2014-01-17 13:38:01
ГлавнаяАдминистративное право — Понятие и правовая основа дисквалификации



Понятие и правовая основа дисквалификации


В поддержку дисквалификации как меры наказания выступает Г.В. Полковников. По его мнению, ее введение «во-первых, позволит улучшить корпоративное управление в нашей стране, а во-вторых, решить проблемы, касающиеся ответственности должностных лиц российских компаний» [14].

Обращаясь к опыту Великобритании, Г.В. Полковников подробно анализирует институт «дисквалификации» в этой стране и отмечает его успешное применение и высокую эффективность. Так, по данным Департамента Министерства торговли, число дисквалифицированных лиц постоянно растет: в 1996 г. по сравнению с 1995 г. число приказов о дисквалификации непригодных к управлению корпорацией директоров возросло на 49 % и составило соответственно 946 и 633 случая. При этом на 7,4 % сократились случаи ликвидации корпораций по причине несостоятельности: если в 1995 г. их было 14 536, то в 1996 г. - 13 461. Подобная тенденция характерна и для настоящего времени [15].

В поддержку дисквалификации высказывается и И.В. Максимов, который отмечает, что существование «такой меры административной ответственности вызвано, как представляется, необходимостью и целесообразностью использования дисквалификации как санкции, назначаемой за противоправное действие руководящих лиц организации и ведущей к корреляции поведения названных субъектов, а также гарантирующей целостность системы социально-трудовых отношений в современном российском обществе» [16].

Свое мнение о дисквалификации, от ее полного непринятия, до почти безоговорочной поддержки, изменили и некоторые ведущие административисты нашей страны. Так, в частности, М.С. Студеникина, поначалу скептически относившаяся к дисквалификации, в настоящее время отмечает, что «применение такого административного наказания будет служить дополнительным рычагом в руках государства для усиления его влияния на ход экономических процессов» [17].

В последнее время категоричность суждений ученых о непринятии данной меры административно-правового воздействия на правонарушителей сменилась критикой лишь отдельных ее элементов [18].

Так Сорокин В.Д., считает неуместным применение в данном контексте термина «физическое лицо». Судя по наименованию должностей, определяющих весьма обширные и ответственные функции их носителей, законодателю следовало бы употребить в ч. 1 ст. 3.11 Ко АП РФ официально признанный в административном праве термин «должностное лицо». Следующим основанием сомнений В.Д. Сорокина является наличие в определении данного вида административных наказаний индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица. По его мнению, искусственность такого включения в перечень ответственных руководителей высокого ранга названной категории лиц становится достаточно ясной, если представить, кем является данное лицо по роду своих предпринимательских занятий [19].

Дисквалификация - это новый институт, ранее не известный административному праву России, уже встречался в гражданском праве. Так, на протяжении ряда лет дисквалификация руководителей организаций и членов их ликвидационных комиссий (ликвидаторов) была предусмотрена статьями 9 и 10 ФЗ РФ от 8 января 1998 г. «О несостоятельности (банкротстве)» [20] в качестве меры ответственности за невыполнение обязанностей по обращению должника в арбитражный суд, а также за совершение фиктивного или преднамеренного банкротства. Однако на практике дисквалификация не применялась, и правовой механизм ее реализации так и не был сформирован.

Новый Федеральный закон Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)» от 27.09.2002 г. [21] не содержит эту меру ответственности, хотя дважды упоминает о ней.

В первом случае говорится, что одним из оснований для безусловного отказа арбитражного суда утвердить арбитражных управляющих в качестве временных управляющих, административных управляющих, внешних управляющих и конкурсных управляющих является их дисквалификация или лишение в порядке, установленном федеральным законом права занимать руководящие должности и (или) осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическими лицами, входить в совет директоров (наблюдательный совет) и (или) управлять делами и (или) имуществом других лиц [22].

Во втором случае указывается в качестве одного из полномочий регулирующего органа [23] — обращаться в установленном федеральным законом порядке в суд с заявлением о дисквалификации арбитражного управляющего (ч. 4 ст. 29 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Раскрывая сущность дисквалификации необходимо отметить, что ее можно понимать как меру административного наказания, меру административной ответственности и меру административного принуждения.

