2013-12-25 09:57:24
ГлавнаяАдминистративное право — Административно-правовые режимы в управлении правоохранительной деятельностью



Административно-правовые режимы в управлении правоохранительной деятельностью


Сразу же отметим характерные черты режима оперативно-розыскной деятельности. Это - предельная жесткость и четкость определения основ организации и деятельности оперативных аппаратов, повышенная ответственность за проведение мероприятий ОРД, использование этого острейшего оружия государственно-правового воздействия только в целях, определенных законом под плотным контролем надзирающих инстанций и суда. Режим ОРД напрямую связан с режимом государственной тайны, включает ее в себя и потому относится к числу тех, что напрямую обеспечивают безопасность личности, общества и государства.

Следующий специфичный и крайне важный для рассматриваемой системы органов административно-политической сферы административно-правовой режим - это режим оборота и использования оружия. Вполне понятно, что решение задач структурами государственного управления, о которых идет речь в данном разделе работы, немыслимо без использования оружия. Борьба с современными криминальными проявлениями, как уже отмечалось, все более и более накладывает на нее военизированный характер. Свидетельство тому - массовое развитие специальных силовых структур, ориентированных исключительно на вооруженную борьбу с преступностью. Такие подразделения имеются сегодня во всех правоохранительных структурах.

Основы режима оборота и использования оружия составляет Федеральный закон «Об оружии» [13]. Рассмотрим его основные черты. Суть этого режима прямо следует из преамбулы Закона, которая гласит, что Закон регулирует правоотношения, возникающие при обороте гражданского, служебного, а также боевого ручного стрелкового и холодного оружия на территории Российской Федерации, направлен на защиту жизни и здоровья граждан, собственности, обеспечение общественной безопасности, охрану природы и природных ресурсов, укрепление международного сотрудничества в борьбе с преступностью и незаконным распространением оружия. Положения настоящего Закона распространяются также на оборот боеприпасов и патронов к оружию.

Иначе говоря, данный режим имеет выраженную направленность на обеспечение безопасности и решение специфических задач правоохраны, связанных с незаконным оборотом оружия. Для правоохранительных органов административно-политической сферы он имеет двойственное значение. Во-первых, это режимный регламент использования служебного оружия, а, во-вторых, правоохранительные органы выступают инструментом реализации режима оборота и использования оружия в других сферах общественной жизни. Уже первое ознакомление с нормами данного Закона свидетельствует о том, что закрепляемый им режим не менее жесток, чем рассмотренный выше режим оперативно-розыскной деятельности.

В статьях 1-5 исчерпывающим образом определены сами объекты, которые считаются оружием и подпадают под действие анализируемого административно-правового режима. Для анализа режима деятельности самих правоохранительных органов особенно важно то, что отнесено законодателем к служебному и боевому оружию и может быть использовано в оперативно-служебной деятельности правоохранительных органов.

Что касается служебного оружия, то это оружие, предназначенное для использования должностными лицами государственных органов и работниками юридических лиц, которым законодательством Российской федерации разрешено ношение, хранение и применение указанного оружия, в целях самообороны или для исполнения возложенных на них федеральным законом обязанностей по защите жизни и здоровья граждан, собственности, по охране природы и природных ресурсов, ценных и опасных грузов, специальной корреспонденции.

Предприятия и организации, на которые законодательством Российской Федерации возложены функции, связанные с использованием и применением служебного оружия, являются юридическими лицами с особыми уставными задачами (далее - юридические лица с особыми уставными задачами). К служебному оружию относится огнестрельное гладкоствольное и нарезное короткоствольное оружие отечественного производства с дульной энергией не более 300 Дж, а также огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие.

