2014-03-15 09:44:26
ГлавнаяАдминистративное право — Особенности использования источников доказательств по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения.



Особенности использования источников доказательств по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения.


Протоколы о применении мер обеспечении производства по делам об административных правонарушениях

Наряду с протоколом об административном правонарушении в ходе производства по делу могут составляться и иные протоколы. В частности, составление таких протоколов предусмотрено главой 27 КоАП РФ при применении уполномоченным должностным лицом той или иной меры обеспечения производства по делу. При этом каждый такой протокол, как и протокол об административном правонарушении, выступает источником доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения.

I. Согласно статье 27.2 КоАП РФ при невозможности составления протокола об административном правонарушении на месте его выявления, в случае если составление протокола является обязательным, осуществляется доставление, т.е. принудительное препровождение физического лица в служебное помещение органа внутренних дел или помещение органа местного самоуправления сельского поселения. Такая ситуация, например, может возникнуть в случае отсутствия у водителя, совершившего административное правонарушение, документов, удостоверяющих его личность или документов на транспортное средство, которым он управляет. Правонарушитель своим поведением может препятствовать составлению протокола. Доставление может быть вызвано также и необходимостью проведения дополнительной проверки по выяснению обстоятельств правонарушения в области дорожного движения и их последствий [1]. О доставлении составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе об административном правонарушении или в протоколе об административном задержании [2].

К сожалению, статья 27.2 КоАП РФ, которая устанавливает правовое основание и процессуальный порядок применения такой меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях как доставление, предусматривает доставление правонарушителя только в служебное помещение органа внутренних дел или помещение органа местного самоуправления сельского поселения. Между тем при надзоре за дорожным движением у сотрудников Госавтоинспекции возникает необходимость осуществлять доставление не только в помещения указанных органов, но и в медицинские учреждения. Правовым основанием для этого является статья 11 закона «О милиции», которая позволяет доставлять в медицинские учреждения лиц, находящихся в общественных местах в состоянии опьянения и утративших способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке, либо могущих причинить вред окружающим или себе [3]. Необходимо отметить, что данное полномочие не связано с пресечением административных правонарушений в области дорожного движения, а носит профилактический характер и направлено, прежде всего, на обеспечение и охрану общественного порядка.

В тоже время, для определения наличия в организме участников дорожного движения алкоголя или наркотических средств, сотрудникам ГИБДД предоставлено право направлять или доставлять в медицинские учреждения лиц, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, если результат их освидетельствования необходим для подтверждения или опровержения факта правонарушения либо объективного рассмотрения дела о правонарушении [4]. Однако данное правомочие установлено только законом «О милиции». Оно не нашло своего закрепления в КоАП РФ. В этой связи в часть 1 статьи 27.2 КоАП РФ необходимо, на наш взгляд, внести изменения, позволяющие осуществлять доставление не только в служебное помещение органа внутренних дел или помещение органа местного самоуправления сельского поселения, но и в организации здравоохранения, имеющие лицензию на осуществление медицинской деятельности с указанием работ и услуг по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

2. В исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, а также исполнения принятого по делу постановления уполномоченное должностное лицо может применить административное задержание, которое будет заключаться в кратковременном ограничении свободы физического лица [5].

«Административное задержание лица, совершившего административный проступок, - считает М.И. Еропкин, - позволяет установить его личность и составить необходимые для привлечения к административной ответственности документы. Однако эта сторона правообеспечительной функции, выполняемой мерами административного пресечения, носит вспомогательный характер, тогда как главное состоит в прекращении противоправного поведения» [6]. Фактическим основанием применения административного задержания является только совершение лицом административного правонарушения. По мнению Б.В. Россинского, получившая широкое распространение в ряде городов страны практика административного задержания лиц, не имеющих при себе документов, удостоверяющих их личность, является незаконной [7].

В соответствии с приказом МВД РФ от 02.06.2005г. № 444 сотрудники ГИБДД вправе применять административное задержание к лицу, совершившему административное правонарушение только в случае, если они имеют право составить протокол о данном административном правонарушении. Правом осуществлять административное задержание при выявлении любых административных правонарушений обладают начальники дежурных частей (дежурных смен дежурных частей) органов внутренних дел, участковые уполномоченные милиции и др. лица системы ОВД, в случае обращения к ним, должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях [8].

Об административном задержании составляется протокол, в котором указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о задержанном лице, время, место и мотивы задержания [9]. Общий срок административного задержания составляет не более трех часов. Однако, при совершении водителем административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, срок административного задержания может быть увеличен до 48 часов [10].

