2013-05-12 00:12:24
ГлавнаяАдминистративное право — Значение законодательства, регламентирующего ответственность за правонарушения в сфере налогов и сборов, для юрисдикционной деятельности налоговых органов



Значение законодательства, регламентирующего ответственность за правонарушения в сфере налогов и сборов, для юрисдикционной деятельности налоговых органов


Анализируя положения этих двух базовых для налогового законодательства начала 1990-х годов законов, можно прийти к выводу об использовании в них следующих видов противоправных деяний:

а) сокрытие (занижение) прибыли (дохода) или сокрытие (неучтение) иных объектов налогообложения (абз. 2 п. 12 ст. 7 Закона РФ «О государственной налоговой службе»). Данное правонарушение означало невыполнение налогоплательщиком его обязанности своевременно и в полном размере уплачивать налоги, предусмотренной абз. 1 п. 1 ст. 11 Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ»;

б) отсутствие бухгалтерского учета или ведение его с нарушением установленного порядка и искажение бухгалтерских отчетов (абз. 2 п. 12 ст. 7 Закона РФ «О государственной налоговой службе»). Данное деяние было обусловлено обязанностью налогоплательщика вести бухгалтерский учет, составлять отчеты о финансово-хозяйственной деятельности, обеспечивая их сохранность не менее 5 лет (абз. 2 ч. 1 ст. 11 Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ»);

в) непредставление, несвоевременное представление или представление по неустановленной форме бухгалтерских отчетов, балансов, расчетов, деклараций и других документов, связанных с исчислением и уплатой налогов и других платежей в бюджеты (абз. 2 п. 12 ст. 7 Закона РФ «О государственной налоговой службе РФ»). Данное нарушение заключалось в несоблюдении налогоплательщиком обязанности представлять налоговым органам необходимые для исчисления и уплаты налогов документы и сведения (абз. 3 ч. 1 ст. 11 Закона РФ «Об основах налоговой системы»);

г) неведение гражданами учета доходов или ведение его с нарушением установленного порядка (абз. 3 п. 12 ст. 7 Закона РФ «О налоговых органах в РФ»). Данное нарушение означало невыполнение налогоплательщиком - физическим лицом обязанности, предусмотренной абз. 2 ч. 1 ст. 11 Закона РФ «О налоговых органах в РФ», а также обязанности вести указанной категорией налогоплательщиков учет полученных ими в течение календарного года доходов и произведенных расходов, связанных с извлечением доходов, предусмотренных ст. 20 Закона РФ «О подоходном налоге с физических лиц»;

д) непредставление или несвоевременное представление гражданами декларации или включение в декларацию искаженных данных (абз. 3 п. 12 ст.

7 Закона РФ «О государственной налоговой службе РФ»). Этот состав был предопределен обязанностями налогоплательщика, предусмотренными абз. 3 ч. 1 ст. 11 Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ», а также ст.ст. 18, 19 Закона РФ «О подоходном налоге с физических лиц».

По поводу данного перечня нарушений налогового законодательства, о котором можно было говорить на основе анализа соответствующих положений нормативных актов, регулирующих налогообложение, следует также сказать, что их родовым объектом выступали родственные общественные отношения, характерные для такой сферы как налоги и сборы, финансы и рынок ценных бумаг. Вместе с тем, в Закон РФ «О государственной налоговой службе в РФ» были включены и нормы, свидетельствующие о признании нарушением в области налогов и сборов деяний, посягающих на порядок предпринимательской деятельности (абз. 3 п. 12 ст. 7 Закона РФ «О государственной налоговой службе РФ»). Данный родовой объект свидетельствовал об отнесении этого нарушения к иному блоку российского законодательства, которое регулировало в новых экономических условиях названный вид экономической деятельности и в силу своей правовой природы было более тесно связано с гражданским законодательством.

Также в рассматриваемом нормативном акте имелась норма, свидетельствовавшая о посягательстве на установленный в области налогообложения порядок управления. В данном случае вред причинялся общественным отношениям, складывающимся в сфере контроля за соблюдением налогового законодательства, а предметом выступали действия должностных лиц Государственной налоговой службы, предусмотренные ст. 7 Закона РФ «О государственной налоговой службе РФ» и ч.2 ст.14 Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ». Это нарушение заключалось в невыполнение руководителями и другими должностными лицами предприятий, учреждений и организаций, а также гражданами требований налоговых органов и их должностных лиц, установленных п. 3-6 ст. 7 Закона РФ «О государственной налоговой службе в РФ» и ч. 2 ст. 14 Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ».

