2012-01-01 22:09:14
ГлавнаяТеория государства и права — Формальные источники права: понятие и структура



Формальные источники права: понятие и структура


Юридические документы являются также объектом изучения российской правовой науки. В частности, Черданцев А.Ф. определяет юридический документ как материальный носитель правовой информации. С помощью юридических документов, справедливо отмечает ученый, достигается определенность правового регулирования, независимость от произвола отдельных лиц и, в конечном счете, устойчивость общественных отношений, стабильность, прочность правового, а, следовательно, и социального положения человека. По мнению автора, все юридические (правовые) документы можно разделить на пять основных групп:

1) нормативные документы;

2) документы, содержащие решения индивидуального характера;

3) документы, фиксирующие юридические факты,

4) деньги и ценные бумаги;

5) документы, фиксирующие факты - доказательства.

К нормативным документам Черданцев А.Ф. относит все нормативные правовые акты как источники, формы права. Каждый документ, относящийся к разряду формальных источников права, имеет юридическую силу и с точки зрения правового режима относится к материальным объектам особого рода. Правовой режим подготовки, опубликования и использования документа не может регламентироваться нормами частного права. Данные документы не включаются в состав объектов авторского и смежных прав и возможно могут быть отнесены к виду объектов, называемых национальным достоянием России.

Отметим важность предпринимаемых учеными исследований природы права как особого информационного продукта. В рамках теории источников права оказываются востребованными положения о таких свойствах и особенностях информации как:

1) физическая неотчуждаемость информации;

2) обособляемость информации;

3) двуединство информации и материального носителя, на котором она отображена;

4) тиражируемость (распространяемость) информации;

5) организационная форма информации;

6) степень доступа информации (режим открытого и ограниченного доступа к правовой информации).

Не менее значимым нужно признать и выявление специфики видов правовой информации. В частности, при формировании современной концепции формальных источников права нужно принимать во внимание деление правовой информации на нормативную и ненормативную. Первая, по мнению О.Е. Кутафина и В.А. Копылова, содержится в законах и иных правовых актах и может рассматриваться как информация, регулирующая общественные отношения. Вторая создается в результате правоохранительной и правоприменительной деятельности, к ней относят, в том числе, судебную информацию, административную информацию и так далее.

При выявлении признаков информации, позволяющих дать последней правовую характеристику, немаловажен и лингвистический анализ этого феномена. Для выражения определенного смысла любой информации, её фиксации и последующего использования служат средства алфавита и цифр. Именно на их основе формируются слова и их цепочки, образующие связные выражения, предложения, логический текст и т.д. Это позволяет логически оформить сведения в виде, пригодном для восприятия. Нами уже подчеркивалась неразрывная связь языка и права, важность и необходимость которой высвечивается при рассмотрении всех уровней системы источников права.

В современной юридической науке должное внимание необходимо уделить вопросу о количестве и качестве правовой информации, выявлению сложной, противоречивой связи между количественными и качественными характеристиками правовой информации. Практика правового развития России свидетельствует о том, что всё возрастающее количество правовых актов не способствует повышению качества правового порядка в стране. Важно отметить, указывает в связи с этим И.Л. Бачило, что информация всегда понималась как отраженное разнообразие материального мира, что не исключает, а лишь подчёркивает интеллектуальное посредничество между материальным миром и знанием о нем. Двадцатый век характеризуется существенным количественным приростом информации. «Но для права, - пишет ученый, - важно качественное определение данного феномена. Информация - это не только количество, но и качество отражения реальности. При этом раскрываются такие её стороны как: содержание, значение, ценность (полезность)». На наш взгляд, актуальные вопросы повышения качества содержания права, проблемы правовой аксиологии должны рассматриваться с учетом развивающихся сегодня в науке положений об информации в целом и о специфике правовой информации, в частности.

Не менее интересным и актуальным является в настоящее время вопрос о соотношении понятий «формальный источник права» и «управленческое решение». Активизация научных исследований формальных источников права в свете теории решений, по нашем мнению, будет способствовать дальнейшему развитию и совершенствованию понятийного аппарата теории государства и права. Традиционно в нашей науке сравнительной редко подчеркивается единство понятий закона, подзаконного акта и управленческого решения.

