2014-01-19 14:37:37
ГлавнаяАдминистративное право — Правовой статус лица, привлекаемого к административной ответственности



Правовой статус лица, привлекаемого к административной ответственности


Результаты анализа проведенного интервью по данной проблеме, показали, что некоторые практические работники органов внутренних дел считают целесообразным рассмотрение и разрешение дел о мелком хулиганстве отнести к подведомственности старших участковых уполномоченных милиции. Но при этом высказывают мнение о том, что с участковыми уполномоченными милиции необходимо организовывать занятия по административно-юрисдикционной деятельности ОВД. Пристальное внимание на них уделять анализу юридических составов административных правонарушений, дела о которых, рассматривают и разрешают участковые уполномоченные милиции.

По нашему мнению, данное предложение способствовало бы только качественному подбору и профессиональному обучению участковых уполномоченных милиции, осуществляющих свои полномочия на стадии возбуждения дела о правонарушении в рамках обычного производства и в целом при упрощенном производстве. Что касается дел о мелком хулиганстве, то их рассмотрение ввиду сложности следует отнести исключительно к компетенции судей.

На наш взгляд, перспективным видится следующий путь решения проблемы, связанной с перераспределением административно-юрисдикционных полномочий руководителей органов внутренних дел.

В свое время (около 25 лет назад) А.П. Шергин и М.Я. Саввин предложили выделить в органе внутренних дел специального сотрудника для разрешения дел об административных правонарушениях [17].

Следует заметить, что в настоящее время в штатах ГРОВД имеются должности инспекторов по административной практике. Их функциональные обязанности включают организацию исполнительного производства по делам об административных правонарушениях и аналитической работы.

На наш взгляд, заслуживает поддержки предложение А.Ю. Якимова о создании в структуре всех федеральных органов исполнительной власти и их нижестоящих органах, являющихся субъектами административной юрисдикции, института инспекторов по административной практике [18].

В пользу этого говорит и тот факт, что множественность субъектов административной юрисдикции в ОВД не способствует реализации идеи защиты прав человека от необоснованного административного усмотрения [19].

К компетенции инспекторов следовало бы отнести рассмотрение дел об административных правонарушениях от имени соответствующих органов. Данный институт желательно закрепить в законодательном акте, так как предлагается ввести его во всех федеральных органах исполнительной власти, осуществляющих административно-юрисдикционную деятельность.

В этой связи следует рассказать об эксперименте в аппарате Управления ГИБДД УВД Орловской области. Наличие специализированного подразделения по административной практике позволило в максимальной степени использовать возможности автоматизированного рабочего места инспектора по административной практике. В конечном итоге существенно повысилось качество производства по делам о нарушениях правил дорожного движения в условиях города с районным делением [20].

Необходимо также отметить, что большинством сотрудников органов внутренних дел (милиции) административно-юрисдикционная деятельность проявляется в форме упрощенного производства по делам об административных правонарушениях. В ходе его осуществления может выноситься предупреждение или налагаться незначительный штраф, который взыскивается на месте совершения административного правонарушения без составления протокола о нем.

Проведенный опрос сотрудников милиции общественной безопасности показал, что большинство из них при наложении и взыскании административного штрафа без составления протокола о правонарушении не разъясняют лицу, привлекаемому к административной ответственности, его процессуальные права, закрепленные в ст. 247 КоАП РСФСР. В таких случаях они объясняют это тем, что граждане соглашаются с их доводами или тем, что привлекаемые к административной ответственности и так достаточно информированы о своих правах.

Сами граждане, привлеченные к административной ответственности за нарушения правил дорожного движения, в интервью пояснили, что в большинстве случаев сотрудники милиции (Государственной инспекции безопасности дорожного движения) редко разъясняют им положения ст. 247 КоАП РСФСР.

В то же время некоторые привлеченные к административной ответственности лица не желали разбираться по поводу своего нарушения, объясняя это спешкой, возможными неблагоприятными последствиями для себя, а также бесполезностью своих притязаний.

По нашему мнению, такое положение дел противоречит духу закона и способствует нарушению прав и законных интересов лиц, привлекаемых к административной ответственности.