3. В целях обнаружения орудий совершения либо предметов административного правонарушения соответствующие должностные лица в ходе производства по делу вправе осуществить личный досмотр правонарушителя и находящихся при нем вещей. Правовым основанием проведения личного досмотра является не только статья 27.7 КоАП РФ, но и статья 11 закона «О милиции». Так, при наличии достаточных данных полагать, что граждане имеют при себе оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства или психотропные вещества сотрудники милиции имеют право осуществлять в порядке, установленном законодательством об административных правонарушениях, личный досмотр граждан и их вещей [11]. Кроме того, в случае незаконного проникновения либо попытки проникновения на охраняемые милицией территории и объекты, сотрудники милиции также имеют право производить личный досмотр задержанных при этом лиц, досмотр их вещей и транспортных средств [12].

В тоже время ни в статье 27.7 КоАП РФ ни в статье 11 закона «О милиции», которые устанавливают основания и процессуальный порядок проведения личного досмотра, не раскрывается определение данного понятия. Иными словами, что считать личным досмотром? Какие действия допустимы в ходе личного досмотра? Допустимо ли производить снятие верхней одежды с досматриваемого гражданина или достаточно его визуального поверхностного осмотра? Каким образом проверяется содержимое карманов одежды? В каких случаях гражданину предлагается добровольно предъявить содержимое карманов, а в каких случаях это делает сам досматривающий? Не оговорено в законе и применение в ходе личного досмотра технических средств, например, ручного металлоискателя. Не урегулированы правовыми нормами и действия должностных лиц в случае несогласия гражданина на проведение личного досмотра и возможность его проведения в принудительном порядке [13]. В чем отличие в таком случае личного досмотра от личного обыска, производство которого урегулировано нормами УПК РФ [14]?

Вместе с тем применение сотрудниками милиции данной меры не может не затрагивать прав, свобод и личного достоинства гражданина, по отношению к которому такая мера была применена. Поэтому основания применения личного досмотра и процессуальный порядок его проведения должен быть, по нашему мнению, более детально урегулирован законом. В этой связи предлагаем законодательно закрепить условия проведения личного досмотра и действующие при этом ограничения. По нашему мнению, целесообразно нормативно ограничить длительность проведения личного досмотра, закрепить условия его проведения вне помещений (например, минимальную и максимальную температуру окружающей среды, отсутствие осадков и т.д.), обстоятельства, при которых допускается снятие верхней одежды и нижнего белья (например, необходимость присутствия медицинского работника, отсутствие посторонних лиц, и т.д.) и другие условия. Материалы, полученные при осуществлении личного досмотра с применением фото- и киносъемки, видеозаписи или иных установленных способов фиксации вещественных доказательств, связанные с обнажением досматриваемого, должны носить конфиденциальный характер и не подлежать распространению.

4. Говоря о такой мере административного принуждения как досмотр транспортных средств нельзя не сказать, что применение данной меры в правоприменительной практике вызвано не только совершением административных правонарушений, но и увеличением (в значительной степени) количества преступлений, совершаемых с использованием автомобильного транспорта. Незаконная перевозка наркотиков, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, активизация террористической деятельности - эти и другие преступления служат основной причиной, по которой сотрудники милиции вынуждены досматривать транспортные средства. Следует признать, что в подавляющем большинстве случае досмотр транспортных средств носит профилактический характер. Тем не менее, как и в случае с личным досмотром правовое регулирование процедуры проведения досмотра транспортных средств оставляет желать лучшего.

Например, согласно п. 20 ст. 11 закона «О милиции» досмотр транспортных средств может осуществляться при розыске совершивших побег осужденных и лиц, заключенных под стражу, а также преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений. Однако указанные действия возможны только по решению начальника органа внутренних дел либо его заместителя. Аналогичное требование изложено и в п. 25 той же статьи. В тоже время п. 23 данной статьи позволяет сотруднику милиции самостоятельно принять решение о необходимости проведения досмотра транспортных средств при наличии у него подозрений, что эти транспортные средства используются в противоправных целях. Более того, этот же пункт предоставляет сотруднику милиции полномочия «осуществлять с участием водителей или граждан, сопровождающих грузы, осмотр транспортных средств и грузов».

