2014-03-15 10:08:21
ГлавнаяАдминистративное право — Понятие доказательств по делам об административных правонарушениях и их источников.



Понятие доказательств по делам об административных правонарушениях и их источников.


В уголовном процессе лицо, оказавшееся очевидцем совершения преступления, автоматически становится его свидетелем и не может участвовать в процессе в каком-либо другом качестве. В производстве же по делам об административных правонарушениях должностное лицо, обладающее соответствующими полномочиями и непосредственно обнаружившее событие административного правонарушения, обязано возбудить об этом дело и принять по нему решение. Таким образом, непосредственное наблюдение компетентным лицом события административного правонарушения является источником фактических данных об обстоятельствах его совершения, а при условии его процессуального закрепления оно будет выступать в качестве доказательства по делу. «В административном процессе, - пишет Д.Н. Бахрах, - использование подобных доказательств обеспечивает его оперативность, без них работникам ГАИ, госохотнадзора и ряда других инспекций было бы намного сложнее выполнять свои правоохранительные функции, своевременно воздействовать на виновных» [35]. Трудно с этим не согласиться.

Сказанное позволяет придти к выводу, что в производстве по делам об административных правонарушениях под «фактическими данными» следует понимать не только сведения об обстоятельствах, подлежащих выяснению по делу, но и сам факт противоправного деяния [36]. Причем фактические данные могут быть получены должностным лицом, осуществляющим производство по делу об административном правонарушении, как в результате непосредственного их восприятия, так и из других установленных законом процессуальных источников.

Однако фактические данные сами по себе еще не образуют понятие доказательства. Определить это понятие можно, выделив присущие доказательствам характерные черты, признаки и свойства. Согласно статье 26.2 КоАП РФ доказательства это, прежде всего, фактические данные (сведения [37], информация) по делу об административном правонарушении. Но не все вообще фактические данные, а только те, которые содержат информацию о подлежащих выяснению обстоятельствах административного правонарушения. Иными словами в части первой статьи 26.2 КоАП РФ законодатель установил информационное, познавательное содержание доказательства и его связь с предметом доказывания, т.е. свойство относимости. Таким образом, способность фактических данных своим содержанием устанавливать входящие в предмет доказывания обстоятельства административного правонарушения является первой характерной чертой (признаком) доказательства по делу об административном правонарушении.

В тоже время, фактические данные, с помощью которых устанавливаются обстоятельства административного правонарушения, для вовлечения их в производство по делу должны быть облечены в соответствующую процессуальную форму, роль которой выполняют указанные в части второй статьи 26.2 КоАП РФ источники этих данных. Фактические данные, полученные вне предусмотренных законом источников, не имеют доказательственного значения и не могут быть использованы в производстве по делу об административном правонарушении. Следовательно, процессуальная форма, т.е. предусмотренные законом источники, посредством которых фактические данные получают процессуальное закрепление или вовлекаются в производство по делу, является вторым признаком доказательства по делу об административном правонарушении.

Не допуская в третьей части указанной статьи использование доказательств, полученных с нарушением закона, законодатель тем самым предписывает соблюдать установленный процессуальный порядок получения, закрепления и вовлечения фактических данных в производство по делу об административном правонарушении, т.е. свойство допустимости. Более подробно свойства относимости и допустимости доказательств будут нами рассмотрены в следующем параграфе настоящей главы. Законом установлен также и определенный порядок оценки собранных в ходе производства по делу фактических данных, не соблюдение которого лишает эти данные юридической силы, т.е. влечет ничтожность доказательства [38]. Об этом свидетельствует и судебная практика. Так, Пленум ВС РФ в постановлении от 24.03.2005г. № 5 разъяснил, что доказательства невозможно использовать, если участникам производства по делу об административном правонарушении при получении от них объяснений и показаний предварительно не были разъяснены предусмотренные законом их права и обязанности [39]. Аналогичную точку зрения высказал и Пленум ВАС РФ в постановлении от 2.06,2004г. № 10: «Нарушение административным органом при производстве по делу об административном правонарушении процессуальных требований, установленных КоАП РФ, является основанием для отказа в удовлетворении требования административного органа о привлечении к административной ответственности (часть 2 статьи 206 АПК РФ) либо для признания незаконным и отмены оспариваемого постановления административного органа (часть 2 статьи 211 АПК РФ) при условии, если указанные нарушения носят существенный характер и не позволяют или не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело» [40].