Рассматривая формальные источников права в качестве разновидности управленческих решений, мы хотели бы подчеркнуть, что они могут быть отнесены, прежде всего, к государственным управленческим решениям стратегического типа. Законы и подзаконные акты, принимаемые высшими органами государственной власти можно с полной уверенностью относить к такого вида управленческим решениям, ибо они, по справедливому замечанию Ю.А. Тихомирова, «обеспечивают стратегическое направление во всех процессах общественных преобразований». Государство, как форма существования и развития современного общества, представляет собой всеобъемлющую, политикотерриториальную организацию, которая уполномочена осуществлять управление всеми общественными процессами. Неотъемлемой характеристикой процесса управления является принятие разнообразных управленческих решений. Государство доводит свои решения до населения, в большинстве случаев, в форме законов и подзаконных актов. Положения теории современного менеджмента о стратегическом управлении, миссии и целях организации, управленческих решениях позволяют развивать систему научных знаний о законе как управленческом решении стратегического типа. Термин «стратегическое управление» был введен в науку на стыке 60-70 годов XX века для того, чтобы зафиксировать отличие управления, осуществляемого на высшем уровне, от текущего управления на уровне производства. В самом общем виде стратегическое управление определяют как «деятельность, которая состоит в выборе сферы и системы действий по достижению долгосрочных целей организации в постоянно меняющихся условиях внешней среды». Стратегическое управление обществом - это область деятельности носителей высшей государственной власти. Долгосрочные цели, основные направления развития формулируются ими с учетом закономерностей исторического, экономического и культурного развития того общества, в рамках которого они осуществляют свою публичную, властную деятельность. Ученые, занимающиеся изучением вопроса о стратегическом управлении, подчеркивают, что оно имеет ряд особенностей и не обладает универсальностью применения в любых ситуациях и при решении любых задач. Прежде всего, стратегическое управление в силу своей сущности не дает, да и не может дать точной и детальной картины будущего. Формируемое будущее желательное состояние организации - это не детальное описание его внутреннего и внешнего состояния, а скорее качественное пожелание к тому, в каком состоянии должна находиться организация в будущем. Например, в Конституции РФ 1993 года зафиксировано, что Россия есть правовое государство. На наш взгляд, это и есть отражение процесса стратегического управления общественным процессами. Правовое государство - это качественная характеристика всеобъемлющей политической организации, на обеспечение которой ориентируется все население России и прежде все ее политически дееспособные граждане. Абстрактные предписания законов, определяемые в них принципы поведения, модели социально-значимого поведения обращены ко всем субъектам права и рассчитаны на многократное применение. Большинство базовых законов носит бессрочный характер, то есть рассчитаны на долгосрочное действие в рамках определенного общества. Подзаконные акты - это тоже управленческие решения. Они могут носить концептуальный характер, а могут содержать конкретные предписания, цифровые данные, обеспечивая тем самым реализацию предписаний законов как управленческих решений высшего уровня - высшей юридической силы.

В рамках концепции стратегического управления по-новому высвечивается роль принципов права в системе его формальных источников. Они являются философией и идеологией стратегического государственного управления.

Документальная форма управленческих решений обеспечивает их доступность для населения и подтверждает их юридическую силу.

Выдвигаемые положения о формальных источниках права как разновидности управленческих решений нуждаются в дальнейшем осмыслении и имеют, на наш взгляд, не только теоретическое, но и практическое значение.

Основным законом России, обладающим высшей юридической силой, является в настоящее время принятая в декабре 1993 года в ходе всенародного референдума Конституция Российской Федерации. Она существенно отличается от своих предшественниц и, соответственно, определяет новые ориентиры в развитии всей системы формальных источников права. В связи с этим мы хотели бы обратить особое внимание на вопрос о роли и значении Конституции, как основополагающего политико-правового акта, в деле формирования правовой системы страны в целом и системы нормативных правовых актов в частности. Как известно, Конституция обладает высшей юридической силой по отношению ко всем правовым актам, принимаемым и действующий на территории государства. В научной литературе признается, что начиная с Конституции СССР 1936 года, Основной закон становится формообразующим фактором источником советского права. В Конституциях четко определялись виды нормативных актов для всех органов государственной власти, закреплялось деление правовых актов на законы и подзаконные акты, устанавливалась их иерархия в зависимости от юридической силы, был сформулирован принцип законности и т.д. Но лишь с принятием Конституции Российской Федерации в 1993 году можно в полной мере говорить о Конституции как системообразующем, фундаментальном источнике права.