Как быть, если гражданин, подвергнутый административному взысканию на месте, осознал впоследствии, что в отношении него принято неправомерное решение? Как обеспечить информирование его об имеющихся правах, включая право на обжалование вынесенного решения?

Выход из сложившихся ситуаций видится нам в создании унифицированных бланков штрафных квитанций (постановлений-квитанций). В них помимо установочных данных нарушителя следовало бы отражать права и обязанности лица, привлекаемого к административной ответственности, а также порядок обжалования решения, указанного в квитанции. Данный документ должен оформляться в двух экземплярах, один из которых - для передачи липу, подвергнутому административному взысканию.

Высказанные предложения, на наш взгляд, позволили бы в значительной степени снизить количество нарушений законности и фактов ущемления нрав и законных интересов лиц, привлекаемых к административной ответственности.

Подобное внимание упрощенному производству не является случайным по той причине, что данное положение вписывается в концепцию о передаче в компетенцию суда рассмотрение административных дел, предусматривающих наиболее репрессивные правовые санкции [21].

В частности, в ведение суда необходимо также, на наш взгляд, передать дела об административных правонарушениях, влекущих применение таких взысканий имущественного характера, как административная конфискация предметов и лишение специального права.

Следует отдавать отчет в том, что принятие таких предложений еще не является достаточным условием реализации лицом, привлекаемым к административной ответственности, своих прав и законных интересов. Необходимо предусмотреть положения, обеспечивающие объективное рассмотрение дела о правонарушении и вынесение законного по нему решения органами внутренних дел.

С этой целью, по нашему мнению, следует рассмотреть правовые гарантии, присущие деятельности ОВД. Содержание данных правовых гарантий состоит в практическом осуществлении следующих юридически значимых действий: выполнение юридических обязанностей по обеспечению реализации прав и свобод граждан; создание условий для их реализации; охрана, защита прав и свобод граждан; применение санкций в случаях нарушения этих прав и свобод.

М.Т. Какимжанов выделяет два укрупненных блока правовых гарантий:

- административно-правовые гарантии, обеспечивающие реализацию прав и свобод личности;

- административно-правовые гарантии их охраны [22].

Под «охраной» в этой ситуации понимаются меры организационного, профилактического, предупредительного значения, которые направлены на создание условий для реализации гражданами своих нрав [23].

Ю.П. Соловьем охрана трактуется как более широкое понятие, чем «защита» [24], Рад других ученых придерживаются такой же точки зрения и полагают, что «охрана» и «защита» соотносятся друг с другом, как целое с частью [25].

На наш взгляд, такое выделение двух видов гарантий имеет в большей степени теоретическое значение в обеспечении органами внутренних дел прав и законных интересов лиц, привлекаемых к административной ответственности. Поэтому позволим себе рассматривать данные гарантии в целом.

Вначале необходимо еще раз подчеркнуть, что деятельность ОВД по применению мер административного принуждения должна быть не только законной, но и целесообразной и взвешенной (быть адекватной по отношению к тяжести совершенного правонарушения и личности нарушителя).

При этом не нужно забывать, что принципом целесообразности правоприменитель в лице сотрудника ОВД руководствуется лишь при выборе санкции, но не самой правовой нормы.

На практике укоренилось мнение о том, что сотрудники органов внутренних дел вправе составлять протоколы фактически обо всех административных правонарушениях. Следовало бы дать исчерпывающий перечень таких правонарушений в КоАП [26].

При таком подходе сотрудники ОВД были бы уполномочены на составление протоколов лишь по «профильным» для органов внутренних дел составам административных правонарушений.

К сожалению, нельзя не признать, что имеют под собой почву обвинения сотрудников ОВД и в профессиональной непригодности, и даже в нечистоплотности. Но урегулировать их деятельность так, чтобы полностью исключить усмотрение, просто невозможно, Усмотрение предполагает риск и признание права на ошибку [27].

Усиление контроля за деятельностью органов внутренних дел, на наш взгляд, должно проходить в плане развития п. 2 ст. 24 Конституции Российской Федерации. Органы государственной власти и органы местного самоуправления обязаны обеспечивать каждому гражданину возможность ознакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом [28].

