2012-01-01 22:01:54
ГлавнаяТеория государства и права — Государство как политический источник права



Государство как политический источник права


Рассматривая человеческое общество в качестве генетической основы права, мы заостряем внимание на вопросах о происхождении и сущности данного социального явления, отграничиваем его от явлений природы и признаем продуктом сознательно-волевой, целеполагающей деятельности людей. Однако выделение только этого уровня источников права (или социальной основы права) является недостаточным для понимания его качественных особенностей как институционального образования, имеющего огромное практическое значение в современном обществе.

Право, предпосылки возникновения которого в качестве социального явления коренятся в способе бытия людей, приобретает качества «особого институционального структурированного образования» лишь на определенном историческом этапе развития человеческого общества и только в ходе активной, сознательно-волевой деятельности определенной группы людей, обладающих такими характеристиками, которые позволяют говорить о них как о субъектах правотворчества. Дело в том, что все члены человеческого общества, обладая единой психофизической организацией, являются носителями сознания, все они проявляют активность по отношению к окружающей среде, но не все из них причастны к реальному процессу формирования позитивного права. Это обусловлено, прежде всего, особенностями биосоциальной природы человека, который не сразу, а лишь постепенно, в процессе первичной и вторичной социализации, достигает определенного уровня физической и психической зрелости, позволяющей ему стать самостоятельным, активным и ответственным участником общественной жизни.

Субъектный состав человеческого общества всегда остается разнородным, изменчивым, динамичным. Соответственно, в формировании позитивного права реально могут принять участие только люди, во-первых, психически зрелые, обретшие качества личности и, во-вторых, обладающие государственной властью. Переход от познания права как социального явления к выявлению его существенных характеристик как юридического явления предполагает осмысление роли государства в процессе образования и объективизации позитивного права и, соответственно, закономерностей формирования права на политическом уровне.

Общеизвестным в современном российском правоведении является положение о том, что интересы цивилизованного общества в целом уполномочена представлять особая, публичная, политико-территориальная организация, называемая государством. «Для характеристики феномена политического, - пишет К.С. Гаджиев, - определяющее значение имеет принцип всеобъемлемости или всеобщей обязательности... Главная функция политического состоит в том, чтобы обеспечить единство общества, разделенного на разнородные группы, слои, классы». Подход к государству как исторически сложившейся и обеспечивающей интеграцию всего общества всеобъемлющей политической организации, позволяет нам говорить в том, что в рамках государственной формы объединяются все члены человеческого общества и само государство призвано примирить и совместить друг с другом их разнородные и конфликтующие интересы. Более того, исторически развивающееся человеческое общество на определенном этапе своего развития перестает быть, по образному выражению Ю.Е. Пермякова, «племенем, общиной охотников или земледельцев» и может существовать только в рамках государственно организованного целого. «Поэтому, строго говоря, подчеркивает ученый, - государства как особой субстанции, которая бы существовала бы наряду с обществом нет, есть общество, ставшее государством». Именно в процессе деятельности носителей государственной власти, уполномоченных говорить и действовать от имени всего общества, формируется конкретно историческое содержание и форма позитивного права. Это позволяет говорить о государстве как «силе, порождающей позитивное право», как легальной силовой организации, обеспечивающей общественный порядок посредством издания, изменения и отмены правовых норм, которые обладают качествами общеобязательности, системности, формальной определенности и принудительности. Чтобы обеспечить организованное, упорядоченное, мирное сожительство людей необходима, по справедливому замечанию Л.И. Спиридонова, «особая объективная сила, способная организовать и направить поведение людей в соответствии с потребностями социального целого и таким образом обеспечить в обществе правопорядок. Подобной силой выступает государство...».

Согласно нашей точке зрения, позитивное право, рассматриваемое как юридическое явление, имеет своим источником сознательно-волевую деятельность носителей государственной власти, которая осуществляется в определенных пространственных и временных пределах. При формировании системы знаний о государстве как источнике права, мы вполне оправданно используем слово «источник» в одном из его смысловых значений, а именно в смысле «силы, порождающей что-либо». Для более полного и всестороннего познания права необходимо, наряду с генетическим уровнем, выделять и политический уровень его источников.