Из трех названных понятий наиболее широким является «административное принуждение». Поэтому, следуя дедуктивному методу познания, прежде чем приступать к исследованию таких понятий как «административная ответственность» и «административное наказание», необходимо получить представление об «административном принуждении».

Известно, что принуждение, являясь атрибутом государственной власти, насчитывает десятки веков существования [24]. Административное принуждение является одной из разновидностей «государственного принуждения». Как вполне справедливо отмечает А.Ф. Пехтерев, «метод административного принуждения является разновидностью административных методов воздействия, реализуемых государством» [25].

Административное принуждение есть правовое, организационное, физическое и психологическое воздействие органов полиции (управления) на индивидуального и коллективного субъекта с целью заставить его силой к соблюдению предписанных законом действий или обязать его понести административное наказание за совершенное административное правонарушение [26].

Как вполне справедливо отмечает К.С. Бельский, «фактура административного принуждения складывается из воздействий различного рода: организационных, словестно-психологических, физических, имущественных. Однако все эти воздействия основаны на праве и определяются им, а потому являются правовыми по выражению. Все они «работают» и определяют поведение граждан и организаций в сочетании друг с другом. Например, применение предусмотренного ст. 3.11 КоАП РФ такого административного наказания как дисквалификация, заключающегося в лишении физического лица права занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, сочетает организационное воздействие с имущественным и психическим, так как, безусловно, вызывает определенные отрицательные эмоции в психике правонарушителя» [27].

Административное принуждение представляет совокупность административных мер. Как правило, выделяются меры предупредительного характера (предупредительные меры); меры административного пресечения; меры административного наказания (ответственности) [28].

Однако, как отмечает А.И. Каплунов, суммируя мнения Д.Н. Бахраха, М.И. Еропкина, А.П. Коренева, Л.Л. Попова можно увидеть, что по способу охраны правопорядка они выделяют следующие группы мер административного принуждения:

• меры административного предупреждения,

• меры административного пресечения,

• административно-восстановительные меры,

• меры административной ответственности,

• меры административно-процессуального обеспечения [29].

В то же время А.И. Каплунов отмечает, что среди ученых-административистов нет единства мнений о целесообразности выделения административно-восстановительных мер и мер административно-процессуального обеспечения [30].

Но это не единственная классификация мер административного принуждения. Они могут также разграничиваться по основаниям и целям их применения.

Так, по основаниям применения выделяются:

1. меры, применяемые без правонарушения, в силу государственной или общественной необходимости, — так называемые предупредительные меры;

2. меры, применяемые в связи с правонарушением, означающие претерпевание правонарушителем определенных неблагоприятных последствий именно в виду совершенного им правонарушения, правовые санкции.

По цели применения предупредительной меры принуждения могут быть контрольно-профилактическими (направленными на выявление правонарушений) или особыми (имеющими целью обеспечить особую, исключительную государственную или общественную необходимость). Правовые санкции по этому признаку подразделяются на меры пресечения (цель - прекратить совершаемое правонарушение); меры процессуального обеспечения (их назначение - в обеспечении доказывания вины правонарушителя и создания нормальных условий для его последующего привлечения к ответственности); восстановительные меры (направленные на восстановление положения, существовавшего до правонарушения, в том числе на восстановление нарушенных прав); меры наказания или взыскания (обеспечивают выполнение непосредственной задачи кары правонарушителя и вместе с другими санкциями - целей общей и частной превенции) [31].

Итак, систему мер административного принуждения завершают санкции, связанные с наказанием правонарушителя - административные наказания. Как отмечает А.П. Шергин, «административные наказания являются одним из видов административно-принудительных мер и обладают, естественно, признаками, присущими этому виду государственного принуждения» [32].

Как вполне справедливо указывают Д.Н. Бахрах, Б.В. Российский и Ю.Н. Старилов, «административные наказания - это разновидность административного принуждения. От иных мер административного принуждения они отличаются тем, что являются карательными санкциями, преследуют специфические цели, применяются в строго урегулированном процессуальном порядке» [33].

Административное наказание — это установленная государством мера ответственности за совершение административного правонарушения, применяемое в целях предупреждения совершения новых правонарушений, как самим правонарушителем, так и другими лицами (ч. 1 ст. 3.1 КоАП РФ).

Система административных наказаний закреплена в ст. 3.2 КоАП РФ и включает в себя:

1. предупреждение;

2. административный штраф;

3. возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного правонарушения;

4. конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения;

5. лишение специального права, предоставленного физическому лицу;

6. административный арест;

7. административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства;

8. дисквалификация.