Наряду с законом «О милиции» правовым основанием осуществления досмотра транспортных средств является и статья 27.9 КоАП РФ, в соответствие с которой досмотр транспортных средств любого вида производится в целях обнаружения орудий совершения либо предметов административного правонарушения. При этом под досмотром понимается обследование транспортного средства, проводимое без нарушения его конструктивной целостности. Такое определение вызывает определенные возражения. «Если в данном случае предполагается запрет на частичную или полную разборку определенных узлов на составные части, - пишет С.Н. Дмитриев, - то процедура досмотра автомобилей теряет всякий смысл, поскольку автомобили обладают множеством технологических полостей и замкнутых пространств, начиная от топливных баков и кончая термоизоляционными зазорами в обшивке кузовов» [15]. По его мнению, условие производства досмотра следовало бы связать не с «нарушением конструктивной целостности», а с необходимостью сохранения функциональных качеств досматриваемых узлов и деталей после выполнения данной операции. Соглашаясь с автором в вопросе о необходимости более детального законодательного урегулирования процедуры досмотра транспортных средств все же хотелось бы высказать собственную точку зрения по данному поводу.

Безусловно, следует признать, что отсутствие доступа к скрытым технологическим полостям транспортных средств при их досмотре значительно снижает его эффективность. Однако наличие таких полостей не свидетельствует об обязательном их использовании для незаконной перевозки запрещенных предметов или других опасных веществ. Не является это и основанием для полной или частичной разборки транспортных средств с целью проверки возможности такой перевозки. Представляется, что в данном случае права и свободы владельцев транспортных средств должны быть защищены презумпцией невиновности. Это, во-первых. А во-вторых, при наличии достаточных данных, свидетельствующих об использовании транспортного средства для незаконной перевозки запрещенных предметов и веществ, сотрудники милиции, осуществляющие его досмотр должны руководствоваться не нормами административно-процессуального права, а нормами уголовно-процессуального законодательства [16]. Думается, что указанные нормы в достаточной степени регламентируют подобную процедуру.

Как мера обеспечения производства по делу об административном правонарушении досмотр транспортного средства требует своего процессуального оформления и закрепления полученных при этом результатов, В этих целях о досмотре транспортного средства составляется протокол либо делается соответствующая запись в протоколе об административном задержании [17]. При этом сведения, содержащиеся в протоколе, могут быть использованы в производстве по делу об административном правонарушении в качестве доказательств. Введенное же законом «О милиции» понятие «осмотр транспортных средств и грузов» нормами КоАП РФ не регулируется, а, следовательно, не предусмотрено КоАП РФ и процессуальное оформление подобной процедуры.

Таким образом, не согласованность, а в ряде случаев и явное противоречие двух указанных нормативных актов создают реальные условия для нарушения прав и свобод участников дорожного движения. Фактически осуществляя досмотр транспортного средства, сотрудник милиции может процессуально его не оформлять, поскольку всегда имеет возможность заявить, что проводил всего лишь визуальный осмотр, который не требует процессуального оформления. Вызывает удивление и то, что в числе образцов процессуальных документов, разработанных и рекомендованных НИЦ ГИБДД МВД РФ к использованию при производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения, образец протокола досмотра транспортных средств отсутствует [18]. А это свидетельствует о том, что сотрудники ГИБДД в своей правоприменительной деятельности таких протоколов не составляют. Не представляется возможным сделать запись о произведенном досмотре и в протоколе об административном задержании, поскольку производить такое задержание зачастую нет необходимости. Таким образом, происходит нарушение требований статьи 27.9 КоАП РФ.

Нами предлагается следующая процедура осуществления досмотра транспортных средств. В случае, если указанная мера применяется в целях охраны общественного порядка и общественной безопасности, т.е. носит профилактический характер, предлагается осуществлять не досмотр, а визуальный осмотр транспортных средств. Такой осмотр, как правило, должен проходить с участием водителя и без нарушения конструктивной целостности автомобиля, т.е. без вскрытия его технологических полостей. Составлять протокол при этом не требуется. При обнаружении в процессе осмотра признаков состава преступления либо административного правонарушения, а равно вещей и документов, подлежащих изъятию в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также при необходимости доступа в салон, кабину, кузов или багажный отсек автомобиля осмотр немедленно прекращается. Приглашаются понятые, а при необходимости - специалисты или эксперты, с участием которых производится дальнейший досмотр транспортного средства. О результатах такого досмотра составляется протокол либо делается запись в протоколе об административном правонарушении. Учитывая важность и актуальность данной меры, следует согласиться с тем, что основания, процессуальный порядок и границы ее применения требует дальнейшей законодательной регламентации.

5. Недостаточное законодательное урегулирование отдельных вопросов административно-юрисдикционной деятельности приводит к тому, что существующие в этой области пробелы становятся предметом ведомственного регулирования. Это касается, прежде всего, производства по делам о нарушениях Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекших совершение дорожно-транспортного происшествия (далее - ДТП). Например, при оформлении материалов по факту ДТП, в результате которого причинен вред здоровью потерпевшего, сотрудникам ГИБДД рекомендуется составлять протокол осмотра места дорожно-транспортного происшествия, схему места дорожно-транспортного происшествия, протокол осмотра транспортного средства, справку по дорожно-транспортному происшествию [19]. Если же в результате ДТП причинен только материальный ущерб, рекомендуется составлять схему места дорожно-транспортного происшествия, к которой необходимо приобщать сведения о водителях и транспортных средствах, участвовавших в ДТП, а также объяснения участников и свидетелей происшествия. Дополнительные сведения, имеющие непосредственное значение для выяснения обстоятельств ДТП и принятия объективного решения по делу могут быть изложены в рапорте [20].

