2014-03-15 10:00:55
ГлавнаяАдминистративное право — Свойства доказательств по делам об административных правонарушениях.



Свойства доказательств по делам об административных правонарушениях.


Сбор доказательств на стадии пересмотра постановлений и решений осуществляется соответственно должностным лицом или судьей, в компетенцию которых входит рассмотрение жалобы [33].

Однако сбор доказательств по делу об административном правонарушении может осуществляться и до его возбуждения. При этом возможны два варианта. Вариант первый: сбор доказательств осуществляется должностным лицом, непосредственно обнаружившим событие административного правонарушения и затем возбудившим дело. Вариант второй: фактические данные собраны физическим либо юридическим лицом и затем переданы должностному лицу, правомочному возбуждать производство по таким категориям дел [34]. В первом случае доказательства, собранные до возбуждения дела об административном правонарушении, вполне допустимы к участию в процессе. Во втором же случае полагаем, что такие фактические данные могут быть использованы в качестве доказательств только после их проверки и подтверждения другими доказательствами, собранными уже в ходе производства по делу.

Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрены обстоятельства, при наличии которых подлежат отводу некоторые участники производства по делу [35]. Полагаем, что в этом случае фактические данные, полученные с участием таких лиц, также становятся не допустимыми. Не вызывает сомнения и тот факт, что лицо, осуществляющее производство по делу и подлежащее отводу, не вправе проводить никаких процессуальных действий. Представляется правильным и то, что все фактические данные, добытые этим лицом в ходе производства по делу, также становятся недопустимыми.

Несмотря на то, что в юридической литературе рассмотренные выше элементы допустимости доказательств в той или иной степени признаются почти всеми авторами, которые высказывались по данной проблеме, сущность допустимости понимается ими по разному. Например, авторы «Теории доказательств в советском уголовном процессе» пишут: «... характеристики, содержание которых исчерпывается немотивированными утверждениями типа: «часто устраивал скандалы и драки», «недобросовестно относился к трудовым обязанностям», «систематически пьянствовал» и т. п., - сами по себе не имеют доказательственного значения, недопустимы в этом качестве». И далее в сноске к этому предложению сказано: «Точно так же, как и показания, заключения, документы в части, содержащей аналогичные суждения. Например, сообщение о том, что «мотоциклист ехал быстро», не подтвержденное фактами, позволяющими его конкретизировать и проверить» [36]. К сожалению, формулировки общего характера встречаются и в практике производства по делам об административных правонарушениях, особенно при описании существа правонарушения. Тем не менее, позволим себе не согласиться с авторами «Теории доказательств в советском уголовном процессе», которые считают, что такие доказательства не отвечают требованиям допустимости. Полагаем, что в данном случае речь идет о содержании доказательства, а его содержание должно удовлетворять требованиям относимости и достоверности, тогда как требованиям допустимости должна удовлетворять процессуальная форма доказательства. По этому вопросу мы полностью согласны с мнением Ю.К. Орлова, который считает, что допустимость доказательства определяется, прежде всего, соблюдением формальных правил, прямо указанных в законе [37]. К сожалению, в действующем административно-процессуальном законодательстве такие правила представлены недостаточно полно, что вызывает определенные объективные трудности в определении допустимости доказательств в ходе производства по делам об административных правонарушениях. По нашему мнению, необходимо стремиться к максимально полной законодательной детализации правил допустимости. В этой связи часть 3 статьи 26.2 КоАП РФ предлагаем изложить в следующей редакции:

«Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона. К недопустимым доказательствам относятся:

1) протокол об административном правонарушении, составленный неправомочным лицом либо с нарушением требований статьи 28.2 КоАП РФ;

2) объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу, показания потерпевшего, свидетеля, полученные без предварительного разъяснения этим лицам предусмотренных законом их прав и обязанностей, а равно показания свидетеля и пояснения специалиста, полученные без предварительного предупреждения их об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, пояснений;

3) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе или без указания источника своей осведомленности;

4) заключение эксперта, полученное с нарушением требований ст. 26.4 КоАП РФ;

5) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса».

