2014-01-19 14:37:37
ГлавнаяАдминистративное право — Правовой статус лица, привлекаемого к административной ответственности



Правовой статус лица, привлекаемого к административной ответственности


Обеспечение прав и законных интересов лица, привлекаемого к административной ответственности, в административно-юрисдикционной деятельности ОВД.

Исходя из принятого в Российской Федерации принципа разделения властей, можно утверждать, что обеспечением прав человека и гражданина должны заниматься все три ветви власти - законодательная, исполнительная и судебная, а также органы местного самоуправления. Характер этой деятельности и средства обеспечения прав граждан различаются между собой в зависимости от органов, представляющих каждую из трех ветвей.

Очевидно, что в значительном объеме реализация прав граждан, в том числе и лиц, привлекаемых к административной ответственности, осуществляется в процессе деятельности органов исполнительной власти. Рассматривая возложенные на эти органы задачи, выполняемые ими функции и осуществляемые ими полномочия можно прийти к выводу, что одно из основных мест среди органов исполнительной власти по обеспечению прав и законных интересов личности занимают органы внутренних дел (милиция) [1].

В то же время они играют важную роль в системе правоприменителей законодательства об административной ответственности. От их деятельности во многом зависит реализация административной политики в реальной жизни [2].

Однако следует признать то, что ОВД в нынешних условиях не в полной мере обеспечивают эффективную борьбу с административными правонарушениями. Об этом свидетельствуют такие факты, как разрастание масштабов соответствующих правонарушений, сохранение на протяжении длительного времени одних и тех же явлений, способствующих росту числа правонарушителей и неисполнению постановлений о наложении административных взысканий.

Следует заметить, что административные правонарушения в силу своей массовости не только в значительной мере создают фон для совершения преступлений, но, в конечном счете, способны выступать фактором, формирующим общественное мнение о состоянии правопорядка и работе ОВД в каждом конкретном регионе [3].

К объективным причинам недостаточно эффективной деятельности данных органов можно отнести экономический кризис, снижение уровня благосостояния значительной части населения страны, несовершенство законодательной базы. Разумеется, не следует недооценивать и значение ряда иных фактов, а именно: слабого информационно-методического обеспечения; недостаточно высокого уровня профессиональной подготовки правоприменителей - сотрудников органов внутренних дел; отсутствия нужной целенаправленности в реализации административно-наказательной политики.

Действующая редакция КоАП РСФСР имеет много недостатков, оказывающих негативное влияние на состояние правоприменительной практики на стадиях производства по делам об административных правонарушениях и обеспечение прав и законных интересов лица, привлекаемого к административной ответственности.

Так, анализ положений КоАП РСФСР показывает, что отдельные нормы противоречат друг другу. Например, из диспозиции ст. 305 КоАП РСФСР следует, что за нарушение ст. ст. 165 и 166 Кодекса лицо может быть подвергнуто административному аресту. В санкциях же данных статей такое административное взыскание законодателем не предусмотрено.

На наш взгляд, такие ошибки могли быть допущены в связи с внесением большого числа изменений и дополнений в отдельные положения КоАП РСФСР, а нормы, о которых шла речь, не перерабатывались.

В настоящее время также решены далеко не все проблемы, касающиеся осуществления административно-юрисдикционной деятельности органами внутренних дел, которая имеет ряд отличительных признаков (особенностей).

С.Б. Аникин разделяет особенности административно-юрисдикционной деятельности на две группы [4]. К первой группе он относит те особенности, которые вытекают из объема компетенции ОВД (милиции) по охране общественных отношений.

Во-первых, обращает на себя внимание то, что органами внутренних дел охраняется широкий круг общественных отношений. Это легко объясняется, исходя из обязанностей, установленных Законом Российской Федерации «О милиции» и другими нормативными актами.

На момент принятия КоАП РСФСР к ведению ОВД (милиции) отнесено рассмотрение и разрешение дел по более чем трети составов административных правонарушений [5].

Во-вторых, при рассмотрении дел об административных правонарушениях в ОВД существует внутриведомственная специализация. Деятельность по рассмотрению дел и принятию по ним решений могут осуществлять такие субъекты юрисдикции, как; органы внутренних дел (милиция); Государственная противопожарная служба МВД России и медицинская служба МВД России, осуществляющая санитарный надзор на подведомственных ей объектах.