Таким образом, к числу основных признаков доказательства по делу об административном правонарушении следует отнести: во-первых, познавательное содержание фактических данных об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по делу; во-вторых, процессуальную форму вовлечения фактических данных в производство по делу (источники фактических данных) и, в-третьих, определенный процессуальный порядок получения и оценки фактических данных и их источников [41]. Фактические данные, лишенные должного познавательного содержания, либо вне предусмотренных законом источников (лишенные процессуальной формы), а равно вовлеченные в производство по делу с нарушением установленного законом процессуального порядка, не могут выступать в качестве доказательств по делу об административном правонарушении [42].

Итак, фактические данные (их содержание), процессуальная форма (их источники) и процессуальный порядок получения и оценки фактических данных и их источников в совокупности составляют понятие доказательства в производстве по делам об административных правонарушениях [43]. Устранение хотя бы одного из названных элементов влечет ничтожность всего доказательства.

Учитывая сказанное, доказательствами по делу об административном правонарушении являются содержащиеся в предусмотренных федеральным законом источниках любые фактические данные, позволяющие установить входящие в предмет доказывания по делу обстоятельства и удовлетворяющие требованиям относимости, допустимости и достоверности.

В юридической литературе фактические данные и их источники обозначаются посредством различных терминов. Например, «средства доказывания», «источники фактических данных», «источники доказательств», «носитель доказательства», «виды доказательств» [44]. Подобное многообразие свидетельствует о различии во взглядах ученых не только на сущность понятия доказательства, но и их источников. Нередко доказательства отождествляются с их источниками, что на наш взгляд несколько не корректно. Ранее было уже отмечено, что это понятие включает в себя фактические данные, обладающие свойством относимости, процессуальную форму и процессуальный порядок их получения и оценки в ходе производства по делу об административном правонарушении. Сведение понятия доказательства только к их источникам исключает из него, по меньшей мере, такой его элемент как процессуальный порядок получения и закрепления доказательств, что в свою очередь влечет ничтожность всего доказательства в целом. Соблюдение установленного законом порядка собирания, исследования и оценки доказательств является необходимым условием их допустимости в производстве по делам об административных правонарушениях.

По нашему мнению, не в последнюю очередь такое положение вызвано тем, что в ряде нормативных актов законодатель не совсем правильно сформулировал правовую норму, раскрывающую понятие доказательств. Например, согласно части 1 статьи 74 УПК РФ «доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основании которых суд, ...устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу...». А в части второй этой лее статьи сказано; «в качестве доказательств допускаются: 1) показания подозреваемого, обвиняемого; 2) показания потерпевшего, свидетеля; 3) заключение и показания эксперта; 3.1) заключение и показания специалиста; 4) вещественные доказательства; 5) протоколы следственных и судебных действий; 6) иные документы» [45]. Из приведенного примера видно, что законодатель фактически приравнял «доказательства-сведения» с теми источниками, из которых субъекты доказывания эти сведения получают [46]. Такая формулировка данного определения не отражает истинного содержания понятия доказательств, их правовой природы. С этой точки зрения в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях и Гражданском процессуальном Кодексе определение доказательств сформулировано законодателем боле корректно [47].

Раскрывая механизм образования доказательств и их источников, С.А. Шейфер отмечает, что доказательства не существуют изначально в природе, но и не создаются от начала и до конца субъектом доказывания. Они формируются в результате восприятия им объективно существующих следов, оставленных событием, преобразования содержащейся в них информации и ее закрепления в установленной законом процессуальной форме [48]. Это суждение будет справедливо и для производства по делам об административных правонарушениях. Источники доказательств не появляются автоматически в результате события административного правонарушения. Субъект доказывания, на момент возбуждения производства по делу об административном правонарушении, не располагает источниками доказательств, поскольку показания свидетелей, потерпевших, заключения экспертов и т.д. еще не существуют. Такие источники только предстоит получить в ходе производства по делу путем преобразования имеющих значение фактических данных в надлежащую процессуальную форму.