Служебное оружие должно исключать ведение огня очередями, нарезное служебное оружие должно иметь отличия от боевого ручного стрелкового оружия по типам и размерам патрона, а от гражданского - по следообразованию на пуле и гильзе. Емкость магазина (барабана) служебного оружия должна быть не более 10 патронов. Пули патронов к огнестрельному гладкоствольному и нарезному короткоствольному оружию не могут иметь сердечников из твердых материалов. Патроны к служебному оружию должны соответствовать требованиям государственных стандартов Российской Федерации.

В свою очередь, к боевому ручному стрелковому и холодному оружию относится оружие, предназначенное для решения боевых и оперативно-служебных задач, принятое в соответствии с нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации на вооружение Министерства обороны Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Федеральной пограничной службы Российской Федерации, Службы внешней разведки Российской Федерации, Федеральной службы охраны Российской Федерации, Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации, Государственного таможенного комитета Российской Федерации, Федеральной службы железнодорожных войск Российской Федерации, войск гражданской обороны, Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте Российской Федерации, Государственной фельдъегерской службы Российской Федерации Министерства связи Российской Федерации (далее - государственные военизированные организации), а также изготавляемое для поставок в другие государства в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Образцы боевого ручного стрелкового оружия и патронов к нему, конструктивные параметры которых относительно уже принятых на вооружение аналогов не увеличивают их поражающую силу, а также холодное оружие принимаются на вооружение руководителями государственных военизированных организаций в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации. Порядок оборота боевого ручного стрелкового и иного оружия, боеприпасов и патронов к нему, а также холодного оружия в государственных военизированных организациях определяется Правительством Российской Федерации.

В статье 6 Закона установлены исчерпывающие детальные ограничения на оборот оружия в Российской Федерации. Соблюдение этих ограничений относится к содержанию правоохранительной деятельности. Поэтому сами они - основа деятельности соответствующих органов в плане обеспечения соблюдения режима оборота и использования оружия. К числу таких ограничений отнесены:

1) оборот в качестве гражданского и служебного оружия: огнестрельного длинноствольного оружия с емкостью магазина (барабана) более 10 патронов, имеющего длину ствола или длину ствола со ствольной коробкой менее 500 мм и общую длину оружия менее 800 мм, а также имеющего конструкцию, которая позволяет сделать его длину менее 800 мм и при этом не теряется возможность производства выстрела; огнестрельного оружия, которое имеет форму, имитирующую другие предметы; огнестрельного гладкоствольного оружия, изготовленного под патроны к огнестрельному оружию с нарезным стволом; кистеней, кастетов, сурикенов, бумерангов и других специально приспособленных для использования в качестве оружия предметов ударно-дробящего и метательного действия, за исключением спортивных снарядов; патронов с пулями бронебойного, зажигательного, разрывного или трассирующего действия, а также патронов с дробовыми снарядами для газовых пистолетов и револьверов; оружия и иных предметов, поражающее действие которых основано на использовании радиоактивного излучения и биологических факторов; газового оружия, снаряженного нервнопаралитическими, отравляющими, а также другими веществами, не разрешенными к применению Министерством здравоохранения Российской Федерации; газового оружия, способного причинить средней тяжести вред здоровью человека, находящегося на расстоянии более одного метра; оружия и патронов к нему, имеющих технические характеристики, не соответствующие криминалистическим требованиям Министерства внутренних дел Российской Федерации, согласованным с Государственным комитетом Российской Федерации по стандартизации, метрологии и сертификации; огнестрельного бесствольного оружия самообороны, электрошоковых устройств и искровых разрядников, имеющих выходные параметры, превышающие величины, установленные государственными стандартами Российской Федерации и соответствующие нормам Министерства здравоохранения Российской Федерации, а также указанных видов оружия, произведенных за пределами территории Российской Федерации; холодного клинкового оружия и ножей, клинки и лезвия которых либо автоматически извлекаются из рукоятки при нажатии на кнопку или рычаг и фиксируются ими, либо выдвигаются за счет силы тяжести или ускоренного движения и автоматически фиксируются, при длине клинка и лезвия более 90 мм;

