2012-01-01 21:46:20
ГлавнаяТеория государства и права — Языковые пути и логические способы формирования понятия «источник права»



Языковые пути и логические способы формирования понятия «источник права»


Приступая к исследованию вопроса о содержании научного понятия «источник права», которое активно используется в отечественной юриспруденции и имеет статус основной правовой категории в понятийном аппарате теории государства и права, мы неизбежно сталкиваемся с проблемой многозначности (или полисемии) слов и понятий, сложившихся и употребляемых как в естественном русском языке, так и в многочисленных научных языках. В рамках предпринимаемого теоретического исследования эта проблема приобретает особую значимость, так как именно многозначность общеупотребительного слова «источник», заимствованного правоведами из разговорного русского языка, во многом предопределила ход и содержание многолетних научных дискуссий по поводу смысловых значений правового понятия «источник права». Еще в 1946 году С.Ф. Кечекъян высказывал мысль о том, что понятие «источник права» относится к числу наиболее неясных в теории права. «Нет ни только общепринятого определения этого понятия, - отмечал ученый, - но даже спорным является самый смысл, в котором определяются слова «источник права». И до настоящего времени в российской правовой науке отсутствует не только единство мнений относительно содержания научного понятия «источник права», но и полноценная концепция источников права, отражающая их природу, особенности и многообразие. Не теряет своей актуальности утверждение Н.Н. Разумовича о том, что многие вопросы источниковедения остаются нерешенными, что снижает эффективность теории права и самого права».

Мы полагаем, что обстоятельное и всестороннее исследование вопроса об источниках права должно базироваться на выработанных языкознанием положениях о многозначности (или полисемии) слов естественного языка, об исторической изменчивости значений слов и приобретении ими новых лексических значений, о языковых путях формирования научной терминологии на базе общеупотребительных слов, о влиянии контекста на смысловые значения слов и понятий. Анализ данных положений позволяет понять причины многолетних научных дискуссий и способствует формированию целостной, научно обоснованной концепции источников права, соответствующей уровню развития российской правовой науки и современным политико-правовым реалиям.

Мышление человека неразрывно связано с языком, благодаря которому люди могут общаться и понимать друг друга. Ю.С. Маслов отмечает: «По своей роли в жизни людей, по той функции, которую язык выполняет в человеческом коллективе, он является важнейшим средством общения, средством обмена информацией, обмена мыслями и, более того, средством самого формирования мысли». Являясь своеобразной, очень сложной системой знаков, язык определяется в науке как «знаковая информационная система, выполняющая функцию формирования, хранения и передачи информации в процессе познания действительности и общения между людьми».

По происхождению языки бывают естественные и искусственные. Естественные языки - это исторически сложившиеся в обществе звуковые (речь), а затем графические (письмо) информационные знаковые системы. Естественный язык складывается постепенно и неотделим от истории владеющего им народа. Он отличается богатыми выразительными особенностями и универсальным охватом самых различных областей жизни. В богатейших словарных запасах русского языка воплощены результаты познавательной деятельности человека, с древнейших времен осваивающего и преобразующего окружающий его естественный и социальный мир в соответствии со своими интересами и потребностями.

В рамках предпринимаемого исследования приобретают особую значимость положения лексикологии о таких явлениях как моносемия и полисемия слов. По мнению ученых, в современно русском языке немало слов, которые имеют одно лексическое значение, устойчиво закрепленное за определенным звуковым комплексом. В лексикологии такие слова называют однозначными или моносемичными (от гр. monos - одно + semanticos - означающий), а свойство слов иметь несколько смысловых значений называется однозначностью или моносемией. Эти слова противостоят другой группе слов, не менее обширной в современной лексике - словам многозначным или полисемичным (от гр. poly - много + sema - знак), а само свойство слов иметь несколько смысловых значений называется многозначностью или полисемией.