Используя накопленные наукой знания о правотворчестве в контексте теоретической концепции источников права, мы пытаемся обосновать статус государства в качестве одного из них, наряду со способом бытия людей и формальными источниками права. При этом мы хотели бы подчеркнуть, что именно интеллектуально-волевая деятельность носителей государственной власти является необходимым связующим звеном между генетической основой права и его документальными источниками. Эта мысль в самом общем виде выражена в трудах А. Нашиц, которая верно отмечает, что «ничто не становится законом, не пройдя через фильтр мышления, оценки и воли законодателя и не став объектом его действия... В процессе этого происходит соединение свободы и необходимости, осуществляется скачок от бытия к норме, опосредованный ступенью сознания».

Научные положения о деятельности и сознании, как неотъемлемых характеристик способа бытия людей, оказываются востребованными и при формировании системы знаний о государстве как источнике права. Только в данном случае категории «деятельность» и «сознание» наполняются специфическим содержанием. Мы говорим не о деятельности вообще, а о деятельности политически дееспособных лиц - носителей государственной власти, уполномоченных на осуществление правотворчества. Мы говорим не о сознании и воле вообще, а о качественных характеристиках сознания и воли носителей государственной власти, в ходе целенаправленной деятельности которых создается позитивное право. Это позволяет правильно истолковывать, конкретизировать и развивать общие научные положения о сознательно-волевом характере позитивного права, о его системности, формальной определенности, общеобязательности и принудительности. Кроме этого, это только подтверждает высказываемую ранее в науке точку зрения о том, что понятие государственного правотворчества, конечно, уже, чем понятие «формирование права», ибо «формирование права по своим исходным началам имеет объективно обусловленный, исторически необходимый характер. Но, в то же время, «непосредственно правообразующую роль играет именно деятельность государства, его компетентных органов».

Правотворческую деятельность государства можно рассматривать как вид юридической практики. Данная деятельность обладает всеми признаками юридической практики, определяемой как «деятельность по изданию (толкованию, реализации и т.д.) юридических предписаний, взятая в единстве с накопленным социально-правовым опытом».

Юридическая практика представляет собой разновидность любой социально-исторической практики; она образует существенную часть культуры общества; в отличие от теоретической (научной) практики, где вырабатываются идеи и понятия, она направлена на объективно-реальное изменение окружающей действительности, способствует целенаправленному изменению общественной жизни. Правотворчество представляет собой специфическое производство, соответствующим образом организованное и спланированное, где есть свои производители и потребители, средства и методы, технологии и пр. Как и в любом производстве, здесь требуется высокий профессионализм и ресурсообеспеченность.

Связь генетического и политического уровней источников права, в соответствии с предлагаемой нами концепцией многоуровневой системы источников права, заключается в том, что благодаря субъектам правотворчества - носителям государственной власти - общие для всего общества интересы (такие как безопасность, стабильность, развитие) могут быть осознаны, сформулированы, доведены до всех членов человеческого общества в доступной для восприятия форме и обеспечены в случае необходимости принудительной силой государства. Именно государство, олицетворяя всеобщую связь индивидов в социальное целое, становится всеобщим посредником между членами общества и обеспечивает их сосуществование в рамках определенного порядка.

Отметит, что рассматривая государство в качестве источника позитивного права, мы неизбежно оперируем такими научными категориями как государственная власть, государственный орган, носители государственной власти, функции государства, акты государственной власти.

Мы не случайно используем при характеристике политического уровня источников права как термин «государство», так и термины «субъект правотворчества» и «правотворческая деятельность». Это необходимо для фиксации субъективно-объективного характера политической основы позитивного права. Сама сознательно-волевая деятельность субъектов правотворчества (субъективный фактор формирования позитивного права) протекает в рамках государства как всеобъемлющей политической организации (объективный фактор формирования права). Термин «государство» помогает фиксировать пространственно-временные пределы распространения и действия позитивного права в конкретном культурно-историческом контексте, а термины «субъект правотворчества» и «правотворческая деятельность» - его специфическую сознательно-волевую природу.

