2012-01-02 13:25:22
ГлавнаяТеория государства и права — Основные формы выражения норм права



Основные формы выражения норм права


Нормы располагаются в акте «неравномерно», например, в нем могут быть лишь отдельные части норм. Кроме того, элементы юридических норм могут соединяться в акте по-разному, в отдельных его статьях, пунктах, параграфах, а иногда - вообще в различных нормативных актах. Все зависит от фактического содержания самих норм и приемов законодательной техники. Для того, чтобы выявить (сконструировать) норму, содержащуюся в акте, необходимо «собрать» ее из целого ряда нормативных предписаний и положений. В конечном счете именно эта особенность нормативных актов как формы выражения норм права определяет их системность и иерархичность.

Нормативные акты создаются с использованием специальных приемов, способов, правил нормативных предписаний, с тем чтобы нормы, содержащиеся в актах, не имели конкретного адресата, могли неоднократно применяться и существовали, независимо от их исполнения. В юридической литературе сложилась и развивается целое направление, посвященное вопросам законодательной техники. Многие авторы считают необходимым законодательное закрепление приемов законодательной техники, издание акта, способствующего единообразию и точности в использовании этих приемов. «Институт законодательства и сравнительного правоведения стоит на позиции целесообразности издания Закона о нормативно-правовых актах, в котором были бы закреплены виды актов, основания принятия, соотношения законодательных и подзаконных актов, включая основные «параметры» ведомственных актов», - пишет Ю.А. Тихомиров. Примером могут служить нормативный правовой акт Малого Совета Иркутского областного Совета народных депутатов «О правотворчестве и нормативных правовых актах Иркутской области» и проект Закона Иркутской области «О правотворческой деятельности».

Являясь результатом активной правотворческой деятельности государства, нормативные акты наиболее исследованы в юридической литературе. Так же, как и договор нормативного содержания, акты относятся к писаному праву. Будучи писаными, они создаются в установленном государством порядке. Традиционно, закон рассматривается как результат правотворческой деятельности законодателя. В настоящее время, закон может быть принят и всенародным голосованием (на референдуме).

Возможность участия всего народа в принятии закона создает иллюзию того, что меняется способ выработки содержания юридических норм, т.е. иллюзию создания закона, например, Конституции Российской Федерации 1993 г., непосредственно самим народом. Ощущение схожести правовой природы закона, принятого на референдуме, и обычных норм или норм договора, как бы подписанного всеми и каждым, ошибочно. На самом деле, суть закона или любого другого нормативного акта не меняется в зависимости от наличия или отсутствия референдума при его принятии. Референдум назначается государственной властью, она же формулирует вопросы, выносимые на всеобщее голосование, и варианты ответов. Самое главное - текст проекта закона также готовится органами государственной власти. Роль народа, в конечном счете, здесь практически мало отличается от его роли в принятии любого другого акта, при условии формирования органов государственной власти и управления демократическим путем.

В идеале, любой закон должен отражать реально существующие, сложившиеся или возможные общественные отношения, так как законодательные органы избираются народом, т.е. уже получили поддержку общества. Тем более, что закон, являясь одной их форм выражения норм права, должен обладать всеми признаками права и юридических норм, в частности, быть общеобязательным. Закон обязателен и для депутатов, и для работников исполнительных органов власти.

Законы как формы выражения норм права свойственны только внутренним (национальным) правовым системам. Через законодательство, главным образом, государство осуществляет регулирование общественных отношений. Ю.А. Тихомиров называет следующие свойства закона: «высшая юридическая сила закона и его верховенство в правовой системе; принятие закона в особом порядке - законодательным органом государственной власти или путем референдума; регулирование законом наиболее важных и стабильных общественных отношений; общенормативный характер, т.е. возможность применения закона в неопределенно-множественных случаях; издание закона с помощью особой процедуры и использование определенных правил, признание международным сообществом закона как демократического регулятора».

Высшая юридическая сила закона означает, что законы должны соответствовать основному закону - конституции, а все остальные нормативные акты, так называемые, «подзаконные», должны издаваться на основе и во исполнение закона. В некоторых странах авторитет конституции носит, прежде всего, политический характер. В других - конституционные законы с точки зрения права - нечто иное, чем обычные законы. Их особый авторитет выражается в установлении контроля над конституционностью других законов. В современный период наблюдается тенденция повышения ценности конституционных норм, усиление их практического значения как норм, стоящих над обыкновенными законами.