Обычный язык, используемый людьми в их повседневной жизни, является аморфным как со стороны своего словаря, так и в отношении правил построения выражений и придания им значений. В нем нет четких критериев осмысленности утверждений. Многие соглашения относительно употребления слов не формулируются явно, а только предполагаются. Почти все слова имеют не одно, а несколько значений. Одни и те же предметы порой могут называться по-разному или иметь несколько имен. Эти и другие особенности обычного языка свидетельствуют, однако, не столько об определенном его несовершенстве, сколько о могуществе, гибкости и скрытой силе. Многозначность слов естественного (разговорного) языка, по мнению ученых, не препятствует его успешному функционированию и даже признается неотъемлемой чертой обыденного языка, предназначенного для повседневного общения людей. Некоторые ученые говорят не просто о полисемии большинства слов естественного языка, а о ее неизбежности, объективной обусловленности. Например, Р.А. Будагов пишет: «Многозначность слов естественных языков народов мира - это одна из важнейших особенностей их лексики, одна из особенностей человеческого языка вообще. Именно поэтому следует говорить о законе многозначности слова, о законе лексической полисемии». Многозначность слова, подчеркивает ученый, закономерное явление, обусловленное самой природой лексики: её способностью называть и выражать буквальное и фигуральное, общее и отдельное, вступать во взаимодействие с другими словами, находиться в состоянии постоянного развития, влияющего на более старые значения отдельных слов. Более того, принцип «одно слово - одно значение», по справедливому мнению Р.А. Будагова, это «не только не идеал, но гибель языка: превращение его в средство, совершенно не способное быть «непосредственной действительностью мысли».

В процессе эволюции человеческого общества и, соответственно, всей системы знаний об обществе, общеупотребительные слова объективно приобретают новые значения, что обогащает лексическую систему языка в целом.

Что касается искусственных языков, то они в науке определяются как вспомогательные знаковые системы, созданные на базе естественных языков для точной и экономной передачи научной и другой информации. Разнообразные искусственные языки генетически и функционально вторичны в отношении естественного языка. Они возникают на базе последнего и могут функционировать только в связи с ним. Проблема многозначности слов в рамках созданных для определенной цели языков приобретает несколько иное звучание, так как взаимопонимание между общающимися людьми в данном случае во многом определяется, во-первых, степенью их подготовленности для ведения беседы или дискуссии с использованием специальной научной терминологии и, во-вторых, достигнутыми соглашениями относительно смысла употребляемых слов. Моносемия шире распространена и сознательно поддерживается именно в специальной (терминологической) лексике, но потенциально любое или почти любое слово способно получать новые значения, когда у пользующихся языком людей возникает потребность назвать с его помощью новое для них явление, еще не имеющее обозначения в соответствующем языке или когда общеупотребительное слово вводится в определенный научный контекст.

Язык отечественной правовой науки производен от естественного русского языка и, следовательно, функционально зависим от него. По мнению В.И. Кириллова и А.А. Старченко, язык права или «юридический язык» относится к особому типу смешанных языков, базой которого выступает естественный (национальный) язык, дополняемый правовыми понятиями и дефинициями, правовыми презумпциями и допущениями и так далее. Однако в отличие от естественного (разговорного) русского языка, язык правовой науки является в некотором отношении более совершенным, формализованным, точным. Его основой являются юридические термины, смысловые значения которых разрабатываются и уточняются учеными. Общеупотребительные слова имеют место и в юридическом языке, однако их употребление требует достижения специальных договоренностей, обеспечивающих понимание и эффективную коммуникацию людей в правовой сфере.

Выявляя связь естественного и научного языков, мы соприкасаемся с вопросом о связи слов и понятий. При этом важно помнить, что слово - это категория лингвистическая, и понятие - категория логическая. Объекты мысли в процессе научного мышления приобретают форму научных понятий, которые образуют понятийный аппарат соответствующей области научного знания. Как и всякая мысль, понятие выражается в определенной знаковой форме. Вместе с тем, говоря о понятии, мы выходим за пределы теории знаков, рассматривая понятие не как определенную характеристику знаков, а как определенную форму отражения действительности на ступени абстрактного мышления, то есть на ступени познания действительности с помощью языка.