Анализ научной литературы, посвященной проблеме правотворчества, позволяет говорить о том, что государство в российском правоведении традиционно рассматривается как основная правообразующая сила, уполномоченная создавать определенный порядок в отношениях между людьми. Еще И.А. Ильин писал: «В число основных полномочий государства входит полномочие властно направлять жизнь политического союза: авторитетно и окончательно устанавливать правовые нормы и принудительно применять их к отношениям других граждан. Оно уполномочено не просить, а требовать; оно обязано не уговаривать несогласных, но авторитетно предписывать и запрещать, сохраняя в перспективе возможность, обязательность и неизбежность принуждения».

Н.Г. Александров утверждал, что под источником права следует понимать «вид деятельности государства, заключающийся в установлении юридических норм». Соответственно, видами источников права указанный автор называл законотворчество, судебную и административную практику.

«Проблема источника права, - отмечает Л.P. Сюкияйнен, - прежде всего проблема роли государства в образовании юридических норм. Поэтому формальный (юридический) источник права… является по существу формой участия государства (или других институтов) в правообразовании».

В том же русле рассуждает Г.Н. Манов, который пишет: «... под источником права следует понимать обусловленный характером правопонимания данного общества способ признания социальных норм в качестве обязательных… С развитием государства и выделением права в самостоятельную систему социального регулирования, общеобязательность правовых норм связана с государственным установлением (правотворчеством), либо с санкционированием (признанием)».

Вышеприведенные высказывания российских правоведов свидетельствуют о том, что в отечественной правовой науке большое внимание уделяется вопросу о роли государства в процессе формирования права. Часть ученых прямо называет государственную деятельность по формированию позитивного права его источником. Другая часть не отрицает причастности государства к процессу правотворчества, но негативно относится к утверждениям о том, что право является продуктом деятельности государства. В частности, некоторые авторы пишут: «Роль государства нельзя преувеличивать и, например, считать, что право - продукт государственной деятельности. Такие ложные представления длительное время господствовали в отечественной науке и практике».

Однако, на наш взгляд, активную роль государства в формировании позитивного права нельзя и игнорировать. Кто же, как не носители государственной власти уполномочены заниматься вопросами правотворчества? Государство, конечно, не единственный, но один из реально существующих и постоянно заявляющих о себе источников позитивного права. Мы согласны с высказываниями Ф.М. Раянова и А.Ш. Гардинова о том, что в современном мире позитивное право (юридическое право) представляет собой, как правило, творение конкретного государства. «Как бы мы не рассуждали, - пишут они, - в реальной жизни право объективизируется в форме закона, нормативного акта, изданного государством или санкционированного им... вне государства и без его ведома право не может реализоваться в доступную адресатам форму».

Качественный и количественный состав субъектов правотворчества исторически изменчив. Он зависит от экономического и культурного уровня развития общества и от формы представляющей его интересы всеобъемлющей политической организации - государства. Но всегда неизменными условиями причастности к процессу формирования позитивного права остаются такие требования как: 1) психическая зрелость, свидетельствующая о способности лица к самостоятельным, осмысленным волевым действиям, абстрактному мышлению, ответственности и 2) полученное легально полномочие на осуществление государственной власти. Именно в процессе их активной деятельности право приобретает такие качественные характеристики институционального образования как общеобязательная нормативность, системность, формальная определенность, принудительность. Важно отметить, что среди двух вышеназванных характеристик лиц, уполномоченных осуществлять государственную власть, в нашей науке большее внимание уделяется процедурным правилам обретения государственной власти. На наш взгляд, необходимо активизировать научные исследования относительно интеллектуально-волевых характеристик носителей государственной власти, ибо именно они оказывают существенное влияние на качество позитивного права и на весь механизм правового регулирования в целом. Интеллектуальные и волевые характеристики лиц, обладающих государственно-властными полномочиями, должны стать объектом фундаментальных научных исследований.

В содержании позитивного права, согласно положениям науки, выделяют интеллектуальную и волевую стороны. Интеллектуальное в содержании права выражает его принадлежность к общественному сознанию. Образующие право нормы представляют собой нормативные обобщения, деонтические суждения, идеально-ценностное отражение общественных отношений в виде общих программ, моделей, образцов этих отношений. Волевая же сторона содержания права отражает активно-государственное, повелительное (авторитарное) начало в юридических нормах, заложенную в них заданность на практическое, реальное воплощение в жизнь нормативных программ, моделей, образцов поведения участников общественных отношений. «Именно эта, волевая сторона, - подчеркивает С.С. Алексеев, - определяющая в содержании права как особого институционального образования».

