2014-01-19 14:37:37
ГлавнаяАдминистративное право — Правовой статус лица, привлекаемого к административной ответственности



Правовой статус лица, привлекаемого к административной ответственности


Механизм реализации прав и законных интересов лица, привлекаемого к административной ответственности.

Правовые гарантии прав и законных интересов лица, привлекаемого к административной ответственности, и их реализация.

При всей широте мнений на природу и сущность правового государства одним из его отличительных признаков традиционно выделяется обеспеченность интересов, прав и свобод граждан [1]. Это происходит в силу их изначальной ценности, поэтому степень защищенности населения рассматривается как один из важнейших показателей прогрессивного развития общества.

Основным признаком правового государства остается господство права, а «измеряется» он, прежде всего, степенью развитости и гарантированности прав и свобод личности, юридическим характером ее взаимосвязи с обществом и государством [2].

В то же время мало провозгласить то или иное право. Необходимо еще и обеспечить его реализацию. Если права и свободы граждан, зафиксированные законодателем, не реализуются, поскольку не разработан механизм их реализации, то этими правами невозможно воспользоваться, а при бесправии граждан законность превращается в беззаконие и произвол [3].

Вместе с тем говорить о правовом государстве можно тогда, когда оно обеспечивает защиту прав и интересов граждан не только применением соответствующих принудительных мер к виновным лицам, но и надлежащую защиту прав, свобод и интересов последних путем установления соответствующего демократического процессуального порядка разрешения споров и конфликтов [4].

Предоставляя гражданам права и свободы и возлагая на них обязанности, государство берет на себя бремя гарантировать эти права и сохраняет за собой возможность в пределах правопорядка прибегнуть к широкому диапазону мер от убеждения до принуждения - с тем, чтобы установленные обязанности были исполнены [5].

Поэтому реализация прав граждан представляет собой регламентированный нормами права демократический по своему содержанию и формам осуществления процесс, обеспечивающий каждому гражданину те материальные и духовные блага, которые лежат в основе принадлежащих ему субъективных прав, а также защиту этих прав от любых посягательств [6].

Защита прав личности — обязанность всех государственных и муниципальных органов. Каждый из них обязан обеспечить реализацию прав граждан в рамках своих конституционных задач и присущими ему методами.

Гарантия (фр. Garantie) - ручательство, условия, обеспечивающие что-либо [7]. «Гарантия» означает определенным образом обеспечивать в полном объеме что-либо, ограждать, охранять, защищать, сделать реальным [8].

В широком смысле понятием «гарантии» охватывается вся совокупность объективных и субъективных факторов, которые направлены на подлинную реализацию прав и свобод российских граждан, на устранение возможных причин и препятствий их неполного или ненадлежащего осуществления и защиту прав от далеко нередких в наши дни нарушений [9].

А.В. Мицкевич под гарантиями понимает условия и средства, обеспечивающие фактическую реализацию и всестороннюю охрану прав и свобод всех и каждого [10].

Анализ различных точек зрения на понятие гарантий прав и свобод граждан позволяет установить, что правовое положение гражданина в государстве определяется не только фактом закрепления его прав и свобод в законе.

Мы поддерживаем точку зрения авторов, относящих к гарантиям установленные законом средства и способы, с помощью которых граждане имеют реальную возможность полно и беспрепятственно использовать свои права, защищать свои законные интересы, а так же положения, которые обязывают соответствующие государственные органы и должностных лиц оберегать права граждан от посягательств, разъяснять гражданам их права, создавать условия для осуществления этих прав [11].

Проблема реализации прав и свобод граждан затрагивает правовые вопросы, экономическое состояние общества, уровень развития демократических институтов, состояние духовного потенциала, психологических стереотипов массового сознания и поведения, а все это вместе взятое проявляется в процессе осуществления гарантий прав и свобод граждан [12].

В настоящее время общепризнанным является разделение гарантий на две группы: 1) общие (экономические, политические, идеологические, социальные, организационные) и 2) специальные (юридические или правовые) [13].

Без экономического достоинства личности, без свободы в сфере экономического выбора, соответствующего способностям и возможностям людей, создать необходимые материальные гарантии реализации прав и свобод граждан в какой бы то ни было сфере невозможно, как невозможно и обеспечить социальную справедливость [14].

Государство, действующее в режиме демократии, не вмешивается во взаимоотношения людей, если несовпадение их интересов не достигает степени социально-экономической противоречивости, не подвергает опасности жизненные интересы общества [15].

Под духовными гарантиями традиционно признается культура общества, образованность и сознательность его членов, активной составляющей духовных гарантий прав и свобод граждан признается правосознание [16].