Понятийный аппарат теории государства и права как науки, безусловно зависим от естественного русского языка, который является метаязыком по отношению к научному юридическому языку. Сами научные понятия могут существовать в форме слов и словосочетаний, обеспечивающих устойчивые наименования объектов познания. Слово, в первую очередь, выполняет по отношению к понятию номинативную функцию, или функцию называния. В основе процесса номинации лежит жизненный опыт человека, неоднократное знакомство с предметами окружающего мира. Две основные функции слова - называть, обозначать явления действительности и обобщать, передавать понятия - взаимосвязаны и дополняют друг друга. В процессе номинации, естественно, используются не только слова, но и сочетания слов. Сочетания слов используются для названия реалий или мыслимых предметов, для которых в языке нет односложных обозначений.

Для нас важным является положение о том, что окружение слова, то есть его сочетаемость с другими словами, влияет на значение слова, что приводит к разным результатам. Анализ контекста зачастую позволяет понять смысловые значения многозначных слов.

Использование общеупотребительных слов русского языка в правовой науке осуществляется в контексте как предмета юриспруденции, так и сложившейся на данный момент времени правовой идеологии, неотъемлемой составной частью которой является господствующий тип правопонимания, обусловленный конкретными историческими традициями и особенностями того общества, в рамках которого он складывается и развивается.

Общеупотребительное слово «источник» используется в правовой науки не как самостоятельное слово, а как устойчивое словосочетание «источник права» и становится юридическим термином или специальным именем понятия источник права, которое, в свою очередь, логически связано с остальными правовыми понятиями, образующими понятийный аппарат теории государства и права.

Лексическая многозначность общеупотребительного слова «источник» предопределила различные смысловые значения специального научного термина «источник права», что до сих пор, как отмечалось ранее, порождает многочисленные споры в науке. Мы полагаем, что назрела необходимость рассмотреть проблему однозначности и многозначности юридических терминов с учетом положений, разработанных в лексикологии.

По мнению специалистов в области языкознания, специфика термина заключается в характере его значения, которое устанавливается в процессе сознательной, специальной договоренности.

Именно к терминам (в отличие от нетерминов, слов неограниченного употребления) предъявляется требование однозначности. Им должна быть присуща четко ограниченная, преимущественно мотивированная специализация и абсолютная семантическая точность. Однако понятие однозначности, используемое обычно как абсолютный дифференцированный признак терминов, является относительным. В реально существующих терминологических системах различных наук, в особенности общественных, немало терминов, которым присуща так называемая категориальная многозначность. Многие ученые считают, что на терминологические системы распространяются общие лексико-семантические закономерности развития и функционирования естественного языка. Например, Н.З. Котелова высказывается по этому поводу достаточно категорично: «Ничто языковое не чуждо терминам. Им свойственна (и даже близка как способ изменения) антонимия, синонимия..., полисемия. Забвение полисемии термина приводит к затруднительным ситуациям в науке...».

Хотелось бы присоединиться к мнению ученых, отмечающих, что принцип однозначности терминов нужно понимать, прежде всего, как «некоторое требование логики: в контексте любого рассуждения под тем или иным именем иметь в виду один и тот же предмет».

В лексикологии специально изучается вопрос о способах образования терминов. Ученые выделяют терминологизацию уже существующих в языке слов, то есть целенаправленное научное переосмысление их общеизвестного лексического значения. Так, авторский коллектив ученых под руководством Н.С. Валгиной отмечает, что термин может быть образован «путем полного или частичного использования тех признаков, которые служат основой лексического значения слов в общеупотребительной лексике».

Фомина М.И. подчеркивает значимость и продуктивность пополнения терминологической (специальной) лексики в процессе научного переосмысления общеизвестных слов. Особенно это относится к способу переноса названия одного объекта на другой с учетом возникающих ассоциаций. В науке данный вид переноса называют метафорическим переносом. «Метафорическое значение... выполняет номинативную функцию, определяя и называя новое понятие старым, знакомым словом, вовлекая новые явления жизни в уже известный, достаточно устоявшийся круг понятий».