Следует отметить, что некоторые ученые предлагают увеличить их количество новыми видами. Так, например, И.Ш. Килясханов предлагает дополнить данный перечень «отзывом, приостановлением или аннулированием лицензии у лицензиатов, осуществляющих предпринимательскую деятельность, подлежащую лицензированию», а также «запретом на обращение в инстанции за лицензией в течении установленного законом времени, если предыдущая лицензия была аннулирована за допущенные правонарушения» [34].

Однако не все ученые согласны с таким подходом. Так, например, М.С. Студеникина считает, что «отзыв лицензии нельзя считать административным наказанием, поскольку по своей правовой природе, определяемой их целевой направленностью, они являются не карательными санкциями, а мерами восстановительного характера или мерами пресечения административного правонарушения» [35].

Административная ответственность представляет собой особую разновидность юридической ответственности и обладает всеми ее признаками с учетом особенностей административно-правового регулирования. Поэтому прежде чем приступать к рассмотрению административной ответственности необходимо получить представление об ответственности юридической.

В общей теории права сложились три направления в понимании юридической ответственности: представители первого направления отождествляют ее с юридической обязанностью материально-правового или процессуально-правового характера [36], представители второго направления — с государственным принуждением [37], а представители третьего направления (наиболее приемлемого) рассматривают юридическую ответственность как правовой институт [38], как элемент правового статуса субъекта наряду с право- и дееспособностью и как правоотношение.

Юридическая ответственность реализуется как правовой институт уголовной, административной, дисциплинарной, материальной и имущественной ответственности, а некоторые авторы выделяют еще и конституционную, налоговую, уголовно-процессуальную и иные виды ответственности.

Юридическая ответственность в широком нормативном смысле — это комплексный правовой институт, состоящий из совокупности материальных и процессуальных норм, которые регулируют общественные отношения по применению в установленном порядке уполномоченными органами и лицами санкций правовых норм к лицам признанным виновными в совершении правонарушений; а в узком, практическом смысле, как правоотношение, аналогичное по содержанию правовому институту юридической ответственности. Юридическая ответственность как правовой институт включает такие понятия как правонарушение, санкция, юрисдикционные органы и производство по делам об административных правонарушениях. При этом юридическая ответственность является обязательным элементом правового статуса субъектов ответственности наряду с их правами и обязанностями, надлежащее осуществление и исполнение которых обеспечивается мерами юридической ответственности как одним из видов правовых гарантий [39].

Административная ответственность представляет собой меры принудительного воздействия, применяемые к (физическому, юридическому лицу), виновному в совершении административного правонарушения, ограничивающие имущественные (неимущественные) права нарушителя, либо устанавливающие его дополнительные обязанности [40].

Среди характерных особенностей административной ответственности А.Б. Агапов выделяет следующие:

1. административная ответственность налагается за правонарушения, не представляющие высокой степени общественной опасности. Вследствие этого карательные санкции государства за такие противоправные деяния именуются административными правонарушениями (проступками), в отличие от них преступления представляют несоизмеримо более высокую степень опасности для общественных и частноправовых интересов;

2. ответственность по административному праву всегда представляет собой следствие противоправного действия (бездействия) юридического или физического лица. В возникающих правоотношениях всегда участвуют субъекты публично-правовой сферы (области общегосударственных интересов) - органы исполнительной власти и наделенные ее полномочиями должностные лица. Все виды правовой ответственности налагаются органами (должностными лицами) государства, однако одним из участников административного правоотношения всегда является орган исполнительной власти или исполнительно-распорядительный орган местного самоуправления (муниципальный орган);

3. административная ответственность по преимуществу наступает вследствие правонарушений в сфере общегосударственных, а не частноправовых интересов [41].

Административная ответственность, с одной стороны, включает в себя административные наказания, а с другой, является самостоятельным институтом административного принуждения. То есть она шире, административных наказаний, но уже административного принуждения. В этой связи мы полностью разделяем позицию П.В. Анисимова, В.Д. Симухина и А.В. Симухина, что «административное наказание подчеркивает юридический факт административной ответственности, так как без административного наказания будет отсутствовать и сама административная ответственность» [42].