Для признания фактических данных доказательствами по делу об административном правонарушении требований относимости и допустимости недостаточно, Для этого фактические данные должны быть еще и достоверными. Свойство достоверности получило нормативное закрепление во всех процессуальных кодексах России за исключением КоАП РФ [38]. Например, в статье 71 АПК РФ сказано: «Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности».

Содержание, определяющее относимость полученных по делу об административном правонарушении данных, в результате последующей проверки может оказаться как истинным, так и ложным. Так же как и достоверные фактические данные могут быть в равной мере относимыми и неотносимыми. Следовательно, относимость и достоверность фактических данных не связаны между собой и не зависят друг от друга. В тоже время некоторые требования допустимости призваны гарантировать достоверность доказательств. Например, если в ходе производства по делу выяснится, что эксперт, давший заключение, состоит в родственных отношениях с лицом, привлекаемым к административной ответственности, то эксперт подлежит отводу, а его заключение становится не допустимым не зависимо от его научной ценности [39]. Поскольку в этом случае возникает неустранимые сомнения в объективности и достоверности данного по делу заключения.

Как было уже сказано, допустимость оценивается по формальным признакам, указанным в законе, достоверность же доказательства оценивается с точки зрения его содержания, т.е. соответствия фактических данных действительности. Иными словами доказательство, полученное с нарушением закона, становится не допустимым, если же вызывает неустранимые сомнения содержание доказательства, то оно является не достоверным. Например, если свидетель по делу об административном правонарушении дает противоречивые показания в отношении точного времени и места его совершения, не может точно описать обстановку на месте правонарушения в момент его совершения, затрудняется назвать марку, модель, цвет транспортного средства, которое нарушило Правило дорожного движения, его государственный регистрационный знак, водителя и т.д. Такие свидетельские показания вызывают неустранимые сомнения в их искренности и потому должны быть признаны не достоверными. Тем не менее, каким бы сомнительным не казалось доказательство в момент его получения, оно должно быть зафиксировано и приобщено к делу. Вывод о достоверности какого-то конкретного доказательства можно сделать только после тщательной проверки и оценки всех собранных по делу доказательств в их совокупности. Нельзя заранее предугадать какое из полученных доказательств будет соответствовать действительности, а какое нет. Нельзя также исключать и того, что свидетель может добросовестно заблуждаться.

Таким образом, достоверность доказательств всегда определяется на завершающем этапе их исследования. Для определения достоверности доказательств можно выделить следующие ее компоненты, подлежащие проверке и установлению [40].

1. Свойства источника доказательства. Например, на достоверность показаний свидетелей и потерпевших может повлиять состояние их здоровья (острота зрения, слуха, способность различать цвет). Достоверность свидетельских показаний может зависеть также от его заинтересованности или незаинтересованности в исходе дела. Компетентность эксперта оказывает влияние на достоверность полученных им выводов. Результаты измерений зависят также и от технического состояния самих средств измерений (более подробно об этом во второй главе настоящего исследования).

2. Обстоятельства формирования доказательства. Например, условия восприятия события потерпевшим, свидетелем (видимость, обзорность, слышимость, не относящиеся к их здоровью, а относящиеся к обстановке места правонарушения); проведенные экспертом исследования, послужившие основой для принятия решения по делу; условия формирования технических повреждений на транспортном средстве, выступающего в качестве вещественного доказательства; обстоятельства причинения вреда здоровью потерпевшего и т.д.

3. Способ получения доказательственной информации. Одна и та же информация может быть получена различными процессуальными способами (составление, предусмотренных КоАП РФ протоколов, получение объяснений от лица, привлекаемого к административной ответственности, получение показаний свидетеля, потерпевшего, направление запросов, истребование необходимых сведений, производство экспертизы и т.д.). Достоверность полученных по делу фактических данных будет зависеть и от способа их получения.