К разновидности метафорических переносов относят вторичные наименования предметов, возникающие в результате сходства выполняемых ими функций. Метафорические, а также их разновидность - функциональные переносы возникают в лексической системе постоянно, однако не все слова одинаково подвержены их влиянию.

Термин «источник права», в соответствии с вышеизложенными ранее положениями лексикологии, появляется в правовой науке в результате функционального метафорического переноса по возникшим в ходе рационального познания ассоциациям между источником воды и источником (основой, порождающей силой, причиной) права, генезис, сущность, функционирование и социальное назначение которого составляют вопросы предмета теории государства и права.

Можно отметить, что российские правоведы не оставляют без внимания проблему полисемии слов. Например, Н.А. Власенко исследует виды полисемии и подчеркивает значимость этого вопроса в рамках юридической науки в целом. Автор считает, что полисемия слов в праве чаще всего проявляется в форме метонимии (от гр. metonymia - «перенос») - простого переноса значения слова с одного предмета на другой на основе их связи, какой-то, порой трудно улавливаемой схожести. Кроме этого, в правовых текстах нередко можно встретить и такую форму полисемии как метафора (от гр. metaphora - «перенос»). Это результат переносного употребления прямого (номинативного) значения слова. При этом автор подчеркивает, что метафоричность, как естественное свойство полисемии слов, к сожалению, часто не учитывают или вообще отрицают. Н.А. Власенко высказывает важную мысль о том, что «язык права не просто отражает общенациональный язык, но развивает и обогащает его свойства, в том числе полисемические.

Мы полагаем, что в понятийном аппарате теории государства и права имеют место полисемичные понятия и их тщательное изучение является важной задачей науки. Не отрицание и игнорирование полисемии правовых понятий, а их тщательное изучение будет способствовать обогащению системы знаний о праве в целом.

Итак, научное исследование содержания понятия «источник права», во избежание путаницы в рассуждениях, целесообразно начинать с выявления смысловых значений общеупотребительного слова «источник».

Многочисленные толковые словари русского языка содержат практически одинаковую информацию о возможных смысловых значениях данного слова. Именно толковые словари с большей или меньшей степенью точности отражают процесс исторического развития и видоизменения значения слова.

В Толковом слова русского языка Ожегова С.И. и Шведовой Н.Ю. записано: «Источник - 1. Водная струя, выходящая на поверхность из-под земли. 2. То, что дает начало чему-нибудь. Откуда исходит что-нибудь. 3. Письменный памятник, документ, на основе которого строится научное исследование». Аналогичные значения общеупотребительного слова «источник» даны Лопатиным В.В. и Лопатиной Л.Е. в Малом толковом словаре русского языка. В. Даль пишет: «Источникъ - вода или иная жидкость, истекающая изъ земли, ключъ, родникъ и живецъ, водяная жила // Вообще всякое начало или основание, корень и причина, исход, исходная точка, запас или сила, из которой что-либо истекает и рождается, происходит».

В толковом словаре под редакцией Д.Н. Ушакова выделены следующие смысловые значения слова источник: «1. Струя подземной воды (или другой жидкости), вытекающая на поверхность земли, родник. 2. То, из чего исходит, возникает, проистекает что-нибудь, основа происхождения чего-нибудь (книж.). 3. Письменный памятник, подлинный оригинал, на основе которого строится научное исследование (науч.). То, откуда исходят какие-нибудь сведения, слухи».