Административные наказания и место дисквалификации в системе мер административных наказаний будут рассматриваться в третьем параграфе данной главы.

Основываясь на вышесказанном и, в частности, на ст. 3.11 КоАП РФ, нами предлагается следующее определение дисквалификации как вида административного наказания:

Дисквалификация - это основной вид административного наказания, назначаемый судьей, в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, на срок от шести месяцев до трех лет, применяемый к физическим лицам, осуществляющим организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в органе юридического лица, к членам совета директоров, а также к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в том числе к арбитражным управляющим и заключающийся во временном лишении их права занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров (наблюдательный совет), осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, а также осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

По нашему мнению, положения ч. 1 ст. 3.11 КоАП РФ («дисквалификация заключается в лишении физического лица права занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров (наблюдательный совет), осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, а также осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации») и ч. 3 ст. 3.11 КоАП РФ («дисквалификация может быть применена к лицам, осуществляющим организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в органе юридического лица, к членам совета директоров, а также к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в том числе к арбитражным управляющим») являются громоздкими и нуждаются в дальнейшем совершенствовании, что создает определенные сложности, как в понимании сущности дисквалификации, так и в ее применении.

В целях дальнейшего развития и совершенствования дисквалификации как вида административного наказания, нам представляется целесообразным сформулировать положения ч. 1 и 2 ст. 3.11 КоАП РФ следующим образом: ч. 1 ст. 3.11 — дисквалификация заключается во временном лишении физического лица права прямо или косвенно участвовать в учреждении или управлении юридическим лицом», и ч. 3 ст. 3.11 - «дисквалификация может быть применена к лицам, осуществляющим организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в органе юридического лица или иным образом участвующие (прямо или косвенно) в управлении юридическим лицом» [43]. На основании данных предложений нами был подготовлен проект федерального закона РФ «О внесении изменений и дополнений в статью 3.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Основываясь на предлагаемых положениях понятие дисквалификации также могло бы выглядеть несколько иным образом:

Дисквалификация - это основной вид административного наказания, назначаемый судьей, в соответствии с КоАП РФ, на срок от шести месяцев до трех лет, применяемый к физическим лицам, осуществляющим организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в органе юридического лица или иным образом участвующие (прямо или косвенно) в управлении юридическим лицом и заключающийся во временном лишении их права участвовать в учреждении или управлении юридического лица.

Такое понятие, по нашему мнению, представляется более эффективным, понятным и удобным в применении. Под «эффективностью» в данном случае следует понимать результативность его действия. «Термин «эффективность» (от лат. «effetus») - результат, следствие каких-либо причин, действий. Эффективный - значит, дающий результат, но не любой, а заранее намеченный, полезный, приводящий к нужным результатам. Поэтому эффективность означает результативность целенаправленного действия» [44].

По объему данное понятие фактически совпадает с указанным в КоАП РФ, за двумя основными исключениями:

1. дисквалифицировано может быть лицо, которое не только прямо, но и косвенно участвует в управлении юридического лица

2. данный вид административного наказания будет заключаться не только в запрете участвовать в управлении юридическим лицом, а также учреждать его.

К субъектам «прямо участвующим в управлении юридического лица» могут относиться лица, занимающие руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет), осуществляющие предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, а также осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации в силу своих должностных обязанностей.

К лицам «косвенно участвующим в управлении юридического лица» относятся субъекты, в соответствии с решениями или указаниями которых привыкли действовать лица «прямо участвующие в управлении юридического лица». Это могут быть руководители банковских или иных государственных или негосударственных учреждений, в соответствии с решениями и указаниями которых привыкли действовать лица, прямо участвующие в управлении организацией. Это также могут быть близкие родственники тех, кто «прямо участвует в управлении юридическим лицом» (муж, жена, отец и т.д.). Право признать или не признать субъекта лицом «косвенно участвующим в управлении юридическим лицом» возлагается на суд, рассматривающий дело о дисквалификации.

Необходимость привлечения к ответственности лиц косвенно участвующих в управлении организаций заключается в том, что порой даже искусственно создаются схемы «теневого управления юридическим лицом», чтобы настоящие руководители не привлекались к ответственности за правонарушения, совершаемые по их «указке». В результате обществу и государству причиняется значительный вред, а настоящие правонарушители избегают ответственности.

