2014-01-19 14:37:37
ГлавнаяАдминистративное право — Правовой статус лица, привлекаемого к административной ответственности



Правовой статус лица, привлекаемого к административной ответственности


Ходатайства заявляются в письменной форме компетентному субъекту, в производстве которого находится дело о правонарушении, и их перечень остается открытым [62]. Данные просьбы должны быть направлены, в первую очередь, на обеспечение своих прав и законных интересов как участника производства по делам об административных правонарушениях, а во-вторых, на обеспечение законности действий правоприменителя. В итоге это должно повлиять на исход дела и принимаемое по нему решение.

По данному вопросу заслуживают внимания мнения и других авторов. Например, В.Л. Будников полагает, что ходатайства являются одним из распространенных средств, направленных на защиту прав и законных интересов участников процесса [63].

Ю. Корухов, уделяя пристальное внимание ходатайствам лица, привлекаемого к административной ответственности, указывает на ходатайства: об отложении рассмотрения дела, об истребовании дополнительных материалов по делу, о проведении экспертизы, вызове эксперта и свидетеля и даже об участии прокурора [64].

Мы придерживаемся позиции, согласно которой лицо, привлекаемое к административной ответственности, вправе заявлять компетентному органу (должностному лицу) различные ходатайства, перечень которых следует установить, так как он будет оказывать своеобразную помощь при их выборе; вместе с тем следует четко регламентировать процедуру заявления и разрешения ходатайств [65].

На наш взгляд, свои просьбы участники процесса, включая и лицо, привлекаемое к административной ответственности, должны аргументировать.

К примеру, вызов свидетелей на рассмотрение дела может быть необходимым, по словам М.Я. Масленникова, если в приобщенных к делу письменных объяснениях усматриваются противоречия по существенным обстоятельствам; в материалах дела не имеется письменных объяснений свидетеля, а лицо, привлекаемое к административной ответственности, отрицает свою причастность к совершению правонарушения [66].

В соответствии со ст. 249, 251 КоАП РСФСР помимо лица, привлекаемого к административной ответственности, правом заявлять ходатайства обладают его адвокат (защитник) и законные представители.

Целью осуществления данного права являются предотвращение, либо своевременное пресечение нарушений законности на различных стадиях производства по делам об административных правонарушениях.

По нашему мнению, оптимальным является положение, когда решение по ходатайствам принимается на этапе подготовительных действий полномочных лиц к рассмотрению дела об административном правонарушении.

Сложности появляются при разрешении ходатайств, поступивших от лица, привлекаемого к административной ответственности, в ходе непосредственного рассмотрения дела. На наш взгляд, В.А. Мельниковым удачно подмечены ситуации, которые могут возникнуть в случае удовлетворения ходатайств на данном этапе.

1. Ходатайство не требует дополнительных проверочных действий и материалов и разрешается непосредственно после его рассмотрения, в процессе слушания дела.

2. Ходатайство требует дополнительных проверочных действий (либо материалов), для проведения которых правоприменителю необходимо время, на которое переносится рассмотрение дела.

3. Ходатайство требует дополнительных проверочных действий (или материалов), для проведения которых необходимо возвратить материалы по делу на дополнительную проверку е отложением срока рассмотрения дела на неопределенный срок [67].

Не вызывает сомнений, что ходатайства должны быть рассмотрены в сроки, отводимые субъекту административной юрисдикции на наложение административных взысканий или прекращение дела. По общему правилу законодателем для этого отведено 2 месяца со дня совершения или обнаружения административного правонарушения согласно ст. 38 Ко АП РСФСР.

Кроме ходатайств лицо, привлекаемое к административной ответственности, должно иметь право заявлять и отводы участников производства, что обеспечивает объективность в рассмотрении дела об административном правонарушении.

Указанный правовой институт пока не нашел отражения в административно-деликтном праве и до настоящего времени не достаточно полно освещен в научной литературе. Вопросы, связанные с заявлением отводов, в большей мере характерны для гражданского и уголовного процессов. Вместе с тем институт отводов принципиально необходим и для административного процесса.

В работах ученых-административистов поднимался и поднимается вопрос об отводе и самоотводе участников производства по делам об административных правонарушениях.