Анализ научных работ, посвященных источникам права, позволяет нам сделать вывод о том, что в рамках понятийного аппарата теории государства и права и иных юридических наук в системе российского правоведения оказались востребованными следующие смысловые значения общеупотребительного слова источник: «то, что дает начало чему-нибудь», «основание», «корень», «исходная точка», «сила», «источник сведений», «письменный документ». В ходе научного познания права как сложного и многоаспектного социального явления, ученые перенесли (путем функционального метафорического переноса) наименование объекта живой природы на социальное явление в целях выяснения причин его происхождения, а также обоснования его социальной необходимости. При этом общеупотребительное слово «источник» приобрело статус правового термина не само по себе, самостоятельно, а в форме устойчивого словосочетания «источник права», что только прибавило сложностей в его толковании, так как само понятие права всегда было предметом научных дискуссий и объектом изучения различных правовых школ (направлений). В настоящее время в России развиваются различные направления в правопонимании, наблюдается отход от абсолютизации классового и нормативного подходов к познанию сущности, закономерностей развития и функционирования и социального назначения права. Активизируются исследования права в русле философского, социологического, интегративного подходов. Все это ведет к обогащению понятийного аппарата науки, интеграции научного знания. В такой обстановке понятие источника права по-прежнему привлекает пристальное внимание ученых, ибо оно занимает важное место в понятийном аппарате российского правоведения. Однако бессмысленно предпринимать попытки однозначного истолкования данного термина, это только затормозит научные исследования, которые, на наш взгляд, будут более плодотворными при признании объективной многозначности термина, что, в свою очередь, поможет выявить все его оттенки и значения в интересах развития науки в целом. Более значимо с научной и практической точки зрения начать формирование теории источников при признании их множественности, только подтверждающей сложный и многоаспектный характер самого права - основного социального института цивилизованного общества.

В настоящее время многие российские правоведы по-прежнему выделяют различные смысловые значения термина «источник права». Например, В.М. Баранов пишет: «Принято выделять: а) источник права в материальном смысле; б) источник права в идеальном смысле (ранее это называлось - в «идеологическом» смысле); в) источник права в юридическом (формальном) смысле)». При этом источником права в материальном смысле признаются развивающиеся общественные отношения. К ним относятся способ производства материальной жизни, материальные условия жизни общества, система экономико-хозяйственных связей, формы собственности как конечная причина возникновения и действия права. Под источником права в идеальном смысле понимают правовое сознание. Когда же говорят об источниках права в юридическом смысле, то имеют в виду различные формы (способы) выражения, объективизации правовых норм.

Выявив и проанализировав естественные языковые пути образования термина «источник права» в лексической системе русского языка, мы переходим к исследованию логических приемов и способов, которые используются при формировании системы теоретических знаний об источниках права, или научного понятия источника права.

А.М. Васильев верно отмечает, что «логическое всегда имело в теории государства и права существенное значение» и понятийный аппарат данной науки есть прежде всего «логическая форма мышления в правоведении».

Логический метод познания соответствует природе права как сложного социального явления и признается одним из основных в методологии теории государства и права. Именно научное, теоретическое мышление, подчиняющееся законам логики, позволяет выявить, осмыслить и зафиксировать в понятийно-категориальной форме наиболее значимые признаки права, отражающие его сущность, содержание, форму и социальное назначение. Основных форм чувственного познания для достижения таких результатов явно недостаточно. «Переход от чувственной ступени познания к абстрактному мышлению, - отмечает Е.К. Войшвилло, - характеризуется, прежде всего, как переход от отражения мира в формах ощущений, восприятий и представлений к отражению его в понятиях и на их основе в суждениях и теориях». Научное мышление как форма рационального познания явлений и отношений действительности позволяет познающему субъекту выйти далеко за пределы чувственного познания, выявить сущность наглядно не воспринимаемых, сложных и многогранных объектов, к числу которых относится и право.

В каждой отрасли научного знания вырабатываются понятия, характеризующие изучаемые данной наукой явления и резюмирующие результаты, достигнутые этой наукой. Предмет науки отражается в ее понятиях. Система научных знаний о праве также существует и развивается в понятийной форме. Необходимо отметить, что само слово ««понятие» употребляется в логике в двух значениях: во-первых, в смысле формы постижения явлений, отражения всеобщего и существенного в предметах познания и, во-вторых, в смысле части суждения».



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Формы реализации регулятивной функции права
Юридические коллизии в правовой системе Российской Федерации
Понятие и значение регулятивной функции права
Концепция разделения властей в истории политико-правовой мысли России
Классификация норм права
Вернуться к списку публикаций