В-третьих, правоприменительная деятельность ОВД регламентирована не только законодательными, но и ведомственными нормативными актами.

Вторая группа особенностей административно-юрисдикционной деятельности ОВД выделяется С.Б. Аникиным с учетом объема у субъекта юрисдикции полномочий по применению административных санкций.

Во-первых, это и больший, по сравнению с другими отраслевыми органами, объем прав при применении мер административного принуждения. Соотношение компетенции ОВД (милиции) и различных государственных инспекций можно представить в виде соотношения общего и единичного [6].

К примеру, представитель милиции имеет право реагировать на случаи нарушений санитарных правил, а представитель санитарной инспекции не имеет права надзирать за порядком в общественных местах, тем более в случае его нарушения давать специальные указания.

Во-вторых, это и широкий круг должностных лиц, наделенных правом применять административные санкции. Согласно ст. 203 КоАП РСФСР только от имени органов внутренних дел рассматривать дела об административных правонарушениях и принимать по ним решения вправе около десяти субъектов в зависимости от их внутриведомственной специализации.

Сотрудники ОВД имеют широкий круг полномочий по наложению административных взысканий на месте совершения правонарушения без составления протокола о нем (в случаях, указанных в ст. 237 КоАП РСФСР). Такие права, например, предоставлены веем сотрудникам Государственной инспекции безопасности дорожного движения, имеющим специальное звание.

Как показало проведенное исследование, в результате рассмотрения дел об административных правонарушениях органами внутренних дел в 70 % случаев выносятся постановления о наложении административных взысканий [7].

Из этого следует, что весьма значительное число граждан привлекаются к административной ответственности, т.е. они претерпевают лишения морального и материального характера. При этом следует учесть, что поскольку ст. 53 Конституции Российской Федерации предоставляет каждому гражданину право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, то гражданин вправе через суд добиваться возмещения как материального, так и морального ущерба, нанесенного ему такими, с его точки зрения, действиями.

Поэтому к вынесению решения по делу об административном правонарушении следует подходить объективно и взвешенно, разумеется, неукоснительно соблюдая принцип законности.

Принятие постановления по делу зависит от ряда условий, определяющих уровень эффективности административно-юрисдикционной деятельности ОВД (милиции). По этому вопросу мы согласны с мнением А.В. Виноградова, который выделяет следующие условия эффективности данной деятельности:

- стабильность административно-карательной политики и реальность исполнения санкций;

- наличие систематизированного и стабильного законодательства об административных правонарушениях;

- четкая процедура рассмотрения и наложения административных взысканий;

- оперативность производства по делам об административных правонарушениях;

- режим законности в правоприменительной деятельности полномочных органов;

- неотвратимость ответственности и справедливость применяемых административных взысканий;

- сочетание административной ответственности с иными мерами социального контроля;

- авторитет органов внутренних дел [8].

Органы внутренних дел относятся к числу основных правоприменителей, и от их деятельности во многом зависят реализация задач производства по делам об административных правонарушениях, а также обеспечение прав и законных интересов лиц, привлекаемых к административной ответственности.

В этой связи принципиально необходимо высказаться по ряду проблем, возникающих у сотрудников ОВД при осуществлении административно-юрисдикционной деятельности.

Ю.П. Соловей высказывает мнение о том, что из осуществляемых ныне ими функций надзора, содействия, охраны, сыска, дознания, юрисдикции и исполнения наказаний - две последние не свойственны органам внутренних дел [9].

По его словам, существующее распределение административно-юрисдикционной компетенции между ОВД (милицией) и иными органами в целом вовсе не отвечает назначению органов внутренних дел в борьбе с административными правонарушениями.

В связи с этим Ю.П. Соловей предлагает поставить вопрос о поэтапном освобождении ОВД (милиции) от несвойственной им юрисдикционной функции. За милицией, например, можно было бы оставить наложение административных штрафов за ряд нарушений правил дорожного движения и проступков на железнодорожном, воздушном и водном транспорте, а разрешение остальных дел об административных правонарушениях отнести к компетенции специализированного суда или мировых судей. При этом он полагает, что милиция как структурный элемент ОВД должна быть вправе налагать только штраф в минимальном размере, указанном в санкции соответствующей статьи [10].