Конституционные параметры правовой системы России призваны обеспечить становление и развитие стройной системы правовых актов в рамках Российской Федерации. Однако на практике они зачастую игнорируются и нарушаются. К сожалению, во многом сохраняется отношение к Конституции как к декларативному документу, происходит недооценка значения и роли данного правового акта. Необходимо преодолевать данное положение дел и вести серьезную работу по воспитанию уважения к конституционным принципам и нормам, ибо это имеет не только научное, теоретическое, но и практическое значение. Незнание и игнорирование юридических характеристик Конституции приводит к хаосу в законодательстве и, как следствие, во взаимоотношениях многочисленных субъектов права.

Актуальным остается вопрос о критериях конституционности правовых актов. Соответствие правовых актов Конституции не сводится к простым сопоставлениям тех или иных правовых норм. Соответствие Конституции означает совершение действие и принятие актов, прежде всего, на основе идей конституционализма, заложенных в федеральной Конституции, на основе понимания понятийного потенциала конституции и правильного его использования. Не только Конституционному Суду, но и другим органам, организациям м гражданам приходится оценивать соответствие Конституции готовящихся, принимаемых и реализуемых актов. Такую аналитико-информационную и оценочно-сопоставительную деятельность должны осуществлять все субъекты права.

Ведущие российские правоведы предлагают целые перечни критериев соответствия правовых актов Конституции. В частности, Тихомиров Ю.А. выделяет следующие критерии соответствия правовых актов Конституции РФ:

а) отражение конституционных идей и принципов;

б) правильное использование конституционных понятий и терминов;

в) принятие акта правомочным субъектом;

г) учет места акта в правовой системе и требований к его форме;

д) соблюдение установленной процедуры подготовки, принятия и вступления акта в законную силу;

е) корреляция смысла правового регулирования в акте и норме Конституции;

ж) устойчивое правоприменительное толкование и разъяснение смысла правовых норм.

В последующих работах Ю.А. Тихомиров выделяет в качестве еще одного критерия конституционности правовых актов и «соблюдение общепризнанных принципов и норм конституционного права». Подобным образом рассуждают авторы коллективного научного труда «Конституция. Закон. Подзаконный акт», дополняя данный перечень таким критерием как соответствие содержания предписаний нормативно-правового акта принципам и нормам международного права, получившим соответствующее ратификационное закрепление в системе законодательства.

Мы полагаем, что деятельность всех субъектов правотворчества должна соизмеряться с Конституцией, строиться с учетом критериев конституционности всех принимаемых и действующих правовых актов. В противном случае нормативный массив всегда будет подвергаться опасности включения в него неконституционных правовых актов. В связи с этим правильными и своевременным может быть признаны предложения некоторых российских ученых о проведении независимой экспертизы готовящихся проектов нормативных актов на предмет соответствия их Конституции. Может быть, обязательным атрибутом законодательного процесса в РФ должна стать процедура проверки соответствия положений законопроекта Конституции РФ. Здесь заметную роль сыграет Конституционный Суд РФ, что, на наш, взгляд, будет только способствовать совершенствованию законодательства РФ.

Одной из актуальных проблем российской правовой науки и практики остается введение научно обоснованной классификации нормативных правовых актов - основных формальных источников права в нашей стране. Как известно, в мировой юридической практике существует два способа установления классификации актов. Первый способ - конституционный, когда в конституциях закрепляется перечень основных нормативно-правовых актов. Таковы, например, часть 2 статьи 4, статьи 15, 76, 90,105,108, 115 Конституции Российской Федерации. Второй способ - издание специального закона о правовых актах, в котором содержится их перечень, нормативные характеристики и способы обеспечения их правильного соотношения.