Однако, независимо от наступивших последствий установить обстоятельства ДТП, а также причины и условия, способствующие его совершению, невозможно без своевременного, тщательного и квалифицированного осмотра места происшествия. Осмотр места ДТП позволяет определить вид происшествия, иные, значимые для дела обстоятельства; обнаружить предметы, имеющие отношение к ДТП и могущие служить вещественными доказательствами по делу, а также другие следы административного правонарушения; зафиксировать положение участников ДТП и других, имеющих отношение к ДТП объектов, в том положении, в котором они находились в момент проведения осмотра.

Вместе с тем КоАП РФ регулирует только порядок осмотра принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и документов [21]. Проведение осмотра каких-либо иных объектов, в том числе и места дорожно-транспортного происшествия, участвующих в ДТП транспортных средств, с составлением соответствующих протоколов и схемы места ДТП, КоАП РФ не предусмотрено. Не регламентируются указанные действия и другими нормативными актами, регулирующими деятельность ГИБДД [22].

Поскольку допустимость доказательств определяется, в том числе и такими элементами, как соответствие источника и способа их собирания закону, следовательно, любые фактические данные, полученные с помощью не предусмотренных законом действий, не могут использоваться в производстве по делу об административном правонарушении. К тому же протоколы как источники доказательств могут выступать в этом качестве только в том случае, если они предусмотрены КоАП РФ [23]. Указанные же нами Методические рекомендации по организации деятельности Госавтоинспекции при производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения не носят нормативного характера.

В тоже время нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение вреда здоровью потерпевшего в зависимости от характера и степени такого вреда, может быть квалифицировано и как преступление. При получении заключения судебно-медицинской экспертизы [24] о том, что здоровью пострадавшего причинен тяжкий вред, на основании п. 3 ч. 1 статьи 29.9 КоАП РФ выносится постановление о прекращении производства по делу, поскольку в данном деянии усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ. В дальнейшем материалы данного дела передаются прокурору, в орган предварительного следствия или орган дознания и производство по нему осуществляется уже в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом. Если же судебно-медицинской экспертизой будет установлено, что потерпевшему причинен легкий вред здоровью либо вред средней тяжести, то такое деяние квалифицируется как административное правонарушение, предусмотренное статьей 12.24 КоАП РФ.

Таким образом, возникает вопрос, каким законом руководствоваться (КоАП РФ или УПК РФ) при оформлении материалов по факту ДТП, в результате которого причинен вред здоровью потерпевшего. Ведь при наличии в ДТП пострадавших окончательная квалификация деяния, а, следовательно, и порядок производства по делу, будет определяться только после получения и на основании соответствующего заключения судебно-медицинской экспертизы. В тоже время первоначальные процессуальные действия на месте ДТП должны быть проведены как можно в более короткий срок. С этой целью установлены нормативы прибытия нарядов ДПС ГИБДД на место ДТП при наличии пострадавших с момента получения соответствующей информации: 20 минут - в городах и на федеральных автомобильных дорогах; 60 минут - в прочих населенных пунктах и на других автомобильных дорогах [25]. Все имеющие отношение к ДТП фактические данные должны получить своевременное процессуальное закрепление, в противном случае они будут безвозвратно утрачены, что сделает невозможным установить обстоятельства случившегося.

Вместе с тем сотрудники ГИБДД, осуществляющие первоначальные процессуальные действия по факту ДТП, на основании визуального наблюдения и с учетом собственного опыта, могут достаточно точно или с известной долей вероятности квалифицировать совершенное деяние как административное правонарушение (например, ДТП с материальным ущербом, причинившим легкий вред здоровью потерпевшего) либо как преступление (причинение тяжкого вреда здоровью или гибель человека). Сложность составляют ДТП с «пограничным» причинением вреда (средней тяжести либо тяжкий вред). Визуально определить это, как правило, достаточно сложно.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


Преодоление коррупции в государственном аппарате
Правовые аспекты досрочного прекращения полномочий Президента Российской Федерации
К вопросу о роли государственной службы в укреплении законности
К вопросу о правовом статусе государственного служащего
Организация и проведение выборов Президента России
Вернуться к списку публикаций