2014-01-19 14:37:37
ГлавнаяАдминистративное право — Правовой статус лица, привлекаемого к административной ответственности



Правовой статус лица, привлекаемого к административной ответственности


Применение мер пресечения возможно лишь в течение совершения правонарушения. Меры, применяемые после его совершения, не могут достичь цели пресечения и по своему характеру являются обеспечительными, процессуальными мерами [30]. К лицу, привлекаемому к административной ответственности, может быть применены административное задержание (в случаях, когда санкция административного правонарушения предусматривает административный арест) [31] и привод, поскольку данный участник появляется в производстве после составления протокола о правонарушении.

Поскольку административному задержанию предшествует доставление подозреваемого, то целесообразно рассмотреть различия данных мер административного принуждения.

Доставление - это принудительное препровождение лица, подозреваемого в совершении административного правонарушения, осуществляемое с целью установления его личности и составления протокола, при невозможности составить протокол о правонарушении на месте, а составление протокола является обязательным.

Административное же задержание лица, привлекаемого к ответственности, производится после составления протокола об административном правонарушении путем содержания лица в специальном помещении, которое лишает нарушителя свободы действий и передвижения [32].

Так как деятельность уполномоченного лица по составлению протокола об административном правонарушении не является мерой административного принуждения, то говорить о задержании нарушителя в административном порядке при составлении протокола о правонарушении на месте его совершения было бы юридически неверным [33].

Мы поддерживаем авторов, предлагающих законодательно закрепить порядок, согласно которому административное задержание лица на срок более 3-х часов и обязательное присутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, при рассмотрении дела должно осуществляться лишь при совершении административных правонарушений, санкции которых допускают возможность применения административного взыскания в виде административного ареста [34].

Проблемы, связанные с административным задержанием, могут возникнуть, на наш взгляд, из-за неопределенности отсчета его срока, который помимо его размера должен включать моменты его начала и окончания. Сам срок административного задержания особых вопросов не вызывает. По общему правилу срок задержания не должен превышать 3-х часов, а в случаях, которые должны быть оговорены законодателем (к примеру, санкция совершенного правонарушения предусматривает административный арест) — не более 48 часов, что соответствует ст. 22 Конституции Российской Федерации. Такая позиция закреплена в ст. 27.5 проекта КоАП Российской Федерации.

Моментами окончания административного задержания, мы считаем, должны являться: истечение срока (3-часового или 48-часового) административного задержания, вынесение постановления по делу об административном правонарушении.

Определенные вопросы возникают в определении момента, когда начинается исчисление времени административного задержания.

Так, И.Ш. Килясханов считает, что административному задержанию предшествует доставление подозреваемого, и предлагает время, потраченное на доставление, включить в срок административного задержания [35]. По его мнению, доставляемое лицо фактически теряет свободу с момента первого контакта с представителем правоохранительного органа по поводу допущенного им правонарушения. Следовательно, в таких случаях срок исчисления доставления и административного задержания совпадают.

На наш взгляд, предложенная точка зрения заслуживает внимания, так как позиция автора направлена на отстаивание прав личности на свободу передвижения и личную неприкосновенность. Вместе с тем мы не можем согласиться с ней по ряду моментов.

Во-первых, указанные меры принуждения отличаются друг от друга производимыми действиями - препровождение и содержание в специальном помещении.

Во-вторых, применяя данные меры, правоприменитель преследует различные цели. При доставлении таковыми являются пресечение правонарушения, установление личности подозреваемого в его совершении и составление протокола о проступке. Административное задержание в большинстве случаев направлено на обеспечение в дальнейшем рассмотрения дела и исполнения постановления по делу об административном правонарушении.

В-третьих, доставлять лиц, подозреваемых в совершении административных правонарушений, вправе значительно больший круг субъектов, нежели осуществлять административное задержание. Так, доставление в органы внутренних дел (милицию) правомочны осуществлять все сотрудники милиции, а принимать меры административного задержания полномочны руководители органов (их заместители), а также дежурные по органам внутренних дел.

В-четвертых, доставленные находятся в дежурной части, в медицинском вытрезвителе, специальной комнате, Административно-задержанные, например, за мелкое хулиганство, до рассмотрения дела водворяются в комнату для задержанных [36].

