратной силой, т.е. адресаты будут вынуждены изменять или прекращать (пересчитывать, доплачивать и т.д.) уже существующие, установленные правоотношения. Немедленное действие юридических норм, устанавливающих новые налоги или ухудшающих положение налогоплательщиков, приведет к таким же последствиям, что и обратное их действие. Стабильная экономика предполагает перспективное действие юридических норм, регулирующих финансовые, налоговые вопросы с тем, чтобы после утверждения государственного бюджета на очередной финансовый год и принятия каждым субъектом экономической деятельности своего собственного финансового плана, все были уверены в их неизменности и стремились строго им следовать.

Юридическая норма может быть принята законодателем на неопределенный период или на определенный срок. Поэтому в необходимых случаях, кроме момента начала действия юридической нормы, законодатель определяет и момент прекращения ее действия. Момент прекращения действия юридической нормы также устанавливается законодателем самостоятельно либо моментом истечения определенного срока, либо конкретной календарной датой, либо наступлением какого-то события, либо моментом, когда те общественные отношения, которые данная юридическая норма призвана урегулировать, прекратят свое существование и не будут возникать вновь ввиду фактической невозможности или нецелесообразности. Таким образом, фиксируются временные границы действия юридической нормы.

Методологически общим правилом можно было бы рассматривать принятие законодателем нормативно-правового акта, обладающего юридической силой неопределенное время, предполагая этот неопределенный срок целесообразно длительным. Именно юридические нормы, рассчитанные законодателем на длительный временной период, способны обеспечить стабильность общественных отношений, особенно экономических и политических. Например, законодательство о выборах в представительные органы государственной власти. С другой стороны, в сфере экономики, как уже указывалось, многие процессы цикличны, поэтому срок действия тех или иных юридических норм, например налоговых, может быть привязан к финансовому циклу (году). В этом случае момент прекращения действия юридической нормы рационально установить конкретной календарной датой или указанием на конкретный цикл (финансовый год, например), т.е. событием.

Наиболее коллизионным представляется определение законодателем момента прекращения действия юридической нормы путем указания на такое событие, как прекращение существования самих общественных отношений, которые юридическая норма призвана регулировать. Если такое прекращение общественных отношений будет юридически обоснованным, например, будет введена в действие другая юридическая норма, запрещающая данные общественные отношения, тогда момент прекращения действия юридической нормы должен быть законодателем четко установлен в соответствии с началом действия новой юридической нормы во избежание коллизии. В таком случае юридическая норма одновременно должна прекратить свое действие и утратить обязательную силу.

Когда же прекращение общественных отношений, регулируемых юридической нормой, может быть вызвано их фактической невозможностью или нецелесообразностью, и именно с этим событием связывает законодатель момент прекращения действия юридической нормы, установить календарную дату момента прекращения действия юридической нормы затруднительно. Может сложиться ситуация, при которой юридическая норма будет обладать юридической силой по воле законодателя, но действие свое уже фактически прекратит, или наоборот.

Таким образом, событийное датирование момента прекращения действия юридической нормы так же, как и начала ее действия, должно позволять определить конкретную календарную дату. Момент прекращения действия юридической нормы может опережать момент утраты юридической нормой обязательной силы, однако не может действовать юридическая норма, утратившая обязательную силу.

Чтобы решить проблему темпоральных коллизий, законодатель должен при принятии нормативно-правового акта определить, во-первых, момент начала действия юридической нормы; во-вторых, момент прекращения ее действия; в-третьих, порядок действия юридических норм, принятых ранее, но регулирующих те же общественные отношения. Несмотря на то, что решение этих вопросов зависит в каждом случае от конкретных обстоятельств, обычно законодатель устанавливает и общие правила, регулирующие процедуру принятия нормативных актов, придания им юридической силы, обнародования (промульгации), введения в действие и прекращения их действия.