Исполнительные органы должны действовать строго в рамках своей компетенции. Несоблюдение этого правила ведет к нарушению взаимосвязанной системы разделения властей. Контроль за законодательным процессом и процессом подзаконного нормотворчества призваны осуществлять судебные органы, которые вправе признать нормативный акт неконституционным или недействительным.

Наряду с законом, правовым обычаем и нормативным договором ряд стран признают источником права судебную практику и судебный прецедент. Однако единодушия в этом вопросе нет. Страны романо-германской правовой системы связывают судебную практику с обычаями в силу общности их юридической природы как неписаного права.

Исторически, в период формирования общего права в Англии, судьи при вынесении решений исходили из местных обычаев, получивших дальнейшее развитие в судебной практике. Прецедент как источник права в Англии означает, что судебная практика в Англии не только применяет, но и создает нормы права. Правила, содержащиеся в судебных решениях, должны применяться и в дальнейшем, иначе будет нарушена стабильность общего права и поставлено под угрозу его существования. Прецедент означает обязанность придерживаться правил, содержащихся в судебных решениях, и уважать их. В России же судебную практику скорее объединяли с правовой доктриной, не считая ни то, ни другое источниками права. В Новое время, особенно в XVI-XIX вв. в Германии обращались к юридическим факультетам за решением спорных вопросов и такому решению придавалась обязательная сила именно потому, что с ним считались судьи.

Г.В. Загрядский формулирует три положения, которые, по его мнению, раскрывают правило прецедента в английском праве: во-первых, решения, вынесенные Палатой лордов, составляют обязательные прецеденты для всех судов; во-вторых, решения, принятые Апелляционным судом, обязательны для всех нижестоящих судов и (кроме уголовного права) для самого этого суда; в-третьих, решения, принятые Высоким судом, обязательны для низших судов и, не будучи строго обязательными, имеют весьма важное значение и обычно используются как руководство различными отделениями Высокого суда и Судом Короны.

Правило прецедента требует тщательного анализа ранее вынесенных судебных решений. В объяснениях судей, данных в обоснование решений, надо различать то, что является необходимой основой решения (юридическую аргументацию) и то, что необходимо для решения. Правилом, которое входит в состав английского права и которого надо придерживаться в дальнейшем, может стать только сама юридическая аргументация. Обязательные прецеденты публикуются: 75% решений Палаты лордов, 25% решений Апелляционного суда и только 10% решений Высокого суда.

Сегодня под «судебной практикой» у нас понимают некую совокупность понятий, определений, правил и т.д., получивших известную степень обобщения и признания у судей определенного региона или по определенным категориям дел. Стали устойчивыми словосочетания типа: «Такова практика суда Санкт-Петербурга» или «Практика судов Москвы пошла в другом направлении», или «Практика судов по решению таких дел отличается от региона к региону» и т.д. Активизировалась деятельность судей по публикации комментариев к законодательству, написанию учебных и практических пособий, подготовке и проведению научных и ознакомительных, обобщающих семинаров и лекций. Все это сближает понятия «судебная практика» и «правовая доктрина», но формами выражения норм права ни то, ни другое в России не является и по сей день. Роль судебной практики в странах романо-германской правовой системы раскрывается в толковании. Однако сборники и справочники судебной практики оказывают творческое влияние на развитие права.

Мы говорим о сложившейся судебной практике в том случае, если в течение определенного времени суды следуют выработанной ими же позиции. Это дает основание рассчитывать на то, что они и в дальнейшем будут придерживаться ее, гарантируя стабильность правового регулирования. «В отношении судейского права исходным являлось правило, закрепленное еще в Дигестах Юстиниана, согласно которому судебное правоположение признавалось, если оно подтверждалось несколькими судебными решениями... Из такого подхода вытекало, что только несколько судебных решений могут устанавливать правоположение», - пишет И.Ю. Богдановская.

Юридические нормы, содержащиеся в судебном прецеденте, формулируются судебными органами. При этом нормотворчество не является их основной функцией. В странах англосаксонского общего права решение суда может стать источником права (прецедентом) при определенных условиях. В России обязательный характер носят только руководящие разъяснения Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда, но не судебная практика как таковая.