Сознание и воля людей, воплощаясь в позитивном праве, приобретают новые, специфические свойства и качества. Рассуждая о волевой сущности права, Л.С. Явич пишет: «В объективном праве господствующая воля, будучи возведенной в закон, проявляется в общезначимых, общеобязательных, защищенных государством нормах общего характера, представляющих масштаб типичных отношений».

По мнению М.И. Байтина, право немыслимо вне осознанной, волевой деятельности людей. Он отмечает, что право всегда есть воля, но не всякая воля есть право. Не является правом воля отдельного индивида, социальных групп, слоев, классов. Не становится сама по себе правом воля политических партий и других общественных объединений, выраженная в их документах. Ученый выделяет следующие характеристики государственной воли: во-первых, она аккумулирует экономические, политические, социальные и иные интересы и притязания различных классов, слоев и групп населения; во-вторых, она является независимой от воли отдельных лиц и их объединений, обязательной для всего общества; в-третьих, она объективизируется в исходящих от государства и охраняемых им общеобязательных установлениях, именуемых правовыми или юридическими нормами.

Таким образом, в позитивном праве в виде нормативных предписаний воплощается государственная воля. Научная категория «государственная воля» всегда фигурировала в научных исследованиях, посвященный сущности и содержанию права. Однако в рамках марксистско-ленинской теории государства и права использовалась формулировка «государственная воля господствующего класса», что соответствовало методологической установке науки о классовом характере государства и права.

В настоящее время, как уже отмечалось ранее, классовый подход к познанию и оценке роли государства и права в развитии общества не является преобладающим в отечественной науке и категория «государственная воля» наполняется новым содержанием, производным от определения государства как организации, обеспечивающей нормальную жизнедеятельность и защиту интересов всех членов общества, а не отдельного класса, официально признаваемого господствующим. Современное российское государство провозглашает себя социальной, а не классовой организацией. Это положение нашло свое официальное закрепление в статье 7 Конституции Российской Федерации 1993 года.

Представители государственной власти, уполномоченные осуществлять правотворчество, должны рассматриваться не просто как носители сознания, а как лица, обладающие развитым правосознанием, то есть способностью понимать, осмысливать и оценивать право в качестве того социального блага, которое обеспечит стабильное развитие государственно-организованного общества. Очевидно, что обыденного правосознания для успешного осуществления правотворчества явно не достаточно. Отсутствие научного и профессионального уровней правосознания зачастую отрицательно сказывается на качестве позитивного права, затрудняет процесс его эффективной реализации и приводит к формированию правового нигилизма, обесценивает право. По справедливому замечанию И.А. Ильина, лица, причастные к процессу правообразования, должны обладать государственным правосознанием. «Нелепо строить государственную власть, - писал ученый, - не обладая государственным правосознанием; плачевные результаты будут всегда обеспечены: это будет или противогосударственная власть, или государственное безвластие». В истинности данного утверждения мы, к сожалению, убеждаемся и сегодня, наблюдая за ходом современных государственно-правовых реформ в России.

Мы считает, что в рамках российской правовой науки до сих пор не разработана полноценная система научных знаний о публичных лицах, к числу которых с полным основанием можно отнести и субъектов правотворчества. Низкое качество позитивного права, неэффективность правового регулирования, отсутствие уважения к праву и правопорядка во многом предопределено некомпетентностью лиц, уполномоченных определять основные направления и осуществлять государственно-правового строительство в России, отсутствием у них развитого государственного правосознания. Мы еще находимся на стадии осмысления и усвоения давно подтвержденного государственно-правовой практикой постулата о том, что «далеко не каждый гражданин обладает теми свойствами, которые необходимы для власти - развитым правосознанием, верным пониманием государственной цели, неподкупною волей, научным разумением социально-экономических процессов, гражданским мужеством и организаторским даром. Способность к власти есть высокая квалификация личной души, а при современном историческом уровне развития человечества, людей, стоящих на таком уровне, окажется особенной немного».



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Социальные источники права
Функции права как выражение его сущности и социального назначения
Функции юридических фактов в трудовом и семейном праве
Причины многообразия форм государства
Рассмотрение законопроектов в Федеральном Собрании и других законодательных органах
Вернуться к списку публикаций