Так, П.П. Сергун предлагает законодательно закрепить отвод эксперту. Основаниями для этого он называет следующие: если эксперт является потерпевшим, свидетелем; если он состоит в родственных связях с любым лицом, участвующим в производстве по делу об административном правонарушении; если он находится в служебной или иной зависимости от лица, привлекаемого к административной ответственности, потерпевшего, законного представителя; если обнаруживается его некомпетентность; если есть основания считать, что эксперт прямо или косвенно заинтересован в рассматриваемом деле. Отвод эксперту вправе были заявлять участники производства, заинтересованные в его исходе, их представители и субъект, рассматривающий дело о проступке [68].

М.С. Студеникина считает, что можно заявлять отводы членов коллегиального органа административной юрисдикции и лица, единолично рассматривающего дело, если есть предположения об их личной заинтересованности в исходе конкретного дела [69].

Другие авторы полагают, что обеспечению объективности в рассмотрении дела об административном правонарушении будет способствовать предоставление лицу, привлекаемому к административной ответственности, права для отвода лица (состава коллегиального органа или отдельных членов), рассматривающего дело, секретаря заседания коллегиального органа, прокурора, эксперта, переводчика [70].

Что касается процедуры отвода участников производства (за исключением субъекта юрисдикции), то заявление о самоотводе или отводе подается судье, органу, должностному лицу, в производстве которых находится дело об административном правонарушении.

Вопросы же отвода субъекта административной юрисдикции подробно рассматриваются А.Ю. Якимовым. Для такого отвода им называются следующие основания: пребывание ранее в качестве участника производства по делу; наличие родственных связей с лицом, привлекаемым к административной ответственности, потерпевшим, их законными представителями; наличие личного интереса в разрешении дела. Кроме того, он излагает процедуру отвода субъекта юрисдикции: «заявление о самоотводе или отводе следовало бы подавать соответственно председателю суда, руководителю коллегиального органа, вышестоящему должностному лицу» [71]. На наш взгляд, правом заявлять отводы участников производства по делам об административных правонарушениях должны быть наделены лица, прямо или косвенно заинтересованные в исходе дела, их законные представители и защитник.

Основные положения данных исследований нашли свое отражение в проекте КоАП Российской Федерации.

В соответствии со ст. 25.13 проекта отводу в производстве по делам об административных правонарушениях могут подлежать; защитник, представитель, специалист, эксперт или переводчик.

На основании п. 1 ст. 25.12 проекта в качестве защитника и представителя не допускаются к участию в производстве лица, если они являются сотрудниками государственных органов, осуществляющих надзор и контроль за соблюдением правил, нарушение которых явилось основанием для возбуждения дела, или они ранее выступали в качестве иных участников производства по делу.

К участию в производстве в качестве специалиста, эксперта и переводчика (п. 2 ст. 25.12 проекта КоАП РФ) не допускаются лица, если они состоят в родственных отношениях с лицом, привлекаемым к административной ответственности, потерпевшим, их законными представителями, защитником, представителем, прокурором, судьей, членом коллегиального органа или должностным лицом, в производстве которых находится данное дело, или если они ранее выступали в качестве иных участников производства по данному делу, а равно, если имеются основания считать этих лиц лично, прямо или косвенно заинтересованными в исходе дела.

Что касается процедуры отвода, то заявление о самоотводе или отводе подается субъекту, в производстве которого находится дело об административном правонарушении. По его рассмотрению полномочный орган (должностное лицо) может удовлетворить заявление или отказать в его удовлетворении (п. 3 ст. 25.13 проекта КоАП РФ). Указанное решение выносится в форме определения.

Правом заявлять отвод участников производства по делу в административном процессе в соответствии с проектом КоАП РФ наделяются: лицо, в отношении которого ведется производство (ст. 25.1), потерпевший (ст. 25.2), защитник и представитель (ст. 25.5). В проекте КоАП РФ не закреплено положение, согласно которому осуществляется отвод субъекта административной юрисдикции. На наш взгляд, отвод данного участника производства по делу должен быть закреплен в законе.