2) хранение или использование вне спортивных объектов спортивного огнестрельного оружия с нарезным стволом либо спортивного пневматического оружия с дульной энергией свыше 7,5 Дж и калибра более 4,5 мм, а также спортивного холодного клинкового и метательного оружия, за исключением хранения и использования луков и арбалетов для проведения научно-исследовательских и профилактических работ, связанных с иммобилизацией и инъецированием объектов животного мира;

3) установка на гражданском и служебном оружии приспособлений для бесшумной стрельбы и прицелов (прицельных комплексов) ночного видения, за исключением прицелов для охоты, порядок использования которых устанавливается Правительством Российской Федерации, а также их продажа;

4) пересылка оружия;

5) ношение гражданами оружия при проведении митингов, уличных шествий, демонстраций, пикетирования и других массовых публичных мероприятий;

6) ношение гражданами в целях самообороны огнестрельного длинноствольного оружия и холодного оружия, за исключением случаев перевозки или транспортирования указанного оружия;

7) продажа, передача, приобретение оружия и патронов к нему, производимых только для экспорта в соответствии с техническими условиями, отвечающими требованиям стран-импортеров.

Режимом установлен порядок ведения государственного кадастра оружия, порядок лицензирования и порядок его производства и оборота, четко очерчен круг субъектов, имеющих право на приобретение оружия и порядок совершения соответствующих сделок. Регламентированы также действия по ввозу и вывозу оружия в Российской Федерации, порядок награждения именным оружием, его продажа, наследование и дарение. То же самое относится к использованию оружия, его хранению, учету, ношению, перевозке, транспортированию, уничтожению, коллекционированию и экспонированию. Значительные полномочия даны органам внутренних дел в плане контроля оборота и использования оружия.

Помимо этих двух характерных для современных правоохранительных органов административно-правовых режимов, определяющих порядок и содержание их деятельности, есть немало других, более частных, связанных с отдельными правоохранительными функциями. Для примера остановимся на нескольких, имеющих законодательные основы.

К их числу относится режим, регламентирующий систему профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, установленный Федеральным законом «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» [14]. Данный режим определяет субъектов и объектов соответствующих правоохранительных действий, принципы и задачи профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, четко регламентирует основные направления и содержания этой работы. Режим очерчивает круг органов, которые могут осуществлять соответствующие функции, устанавливает систему контроля и надзора за их деятельностью, компетенцию соответствующих контрольных и надзорных инстанций, ответственность участников правоотношений, возникающих в рамках реализации функций профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

Рассмотрим Федеральный закон «О борьбе с терроризмом» [15]. На первый взгляд, его название наводит на мысль, что речь идет об акте уголовно-процессуального характера, однако ознакомление с преамбулой закона позволяет усмотреть в нем регламент типичного административно-правового режима, ориентированного на решение особых задач в сфере правоохранительной деятельности, осуществляемой органами исполнительной власти административно-политической сферы государственного управления.

В ней говорится, что Федеральный закон определяет правовые и организационные основы борьбы с терроризмом в Российской Федерации, порядок координации деятельности осуществляющих борьбу с терроризмом федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, общественных объединений и организаций независимо от форм собственности, должностных лиц и отдельных граждан, а также права, обязанности и гарантии граждан в связи с осуществлением борьбы с терроризмом.

То же следует из содержания статьи 2, определяющей основные принципы борьбы с терроризмом, к числу которых отнесены принципы, определяющее существо и особый порядок осуществления соответствующих правоохранительных функций. Это:

- законность;

- приоритет мер предупреждения терроризма;

- неотвратимость наказания за осуществление террористической деятельности;

- сочетание гласных и негласных методов борьбы с терроризмом;

- комплексное использование профилактических правовых, политических, социально-экономических, пропагандистских мер;

- приоритет защиты прав лиц, подвергающихся опасности в результате террористической акции;

- минимальные уступки террористу;

- единоначалие в руководстве привлекаемыми силами и средствами при проведении контртеррористических операций;

- минимальная огласка технических приемов и тактики проведения контртеррористических операций, а также состава участников указанных операций.