4. Подтверждение или опровержение ранее полученных фактических данных сведениями из других источников с помощью прямых или косвенных доказательств. Например, опрос других свидетелей, наблюдавших тот же факт, использование показаний специальных технических средств и т.д. (прямое подтверждение). Обнаружение на проезжей части дороги следов столкновения транспортных средств; осыпи стекла, грязи, частей деталей транспортных средств, разлива технических жидкостей и т.д. будет свидетельствовать о произошедшем на этом месте ДТП (косвенное подтверждение сообщения потерпевшего о данном факте).

Достоверность полученных по делу доказательств обычно определяется путем их подтверждения другими собранными по делу доказательствами, т.е. на основе их взаимного подкрепления. Например, если несколько свидетелей дают одинаковые показания, то тем самым подтверждается достоверность каждого из них.

В юридической литературе высказывается мнение, что доказательства обладают еще одним свойством, которое одни авторы называют силой или значимостью доказательства, другие - значением доказательства. «Установить значение доказательства или совокупности доказательств, - писал Р.С. Белкин, - это значит решить, какую роль играет данное доказательство или данная совокупность доказательств в обнаружении истины, определить качество доказательства, его ценность в системе доказательств» [41]. Нельзя не согласиться и с Ю.К. Орловым, который, анализируя нормы уголовно-процессуального закона, приходит к выводу о том, что сила (значимость) доказательства - это его доказательственная ценность, весомость, логическая убедительность как аргумента [42].

Исследуя сущность доказательства, мы установили, что первоосновой юридического доказательства является его информационное, познавательное содержание. Причем способность доказательства устанавливать обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу об административном правонарушении, будет определять такое его свойство как относимость. От информационного содержания доказательства также будут зависеть и такие его свойства как достоверность и сила, т.е. его доказательственная значимость. Рассматривая соотношение силы доказательства и его относимость, Г.М. Резник писал: «...относимое доказательство имеет определенную силу, неотносимое - не имеет ее вовсе» [43]. Однако практика показывает, что не все относимые доказательства будут иметь доказательственное значение по делу. Это видно из следующего примера, водитель автомобиля, заснув за рулем, совершил дорожно-транспортное происшествие и скрылся. При осмотре места происшествия сотрудники ГИБДД обнаружили след протектора колеса грузового автомобиля, гипсовый слепок которого был приобщен к материалам дела. В ходе дальнейшего расследования обстоятельств происшедшего водитель, совершивший ДТП был установлен. Однако к тому времени он успел заменить шины своего автомобиля и идентифицировать приобщенный гипсовый слепок протектора не удалось. Очевидно, что относимость изъятого с места ДТП вещественного доказательства не вызывает сомнений. В тоже время его доказательственная ценность равна нулю. Таким образом, относимость доказательства не предопределяет его силу и доказательственную ценность.

Если относимость, достоверность и сила доказательства зависят от его информационного содержания, то допустимость доказательства определяется не самим содержанием, а его процессуальным оформлением. Следовательно, допустимость и доказательственная значимость, совершенно различные свойства доказательства. В этой связи следует согласиться с мнением Ю.К. Орлова, который считает, что доказательственная значимость не зависит ни от способа получения доказательства ни от его процессуального оформления [44].

Что касается соотношения достоверности и силы доказательства, то в равной степени достоверные доказательства будут обладать различной доказательственной значимостью. Например, показания водителя о том, что вследствие разрыва передней шины автомобиль потерял управление и опрокинулся, и заключение эксперта о том, что вследствие заводского брака произошел разрыв шины, что и послужило причиной опрокидывания автомобиля. Очевидно, что в этом случае заключение эксперта будет обладать большей доказательной силой.