Комплекс условий, обеспечивающих права членов общества в производстве, распределении и потреблении, есть, по словам С.С. Шабалина, социальные гарантии [17].

А.П. Коренев вводит еще и организационно-правовые гарантии, к которым относит специальные меры, заключающиеся в деятельности определенных органов и должностных лиц, имеющих целью охрану законности [18].

Первая группа гарантий рассмотренной классификации направлена на создание благоприятной обстановки для пользования основными нравами и свободами, а также исполнения обязанностей. Вторая группа вооружает органы государства, органы местного самоуправления, общественные объединения, самих граждан эффективным инструментом в борьбе за надлежащее осуществление основных прав и свобод [19].

Помимо уже отмеченных групп гарантий прав и свобод отчетливо просматриваются еще две разновидности гарантий. Одни из них служат условиями и средствами охраны, обеспечения и защиты всех или значительной части прав и свобод, другие же - строго определенных.

На примере положений Конституции России, Л.Д. Воеводин к числу первых относит то, что «государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется», ко вторым, например, следующее — «никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребывание в нем» [20].

На наш взгляд, в первую очередь речь следует вести о правовых гарантиях, так как их цель проявляется в обеспечении непосредственного удовлетворения интересов, пользовании лежащими в основе прав и свобод граждан благами различного характера.

Дело в том, что хотя общие гарантии законности и играют значительную роль в поддержании режима законности, но все же они не могут до конца его обеспечить, так как их основная задача - создавать необходимые экономические, социальные, политические и другие условия (например, они не могут восстановить нарушенное право, обеспечить привлечение виновных к ответственности) [21].

Вопрос о понятии юридических (правовых) гарантий в специальной литературе рассматривался многими видными учеными, В результате чего по этому вопросу выработалось ряд подходов.

Первые к юридическим гарантиям относят юридические нормы определенной разновидности, так называемые нормативно-правовые средства [22].

Второй подход сводится к тому, что юридические гарантии представляют собой собственно саму практическую деятельность государственных органов, учреждений, организаций, должностных лиц, которая регулируется этими нормами [23].

Сторонники третьего подхода в состав юридических гарантий помимо нормативно-правовых средств обеспечения законности включают также и юридическую деятельность государственных органов, учреждений, организаций, должностных лиц, которая регулируется этими нормами [24].

Другими авторами к юридическим гарантиям относятся нормы права, основанная на них правоприменительная деятельность по обеспечению и охране законности, а также индивидуальные юридические акты, в которых эта деятельность фиксируется [25].

Кроме этого, ряд авторов полагают, что в состав гарантий законности можно включить и юридическую ответственность, так как само ее наличие для лица, нарушающего чьи-то права и не выполняющего свои обязанности, следует рассматривать как особое проявление юридической гарантии законности [26].

Заслуживает отдельного внимания позиция авторов, рассматривающих процессуальные права личности как процессуальные гарантии. Одно право при таком подходе может служить обеспечению, охране и защите другого права. Таковыми, например, являются права: на обжалование, выступать на родном языке, заявлять отводы, иметь защитника [27].

Исследуя различные точки зрения, хотелось бы отметить, что ни один из описанных ранее подходов в определении юридических гарантий не противоречит другому. По нашему мнению, их характеризует различная степень полноты охвата данного правового института.

Анализ научной литературы, посвященной административно-правовой проблематике, свидетельствует, что ее значительная часть ориентирована на решение задач обеспечения прав и свобод граждан.

Гарантии обеспечения прав и законных интересов участников производства по делам об административных правонарушениях, в том числе и лица, привлекаемого к административной ответственности, имеют свою специфическую классификацию.

Например, А.И. Павловский делит гарантии прав граждан, привлекаемых к административной ответственности, на прямые и косвенные [28].

К первой группе он относит гарантии, которые обеспечивают полную или частичную реабилитацию данного участника (например, отмена постановления с прекращением дела согласно п.3 ч. 1 ст. 237 КоАП РСФСР). Во вторую группу им включены гарантии, служащие, например, целью приостановить исполнение постановления по делу (по жалобе лица, привлекаемого к ответственности, или протесту прокурора).

Другие авторы акцентируют внимание на процессуальных гарантиях, под которыми в уголовном процессе понимаются установленные законом средства, при помощи которых граждане могут защитить свои права и интересы [29], либо гарантии для предупреждения осуждения и наказания невиновных, для ограждения обвиняемого от несправедливого осуждения, а наряду с ним, гарантии против принятия излишних мер процессуального принуждения в отношении обвиняемых [30].

Применительно к производству по делам об административных правонарушениях данные гарантии можно разделить на гарантии общего характера, вытекающие из конституционных принципов, и гарантии на отдельных стадиях.