В отношении же деятельности ОВД это предполагает внедрение сравнительно новой формы социального контроля - права граждан на информированность [29]. Очевидно, что сотрудник милиции во всех случаях ограничения прав и свобод гражданина (это непосредственно относится к лицу, привлекаемому к административной ответственности) обязан разъяснять ему основания и повод такого ограничения, а также возникающие в связи с этим его права и обязанности [30].

На основе обобщения и анализа результатов административной практики начальник ГРОВД (его заместитель) должен постоянно располагать данными об объеме, уровне, динамике и структуре зарегистрированных на обслуживаемой территории административных правонарушений; о числе лиц, привлеченных к административной ответственности; соблюдении требований законодательства при ведении производства по делам об административных правонарушениях [31].

Наиболее сложно, по нашему мнению, решается вопрос о контроле за соблюдением требований законодательства при разрешении конкретных дел о правонарушениях. В ходе осуществления административно-юрисдикционной деятельности сотрудниками ОВД нередко нарушаются нормы КоАП РСФСР, что приводит к нарушению и ущемлению в итоге прав лица, привлекаемого к административной ответственности.

Как показал анализ протестов и представлений, направленных в ОВД прокурорами районов и городов Владимирской и Белгородской областей, типичными нарушениями административно-процессуальных норм являются:

- составление протокола об административном правонарушении осуществляется без заполнения всех реквизитов;

- в нем не раскрывается сущность самого правонарушения, фабула ограничивается общими фразами;

- в протоколе отсутствует подпись лица, привлекаемого к административной ответственности;

- сотрудниками, осуществляющими производство по делу о правонарушении, неверно квалифицируется содеянное: указывается неверно статья КоАП РСФСР, или вместо возбуждения уголовного дела составляется протокол об административном правонарушении;

- лицо, привлекаемое к административной ответственности, своевременно или вообще не уведомляется о месте и времени рассмотрения дела;

- к административной ответственности привлекаются подростки, которым не исполнилось 16 лет;

- налагаемое должностным лицом административное взыскание не соответствует санкции правонарушения, дело о котором рассматривалось, и др.

Мы полагаем, что данные о соблюдении требований законности при осуществлении административного производства могут быть получены непосредственно начальником подразделения ОВД при проверке несения его подчиненными службы. Это особенно уместно применительно к упрощенному производству по делам о правонарушениях.

Помимо этого, на наш взгляд, отчасти решение данной проблемы можно возложить и на службу собственной безопасности органов внутренних дел. Деятельность ее направлена на обеспечение законности и дисциплины во внутриорганизационной сфере деятельности органов внутренних дел [32].

Важным средством реализации гарантий прав и законных интересов лица, привлекаемого к административной ответственности, остается институт юридической ответственности.

В литературе справедливо отмечается, что юридическая ответственность выступает важной гарантией того, чтобы действия как должностных лиц ОВД, так и граждан носили, прежде всего, законный характер и не были бы направлены на нарушения чьих-либо прав и неисполнение своих обязанностей [33].

Поскольку вопросы юридической ответственности, в том числе и сотрудников органов внутренних дел, достаточно разработаны в специальной литературе [34], они в настоящей работе не рассматриваются.

Несомненно, что среди различных факторов, влияющих на законность и объективность применения административно-правовых средств, включая и наложение административных взысканий, огромную роль играет правосознание работников ОВД (милиции) [35].

В продолжение развития данной темы необходимо еще раз подчеркнуть важность усиления внимания к повышению уровня профессионализма сотрудников органов внутренних дел. В настоящее время в этой области предпринимаются определенные меры. Так, в структуре Главного Управления обеспечения общественного порядка МВД России был создан отдел по нормативно-методическому и контрольному обеспечению административной практики в сфере охраны общественного порядка [36].

В результате изложенных позиций становиться очевидным, что реально гарантии обеспечиваются там и тогда, где и когда имеется достаточная правовая регламентация и организационное обеспечение соответствующей правоприменительной деятельности. Это в полной мере относится и к практике ОВД (милиции) по применению мер административного принуждения, включая, разумеется, и меры административного взыскания.