Следует отметить, что эта проблема успешно решается в Великобритании еще с 80-х годов XX века, где 25 июня 1986 г. был принят Закон о дисквалификации директоров компаний. Согласно ст. 741 английского Закона о компаниях 1985 г. директором компании считается лицо, занимающее положение директора (т.е. выполняющее его функции) как бы оно не называлось [45]. В Великобритании выделяются директора, действующие «de-jure» и «de-facto» (мы предлагаем называть их в России «лицами прямо участвующими в управлении юридическим лицом»), а также согласно ст. 742 (2) Закона о компаниях 1985 г. называет «теневого директора» («лица косвенно участвующего в управлении юридическим лицом»).

Предлагаемое нами положение о том, что дисквалификация будет заключаться не только в запрете участвовать в управлении юридическим лицом, а также учреждать его, что представляется вполне логичным, если считать, что цель данной меры административного наказания заключается в предупреждении совершения новых нарушений правонарушителем, используя для этого юридическое лицо.

В заключении следует отметить, что понятие дисквалификации, данное в ст. 3.11 КоАП РФ на сегодняшний день вполне применимо, однако с развитием института дисквалификации в России его необходимо будет совершенствовать.


Каленский Павел Валерьевич



[1] Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. - М., 1995.

[2] Большая Советская Энциклопедия, т. 14 / Под ред. Б.А. Введенского - М., 1952. - С. 423; Большая Советская Энциклопедия (в 30 т.), т. 8 / Под ред. А.М. Прохорова. - М., 1972. - С. 299; Толковый словарь русского языка, т. 1-2 / Под ред. Ушакова. - М., 1985., - С. 714; Словарь иностранных слов. - М., 1987. - С. 167; Словарь современного русского литературного языка (в 20 т.), т. 4 / Под ред. К.С. Горбачевич. — М., 1991. — С. 247.

[3] Новый энциклопедический словарь. - М., 2004. - С. 342; Словарь иностранных слов / Под ред. В.В. Бурцева, Н.М. Семенова. - М., 2003. - С. 223; Толковый словарь русского языка, т. 1 / Под ред. Ушакова. — М., 2000. - С. 714.

[4] Максимов И.В. Система административных наказаний по законодательству Российской Федерации / Под ред. Н.М. Конина. - Саратов: Издательство ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2004. - С. 166-168.

[5] Титова Г. Дисквалификация - новый вид административного наказания // Финансовая газета. Региональный выпуск, 2002. - № 42.; Российский А.Б. Административная ответственность. - М.: Норма, 2004. — С. 36.

[6] Полковников Г.В. Дисквалификация должностных лиц компаний: опыт Великобритании и перспективы его использования в России. - М., 2002.

[7] СЗ РФ.-2005-№1 .-Ст. 45.

[8] Максимов И.В. Система административных наказаний по законодательству Российской Федерации / Под ред. Н.М. Конина. - Саратов: Издательство ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2004. - С. 170.

[9] Каленский П.В. Дисквалификация: «за» и «против» // Закон и право. - 2004. - № 3. - С. 30-31.

[10] Студеникина М.С. Административно-правовое регулирование в сфере экономики (Пятые «Лазаревские чтения») //Государство и право. -2001. — № 12. - С. 19-20.

[11] Поспелова Л.И. К вопросу о моделях кодификации административно-деликтного законодательства // Административное и административно-процессуальное право. Актуальные проблемы. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, - 2004. - С. 249.

[12] Российская юстиция. — 2003. — № 8. - С. 78.

[13] Griffin Stephen. Personal Liability and disqualification of company directors. Hart Publishing, Oxford. - Portland, 1999. - C. 149.

[14] Полковников Г.В. Дисквалификация должностных лиц компаний. Опыт Великобритании и перспективы его использования в России. - М.: Новый индекс, 2002. - С. 5.

[15] Griffin Stephen. Personal Liability and disqualification of company directors. Hart Publishing, Oxford. - Portland, 1999. - C. 149.

[16] Максимов И.В. Система административных наказаний по законодательству Российской Федерации / Под ред. Н.М. Конина. - Саратов: Издательство ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2004. - С. 173-174.

[17] Студеникина М.С. Основные новеллы Кодекса РФ об административных правонарушениях // Закон. - 2002. - № 7. - С. 6.

