2014-01-17 12:45:42
ГлавнаяАдминистративное право — Признаки дисквалификации



Признаки дисквалификации


Познание сущности дисквалификации невозможно без анализа ее основных признаков. Поэтому, анализируя понятие дисквалификации, основанное на ст. 3.11 Ко АП РФ, которое мы дали в первом параграфе данной главы, попытаемся выявить и раскрыть основные признаки рассматриваемого вида административного наказания.

Дисквалификация - это основной вид административного наказания, назначаемый судьей, в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, на срок от шести месяцев до трех лет, применяемый к физическим лицам, осуществляющим организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в органе юридического лица, к членам совета директоров, а также к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в том числе к арбитражным управляющим и заключающийся во временном лишении их права занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров (наблюдательный совет), осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, а также осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Таким образом, к основным признакам дисквалификации можно отнести:

1. дисквалификация - это основной вид административного наказания;

2. назначается только судьей;

3. случаи и порядок ее применения устанавливается Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях;

4. устанавливается на срок от шести месяцев до трех лет;

5. применяется только к физическим лицам;

6. субъекты, к которым она применяется, должны обладать одним из следующих признаков: 1) осуществлять организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в органе юридического лица, 2) являться членами совета директоров, 3) осуществлять предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, 4) являться арбитражными управляющими;

7. заключается во временном лишении следующих прав: 1) занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, 2) входить в совет директоров (наблюдательный совет), 3) осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, 4) осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Дадим краткую характеристику каждому из названных признаков.

Дисквалификация — это основной вид административного наказания (ч. 1 ст. 3.3 КоАП РФ). Это означает, что за совершение конкретного административного правонарушения может быть назначена в качестве основного наказания дисквалификация, либо иное административное наказание, также являющееся основным (предупреждение, административный штраф, лишение специального права, предоставленного физическому лицу, административный арест) либо дополнительным (возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного правонарушения, конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения, административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства). Не может быть одновременно назначено одному и тому же лицу два и более основных наказаний. Однако одновременно с дисквалификацией может применяться одно из дополнительных административных наказаний.

Из анализа статей КоАП РФ (ч. 2 ст. 5.27, ст. 14.12, ст. 14.13, ст. 14.21, ст. 14.22, ч. 4 ст. 14.25, (с 01.06.2005 г. статьи 5.53 и 14.28), в соответствии с которыми может назначаться дисквалификация, можно сделать следующие выводы:

1. за совершение данных правонарушений применяется только дисквалификация (ч. 2 ст. 5.27),

2. применяется либо дисквалификация, либо административный штраф (статьи 14.12, 14.13, 14.21, 14.22, ч. 4 ст. 14.25, а с 01.06.2005 г. — статьи 5.53 и 14.28),

3. в анализируемых статьях не предусматривается применение одновременно с дисквалификацией ни одного из дополнительных административных наказаний.

В соответствии с частью 1 ст. 3.11 дисквалификация назначается только судьей.

Это связано с тем, что данный вид административного наказания заключается в существенном ограничении конституционных прав граждан. Это касается в первую очередь экономических прав граждан (например, ч. 1 ст. 34 Конституции РФ, которая предусматривает, что каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности).

Таким образом, основываясь на положениях ст. 23.1 КоАП РФ, можно сделать вывод, что мировые судьи судов общей юрисдикции могут назначать дисквалификацию по ч. 2 ст. 5.27 (нарушение законодательства о труде и об охране труда лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение) и ч. 4 ст. 14.25 (предоставление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния), а с 1 июня 2005 г. - по ст. 5.53 (незаконные действия по получению и (или) распространению информации, составляющей кредитную историю) и по ст. 14.28 (незаконное получение или предоставление кредитного отчета); а по статьям 14.12 (фиктивное или преднамеренное банкротство), 14.13 (неправомерные действия при банкротстве), 14.21 (ненадлежащее управление юридическим лицом) и 14.22 (совершение сделок и иных действий, выходящих за пределы установленных полномочий) — только в отношении физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями. Арбитражные суды могут назначать дисквалификацию по статьям 14.12, 14.13, 14.21 и 14.22 только индивидуальным предпринимателям (арбитражным управляющим и то, лишь по ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ).

Положение ч. 1 ст. 3.11, согласно которому дисквалификация назначается только судьей, является безусловным достоинством КоАП РФ. Однако основная масса дел об административных правонарушениях по-прежнему должна рассматриваться более чем шестидесятью органами и должностными лицами, указанными в главе 23 КоАП РФ.