При рассмотрении поставленных вопросов необходимо коснуться и существующих критериев оценки работы органов внутренних дел, которая в основном оценивается по количественным показателям борьбы с преступлениями и административными правонарушениями.

По нашему мнению, количественные показатели административной практики ОВД далеко не в полной мере отражают истинное состояние правопорядка и законности в соответствующей сфере. Думается, что эффективность деятельности ОВД не может быть оценена с помощью какого-то одного главного критерия, ограниченного количественными показателями конечных результатов, определяемых уровнем, динамикой выявляемых правонарушений и принимаемых мер административного взыскания. Критерии эффективности должны, прежде всего, отражать правовую и социальную специфику деятельности ОВД [37].

Это становится актуальным, так как «погоня» за показателями приводит к нарушениям законности и нарушениям прав граждан.

Так, прокуратурой г. Ревды Свердловской области 2 ноября 2000 г. было возбуждено уголовное дело в отношении начальника милиции общественной безопасности ГОВД г. Ревды. В процессе расследования было установлено, что для создания видимости активной борьбы с административными правонарушениями в период с января по ноябрь 2000 г. им давались указания подчиненным сотрудникам об оформлении протоколов по ст. 162 КоАП РСФСР в отношении вымышленных лиц либо граждан, не совершавших таких правонарушений, которым он впоследствии выносил предупреждения.

Мы не претендуем на исчерпывающее освещение всего многообразия проблем, возникающих в связи с обеспечением органами внутренних дел прав и законных интересов лица, привлекаемого к административной ответственности, при осуществлении административно-юрисдикционной деятельности. Очевидно, что данные проблемы заслуживают и в дальнейшем различного рода исследований с учетом деликтологичексих, организационных, методических, кадровых и других аспектов.

На основании изложенного можно сделать следующие выводы по второму параграфу настоящей главы.

1. Реализация прав и законных интересов лица, привлекаемого к административной ответственности, во многом зависит от оптимального распределения административно-юрисдикционных полномочий органов внутренних дел и гарантий принятия ими объективных и законных решений.

2. Полномочия руководителей ОВД по рассмотрению дел об административных правонарушениях целесообразно передать инспекторам по административной практике.

3. Упрощенное производство по делам об административных правонарушениях должно осуществляться с обязательным соблюдением процедуры обжалования решения, принятого по делу.

4. Во избежание нарушений прав лица, привлекаемого к административной ответственности, в порядке упрощенного производства, следует разработать унифицированный бланк квитанции (постановление-квитанция) о наложении административного взыскания, в котором бы указывались установочные данные гражданина, принятое решение, сведения о должностном лице, принявшем решение, а также права и обязанности подвергнутого взысканию лица.

5. Совершенствование форм и методов осуществления контроля в административной деятельности ОВД имеет непосредственное значение и для административной юрисдикции данных органов.

6. В рамках занятий необходимо совершенствовать правовые знания сотрудников ОВД, в том числе и в области административно-юрисдикционной деятельности.



[1] Далее ОВД.

[2] См.: Шергин А.П. Права человека и административная политика // Веб.: Проблемы обеспечения прав человека в деятельности органов внутренних дел: Материалы научно-практической конференции. М., 1994. С. 59.

[3] См., напр.: Денисенко В.В. Административная деликтность как элемент оперативной обстановки и объект организационно-правового воздействия органов внутренних дел: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 1998. С. 8.

[4] См.: Аникин С.Б. Указ. соч. С. 15-16.

[5] См.: Якимов А.Ю. О Совершенствовании процессуальных гарантий прав личности в сфере административной юрисдикции / В сб.: Проблемы обеспечения прав человека в деятельности органов внутренних дел: Материалы научно-практической конференции. М., 1994. С. 135.

[6] См.: Соловей Ю.П. Указ. соч. С. 186.

[7] См., напр.: Ворошилова Т.В. Принятие решения по делам об административных правонарушениях: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М.: ВНИИ МВД России, 1999. С. 18.

[8] См.: Виноградов А.В. Теоретические и практические аспекты оценки эффективности административно-юрисдикционной деятельности ОВД // Государство и право. 2000. № 10. С. 38.