Иначе говоря, это отнюдь не уголовно-процессуальные меры, а, скорее, меры оперативно-служебного характера, ограниченные, как это и должно быть исходя из требований Конституции, принципами законности и соблюдения прав человека и гражданина. Режимная организация просматривается здесь буквально повсюду, вплоть до детальных инструкций по проведению контртеррористических операций (глава III Закона).

Еще одним примером специального административно-правового режима, обеспечивающего деятельность правоохранительных органов административно-политической сферы государственного управления, является режим государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации, основанием которого является Федеральный закон «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» [16].

Статья 2 Закона устанавливает, что в Российской Федерации государственная дактилоскопическая регистрация проводится и дактилоскопическая информация используется в целях идентификации личности человека на основе принципов добровольности и конфиденциальности (статья 4). Статья 6 Закона устанавливает преимущественное использование дактилоскопической информации в правоохранительных целях, а именно для:

- розыска пропавших без вести граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства;

- установления по неопознанным трупам личности человека; установления личности граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, не способных по состоянию здоровья или возрасту сообщить данные о своей личности;

- подтверждения личности граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства;

- предупреждения, раскрытия и расследования преступлений, а также предупреждения и выявления административных правонарушений.

Специально подчеркнем, что перечень этот является закрытым, что лишний раз свидетельствует о наличии в Законе административно-режимных регламентов. При этом статьей 12 специально установлено, что условия хранения и использования дактилоскопической информации должны исключать возможность ее утраты, искажения и несанкционированного доступа к ней.

Статья 14 Закона определяет закрытый перечень субъектов пользования дактилоскопической информацией. К их числу отнесены суды, органы прокуратуры, органы предварительного следствия, органы дознания, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, органы уголовно-исполнительной системы, органы, осуществляющие производство по делам об административных правонарушениях, органы Федеральной миграционной службы России.

Право на получение дактилоскопической информации, содержащейся в информационных массивах органов внутренних дел, может быть предоставлено иностранным государствам только в соответствии с международными договорами Российской Федерации. Содержание данной статьи лишний раз свидетельствует о том, что в данном случае мы имеем дело с административно-правовым режимом в правоохранительной деятельности.

Аналогичной значимостью для нужд правоохранительных органов обладает режим въезда в Российскую Федерацию и выезда из нее, установленный Федеральный законом «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» [17]. Данный режим уже рассматривался в предыдущих разделах работы и останавливаться на нем нет смысла.

Особое значение для деятельности правоохранительных органов административно-политической сферы государственного управления имеют административно-правовые режимы, устанавливаемые на уровне ведомственного нормотворчества. Речь идет об известных на уровне открытой литературы режимах особого либо усиленного вариантов несения службы, режимах проведения специальных операций и им подобных. Однако их детальный анализ невозможен в силу ограничений, налагаемых режимом государственной тайны.

Естественно, в данном разделе мы не имели возможности осветить все множество административно-правовых режимов, опосредующих правоохранительную деятельность. Многие из них уже упоминались, поскольку имеют межотраслевой характер. Да, в целом в этом нет нужды. Такая задача могла бы стать предметом специального исследования. Мы же ориентировались на то, чтобы установить особенность этих режимов и их место в режимной регламентации правоохранительных структур.

В этом плане полагаем поставленную в данном исследовании задачу выполненной, в связи с чем хотелось бы, как и прежде, резюмировать изложенное в ряде выводов и предложений.

1. Правоохранительная деятельность является существенным элементом деятельности, по существу, любых органов административно-политической сферы. В меньшей мере это, пожалуй, свойственно лишь органам государственного управления в области иностранных дел. Однако и здесь она, безусловно, имеет место.