Термин «сила» используется и в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях. Так, в ст. 26.11 КоАП РФ закреплено правило свободной оценки доказательств, согласно которому никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу. Это правило означает, что должностные лица, осуществляющие производство по делу об административном правонарушении, ire должны придавать какого-то особого доказательственного значения, например, вещественным доказательствам только на том основании, что они «более объективны». Фактические данные, полученные из объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу, показаний свидетелей или потерпевших, не могут рассматриваться ни как «худшие», ни как «лучшие» по сравнению с данными, содержащимися, в иных источниках. Все собранные по делу об административном правонарушении фактические данные абсолютно равнозначны до того, как пройдут соответствующую проверку и оценку. В результате такой оценки какие-то данные могут быть признаны не допустимыми, какие-то не достоверными, а какие-то будут признаны доказательствами по делу об административном правонарушении. Представляется, что доказательственная значимость, весомость и логическая убедительность прошедших проверку и оценку фактических данных в установлении обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу, будет различной. Например, факт нахождения водителя в состоянии опьянения может быть подтвержден соответствующим актом медицинского освидетельствования и иными доказательствами (например, показаниями свидетелей, показаниями специального технического средства - индикаторной трубки «контроль трезвости», оформленными надлежащим образом в соответствии с требованиями нормативных правовых актов, в присутствии понятых) [45]. Несмотря на то, что и акт медицинского освидетельствования и показания свидетелей будут соответствовать требованиям относимости и допустимости их доказательственное значение будет далеко не одинаковым. Вряд ли следует также отрицать, что прямые доказательства всегда имеют большую доказательную силу, чем косвенные.

Таким образом, сила (значимость) подлежит установлению и оценке как самостоятельное свойство доказательства, не зависящее от других его свойств. Определяя значимость доказательства, следует исходить в первую очередь из его информационного содержания и законов логики.

Вместе с тем, если в ходе производства по делу об административном правонарушении доказательство признано относимым, допустимым и достоверным, оно не может быть исключено из совокупности собранных по делу доказательств по причине его недостаточной доказательственной значимости. По нашему мнению соответствие доказательства требованиям относимости, допустимости и достоверности является обязательным условием его использования в производстве по делам об административных правонарушениях, тогда как его доказательственная значимость таким условием не является. С этой точки зрения данное свойство доказательства в отличие от его свойств относимости, допустимости и достоверности можно признать факультативным.

Если относимость, допустимость и достоверность это свойства, присущие каждому отдельно взятому доказательству, то совокупность собранных по делу доказательств характеризуется таким свойством как достаточность. В статье 88 УПК РФ, в частности сказано: «Каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела». Оценка совокупности собранных по делу доказательств с точки зрения их достаточности предусмотрена всеми ныне действующими процессуальными кодексами [46].

Достаточность означает, что в ходе производства по делу об административном правонарушении были собраны доказательства, позволяющие сделать достоверный вывод об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания, и принять обоснованное решение по делу. Определение достаточности доказательств осуществляется должностным лицом, в производстве которого находится дело, на основе своего внутреннего убеждения, что нередко приводит к тому, когда одну и ту же совокупность доказательств один субъект доказывания признает достаточной, а другой - нет. Тем не менее, установить для определения достаточности доказательств какие-то заранее определенные формальные критерии невозможно.

По мнению О.В. Левченко, требование достаточности доказательств опирается на количественный и качественный критерии оценки собранных по делу доказательств. Он считает, что качественная оценка достаточности совокупности доказательств заключается, прежде всего, в оценке возможности всех собранных по делу доказательств установить входящие в предмет доказывания обстоятельства. Количественная же оценка достаточности доказательств - это их совокупность, т.е. доказательства, чтобы стать достаточными для разрешения дела об административном правонарушении, должны находиться в определенной совокупности, которая представляет собой законом устанавливаемую систему доказательств [47].

Некоторые авторы наряду с признаками и свойствами доказательств рассматривают еще и функции, которые они выполняют в процессуальном доказывании [48]. Первая функция - доказательства выступают как средства организации действий по доказыванию. По мнению В.В. Молчанова это выражается в том, что доказательства занимают промежуточное место между целью (выяснение фактических обстоятельств противоправного деяния) и результатом доказывания. Вторая функция доказательств - отражательно-информационная. Согласно этой функции фактические данные могут быть использованы для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания по делу, потому, что воспроизводят факты реальной действительности, являются их отражением. Третья функция - удостоверительная. По мнению В.В. Молчанова судебные доказательства выступают в гражданском и арбитражном процессах не только как средства получения знания, но и являются после их оценки аргументами обоснования конечных выводов суда.