К первым, например, относятся общие требования, обеспечивающие законность и обоснованность применения меры взыскания. Вторая группа процессуальных гарантий включает в себя соответствующие гарантии, характерные для стадии возбуждения дела, стадии рассмотрения дела и стадии пересмотра дела, а также исполнения принятого решения.

Лица, привлекаемые к административной ответственности, имеют возможность использовать свои права, благодаря положениям, основанным на принципах законности, презумпции невиновности и объективной истины.

Обеспечение прав данного участника производства зависит во многом от совершенства положений процессуального законодательства, при помощи которых реализуются материальные нормы административного права [31].

Несовершенство законодательства об административных правонарушениях, на наш взгляд, негативно сказывается на состоянии правопорядка, так как, с одной стороны, у правонарушителей рождается представление об их безнаказанности, а с другой - создаются условия для нарушения прав и законных интересов лиц, привлекаемых к административной ответственности.

По нашему мнению, для избежания противоречий в законодательстве России и субъектов Российской Федерации процедура привлечения к административной ответственности должна устанавливаться исключительно федеральным законодательством [32].

В настоящее время в ряде субъектов Российской Федерации действуют нормативные правовые акты, которые противоречат основным нормам института административной ответственности, закрепленным в КоАП РСФСР [33], что является недопустимым.

Как показал анализ законодательства некоторых субъектов Российской Федерации, во многих актах при установлении ответственности за новые виды правонарушений допускается нарушение норм федерального законодательства, касающихся возраста правонарушителей и максимальных размеров налагаемых штрафов; предусматриваются такие виды взысканий, как административный арест, исправительные работы, лишение специального права, конфискация, которые могут устанавливаться только федеральным законодательством [34].

Очевидно, что законодательство об административных правонарушениях должно содержать такой процессуальный порядок разрешения дел о проступках, который бы максимально эффективно обеспечивал права и свободы лиц, привлекаемых к административной ответственности [35].

На наш взгляд, это, прежде всего, касается положений о процессуальных сроках, об обстоятельствах, исключающих административную ответственность, о возрасте и состоянии здоровья лиц, привлекаемых к административной ответственности, не следует забывать и о блоке норм, регулирующих права и обязанности других участников производства по делам об административных правонарушениях.

К примеру, в действующей редакции КоАП РСФСР закреплены следующие сроки:

- административного задержания (ст. 242);

- наложения административных взысканий (ст. 38);

- подачи жалобы на постановление по делу об административном правонарушении (ст. 268);

- рассмотрения жалобы или протеста на постановление по делу (ст. 271);

- вручения копий процессуальных документов (ст. ст. 2361, 263, 273).

Несоблюдение полномочным субъектом административной юрисдикции указанных сроков может привести к нарушению и ущемлению прав привлекаемого к ответственности лица.

Достижение определенного возраста имеет значение не только для решения вопроса о привлечении лица к административной ответственности. Данное положение, а также состояние здоровья гражданина оказывают существенное влияние и на выбор административного взыскания.

Например, согласно ст. 32 КоАП РСФСР административный арест не применяется к беременным женщинам; женщинам, имеющим детей в возрасте до двенадцати лет; к лицам, не достигшим восемнадцати лет; к инвалидам первой и второй групп.

При наложении административного взыскания учитываются не только характер совершенного правонарушения, но и личность привлекаемого лица, степень его вины, имущественное положение, обстоятельства, смягчающие и отягчающие административную ответственность (ст. 33 КоАП РСФСР).

Особое внимание, на наш взгляд, следует обратить на более подробную правовую регламентацию действий должностных лиц, осуществляющих административную юрисдикцию. Постановка данного вопроса связана с применением ими мер, ограничивающих права и свободы граждан.

По нашему мнению, речь должна идти о тех действиях, которые не урегулированы в достаточной степени. Например, субъект правоприменения обязан разъяснять нарушителю не только содержание статьи Особенной части КоАП, указанной в протоколе о правонарушении, но и норму иного нормативного акта, когда ее диспозиция является бланкетной.

Разумеется, лицо, привлекаемое к административной ответственности, должно уведомляться о месте и времени рассмотрения дела. Данный факт имеет важное значение при принятии решения о приводе лица. Поэтому результат уведомления необходимо подтверждать отметкой вызываемого в повестке или другим способом.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213




Интересное:


О правовой природе лицензирования
Тенденции развития государственного аппарата и меры по преодолению коррупции
Признаки дисквалификации
О некоторых процессуальных новеллах кодекса РФ об административных правонарушениях
Концепция «общественного права» В.Н. Лешкова
Вернуться к списку публикаций