На наш взгляд, было бы неправильным объединять воедино доставление подозреваемого и административное задержание лица, привлекаемой) к административной ответственности, а, следовательно, нельзя и «отсчитывать» срок доставления и задержания одновременно.

Срок административного задержания должен исчисляться с момента доставления подозреваемого в совершении правонарушения в установленное место для разбирательства, а лица, находящегося в состоянии опьянения - со времени его вытрезвления.

При этом следует обращать внимание на фиксацию времени доставления лиц, подозреваемых в совершении административных правонарушений, в места разбирательства по поводу совершенных ими деяний. Целесообразно время доставления, а, следовательно, и начало срока административного задержания фиксировать в журналах учета доставленных лиц в соответствующие органы.

Совершенствование обеспечения прав и законных интересов лица, привлекаемого к административной ответственности, предполагает предоставление ему дополнительных прав, которые могут иметь самостоятельное значение, расширяя тем самым право на защиту, или выступать в качестве уже имеющихся у него гарантий [37].

Аналогичным образом у лица, привлекаемого к ответственности и подвергнутого административному задержанию, возникают дополнительные права. Например, право знать, в каких целях и какая мера административного принуждения к нему применяется. В этой связи заслуживает внимания позиция авторов, предлагающих правоприменителя обязать сообщать гражданам о целях применения мер принуждения под роспись [38].

Для предотвращения нарушений сроков административного задержания со стороны полномочных должностных лиц И.Ш. Килясханов предлагает факт административного задержания и освобождения задержанного в обязательном порядке оформлять в протоколе о задержании, в котором присутствовала бы подпись задержанного [39].

На наш взгляд, это будет верным решением проблемы исключения нарушений сроков задержания, так как факт доставления подозреваемого в совершении правонарушения фиксируется сотрудником правоохранительного органа в журнале, являющемся служебным документом, В то же время у лица, привлекаемого к ответственности, другой возможности подтвердить правильность фиксации, кроме как поставить подпись под временем своего задержания и освобождения в протоколе об административном задержании, просто нет.

Заслуживает внимания рассмотрение и такой принудительной меры, как привод. В соответствии с ч. 2 ст. 247 КоАП РСФСР при рассмотрении ряда дел об административных правонарушениях присутствие лица, привлекаемого к административной ответственности, обязательно. В случае его уклонения без уважительных причин от явки по вызову органа внутренних дел, органов пограничной службы или судьи это лицо может быть органом внутренних дел (милицией) подвергнуто приводу.

Под приводом следует понимать принудительное препровождение лица, уклоняющегося от явки (то есть не явившегося без уважительной причины) по вызову компетентного органа (должностного лица), к месту проведения процессуальных действий [40].

Согласно КоАП РСФСР осуществление привода имеет целью обеспечить рассмотрение дела об административном правонарушении с участием лица, привлекаемого к ответственности, когда присутствие последнего необходимо.

При таком узком подходе применения привода, по нашему мнению, не могут в полной мере решаться задачи административного производства. Поэтому позволим себе согласиться с мнением авторов, считающих, что привод можно применять не только в случаях неявки по вызову привлекаемого к административной ответственности на рассмотрение дела, но и в других случаях, когда это требуется для разрешения дела [41]. Привод лица, привлекаемого к административной ответственности, проектом КоАП РФ предусматривается и в случае отложения рассмотрения жалобы из-за его неявки (п. 4 ч. 2 ст. 30.6).

Ряд авторов предлагают статус лица, подвергнутого приводу, приравнять к статусу лица, задержанного в порядке производства по делам об административных правонарушениях [42]. На наш взгляд, этого делать не стоит по ряду причин. В отношении приводимого лица не осуществляется досмотр, его не водворяют в комнату для задержанных и т.п. Вместе с тем видится необходимым установить права и обязанности для лица, подвергнутого приводу.

Очевидно, что для осуществления привода необходимо, чтобы полномочный орган (должностное лицо) издал процессуальный документ. Таковым, на наш взгляд, должно быть определение о приводе, вынесенное субъектом административной юрисдикции в пределах своей компетенции. Данный акт в числе необходимых реквизитов должен отражать основания применения привода.