[9] См.: Соловей Ю.П. Указ. соч. С. 236.

[10] См.: Соловей Ю.П. Там же. С. 238.

[11] См., напр.: Шергин А.П. Административная юрисдикция. С. 86.

[12] См.: Обзор деятельности милиции общественной безопасности УВД Владимирской области в 2000 г.

[13] См., напр.: Духно Н.А., Ивакин В.И. Понятие и виды юридической ответственности // Государство и право. 2000. № 6. С. 17.

[14] См., напр.: Петрухин И.Л. Проблемы судебной власти современной России // Государство и право. 2000. № 7. С. 17.

[15] См.: Федеральный закон от 29 марта 2000 г. № 163 - ФЗ «О внесении изменений в статьи 30 и 36 Закона Российской Федерации «О милиции»» // Собрание Законодательства Российской Федерации. 2001. № 1. Ст. 15.

[16] См., напр.: Денисенко В.В. Указ. соч. С. 13; Павловский А.И. Указ. соч. С.

[17] См.: Шергин А.П., Саввин М.Я. Административно-юрисдикционная деятельность органов внутренних дел и пути повышения ее эффективности. М., 1977. С. 34-35.

[18] См.: Якимов А.Ю. Указ. соч. С. 124.

[19] См., напр.: Михайленко А.П. Организация и осуществление производства об административных правонарушениях в органах внутренних дел: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2000. С. 17-18.

[20] См.: Балашова Н.П. Правовые и организационные основы административно-юрисдикционной деятельности государственной инспекции безопасности дорожного движения: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1999. С. 22.

[21] См.: Аникин С.Б. Указ. соч. С. 22.

[22] См.: Какимжанов М.Т. Указ. соч. С. 17.

[23] См,: Соловей Ю.П. Указ. соч. С. 37.

[24] Под защитой права принято понимать деятельность, направленную на восстановление нарушенного права. См., напр.: Соловей Ю.П, Там же. С. 136.

[25] См., напр.: Новоселов В.И. Способы защиты прав и свобод, гарантированных Конституцией СССР // Советская юстиция. 1979. № 18. С. 7-8; Абулгазин С.Б. О субъективных правах граждан в сфере охраны общественного порядка // Права и свободы советских граждан и роль милиции в их обеспечении. М., 1981. С. 40.

[26] См., напр.: Соловей Ю.П. Там же. С. 242.

[27] См., напр.: Ойгензихт В.А. Воля и риск // Правоведение. 1984. № 4. С. 46; Соловей Ю.П. Указ. соч. С. 216.

[28] См.: Какимжанов М.Т. Указ. соч. С. 22.

[29] См.: Соловей Ю.П. Там же. С. 231.

[30] См.: ч. 4 ст. 5 Закона Российской Федерации «О милиции».

[31] См.: Павловский А.И. Указ. соч. С. 137.

[32] См.: Приказ МВД России от 29 февраля 1996 г. № 129 «О мерах по обеспечению законности в органах внутренних дел российской Федерации и укреплению собственной безопасности».

[33] См.: Поникаров В.А. Указ. соч. С. 51.

[34] См., напр.: Ведерников Л.М. Служебная дисциплина в органах внутренних дел и средства ее обеспечения: Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1996.; Гавриленко Д.А. Государственная дисциплина: сущность, функции, значение, Минск, 1988.

[35] См.: Ардавов М.М. Эффективность административно-правовых средств принуждения, применяемых милицией: Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 1998. С. 14.

[36] См,: Приказ МВД России от 1 сентября 1997 г. № 575 «О мерах по совершенствованию административной практики органов внутренних дел и внутренних войск МВД России».

[37] См.: Аврутин Ю.Е. Эффективность деятельности органов внутренних дел (государственно-правовые, социальные и организационные аспекты изучения, оценки, проектирования): Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. СПб., 1998. С. 22.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213




Интересное:


Административно-налоговая деликтология
Коррупция как фактор дезорганизации государственного аппарата
Преодоление коррупции в государственном аппарате
Некоторые вопросы вынесения прокурором постановления о возбуждении производства по делу об административном правонарушении
Объекты таможенного контроля
Вернуться к списку публикаций