В ч. 2 ст. 26.2 КоАП РФ, устанавливающей перечень источников доказательств, в числе прочих указаны и вещественные доказательства, т.е. доказательства как бы являются источником самих себя. По этому поводу Р.С. Белкин пишет: «Когда мы говорим о вещах как источниках доказательств, мы подразумеваем, что эти вещи обладают такими свойствами, которые служат фактическими данными, имеющими значение для дела, т.е. доказательствами. Доказательством, таким образом, строго говоря, является не сама вещь, а ее свойства» [49]. И далее он отмечает, что под источником доказательств надо понимать вещь как носителя тех свойств (фактических данных), которые имеют доказательственное значение, а не само вещественное доказательство, содержание которого не адекватно содержанию предмета - носителя доказательного свойства.

Наиболее распространенным является определение источников доказательств через их перечисление со ссылкой на соответствующую статью закона [50]. Несколько иначе трактовал это понятие В.Я. Дорохов. Показания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, заключение эксперта, протоколы следственных и судебных действий и иные документы он называл источниками фактических данных. Тогда как терминами «источник доказательства» и «носитель доказательства» он обозначал лицо, занимающее определенное процессуальное положение и сообщающее сведения о фактах [51]. По его мнению, выделение источника доказательств вполне обосновано. Поскольку, влияя на содержание доказательства и определяя его субъективную форму, источник доказательства (в отличие от источника фактических данных), тем не менее, не входит в понятие доказательства в качестве его элемента. Указанную точку зрения В.Я. Дорохова на разграничение понятий источника фактических данных и источника доказательств разделяет и Ю.К. Орлов [52].

Вместе с тем в юридической литературе встречаются и иные мнения. Например, Ф.Н. Фаткуллин под источником доказательств понимает единство процессуальной формы, посредством которой фактические данные, признаваемые доказательствами, вовлекаются в сферу процессуального доказывания, и носителя этой фактической информации [53]. С этим нельзя не согласиться.

В русском языке под источником понимается «то, что дает начало чему-нибудь, откуда исходит что-нибудь» [54]. Буквальное толкование статьи 26.2 КоАП РФ приводит к следующим умозаключениям. Если доказательства - это фактические данные, которые должны быть установлены указанными в законе источниками, то тогда эти источники будут, строго говоря, источниками фактических данных [55]. Фактические же данные могут стать доказательствами по делу об административном правонарушении только после соответствующей проверки и оценки их должностным лицом, осуществляющим производство по делу. Однако такая оценка во многом зависит от индивидуальных особенностей носителя доказательственной информации. Например, достоверность показаний свидетеля по делу об административном правонарушении определяется его возможной заинтересованностью в исходе этого дела. В некоторых случаях способность свидетеля или потерпевшего правильно воспринимать и воспроизводить обстоятельства противоправного деяния будет зависеть от их физического здоровья (состояние зрения, слуха и т.п.). Компетентность и незаинтересованность эксперта оказывает влияние на объективность проведенного им исследования и достоверность полученных при этом выводов. Результаты проводимых в ходе производства по делу об административном правонарушении измерений будут зависеть от соблюдения методики измерений, технического состояния специальных технических средств, условий их применения и т.д.

Перечисленные в части 2 статьи 26.2 КоАП РФ источники являются источниками фактических данных об обстоятельствах административного правонарушения и представляют собой установленную законодателем процессуальную форму, посредством которой эти данные вовлекаются в производство по делу. Каждый такой источник законодатель связывает с конкретным носителем (объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показания потерпевшего, свидетелей, заключения эксперта, вещественные доказательства и т.д.). Следует признать, что «началом» фактических данных об обстоятельствах административного правонарушения является именно их носитель, который определяет содержание и соответствующую процессуальную форму для этих данных. Следует согласиться и с тем, что источник доказательств по делу об административном правонарушении должен содержать в себе не просто данные об этом правонарушении, а данные, признанные в установленном законом порядке доказательствами по делу. Способность же фактических данных выступать в качестве доказательств по делу об административном правонарушении непосредственно зависит от индивидуальных свойств носителя. Иначе говоря, первоначально в деле об административном правонарушении появляются источники фактических данных, которые в результате оценки, проводимой с учетом особенностей конкретных носителей этих данных, могут стать источниками доказательств, а могут таковыми и не стать.