Таким образом, речь идет о том, чтобы рассмотрение и разрешение большинства дел об административных правонарушениях, подведомственных органам внутренних дел, передать специализированным судам.

Привлекательность такой идеи достаточно очевидна, так как подобным образом обеспечивается реализация принципа «разделения властей» (одни субъекты осуществляют контроль и надзор, другие - юрисдикцию); а в рассмотрении и разрешении дел об административных правонарушениях достигается объективность и профессионализм.

В пользу передачи юрисдикционных полномочий от ОВД представителям судебной системы говорит и тот факт, что деятельность руководящих должностных лиц органов внутренних дел представляет собой реализацию совокупности общих и специальных функций. Так к общим функциям относятся: разработка стратегии и плана действий, распорядительная, исполнительная, юрисдикционная, контрольная, воспитательная. Разнообразие функций руководителей ОВД, на наш взгляд, затрудняет качественное исполнение ими юрисдикционных полномочий.

Начальник органа внутренних дел, о чем свидетельствуют статистика и самый упрощенный хронометраж его работы, не в состоянии обстоятельно рассмотреть отнесенные к его компетенции дела о правонарушениях, и его роль как руководителя сводится зачастую к формальному акту - подписи на протоколе [11].

Как показал опрос ряда руководителей ОВД Владимирской области, многим из них не хватает рабочего времени на ознакомление и объективное рассмотрение материалов об административных правонарушениях.

Во избежание нарушений сроков рассмотрения дел (в основном это дела о правонарушениях, предусмотренных ст. 162 КоАП РСФСР) они нередко указывают применяемые штрафные санкции прямо в протоколе, а отдельные руководители приспосабливают для этого клише.

Это приводит к тому, что отдельные лица в ряде случаев необоснованно привлекаются к административной ответственности или, наоборот, избегают адекватной деянию юридической ответственности.

Так, постановлением от 20 декабря 2000 г. Михайлов Ю.М. (г. Юрьев - Польский) был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 162 КоАП РСФСР за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, тогда как ответственность за данное правонарушение предусмотрена ст. 117 КоАП РСФСР.

Встречаются факты, когда привлечение к административной ответственности фактически приводит к освобождению от уголовной ответственности за совершение преступления.

Например, постановлением начальника ГИБДД Муромского УВД Симонова Г.Ю. была привлечена к административной ответственности по ч. 2 ст. 118 КоАП РСФСР за то, что, управляя автомашиной, проехала на запрещающий сигнал светофора и совершила столкновение с автомашиной «НИСАН». Однако в ходе проверки было установлено, что в результате аварии пассажирке автомашины «НИСАН» был причинен средней тяжести вред здоровью. Прокурором города был принесен протест на постановление, возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 264 УК РФ [12].

Как видим, наступление соответствующей юридической ответственности более всего связано с четкостью работы правоохранительных органов, их компетентностью, подготовленностью и добросовестностью. Немалый урон правопорядку способны причинить действия должностных лиц органов внутренних дел, допускающих принятие незаконных правоприменительных актов, в том числе постановлений о наложении административных взысканий или прекращении административного дела [13].

По поводу создания административных судов, наделения соответствующей компетенцией мировых судей невольно возникает вопрос о том, сколько потребуется времени и специалистов на укомплектование штатов таких судов. По отдельным подсчетам для этой цели потребуется около 6-7 тысяч юристов с высшим образованием, которых необходимо будет обеспечить служебными помещениями, годными для отправления правосудия [14].

На наш взгляд, в создавшейся ситуации необходимо за органами внутренних дел сохранить право на рассмотрение и разрешение дел об административных правонарушениях с учетом внесения отдельных изменений» Это касается перераспределения административно-юрисдикционных полномочий руководителей между другими сотрудниками органов внутренних дел.

Рассмотрим мнения ученых-административистов по этому вопросу. Одни авторы предлагают расширить полномочия участковых инспекторов милиции (в редакции Закона Российской Федерации от 29декабря 2000 года они называются участковыми уполномоченными милиции [15]) в рассмотрении дел об административных правонарушениях [16].

Например, проект КоАП РФ дополнительно наделяет участковых уполномоченных милиции правом рассматривать дела о мелком хулиганстве (п.9 ч. 2 ст. 23.3).