Не возражая против того, что указанные функции свойственны доказательствам, вес же считаем необходимым высказать собственную точку зрения по данному вопросу. Подлежащие выяснению по делу об административном правонарушении обстоятельства устанавливаются доказательствами, т.е. фактическими данными, содержащимися в предусмотренных законом источниках. Доказательства, как мы уже упоминали, обладают информационным содержанием. Именно оно позволяет должностному лицу, осуществляющему производство по делу об административном правонарушении познать все обстоятельства противоправного события. Следовательно, доказательства выполняют, прежде всего, познавательную функцию. Однако доказательства не только несут достоверное знание о противоправном событии. Будучи процессуально закреплены, они удостоверяют это знание. Позволяют проверить истинность полученных по делу фактических данных на любой стадии производства. Стало быть, наряду с познавательной функцией доказательства выполняют еще и удостоверительную функцию. Вместе с тем доказательства в производстве по делам об административных правонарушениях выступают не только как средства познания истины, но и как основание для выводов и принятия окончательного решения по делу (и в этом мы согласны с В.В. Молчановым). Посредством доказательств субъект доказывания обосновывает правильность вынесенного им по делу решения. Значит, доказательства выполняют также и функцию обоснования.

Учитывая изложенное, полагаем необходимым внести в КоАП РФ нормы, устанавливающие требования к доказательствам и позволяющие оценивать их с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. Для этого статью 26.11 КоАП РФ надлежит дополнить следующими положениями:

«Доказательство относимо, если его содержание позволяет установить наличие или отсутствие события административного правонарушения, лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), и другие входящие в предмет доказывания обстоятельства дела.

Доказательства допустимы, если соответствуют закону источник и способ собирания доказательств, соблюден установленный законом процессуальный порядок их закрепления, доказательства получены надлежащим субъектом.

Достоверность доказательства определяется в результате проверки и изучения свойств источника, обстоятельств формирования доказательства, способа получения, а также подтверждения или опровержения ранее полученных фактических данных сведениями из других источников».


Чушкин Сергей Иванович



[1] См.: А.А. Эйсман. Логика доказывания. М., 1971. С. 19.

[2] См.: А.С. Козлов. Понятие и признаки судебных доказательств в советском гражданском процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1978. С. 14.

[3] См.: А.А. Эйсман. Указ. соч. С. 19.

[4] См.: Р.С. Белкин. Указ. соч. С. 71.

[5] См.: А.И. Трусов. Указ. соч. С. 34.

[6] См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. Под ред. Н.В. Жогина. М., 1973. С. 247.

[7] См.: Постановление Совета Министров - Правительства РФ от 23 октября 1993 г. № 1090 «О правилах дорожного движения» с изм. от 28.02.2006 г. Собрание актов Президента и Правительства РФ от 22.11.1993 г., № 47, ст. 4531; Российская газета от 7.03.2006г. № 46.

[8] Наряду с указанным актом не исключается подтверждение факта нахождения водителя в состоянии опьянения и иными доказательствами (например, показаниями свидетелей, показаниями специального технического средства - индикаторной трубки «контроль трезвости», оформленными надлежащим образом в соответствии с требованиями нормативных правовых актов, в присутствии понятых). См.: п. 7 постановления Пленума ВС РФ от 24.10.2006г. № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». Российская газета от 08.11.2006г. № 250.

[9] См. Ст.ст. 24.4, 25.1 - 25.10, 26.1 - 26.11, 28.2, 29.1, 29.7 КоАП РФ и др.

[10] См.: ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, а также ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ.

[11] См.: ст. 60 ГПК РФ, ст. 68 АПК РФ, ст. 75 УПК РФ.

[12] О требованиях, позволяющих оценить доказательство с точки зрения его допустимости и возможности использования в процессе доказывания по делу, см. также: О.В. Левченко. Указ. соч. С. 156-160.

[13] См.: ст. I ФЗ от 29,12.1994г. № 77-ФЗ «Об обязательном экземпляре документов» в ред. от 18.12,200бг. Российская газета от 17.01.1995г. № 11*12; от 22.12,2006г. № 289.