Отрицание возможности судебной практики выражать нормы права кроется в том, что в странах романо-германской правовой системы провозглашено верховенство закона, о чем говорилось выше. Верховенство закона не только определяет субординацию нормативных актов, но и отрицает судейское нормотворчество. Суд должен лишь применять уже существующую норму права, но ни в коем случае не создавать новую. Судебное решение должно основываться на законе. Почва для возникновения судебного прецедента появляется в случае обнаружения пробела в законодательстве или двусмысленной формулировки содержания нормы. В такой ситуации суд вынужден либо восполнить пробел, либо прибегнуть к толкованию нормы права, что в ряде случаев граничит с созданием им новой юридической нормы. Так же, как сложно установить пределы административного усмотрения в сфере управления, практически не определить, где кончается толкование и начинается судейское усмотрение.

В России, если по известному роду дел состоялся ряд решений в определенном смысле, то суды склонны впредь руководствоваться такими решениями. Такое «следование прецедентам» ведет к устойчивости и единообразию судебной практики. Однако, как указывал еще

В.М. Хвостов, слепое следование прецеденту опасно тем, что подавляет инициативу судьи. «Особенно важное значение, - писал он, - получают обыкновенно, прецеденты, исходящие от высших судебных инстанций, которые часто заглушают самостоятельное творчество низших судов ... хотя « эти решения, формально, имеют силу лишь для того дела, по которому они состоялись». В глазах судей акты вышестоящих судебных инстанций получают значение почти равносильное нормам закона. Такое значение придается им необоснованно, так как суды не относятся к законодательным органам.

Судейское право в том виде, в каком оно существует в странах романогерманской правовой семьи, роднит с прецедентным правом их неписаный характер, неконкретность и нечеткость выражения, неопределенность изложения содержащихся в них норм. Важная особенность профессионализм и того, и другого. Никакая иная форма выражения норм права не является в такой степени «правом юристов», как судейское право, научное правоведение и судебный прецедент.

Принцип прецедента выработан судами стран «общего права» и законодательно, как правило, не закреплен. Юридическая норма прецедентного права складывается путем сравнительного сопоставления различных решений и выявления некоей общей нормы.

Не всякое судебное решение является основой прецедента. Судебное решение содержит в себе анализ конкретного дела, его фактическую сторону, изложение правовой нормы, которой руководствовался суд при вынесении решения, а также выводы. Прецедент представляет собой лишь ту часть судебного решения, которая именуется «ratio decidendi» (буквально «основание решения: положение или принцип, или основа, на котором или которой принимается решение»).

Стремясь к устойчивости правовой системы, суды стараются решать новые дела так, как они решали подобные дела в прошлом. Особую роль в прецедентном праве играют суды, стоящие во главе судебной системы, например, Палата лордов в Англии, Верховные суды в США. Их решения обязательны для всех нижестоящих судов, но не связывают сами эти суды.

Деление на страны «общего права» и страны «писаного права» зачастую - лишь дань традиции. С одной стороны, позиция вышестоящих судов практически всегда представляет известный авторитет для нижестоящих судов, хотя может и не являться официально обязательной в странах романо-германской правовой системы. С другой стороны, в странах англосаксонской правовой системы возрастает роль законодательства и существует так называемая проблема «статутификации».

На сегодняшний день в англосаксонской правовой системе формально сохраняется принцип парламентского верховенства, который определил статут как источник права, но не привел к такому верховенству закона, какое существует в континентальной системе. Английской правовой системе незнакомо иерархическое соподчинение форм выражения норм права во главе с законом. Однако закон может отменить прецедент.

Таким образом, нормы права выражаются в самых разных формах - договорах, обычаях, нормативных актах, судебной и административной практике и др. Возникнув в одной из форм, скажем, в неписаном обычае, норма может трансформироваться в другую форму, например, в писаную норму договора. Одна и та же норма права вполне может существовать в нескольких внешних формах выражения. Может совпадать содержание двух норм права, но по форме выражения это будут разные юридические нормы, существующие одновременно.

Формы выражения норм права зависят от позиции государства. Оно определяет их систему, соотношение друг с другом во времени и юридическую силу. В современных условиях нормы права выражаются в основном в следующих формах: международно-правовой договор, нормативный акт, правовой прецедент и правовой обычай. Далее исследуются особенности их действия во времени.


Капустина Мария Александровна



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Функции юридических фактов в трудовом и семейном праве
Функции права как выражение его сущности и социального назначения
Унитарные государства: понятие и особенности
Развитие принципа состязательности, формы его закрепления и проблемы реализации в юридической практике
Основные формы, методы и пути реализации правовосстановительной функции органами внутренних дел
Вернуться к списку публикаций