Большинство ученых признает, что рассмотрение дел об административных правонарушениях в судах является наиболее приемлемой формой осуществления административной юрисдикции в демократическом государстве. Однако некоторые все же считают, что внесудебный порядок рассмотрения данной категории дел необходимо сохранить [1].

Мы выступаем за то, чтобы все дела об административных правонарушениях рассматривались только судом. Об этом же говорится в Конституции РФ в ст. 18 «права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием». Как справедливо отмечает

А.С. Дугенец, «долгий, тернистый путь Российской Федерации к уровню развития общественных отношений, соответствующих требованиям правового государства, в обязательном порядке должен быть увенчан принятием федеральной законодательной властью решения о рассмотрении всех дел об административных правонарушениях и, следовательно, наложением административных наказаний исключительно только судьями (мировыми судьями) без всяких исключений» [2].

Статья 118 Конституции РФ провозгласила, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом, а судебная власть осуществляется посредством не только конституционного, гражданского и уголовного, но и административного судопроизводства.

Эта статья Конституции явилась детерминантом развития в России административной юстиции и административного судопроизводства.

Н.Ю. Хаманева по этому поводу отмечает, что «в последние годы в России проблеме административной юстиции уделяется особое внимание. В современных условиях назрела практическая потребность в создании специализированных судов в целях обеспечения надлежащего уровня осуществления правосудия и создания эффективных механизмов обеспечения надлежащего уровня осуществления правосудия и создания эффективных механизмов обеспечения прав и свобод граждан и их объединений. Это обусловлено тем, что административное законодательство охватывает ряд сложных государственных институтов. Судья административного суда должен досконально знать как законодательство, так и основные нормативные правовые акты Правительства РФ и иных органов исполнительной власти, практику работы этих органов, административные процедуры, формы и методы государственного управления в различных его отраслях» [3].

Следует отметить, что понятия административной юстиции и административного судопроизводства не совпадают.

Так, например, Панова И.В. под административной юстицией понимает рассмотрение судами жалоб на акты должностных лиц и органов исполнительной власти, то есть правосудие по административным делам, которое отправляется судами: общей юрисдикции, арбитражными и конституционными в порядке ГПК, АПК РФ, законами о конституционных (уставных) судах. Административное судопроизводство отличается от административной юстиции по процедуре, которая должна быть административной и иметь в связи с этим свою специфичность. Судьи, арбитражные и мировые судьи в порядке, установленном нормами административного и арбитражно-процессуального права, являются органами налагающими (привлекающими к ответственности, мерам административного принуждения и т.п.), а не защищающими [4].

Н.Г. Салищева считает, что «административная юстиция - это упорядоченная система внешнего контроля за действиями административных органов и их должностных лиц по отношению к гражданам» [5].

В настоящий период мы наблюдаем элементы (зачатки) административного судопроизводства, вырастающие из административной юстиции [6]. Большое внимание данной проблеме в настоящее время уделяет Ю.Н. Старилов, который отмечает, что «основной тенденцией в формировании судебного контроля за публичным управлением, является переход от «административной юстиции» к «административному судопроизводству» [7]. В этом отношении новый Кодекс РФ об административных правонарушениях не сильно продвинулся вперед. Действительно, после вступления в силу КоАП РФ (ст. 23.1) судьи вправе рассматривать гораздо большее количество дел об административных правонарушениях, чем до принятия нового Кодекса. Однако в новом КоАП РФ также увеличилось почти в два раза количество органов и должностных лиц, рассматривающих дела об административных правонарушениях во внесудебном порядке (теперь их в соответствии с гл. 23 КоАП РФ-61).

По нашему мнению, такая децентрализация не ведет ни к чему хорошему, поскольку она отдаляет становление полноценного административного судопроизводства и перспективу становления нового, демократичного порядка, согласно которому все административные наказания будут налагаться только по решению суда.

Это отвечает не только духу Конституции РФ, но и международным актам. Поскольку все административные наказания (за исключением разве что «предупреждения» и то лишь отчасти) так или иначе, связаны с ограничением прав граждан, то назначаться они должны только по решению суда.

В этой связи мы поддерживаем точку зрения Л.Л. Попова, который к новой сущности административного права вполне обоснованно относит положение о том, что судьи рассматривающие дела об административных правонарушениях должны принадлежать к институту административной юстиции и что суды будут называться административными [8].