Обязательным условием принятия решения о приводе должна быть неявка лица, привлекаемого к административной ответственности, по вызову полномочного субъекта юрисдикции без уважительной причины. В этом случае документирование факта извещения лица, привлекаемого к ответственности, о месте и времени рассмотрения дела имеет первостепенное значение, так как закрепляются юридически значимые обстоятельства. Основываясь на них, можно принять решение о рассмотрении дела без участия извещенного лица или вынести решение о приводе в случае, когда участие данного лица в рассмотрении дела является обязательным либо необходимым.

Нормами КоАП РСФСР не предусмотрены порядок и формы извещения лиц о месте и времени рассмотрения дела. На наш взгляд, административно-процессуальное законодательство должно содержать самостоятельные нормы, регламентирующие процедуру извещения лиц. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, должно уведомляться о рассмотрении дела одновременно с направлением материалов по подведомственности [43].

В научной литературе высказывается мнение, что извещение данному участнику производства о месте и времени слушания дела должно вручаться не позже, чем за три дня до начала его рассмотрения [44].

В случаях применения к лицам административного задержания или привода последние имеют право информировать об этом определенный круг лиц. Интересна позиция в этом вопросе И.Ш. Килясханова. Он предлагает наделить лиц, подвергнутых задержанию или приводу, правом информировать об этом не только родственников, но и других лиц, считая в этом случае, что граждане защищают себя от произвола со стороны правоохранительных органов [45]. Можно согласиться с таким мнением в случаях, когда родственники задержанного или подвергнутого приводу в силу возраста, физического или психического состояния не могут оказать юридическую или иную помощь.

Проект КоАП РФ (ст. 27.3) разрешает по просьбе задержанного в административном порядке уведомлять дополнительно администрацию по месту его работы (учебы) и защитника.

Еще одним правом лица, привлекаемого к административной ответственности, является возможность давать лично письменные или устные объяснения по существу обвинения и ссылаться на фактические обстоятельства дела. Слова «объяснение» и «ясность» имеют один корень. Объяснить — прояснить, понять; причем объяснить и понять через отыскание закона, нормы должного, «Объяснение» трактуется как устное или письменное изложение в оправдание чего-либо [46].

Никто не может принудить виновное лицо давать объяснения, так как дача объяснения по делу есть его право, С одной стороны, объяснение лица, привлекаемого к административной ответственности - важная процессуальная гарантия, позволяющая обеспечить справедливое наложение административного взыскания [47]. С другой стороны, доводы, содержащиеся в объяснении, служат источником информации для компетентного органа, влияют на «оценку» противоправного деяния [48].

Несмотря на это, как свидетельствуют отдельные исследования, в 90 % случаев в материалах дел об административных правонарушениях не имелось никаких документов, кроме протокола об административном правонарушении, причем даже в них зачастую не заносились объяснения лиц, привлекаемых к административной ответственности, не имелись их подписи [49].

В этой связи необходимо заметить, что компетентный орган обращается к виновному лицу с предложением представить свои объяснения неоднократно и на различных этапах производства по делам об административных правонарушениях: в процессе фиксации правонарушения, составления протокола о нем и в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении.

На содержание объяснения лица, привлекаемого к административной ответственности, влияют преследуемые им цели: опровергнуть обвинение, избежать административного взыскания, добиться смягчения ответственности. Потому, оценивая показания названного лица, субъекту правоприменения также следует учитывать его личную заинтересованность в исходе дела [50].

В то же время в отдельных случаях допускается формальный подход к записи в протоколе объяснений лица, привлекаемого к административной ответственности.

Ряд авторов высказывают мнение, что в типизированной форме протокола нельзя полно и обоснованно изложить свои пояснения по делу, так как место, отведенное для объяснений лицу, привлекаемому к административной ответственности, в бланке протокола, не дает ему такой возможности. Поэтому они считают, что такие объяснения целесообразно записывать на отдельном листе бумаге (бланке) или предоставлять лицу возможность написать объяснение собственноручно [51].