Учеными уделялось и уделяется большое внимание вопросам реализации лицом, привлекаемым к административной ответственности, нрава на юридическую помощь. Это делается своевременно, так как ст. 250 КоАП РСФСР до недавнего времени закрепляла положение, согласно которому юридическая помощь оказывается только адвокатом, а его участие в производстве по делу об административном правонарушении не достаточно четко регламентировано.

В соответствии с конституционными положениями речь должна идти о защитнике, в качестве которого может выступать не только адвокат, но и другое лицо (п. 2 ст. 48 Конституции РФ).

И.Ш. Килясханов полагает, что право выступать в качестве защитника по делу об административном правонарушении предоставлено любому гражданину, если об этом просит привлекаемое к ответственности лицо. Однако трудно согласиться с его мнением о том, что наличие специального юридического образования не должно служить обязательным условием допуска к осуществлению функций защиты [72].

В то же время актуальным остается вопрос, с какого момента в административном производстве защитник вправе оказывать юридическую помощь лицу, привлекаемому к административной ответственности?

По этой проблеме существует ряд мнений. Некоторые авторы считают, что с учетом демократизации общественной жизни и расширением правовых гарантий неприкосновенности личности привлекаемое к административной ответственности лицо имеет право пользоваться юридической помощью на всех стадиях производства по делам об административных правонарушениях [73].

И.Ш. Килясханов предлагает допустить участие защитника в производстве с момента первичного контакта сторон по поводу правонарушения, аргументируя это тем, что ущемление прав и свобод граждан может быть допущено в результате необоснованных не только административно-правовой санкции, но и мер обеспечения производства [74].

В.А. Мельников также полагает, что по смыслу закона участие защитника необходимо уже при применении мер административного принуждения к лицу, подозреваемому в совершении административного правонарушения. Однако он считает, что реальное обеспечение участия защитника в деле возможно лишь с момента появления акта о возбуждении дела [75].

На наш взгляд, защитник должен иметь право участвовать в производстве по делу об административном правонарушении с момента административного задержания или составления протокола об административном правонарушении.

Так как защитник исполняет свои обязанности по защите прав, свобод и законных интересов лица, привлекаемого к административной ответственности, то его следовало бы наделить теми же правами [76].

Было бы также правильным в законодательном порядке закрепить право на ознакомление с материалами дела об административном правонарушении лица, привлекаемого к ответственности, вместе с защитником или законным представителем. По нашему мнению, такое решение могло бы обеспечить более полную реализацию своего права на защиту лицу, привлекаемому к административной ответственности, и обязать субъекта правоприменения исполнять свои процессуальные обязанности в точном соответствии с законом.

КоАП РСФСР в настоящее время предусмотрел, что оказывать юридическую помощь лицу, в отношении которого ведется производство по делу, может защитник [77]. В качестве него может выступать адвокат или иное лицо, имеющее высшее юридическое образование. Фактически защитник наделяется теми же правами, что и лицо, интересы которого он представляет.

Проведенное исследование по поводу оплаты услуг адвокатов показало, что за участие при рассмотрении дела адвоката, услуги которого необходимо оплатить самому лицу, привлекаемому к -административной ответственности, высказались лишь 3 % опрошенных из числа лиц, задержанных за совершение административного правонарушения. 94,4 % из их числа хотели бы иметь адвоката, услуги которого оплачивает государство [78].

В связи с этим заслуживает определенного внимания предложение о выделении понятий «юридическая помощь адвоката» и «юридические услуги адвоката» [79].

Первое понятие предлагается использовать применительно к случаям бесплатного для клиента участия адвокатов в процессах по делам об административных правонарушениях. Во всех остальных процессах лицу, привлекаемому к административной ответственности, должно быть предоставлено право пользования «юридическими услугами адвоката» (оплачиваемая работа адвоката).

Относительно деятельности защитника по сбору и представлению доказательств иногда существует неодобрительное мнение о том, что это «параллельное следствие» или «адвокатское расследование». Однако защитник не обладает властными полномочиями и не может обязывать граждан к тем или иным действиям, вследствие чего его деятельность принципиально неправильно называть «параллельным следствием» или «адвокатским расследованием» [80].

Защиту прав и законных интересов лица, привлекаемого к административной ответственности, осуществляют и его законные представители.