В настоящее время проблема официальной классификации правовых актов остается во многом нерешенной. Основные виды правовых актов закреплены в тексте Конституции РФ и это, безусловно, очень важно. Однако на основе текста Конституции трудно составить целостное представление о всех связях между законами и подзаконными нормативными актами. Нестабильное положение в сфере законодательства усугубляется факторами политического и экономического характера. Субъекты Российской Федерации зачастую игнорируют предписания Конституции РФ и федеральных законов, Это обусловлено факторами как объективного, так и субъективного порядка.

К числу новаций конституционного развития страны, которые приобретают особую значимость в контексте теории источников права, можно отнести: закрепление прямого действия Конституции РФ, введение в систему законодательства нового вида законов - федеральных конституционных законов, появление особой разновидности источников права - Указов Президента РФ, специфика которых предопределена самим конституционным статусом Президента РФ в качестве главы государства. Вышеперечисленные новации привлекают внимание как ученых, призванных объяснить и раскрыть содержание данных понятий, так и практиков, реально осуществляющих государственно-властные полномочия.

Вопрос о прямом действии Конституции, как уже было отмечено, является новым для российской правовой науки и практики. Фундаментальных исследований по данному вопросу пока нет, хотя известные российские ученые уже предпринимают попытки привлечь внимание к данной проблеме. В частности, интересны и актуальны рассуждения Ю.И. Гревцова. Вполне закономерным может быть признано сразу возникающее сомнение по поводу прямого (непосредственного) действия всех без исключения норм Конституции, ибо она содержит нормы-цели, нормы-задачи, нормы-принципы. Скорее всего, указывает Ю.И. Гревцов, вводя эту формулу, законодатель стремился открыть возможность применения основных конституционных норм общими судами - возможность признавать или защищать субъективные основные права и свободы, опираясь только на соответствующие статьи Конституции.

При всей важности закона в системе правовых актов, необходимо отметить, что он всегда содержит предписания абстрактного, общего, неперсонифицированного характера, поскольку рассчитан на многократное применение в типичных ситуациях, попадающих в сферу правового регулирования. С одной стороны, это имеет положительное значение, ибо позволяет внести элементы стабильности, устойчивости, гарантированности и защищенности в повседневную жизнь людей. Именно законы закладывают основы правового общения между людьми как субъектами права. Однако абстрактные предписания законов не являются достаточными для эффективного регулирования процесса реального взаимодействия людей в конкретных ситуациях. Зачастую необходимо конкретизировать предписания закона, чтобы обеспечить его реализацию. С этой целью принимаются подзаконные акты, которые приближают закон к материальным и духовным реалиям и возможностям конкретного государства. Подзаконные акты занимают достаточно большое место в системе формальных источников права. По общему правилу, они принимаются «во исполнение предписаний закона и не должны противоречить его содержанию». Поскольку система формальных источников позитивного права зависит от формы правления и формы государственного территориального устройства, постольку соотношение между законами и подзаконными актами во многом определяется местом государственного органа, их издавшего, в механизме государства. Это утверждение особенно четко проявляется при рассмотрении специфики таких правовых актов как Указы Президента РФ. Статус Президента РФ в качестве главы государства обуславливает его активную нормотворческую деятельность, бурное развитие так называемого «указного права». Вопрос о соотношении федерального закона и Указа Президента РФ представляет одну из новых и сложных проблем российской науки, на что обращают внимание практически все ученые. Авторы коллективного труда «Конституция. Закон, Подзаконный акт» отмечают: «Эта проблема для нашей правовой науки новая, возникла она еще до появления первых указов, в период оживленного обсуждения вопроса о введении института Президента в России и неоднократно затем поднималась под разными ракурсами в зависимости от конкретной экономической и политической ситуации, стратегических и тактических задач различных ветвей власти».



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Охрана общественного и правового порядка
Реализация регулятивной функции права в отраслях публичного и частного права
Общетеоретические аспекты реализации и действия норм права
Государство как политический источник права
Языковые пути и логические способы формирования понятия «источник права»
Вернуться к списку публикаций