[18] Дугенец А.С. Административно-юрисдикционный процесс: Монография. - М.: ВНИИ МВД России, 2003. - С. 113.

[19] Сорокин В.Д. Правовое регулирование: предмет, метод, процесс (макроуровень). - СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. - С. 512-513.

[20] СЗ РФ.-1998-№2.-Ст. 222.

[21] Российская газета - 2002.-2 ноября.

[22] Ч. 6 ст. 20 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)».

[23] Регулирующий орган — федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих (ст. 2 ФЗ РФ «О несостоятельности (банкротстве)»).

[24] Пехтерев А.Ф. Правозаконность применения мер административного пресечения // Закон и право. — 2004. — № 7. — С. 30.

[25] Он же. Административное принуждение в деятельности правоохранительных органов России // Современное право. - 2003. - № 11. — С. 25.

[26] Бельский К.С. К вопросу о прямом административном принуждении // Административное и административно-процессуальное право. Актуальные проблемы. - М.: ЮНИТИ- ДАНА, Закон и право. — 2004. — С. 232.

[27] Там же. С. 232-233.

[28] Пехтерев А.Ф. Административно-правовое пресечение в деятельности правоохранительных органов исполнительной власти. - Краснодар, 2002. - С. 62-63.

[29] Каплунов А.И. О классификации мер административного принуждения // Административное и административно-процессуальное право. Актуальные проблемы. - М.: ЮНИТИ- ДАНА, Закон и право. - 2004.- С. 268-269.

[30] Там же. С. 269.

[31] Максимов И.В. Административный штраф: Дис...канд. юрид. наук. - Саратов, 1995. - С. 8.

[32] Шергин А.П. Административные взыскания и их применение органам внутренних дел. — М., 1974. - С. 8.

[33] Бахрах Д.Н., Российский Б.В., Старилов Ю.Н. Административное право: Учеб. для вузов. - М.: Норма, 2004. - С. 507-508.

[34] Килясханов И.Ш. Права и свободы граждан в учетно-регистрационной и лицензионноразрешительной деятельности милиции: Монография. - Омск: Омский ЮИ МВД России, 1997. - С. 86, 91-95; Он же. Проблемы обеспечения прав и свобод граждан в сфере административной деятельности милиции: Дис...докт. юрид. наук. - М.: Академия управления МВД России, 1997. - С. 28-29.

[35] Студеникина М.С. Административно-правовое регулирование в сфере экономики (Пятые «Лазаревские чтения») // Государство и право. - 2001. - № 12. - С. 19.

[36] Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. - М., 1976. - С. 123-124; Тарков В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву. - Саратов, 1973. - С. 85-86 и др.

[37] Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. — М., 1985. — С. 130.

[38] Самощенко И.С., Фарукшин М.Х. Ответственность по советскому законодательству. — М., 1971.-С. 47.

[39] Овчарова Е.В. Административная ответственность юридических лиц в Российской Федерации: Дис.. .канд. юрид. наук. - М., 2001. - С. 58-59.

[40] Агапов А.Б. Административное право: Учеб. — М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К», 2004. - С. 394.

[41] Агапов А.Б. Административная ответственность. - М., 2000. - С. 10.

[42] Анисимов П.В., Симухин В.Д., Симухин А.В. Административная ответственность в Российской Федерации: Учебное пособие. - М.: Издательство «Ось-89», 2004. - С. 24.

[43] Каленский П.В. Некоторые вопросы дисквалификации как вида административного наказания // Административная ответственность (Восьмые «Лазаревские чтения»), Государство и право. - 2005. -№ 1. — С. 21-22.

[44] Рогачева О.С. Проблема эффективности и качества действия законодательства субъектов РФ об административной ответственности (На примере законодательства Воронежской, Белгородской и Курской областей) // Административная ответственность (Восьмые «Лазаревские чтения»), Государство и право. - 2005. - № 1. - С. 14.

[45] Полковников Г.В. Дисквалификация должностных лиц компаний. Опыт Великобритании и перспективы его использования в России. - М., 2002. - С. 7.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


О некоторых процессуальных новеллах кодекса РФ об административных правонарушениях
Проблема сужения круга субъектов административной юрисдикции
Понятие и правовая основа дисквалификации
Классификация доказательств по делам об административных правонарушениях и их источников.
Лицензирование как институт административного права
Вернуться к списку публикаций