2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяАдминистративное право — Об ответственности за посягательство на здоровье населения и общественную нравственность



Об ответственности за посягательство на здоровье населения и общественную нравственность


Вступивший в силу с 1 июля 2002 г. новый Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях содержит значительное число составов, где в качестве обязательного признака объекта правонарушения выступают наркотические средства и психотропные вещества. В силу специфики совершаемых с ними незаконных действий, а соответственно и характера причиняемого вреда охраняемым законом общественным отношениям, обусловлено и место в системе Особенной части Кодекса конкретного состава правонарушения, образованного с их участием. Совершение любого из деяний с данными веществами, как они описаны в ст. 6.8 КоАП, причиняет вред здоровью населения и общественной нравственности, и за них установлена административная ответственность. Степень нарушения указанных общественных отношений не должна достигать того предела, при котором подобные деяния в соответствии с ч. 1 ст. 228 УК РФ признаются преступлениями, а лица, их совершившие, подлежат уголовному наказанию.

Так, незаконное приобретение либо хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ, а также оборот их аналогов признается административным правонарушением, что влечет наложение административного штрафа. В то же время незаконные приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере по норме уголовного закона являются преступлениями, которые наказываются лишением свободы на срок до трех лет.

Нетрудно заметить, что конститутивным признаком, позволяющим разграничить составы преступления и административного правонарушения, является лишь размер веществ, который применительно к преступлению должен быть обязательно крупным. Как справедливо отмечается в юридической литературе, "совершение названных действий с наркотическими средствами в меньших (небольших) размерах влечет административную ответственность" [1].

Обращает на себя внимание способ законодательного выражения посягательств на здоровье населения и общественную нравственность, за которые установлены различные виды юридической ответственности, признаваемые в соответствии с уголовным и административным правом незаконными. Описание тождественных актов поведения человека путем использования различных языковых конструкций позволяет предположить, что и смысловое их содержание является неодинаковым. В противном случае применение особого технико-юридического приема при описании смежных норм административного и уголовного законов, когда их конкуренция обусловлена исключительно физическими параметрами предмета посягательства, нельзя признать оправданным.

Так, в статье 6.8 КоАП "приобретение" и "хранение" разделены между собой союзом "либо", а используемое в единственном числе понятие "незаконное" соотносится с каждым из альтернативных действий самостоятельно. В диспозиции ст. 228 УК РФ "приобретение" и "хранение" разделены между собой союзом "или", а выраженное во множественном числе понятие "незаконные" одновременно характеризует каждое из указанных действий.

Как следует из буквального смысла текста диспозиции ст. 6.8 КоАП РФ, состав правонарушения может выполняться путем самостоятельного совершения одного из двух указанных в статье действий, причем его совершение не зависит от возможности совершения другого из них. Иначе говоря, лицо, исходя из стоящей перед ним цели и складывающихся обстоятельств, может ограничиться лишь приобретением наркотических средств, либо только их хранением, либо последовательным осуществлением каждого из указанных действий. Таким образом, законодатель допускает возможность приобретения вещества при отсутствии его хранения и, наоборот, возможность осуществления его хранения без приобретения.

Существование подобного в действительности вызывает обоснованные сомнения, поскольку трудно себе представить, что приобретение лицом свертка с опием и помещение его в карман одежды может каким-то образом исключать сам факт его хранения. Даже если предположить, что лицо расплачивается за вещество, находящееся вне места совершения сделки, и становится его незаконным собственником (владельцем) с момента передачи денег, то и подобное приобретение вещества также предполагает его сохранность, что охватывается сознанием виновного как единоличного собственника (владельца) вещества. В противном случае уплата обусловленной цены за товар, в отношении которого сохраняется право требования и возможность завладения им со стороны неопределенного круга лиц, лишена всякого смысла.

В юридической литературе анализировалась возможность "чистого хранения" наркотических средств, то есть при отсутствии незаконного приобретения, в случаях доставления их виновному "для сбережения с тем, чтобы впоследствии их забрать"[2]. Если следовать такой логике, то совокупность предшествовавших незаконному хранению действий, а именно фактическое принятие наркотических средств и последующее их помещение, к примеру, в личный сейф для обеспечения сохранности, не следует признавать общественно опасными и рассматривать как незаконное приобретение. Получается, что не характер совершаемых действий определяет их содержание и обуславливает правовую оценку, а содержание правомочий по владению предметом, с которым связываются данные действия, кладется в основу их квалификации, с чем вряд ли можно согласиться. Совершение приобретения чего-либо неизбежно влечет и его хранение, под которым понимаются любые умышленные действия, связанные с фактическим нахождением предмета во владении виновного (при себе, в помещении, в тайнике и других местах) независимо от продолжительности.

Здесь следует поддержать позицию В.И. Ткаченко, который считает, что "если наркотические средства приобретены виновным, то их хранение является фактически продолжаемым действием". Аналогичного мнения придерживается и Г.М. Меретуков, который отмечает, что в самом факте изготовления наркотических средств с целью личного потребления неминуемо присутствует хранение [3].

Следовательно, самостоятельное совершение незаконного приобретения наркотических средств при отсутствии органически связанного с ним последующего их незаконного хранения в действительности не может иметь места, а посему использование законодателем в диспозиции ст. 6.8 КоАП союза "либо" является неуместным.

Правильность этих выводов можно оценить, если рассмотреть внешнее проявление противоправного поведения, выраженного в административном законе, обратясь к положениям логики как науки о законах и операциях правильного мышления. Связка "или", которая в логике именуется дизъюнкцией, служит для образования сложного высказывания и означает "одно из двух или оба вместе", то есть способ выражения неразрывности и взаимосвязанности альтернативных действий. Для передачи смысла фразы как "одно из двух, но не оба вместе" используется связка "либо", которая в данной науке именуется строгой дизъюнкцией [4]. Видимо, из указанного смысла исходил и законодатель при конструировании диспозиции статьи административного закона.

Необходимо учитывать, что истинность любого высказывания определяется точным его соответствием объективной реальности - тем, насколько верно оно передает ее содержание. Если описание действительности не соответствует реальному положению дел, оно должно признаваться ложным, почему и нужно изменить это текстуальное выражение, с тем чтобы значения используемых слов, а также буквальный смысл фраз и предложения в целом максимально точно передавали содержание описываемых явлений.

На основании изложенного мы расцениваем конструкцию диспозиции ст. 6.8 КоАП как неудачную, в связи с чем законодательный способ описания деяний в исследуемой норме следует привести в соответствие с текстом конкурирующей статьи уголовного закона.


В.В. КУХАРУК



[1] Уголовное право: Часть общая. Часть особенная: Учебник / Под общ. ред. Л.Д. Гаухмана, Л.М. Колодкина, С.В. Максимова. М., 1999. С. 583.

[2] Ткаченко В.И. Преступления против здоровья населения. М., 1983. С. 32.

[3] См.: Меретуков Г.М. Уголовно-правовые проблемы борьбы с наркобизнесом. Ростов н/Д, 1994. С. 121 - 122.

[4] См.: Ивин А.А. Логика: Учебник. М., 2002. С. 133.







Интересное:


Таможенная ревизия как форма последующего таможенного контроля
Преодоление коррупции в государственном аппарате
Концепция «общественного права» В.Н. Лешкова
Полномочия Президента России и их конституционное закрепление
Понятие и правовая основа дисквалификации
Вернуться к списку публикаций