Ими могут быть родители, усыновители, опекуны или попечители только в случаях, когда привлекаемый к административной ответственности является несовершеннолетним, либо он по своему психическому или физическому состоянию лишен возможности самостоятельно осуществлять свои права.

Права и обязанности законных представителей недостаточно конкретно определены в законодательстве: «представляют интересы» (ст. 249 КоАП РСФСР).

В проекте КоАП РФ вновь не определен статус законных представителей физического лица: «имеют права и несут обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом» (п. 4 ст. 25.3).

Мы поддерживаем предложение авторов, предлагающих наделить законных представителей теми же правами и обязанностями, что и представляемых ими лиц [81].

Одним из основополагающих прав лица, привлекаемого к административной ответственности, остается его право обжаловать действии органов (должностных лиц), осуществляющих производство по делам об административных правонарушениях.

Данное право не только гарантировано ст. 33, ч. 2 ст. 46 Конституции Российской Федерации, но и непосредственно закреплено в ст. 246, 247, 266 КоАП РСФСР. Процедура самого обжалования предусмотрена в ст. 267, 268 КоАП РСФСР.

Обжалование имеет большое значение для защиты прав и законных интересов граждан. Это позволяет устранять допущенные нарушения законности, обеспечивать применение справедливых мер воздействия к лицам, совершившим административные проступки [82].

Общее право лица, привлекаемого к административной ответственности, на административное обжалование закреплено Законом Российской Федерации от 27 апреля 1993 года «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» в редакции Федерального закона РФ от 14 декабря 1995 года [83].

Предметом обжалования в рамках производства по делам об административных правонарушениях могут быть действия и решения правомочных органов (должностных лиц) по применению мер обеспечения производства, а также постановления, принимаемые ими на стадии рассмотрения дела.

П. 1 и 2 ч, 1 ст. 267 и п. 1 и 2 ч. 1 ст. 273 КоАП РСФСР можно понимать только однозначно: может быть обжаловано или опротестовано в порядке производства по делам об административных правонарушениях всякое постановление (как постановление о наложении административного взыскания, так и постановление о прекращении производства по делу) [84].

В соответствии со ст. 246 КоАП РСФСР меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях могут быть обжалованы заинтересованным лицом в вышестоящий орган (должностному лицу) или прокурору.

Жалоба на решение органа (должностного лица) по делу об административном правонарушении может быть подана в вышестоящий орган (вышестоящему должностному лицу) или суд. Срок подачи такой жалобы установлен ст. 268 КоАП РСФСР в десять дней, отсчет срока на обжалование начинается в соответствии с настоящей статьей со дня вынесения постановления.

Необходимо отметить, что постановление районного суда или судьи на основании ст. 266 КоАП РСФСР о наложении административного взыскания до недавнего времени являлось окончательным и обжалованию в порядке производства по делам об административных правонарушениях не подлежало. О том, что отсутствует право на обжалование судебного решения в рамках производства по делу об административном правонарушении, в литературе не поддерживалось рядом ученых [85].

На наш взгляд, в связи с увеличением возможностей судей по участию в административно-юрисдикционном процессе увеличилась и вероятность допускаемых ими ошибок, Поэтому было бы логичным предоставить право лицу, привлекаемому к административной ответственности, и на обжалование судебных решений по делам об административных правонарушениях [86]. В целях обеспечения права на защиту лица, подвергнутого административному аресту, высказывалось мнение о том, что его жалоба на постановление по делу вместе с материалами дела подлежала немедленному направлению в вышестоящий суд [87].

И как результат, положения ч. 2 ст. 266 и п. 3 ч. 1 ст. 267 КоАП РСФСР признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации в части запрета на обжалование судебных решений по делам об административных правонарушениях [88].



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213




Интересное:


Реформа науки административного права в трудах И.Т. Тарасова
О некоторых проблемах законодательного регулирования административной ответственности в субъекте РФ
Административно-правовой статус Президента России
Реформы 60-70-х годов XIX века в России и переход от полицейского государства к правовому
Порядок применения дисквалификации в административном праве Российской Федерации
Вернуться к списку публикаций