На наш взгляд, объяснения лица, привлекаемого к административной ответственности, в большинстве случаев выступают доказательствами по делу об административном правонарушении. К предмету доказывания относятся все обстоятельства и факты, познание и удостоверение которых требуется для достижения объективной истины по делу. На наш взгляд, к ним справедливо отнесены; наличие события административного правонарушения; виновность лица в совершении административного проступка; обстоятельства, смягчающие или отягчающие административную ответственность; характер и размер причиненного административным правонарушением ущерба; обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении; причины и условия совершения правонарушения, а также иные обстоятельства, имеющие значение для разрешения дела [52].

Лицо, привлекаемое к административной ответственности, имеет право на доказывание обстоятельств, благоприятствующих защите, и это право должно быть ему обеспечено [53]. Элементами доказывания являются собирание, исследование и оценка доказательств. В административно-юрисдикционном процессе одним из субъектов доказывания обязательно является правоприменитель, так как бремя доказывания возложено на него. К другой группе субъектов доказывания относятся лица, заинтересованные в исходе дела. Они обладают правом на предоставление доказательств [54]. В их число и входит лицо, привлекаемое к административной ответственности. Обязанность доказывания не может быть возложена на это лицо.

Лицо, привлекаемое к административной ответственности, как и потерпевший, в ходе производства по делу действует в своих интересах. Участие этих субъектов в доказывании выражается в представлении доказательств, заявлении ходатайств. При этом данные участники производства, по мнению отдельных авторов, не вправе собирать доказательства [55].

В этой связи видятся интересными предложения авторов, ратующих за расширение прав привлекаемого к административной ответственности лица в участии процесса доказывания.

Так, В.А. Мельников считает, что представление доказательств не исключает возможности их сбора, а дача объяснений лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, может являться и формой его участия в исследовании доказательств. Следовательно, данный участник также вправе собирать доказательства и участвовать в их исследовании [56].

В.И. Никандров полагает даже, что оценка доказательств заинтересованными участниками производства вполне может оказаться вернее и глубже оценки соответствующих должностных лиц [57]. В качестве аргумента приводится то обстоятельство, что для большинства из них конкретное дело - не одно из многих, а то единственное, от исхода которого зависят их жизненно важные интересы.

В подтверждение данного тезиса можно привести пример, когда водителю автомобиля сотрудником ГИБДД было предложено освидетельствоваться на состояние опьянения при помощи индикаторной трубки. Водитель отказался от данной процедуры, ссылаясь на возможную неверную оценку его состояния с помощью такого прибора. При этом он сам предложил пройти освидетельствование в медицинском учреждении.

Необходимо отметить, что признание лицом, привлекаемым к административной ответственности, своей вины не служит основанием для прекращения получения от него информации, необходимой по делу о правонарушении.

Кроме того, данный факт не освобождает орган (должностное лицо), рассматривающий дело, от обязанности тщательно исследовать все обстоятельства, в противном случае происходит отступление от задач производства [58].

Поскольку процессуальное оформление полученной информации является исключительным правом полномочного субъекта, то доказательства, представленные лицом, привлекаемым к административной ответственности, безусловно, оформляются в виде документов - допустимых доказательств по делу, Соответственно доказательствами по делу об административном правонарушении будут, к примеру, те объяснения привлекаемого к административной ответственности, которые соответствуют предмету доказывания.

Вместе с тем, указанное лицо правомочно представить доказательства не только в устной форме, но и в виде документов либо путем заявления ходатайств об их получении где-либо [59].

При этом, как считает Е.В. Додан, следует помнить, что документ, являющийся источником доказательства в административном процессе, представляет собой способ сохранения и передачи в установленных законом порядке и форме информации о существенных обстоятельствах административного дела, источник которого известен, а сама информация может быть проверена [60].

Следующим элементом совокупности прав лица, привлекаемого к административной ответственности, выступает его возможность заявлять ходатайство.

Ходатайство — это «официальная просьба» [61]. Ходатайствуя, лицо, привлекаемое к ответственности, просит о чем-либо.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213




Интересное:


Таможенный контроль: понятие, принципы, основы нормативно-правового регулирования
Таможенные органы Российской Федерации как субъекты таможенного контроля
Институт президентства в системе разделения властей в Российской Федерации
Проблема разграничения предметов ведения между Российской Федерацией и ее субъектами по установлению административной ответственности
Преодоление коррупции в государственном аппарате
Вернуться к списку публикаций