Мы также полностью разделяем точку зрения А.Ф. Пехтерева, который отмечает, что в «КоАП РФ имеются существенные недостатки в части применения мер административного наказания. Он не предписывает рассмотрение административных дел только судом, а лишь предполагает, что в перспективе значительное число дел об административных правонарушениях будет рассматриваться мировыми судьями. Отсюда налицо парадокс: «когда правонарушителями в рассмотрении дел об административных правонарушениях в рамках ныне действующего права являются органы и должностные лица, гражданам приходится защищаться не только от них, но и от ошибок правоприменителя, поскольку согласно ст. 118 Конституции РФ «правосудие в РФ осуществляется только судом... судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства» [9]. И.А. Клепицкий также отмечает, что внесудебный порядок наложения административного наказания противоречит и Европейской Конвенции О правах человека [10]. Одной из наиболее общих тенденций развития судоустройства во многих зарубежных странах, избравших капиталистический путь развития, В.В. Дорошков называет «наличие двух систем - общих и специализированных судов» [11]. Еще в XIX в. Н.И. Лазаревский отмечал, что «перед судом каждый чувствует себя хозяином своего права, а перед администрацией каждый ждет ее милости» [12]. За создание системы административных судов в России высказывались и высказываются не только ученые, но и политики [13], председатели высших судов Российской Федерации [14].

Однако одним из наиболее активных сторонников создания в России административных судов и полноценного административного процесса в настоящее время является Ю.Н. Старилов, который в своих многочисленных работах весьма подробно рассматривает данные вопросы и достаточно аргументировано обосновывает необходимость учреждения в России системы административных судов и создания административного судопроизводства [15]. Он вполне справедливо отмечает, что административные суды, учреждаемые в том или ином виде в рамках проводимой в России судебной реформы, должны выполнять основную задачу: качественно рассматривать административно-правовые споры [16].

Ю.Н. Старилов отмечает, что АПК РФ в настоящее время является единственным важнейшим процессуальным кодифицированным нормативным правовым актом в России, который вслед за Конституцией РФ использует понятие «административное судопроизводство». Подробно анализируя положения АПК РФ, он считает, что термин «административное судопроизводство» имеет двойственное значение: «позитивное», направленное на обеспечение законности в деятельности органов и должностных лиц публичного управления; и «негативное», направленное на применение административной ответственности к правонарушителям, совершившим административные правонарушения. В связи с этим, Ю.Н. Старилов говорит о двойственном толковании содержащегося в ст. 118 Конституции РФ понятия «административное судопроизводство», во-первых, как судебной деятельности по осуществлению контроля за административным нормотворчеством, за нормативными и ненормативными правовыми актами (административный процесс) и, во-вторых, как применения судами административных наказаний (производство по делам об административных правонарушениях) [17]. Т.е. фактически «административное судопроизводство» состоит из «судопроизводства по делам об административных правонарушениях» и «судопроизводства по иным делам, возникающим из административных и иных публично-правовых отношений» [18].

Следует отметить, что имеются и противники создания в России системы административных судов. Так А.Н. Борисов и И.Н. Махров отмечают, что «создание административных судов в юрисдикцию которых будет включено рассмотрение дел об административных правонарушениях, не позволит в полной мере использовать преимущества внесудебного рассмотрения дел об административных правонарушениях:

во-первых, являясь составной частью системы правосудия, административные суды, конечно же, приобретут характерные черты российского правосудия и не смогут обеспечить оперативности реагирования государства на совершение административных правонарушений;

во-вторых, учитывая наличие различных внесудебных органов, обладающих административной юрисдикцией в отношении отдельных видов правонарушений (зачастую очень специфичных), административные суды, видимо, не смогут достигнуть аналогичного уровня специализации» [19].

Мы разделяем точку зрения Ю.Н. Старилова и других сторонников создания в России системы административных судов и полноценного административного судопроизводства. Тем не менее, в качестве одного из вариантов решения данной проблемы хотелось бы предложить несколько отличную конструкцию - создание системы не административных, а публичных судов.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Институт ответственности за правонарушения в сфере налогов и сборов
К вопросу о правовом статусе государственного служащего
Организация и проведение выборов Президента России
Порядок применения дисквалификации в административном праве Российской Федерации
Проблема сужения круга субъектов административной юрисдикции
Вернуться к списку публикаций