Как показали результаты проведенного нами опроса практических работников милиции общественной безопасности, наделение участковых уполномоченных милиции правом разрешать дела о мелком хулиганстве способствовало бы оперативности административного производства, разрешению проблемы административного задержания граждан в сельской местности, поднятию авторитета данного сотрудника на обслуживаемом им административном участке.

Но с другой стороны, такое решение проблемы перераспределения юрисдикционных полномочий, на наш взгляд, может повлечь за собой принятие неправомерных решений по делам или к наказанию «неугодных граждан».

В этой связи справедливо поставить вопрос о том, есть ли такая необходимость в наделении данными правами всех участковых уполномоченных милиции, так как они и без этого выполняют большое количество функций на закрепленной территории. Наиболее перспективные из этой категории сотрудников переходят на работу в другие службы и подразделения органов внутренних дел, отсюда большая текучесть кадров, и, как следствие, большинство из участковых уполномоченных милиции не имеют достаточного опыта работы в этой должности и необходимого юридического образования.

По нашему мнению, возникающие таким образом проблемы могут сказаться при разрешении дел об административных правонарушениях, значительно повлиять на обеспечение прав и законных интересов лица, привлекаемого к ответственности.

Как свидетельствует статистика, в ряде регионов Российской Федерации проблема с комплектованием службы участковых уполномоченных милиции стоит достаточно остро. Например, во Владимирской области из 634 штатных единиц участковых уполномоченных заполнено 531, из которых в сельской местности работают 224 человека. Из общего числа сотрудников только 31 имеет высшее юридическое образование, 182 — среднее специальное юридическое образование. Очевидно, что высшее юридическое образование имеют только старшие участковые уполномоченные милиции, к которым предъявляются дополнительные требования. Из всех сотрудников данной службы в должности участкового уполномоченного милиции имеют опыт работы до 1 ода 126 человек, до 3 лет - 129, то есть в сумме около 50 %.

По нашему мнению, предоставление участковым уполномоченным милиции полномочий по рассмотрению и разрешению дел о мелком хулиганстве было бы ошибочным. Это подтверждают и итоги проведенного нами исследования.

Большинство работников прокуратуры однозначно высказались о нецелесообразности передачи таких полномочий участковым уполномоченным милиции, аргументируя свое мнение слабой юридической подготовкой данной категории сотрудников ОВД, а также возможными злоупотреблениями с их стороны при рассмотрении административных дел».

Ряд руководителей ОВД обеспокоены, что дела о мелком хулиганстве будут разрешать участковые уполномоченные милиции. По их мнению, данные административные дела представляют определенную сложность при их рассмотрении, так как трудно отличить в некоторых случаях мелкое хулиганство от преступления, предусмотренного ст. 213 УК Российской Федерации.

В ходе интервью самих участковых уполномоченных (вопросы интервью см. Приложение 3) было установлено, что половина из них ратует за расширение объема юрисдикционных полномочий, но с условием усиления контроля за их деятельностью со стороны руководителей подразделений органов внутренних дел. Остальные 50% опрошенных считают, что правом разрешать дела о мелком хулиганстве следовало наделять старших участковых уполномоченных милиции или начальников подразделений по организации работы (деятельности) участковых уполномоченных милиции ввиду сложности дел.

Большинство сотрудников полагает, что юрисдикционные полномочия в первую очередь следует предоставить участковым уполномоченным милиции, работающим в сельской местности, так как те испытывают проблемы с доставлением подозреваемых в совершении административных правонарушений в ОВД и содержанием лиц, задержанных в административном порядке, до рассмотрения дел о правонарушениях.

На наш взгляд, практические работники ошибочно считают, что рассмотрение дел о мелком хулиганстве будет проходить сразу же после составления протокола о правонарушении. Они забывают об участии в административном производстве защитника, к которому за помощью может обратиться лицо, привлекаемое к административной ответственности, с момента своего задержания.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213




Интересное:


Организация и проведение выборов Президента России
Административно-налоговая деликтология
Актуальные проблемы административной ответственности
Причинный комплекс коррупции
Значение законодательства, регламентирующего ответственность за правонарушения в сфере налогов и сборов, для юрисдикционной деятельности налоговых органов
Вернуться к списку публикаций