Как указывалось выше, сегодня в России общие правила установлены в Конституции Российской Федерации, в Федеральном законе «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального собрания» от 25 мая 1994 г., Федеральном конституционном Законе Российской Федерации «О референдуме в Российской Федерации» от 7 июля 1995 г., Указе Президента Российской Федерации «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных законов» от 5 апреля 1994 г. (в ред. Указа от 9 августа 1994 г.), Указе Президента Российской Федерации «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации» от 26 марта 1992 г., Указе Президента Российской Федерации «О нормативных актах центральных органов государственного управления Российской Федерации» от 21 января 1993 г., Постановлении Правительства Российской Федерации «О регистрации и опубликовании ведомственных нормативных актов» от 13 апреля 1993 г.

Так, федеральные конституционные законы и федеральные законы вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами не установлен другой порядок вступления их в силу. Законы, принятые на референдуме, подлежат официальному опубликованию (обнародованию) Центральной комиссией референдума не позднее трех дней после определения результатов референдума Российской Федерации. И со дня официального опубликования (обнародования) законы, принятые на референдуме, вступают в силу, если иное не предусмотрено в формулировке вопроса, принятого на данном референдуме.

К сожалению, законодатель не определил, что считать «официальным опубликованием (обнародованием)» решения, принятого на референдуме. Не сослался законодатель и на нормативное понятие «официального опубликования», данное в Федеральном законе о порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального собрания. Распространить в правоприменительной практике без указания законодателя норму ст.4 названного Закона на случай принятия закона на референдуме нельзя, так как норма ст.4 говорит о первой публикации полного текста закона, а первая публикация полного текста закона, принятого на референдуме, фактически должна была иметь место еще до его принятия, в качестве законопроекта, который и был принят всеобщим голосованием, как, например, действующая Конституция Российской Федерации. Неопределенность ст.38 федерального конституционного Закона «О референдуме в Российской Федерации» может привести к коллизии по вопросу о силе закона, принятого на референдуме. Темпоральный же аспект действия соответствующих нормативных актов не установлен ни федеральным Законом от 25 мая 1994 г., ни федеральным конституционным Законом «О референдуме в Российской Федерации», ни Указом Президента, т.е. отдан на усмотрение законодателя. Единственное ограничение предусмотрено ст.54 Конституции Российской Федерации: «Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет».

Статья 54 Конституции Российской Федерации расположена в главе о правах и свободах человека и гражданина. Действительно, ограничение действия закона - это политическая гарантия личных прав наряду с другими гарантиями гражданских прав. На это обращал внимание еще А. Градовский. Реальное действие юридической нормы предполагает ее добросовестное исполнение гражданами, которым она адресована. Реализовать же свои права и свободы, зафиксированные в юридических нормах, граждане могут, имея юридические и фактические гарантии.

Поскольку порядок действия юридической нормы зависит от того, какие именно общественные отношения она регулирует, постольку законодатель может зафиксировать определенные правила действия юридической нормы в материальных и процессуальных отраслях права (уголовном праве и уголовном процессе, гражданском праве и гражданском процессе и т.д.).

Например, ч.1 ст.4 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает общий принцип действия гражданского законодательства во времени: «Акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие». Однако, ч. II той же ст.4 содержит исключение из сформулированного в ч.1 общего правила: «Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом». Таким образом, в сфере гражданского права законодатель оставил за собой право решать, имеет ли закон обратную силу, обратное действие. Причем воля законодателя не может быть ограничена и договором, заключенным сторонами до принятия новой юридической нормы. Об этом свидетельствует ст.442 Гражданского кодекса: «...условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров».

Итак, юридически, для законодателя не существует препятствий в урегулировании вопросов действия юридических норм во времени. Проблема лишь в том, что, как правило, законодатель принимает нормативный акт, содержащий не одну, а несколько юридических норм, действие которых может быть разным, с точки зрения их темпорального аспекта, и определить действие каждой новой юридической нормы и корреспондирующей ей старой трудно. В том случае, когда действие юридической нормы четко не определено законодателем, как раз и может возникнуть темпоральная коллизия юридических норм при их реализации, в частности юрисдикционными органами. Однако эта сторона проблемы действия юридических норм во времени должна исследоваться в рамках конкретных отраслей права.


Капустина Мария Александровна



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Юридическая ответственность государства и его органов
Классификации субъектов права
Виды функций юридических фактов
Причины многообразия форм государства
Формы реализации восстановительной функции права
Вернуться к списку публикаций