[14] См.: п. 18 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2005г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» в ред. от 25.05.2006.

[15] Понятие «доказывание» закреплено законодателем в ст. 85 УПК РФ.

[16] Цит. по кн.: Р.С. Белкин. Собирание, исследование и оценка доказательств. Сущность и методы. М., 1966. С. 28.

[17] Там же. С. 29.

[18] См.: А.Р. Белкин. Указ. соч. С. 189 и сл.

[19] См.: ст. 86 УПК РФ.

[20] См. А.Р. Белкин. Указ. соч. С. 193.

[21] См.: ч. 1 ст. 25.1,4.2 ст. 25.2, ч. 4 ст. 25.3, ст. 25.4, ч. 5 ст. 25.5 КоАП РФ.

[22] См.: ст. 26.9 КоАП РФ.

[23] См.: ст. 26.10 КоАП РФ.

[24] См.: P.P. Айгистов. Изъятие предметов и документов, как способ получения доказательств в административном процессе. Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005.

[25] См.: ст. 27.10, 27.14 КоАП РФ.

[26] См.: ст. 26.4 КоАП РФ.

[27] См.: п. 18 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2005г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российском Федерации об административных правонарушениях» в ред. от 25.05.2006 г.

[28] См.: Н.Г. Салищева. КоАП: путь к совершенству. Электронный журнал «Юрист». 2004. № 28. СПС «Гарант».

[29] См.: В.В. Головко, О.А. Иванова. К вопросу об административной ответственности за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии алкогольного опьянения. Административное право и процесс. № 3. 2005. С. 33.

[30] См.: ч. 4 ст. 28.3 КоАП РФ и ФЗ от 20.08.2004 № 114-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях». СЗ РФ от 23.08,2004, № 34, ст. 3529.

[31] См.: приказ МВД РФ от 02.06.2005г. № 444 «О полномочиях должностных лиц МВД России и ФМС России по составлению протоколов по делам об административных правонарушениях и административному задержанию» в ред. от 15.11.2006г. Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 01.08.2005. № 31; от 29.01.2007г. № 5.

[32] См.: п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2005г, № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» в ред. от 25.05.2006 г.

[33] См. ст. 30.1 КоАП РФ.

[34] См.: ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ.

[35] См.: ст.ст. 25.12, 25.13, 29.2, 29.3 КоАП РФ.

[36] См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. Под ред. H.B. Жогина. М., 1973. С. 237.

[37] См.: Ю.К, Орлов, Указ. соч. С. 44 - 45.

[38] См. ч. 3 ст. 67 ГПК РФ; ч.2. ч.3 ст. 71 АПК РФ; ч. 1 ст. 88 УПК РФ.

[39] См. ч. 2 ст. 25.12, ст. 25.13 КоАП РФ.

[40] См. также: Ю.К. Орлов. Указ. соч. С. 56.

[41] См.: Р.С. Белкин. Указ. соч. C.81.

[42] См.: Ю.К. Орлов. Указ. соч. С. 57.

[43] См.: Г.М. Резник. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М., 1977. С. 15.

[44] См. также: Ю.К. Орлов. Указ. соч. С. 58.

[45] См.: ст.ст. 25.7, 27.12 КоАП РФ, а также п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24.10.2006 г. № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». Российская газета от 08.11.2006г. № 250.

[46] См.: ст. 67 ГПК РФ; ст. 71 АПК РФ; ст. 88 УПК РФ.

[47] См.: О.В. Левченко. Указ. соч. С. 161.

[48] См.: В.В. Молчанов. Собирание доказательств в гражданском процессе. М., 1991. С. 13.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Проблема четкого определения состава должностного административного правонарушения в нормах административного права
Административная и уголовная ответственность в сфере лицензирования
Особенности использования источников доказательств по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения.
Свойства доказательств по делам об административных правонарушениях.
Реформа науки административного права в трудах И.Т. Тарасова
Вернуться к списку публикаций