2. Далеко не все органы административно-политической сферы, выполняющие функции правоохраны, прямо отнесены к правоохранительным соответствующим законодательством. Чаще всего это следует из функций этих органов.

3. Существенной особенностью правоохранительных органов, функционирующих в административно-политической сфере, является теснейшая связь их функций с функциями обеспечения безопасности и функциями обороны. Последние распределяются здесь отнюдь не равномерно и в большей мере соприкасаются с деятельностью внутренних войск, ФСБ, Федеральной службы охраны, ФАПСИ и СВР. В меньшей мере это касается МВД и подразделений ГУИН Минюста России.

4. Современные правоохранительные структуры все более и более начинают походить на «силовые», а сам силовой компонент занимает в их деятельности доминирующее место. Отсюда потребность в обширной режимной организации их деятельности.

5. Административно-правовые режимы в правоохранительной сфере имеют в последнее время тенденцию к ужесточению и детальной регламентации их деятельности.

6. Среди административно-правовых режимов, регламентирующих правоохранительную деятельность органов административно-политической сферы государственного управления, заметное место занимают те, которые получают определенность и правовую регламентацию на ведомственном уровне. Чаще всего они имеют закрытый характер, а сведения о них ограничены режимом государственной тайны.



[1] Здесь мы используем результаты анализа С.М. Петрова. См.: Петров С.М. Государственное управление уголовно-исполнительной системой и пути ее реформирования. Домодедово, 1995.

[2] Никитинский В.И., Самощенко И.С. Понятие эффективности правовых норм // Эффективность правовых норм. М., 1980. С. 36.

[3] Следует подчеркнуть, что органы внутренних дел, а в их числе и уголовноисполнительная система, играют свою особую роль в механизме реализации гарантий законности. См., например, по данному вопросу: Булавин С.П. Юридические гарантии законности в СССР и место органов внутренних дел в механизме их реализации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1991.

[4] Система целей различных гарантий законности была разработана П.М. Рабиновичем. См.: Рабинович П.М. Проблемы теории законности развитого социализма. Львов, 1979.

[5] Среди работ, авторы которых в той или иной мере разделяют позицию, согласно которой правоохранительная деятельность должна характеризоваться в качестве разновидности государственного управления, хотелось бы отметить монографию А.Х. Миндагулова «Организация управления в сфере профилактики преступлений» (М.: Академия МВД РФ, 1990), автор которой достаточно убедительно аргументирует данную точку зрения.

[6] См.: Федеральный закон «О службе в таможенных органах Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3586.

[7] Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503; Ведомости СНД и ВС РСФР. 1993. № 10. Ст. 360; № 32. Ст. 1231; СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2964; СЗ РФ. 1999. № 14. Ст. 1666.

[8] Российская газета. 1997. 12 февр.

[9] Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 29. Ст. 1114.

[10] СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3586.

[11] См.: Закон Российской Федерации «О Государственной границе Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 17; Федеральный закон «Об исполнительном производстве» // СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3591; Федеральный закон «О государственной охране» // СЗ РФ. 1996. № 22. Ст. 2594; Федеральный закон «О внешней разведке» // СЗ РФ. 1996. № 3; Федеральный закон «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» // Российская газета. 1995. 12 апр.; Федеральный закон «О пожарной безопасности» // СЗ РФ. № 35. 1994. Ст. 3649; Закон Российской Федерации «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 33. Ст. 1316.

[12] Российская газета. 1995. 18 авг.

[13] Российская газета. 1996. 18 дек.

[14] СЗ РФ. 1999. № 26. Ст. 3177.

[15] Российская газета. 1998. 04 авг.

[16] Российская газета. 1998. 1 августа.

[17] Российская газета. 1996. 22 авг.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Административная ответственность должностных лиц
Административно-налоговая деликтология
Преодоление коррупции в государственном аппарате
Проблема законодательного закрепления понятия «должностное лицо»
Правовое регулирование проверки документов и сведений в таможенном контроле
Вернуться к списку публикаций