Таким образом, под источником доказательств по делу об административном правонарушении в широком смысле следует понимать совокупность носителя фактических данных об этом правонарушении и установленной федеральным законом процессуальной формы, посредством которой эти данные доводятся до стадии рассмотрения дела по существу. В узком смысле источником доказательств по делу об административном правонарушении является установленная федеральным законом процессуальная форма, посредством которой признаваемые доказательствами фактические данные об обстоятельствах административного правонарушения вовлекаются в производство по делу.


Чушкин Сергей Иванович



[1] См. ч. 1 ст. 26.2 КоАП РФ.

[2] См. ч. I ст. 55 ГПК РФ.

[3] См. ч. 1 ст. 64 АПК РФ.

[4] См. ч. I ст. 74 УПК РФ.

[5] См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. Под ред. Н.В. Жогина. М., 1973. С. 197.

[6] См.: Р.С. Белкин. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. М., 1966. С. 10-12, 17; М.К, Треушников. Судебные доказательства. М.: «Издательский дом Городец». 2004. С. 75-78; См. также А.Б. Дудаев. Доказательства в производстве по делам об административных правонарушениях, Дис. канд. юрид. наук. М., 1999. С. 74-76

[7] См. А.Р. Белкин. Теория доказывания в уголовном судопроизводстве. М.: Норма. 2005. С. 22.

[8] Ю.К. Орлов. Основы теории доказательств в уголовном процессе. Научно - практическое пособие. М.: «Проспект», 2000. С. 34 - 38, См. также А.А. Пеков. Доказательства и доказывание по делам об административных правонарушениях. Дисс. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2000. С. 81-82.

[9] Л.Е. Владимиров. Учение об уголовных доказательствах. Тула: «Автограф». 2000. С. 133.

[10] А.Я. Вышинский. Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1950. С. 223.

[11] С.А. Голунский. Вопросы доказательственного права в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. Сб. «Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР». М., 1959. С. 145 и сл.

[12] Р.С. Белкин, Указ. соч. С. 10.

[13] Цит. по кн. Теория доказательств в советском уголовном процессе. Под ред. Н.В. Жогина. М., 1973. С. 221.

[14] См., например: Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев, П.С. Элькинд. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж. 1978, С. 100.

[15] Ц.М. Каз. Доказательства в советском уголовном процессе. Саратов. 1960, С. 23-25; П.А. Лупинская. О понятии судебных доказательств. Учен. зап. ВЮЗИ. Вып. 17. М., 1968. С. 104; М.А. Чельцов, Советский уголовный процесс. М., 1962. С. 132-135; M.I1. Шаламов. Теория улик, М. 1960, С. 9.

[16] М.К. Треушников. Судебные доказательства. М.: «Издательский дом «Городец»». 2004. С. 76.

[17] М.С. Строгович. Избранные труды: В 3 т. Т. 3. Теория судебных доказательств. М.: Наука, 1991. С. 87-88.

[18] См.: В.Д. Арсеньев. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964. С. 92; А.И. Трусов. Основы теории судебных доказательств. М., 1960. С. 48-51.

[19] Цит. по кн. М.К. Треушников. Судебные доказательства. М.: «Издательский дом «Городец»». 2004. С. 77.

[20] См.: М.К. Треушников. Указ. соч. С. 78.

[21] См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. Под ред. Н.В. Жогина. М., 1973. С. 219.

[22] См. также: В.А. Колдин, Н.А. Громов, В.А. Галкин. О соотношении понятий «доказательства» и «фактические данные», «Российский судья». М., 2001 г., № 12. С. 31-35; О.В. Левченко. Проблемы доказывания по делам об административных правонарушениях. «Правовая политика и правовая жизнь». Саратов, Москва. 2003 г., № 2. С. 153-164.

[23] См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. Под ред. Н.В. Жогина, М., 1973. С. 215-218.

[24] См., например: Ю.К. Орлов. Указ. соч. С. 38-39; Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев, П.С. Элькинд. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж. 1978. С. 95 - 103.

[25] См. Ю.К. Орлов. Структура судебного доказывания и понятие судебного доказательства. «Вопросы борьбы с преступностью». Вып. 28. М., 1978. С. 97 - 98.

[26] См.: Ф.Н. Фаткуллин. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1973. С. 112.

[27] Там же. С. 89-91 и сл.

[28] См.: Ф.Н. Фаткуллин. Указ. соч. С. 96-97 и сл.

[29] См. Л.М. Карнеева. Доказательства в советском уголовном процессе: Учебное пособие. Волгоград. 1988. С. 26-27.

[30] См.: Р.С. Белкин. Указ. соч. С. 18.

[31] См.: Е.В. Додин. Доказательства в административном процессе. М.: Юрид. лит., 1973; Его же. Доказывание и доказательства в правоприменительной деятельности органов советского государственного управления. Киев-Одесса. Вища школа. 1976; Его же. Доказывание в административно-юрисдикционной деятельности органов внутренних дел. Учебное пособие. Киев. 1985.

[32] См.: Е.В. Додин. Доказательства в административном процессе. М.: Юрид. лит., 1973. С. 45.

[33] Там же. С. 47.

[34] См.: А.А. Пеков. Указ. соч. С. 97-98.

[35] См.: Д.Н. Бахрах, Э.Н. Ренов, Производство по дедам об административных правонарушениях. М.: Знание. 1989. С. 14.

[36] См. также: Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев, П.С. Элькинд. Указ. соч. С. 102-103.

[37] См.: ч. 1 ст. 26.3 КоАП РФ.

[38] См.: ст. 26.11 КоАП РФ.

[39] См.: п. 18 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2005г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» в ред. от 25.05.2006 г. Российская газета от 19.04.2005. № 80; от 8.11.2006 г. № 250.

[40] См.: п. 10. постановления Пленума ВАС РФ от 2.06.2004г.№ 10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях». Вестник ВАС РФ. 2004г. №8.

[41] В этой связи мы разделяем позицию М.К. Треушникова, определившего присущие доказательствам признаки, которые характеризуют в совокупности их правовую природу. См.: М.К. Треушников. Относимость и допустимость доказательств в гражданском процессе. М.: Юрид. лит., 1981. С. 9.

[42] См. также М.К. Треушников. Судебные доказательства. М.: «Издательский дом «Городец»». 2004. С. 79-80.

[43] См. также Ф.П. Васильев. Доказывание по делу об административном правонарушении. Дис. ... докт. юрид. наук. М., 2005. С. 135-136.

[44] См.: А.Р. Белкин. Указ. соч. С. 21-38; Р.С. Белкин. Указ. соч. С. 8-19; Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев, П.С. Элькинд. Указ. соч. С. 130 и сл.; Теория доказательств в советском уголовном процессе. Под ред. Н.В. Жогина. М., 1973, С. 213.; М.К. Треушников. Указ. соч. С. 155 и сл.; А.Б. Дудаев. Указ. соч. С. 86; А.А. Пеков. Указ. соч. С. 135.

[45] См.: ст. 74 УПК РФ. Аналогичное определение доказательств содержится и в ст. 64 АПК РФ,

[46] Источники, из которых следствие и суд черпают фактические данные, приобретающие значение судебных доказательств, носят название источников доказательств (см.: Р.С. Белкин. Указ. соч. С. 15).

[47] См.: ст. 26.2 КоАП РФ, а также ст. 55 ГПК РФ.

[48] См.: С.А. Шейфер. Доказательства и доказывание по уголовным делам; проблемы теории и правового регулирования. Тольятти, 1998. С. 37-38.

[49] См.: Р.С. Белкин. Указ. соч. С. 16-18.

[50] См.: ст. 26.2 КоАП РФ; ст. 74 УПК РФ; ст. 64 АПК РФ; ст. 55 ГПК РФ.

[51] См.: В.Я. Дорохов, Понятие источника доказательств. Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. М., 1981. С. 8; Теория доказательств в советском уголовном процессе. Под ред. П.В. Жогина. М., 1973. С. 213.

[52] См.: Ю.К. Орлов. Указ. соч. С. 39-40.

[53] См.: Ф.Н. Фаткуллин. Указ. соч. С. 125.

[54] См.: С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений. Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В, Виноградова. 4-е изд., дополненное. М. 2003. С. 255-256.

[55] В этом отношении следует признать, что В.Я. Дорохов был прав, называя показания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, заключение эксперта и т.д., источниками фактических данных.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Владимир Федорович Дерюжинский (1861-1920)
Таможенный контроль: понятие, принципы, основы нормативно-правового регулирования
Административно-правовая система предупреждения принятия незаконных актов
Меры поощрения, ответственности и ограничения государственных служащих Российской Федерации
Проблема четкого определения состава должностного административного правонарушения в нормах административного права
Вернуться к списку публикаций