Вышеприведенное положение Закона РФ «О Государственной налоговой службе в РФ» имело специальный характер, поскольку касалось только деятельности государственной налоговой службы РФ. Впоследствии в 1993 году законодатель включил в КоАП РСФСР норму общего характера в виде ст. 165.5, которая предусматривала административную ответственность и за неповиновение работнику милиции и иному уполномоченному лицу. Диспозиция статьи была бланкетной, поскольку для определения характера и юридического состава данного правонарушения необходимо было обращаться к нормативным актам, регулирующим деятельность соответствующих контрольно-проверенных органов, в том числе и к анализируемому правовому акту. Это объяснялось тем, что под уполномоченными должностными лицами, неповиновение или злостное неповиновение которым составляло оконченный состав правонарушения, понимались в том числе должностные лица налоговых органов, статус которых на тот период времени устанавливали ст. 7 Закона РФ «О государственной налоговой службе РФ» и ст. 14 «Об основах налоговой системы в РФ».

Таким образом, для фиксации ответственности за правонарушения, посягающие на нормальный порядок деятельности, использованы возможности специальных законов, устанавливающих статус налоговых органов и, КоАП РСФСР. Что касается ряда деликтов, связанных с нарушением законодательства физическими лицами - налогоплательщиками, за которые должны были налагаться административные штрафы, то они предусмотрены только в Законе РФ «О Государственной налоговой службе».

Характерной особенностью анализируемых правовых мер являлось то, что в КоАП РСФСР и в Законе РФ «О Государственной налоговой службе в РФ» дублированы положения, устанавливающие ответственность граждан за непредставление или несвоевременное представление декларации о доходах либо за включение в декларации искаженных данных, поскольку с 1986 года соответствующие меры государственного принуждения могли применяться к виновным на основании ст. 156.1 КоАП РСФСР.

Аналогичная тенденция, касающаяся модернизации административной ответственности за правонарушения в области налогов, была характерна также для административного законодательства стран СНГ. Например, в Кодекс УССР об административных правонарушениях ст. 64.1, устанавливающая административную ответственность за уклонение от подачи декларации о доходах, была включена в 1986 г. В свою очередь, в 90-е годы при формировании государственной налоговой службы Украины и определении ее статуса соответствующим законам данный орган налагал административные штрафы на граждан, виновных в непредставлении или в несвоевременном представлении декларации о доходах. Так же как и в КоАП РСФСР, КоАП Украины не был дополнен новыми составами административных правонарушений в области налогов. Вместо этого в Законе Украины «О Государственной налоговой службе Украины» были перечислены деликты, за совершение которых органы государственной налоговой службы этой страны могли налагать административные штрафы. В отличие от России, особенностью украинского законодательства являлось то, что в нем содержался перечень налоговых правонарушений, за совершение которых к предприятиям, учреждениям, организациям и гражданам могли применяться финансовые санкции. Эти составы были сходными с теми, которые имелись в Законе РФ «Об основах налоговой системы в РФ». Таким образом, для законодателя на Украине более приемлемым оказался вариант регламентации налоговой и административной ответственности за нарушение налогового законодательства в одном правовом документе. При этом использовалась юридическая конструкция законодательного закрепления налоговых и административных деликтов путем фиксации полномочий налоговых органов Украины.

В Республике Беларусь применительно к административной ответственности за нарушение налогового законодательства право налагать административные штрафы на субъектов хозяйствования (прежде всего индивидуальных предпринимателей) приобрела государственная налоговая инспекция, что нашло свое отражение в Законе Республики Беларусь «О государственной налоговой инспекции Республики Беларусь», который также, как и в Российской Федерации, урегулировал правовой статус налоговых органов государства. Кроме того, Президентом Республики Беларусь был издан ряд декретов, которыми была признана противоправность определенных деяний в сфере налогообложения. В этом перечне имелись правонарушения в сфере налогов (непредставление декларации о доходах и имущества по требованию уполномоченных органов; указание в декларации о доходах и имуществе неполных или недостоверных сведений; регистрация или нотариальное удостоверение сделки, при отсутствии у физических лиц справки налогового органа о представлении декларации об источниках денежных средств) и правонарушения, косвенно связанные с нарушением налогового законодательства и непосредственно посягающие на предпринимательскую деятельность. Административную ответственность за нарушение налогового законодательства (ст.ст. 154.1. 154.4) стал предусматривать также КоАП Республики Беларусь, в который были внесены соответствующие поправки, и Закон Республики Беларусь «О налогах и сборах, взимаемых в бюджет Республики Беларусь», нормы которого предусматривали подобную ответственность и финансовые санкции за соответствующий круг деликтов. Специфика этого правового документа заключается в том, что в нем имеются основания для применения указанных мер государственного принуждения за занижение прибыли (дохода - п. 5 ч. 1 ст. 9) и за нарушение предпринимательской деятельности, например, финансовые санкции могли назначаться в случае занятия запрещенными видами деятельности, а также деятельностью, на занятие которой требуется специальное разрешение (лицензии), осуществляемой без такого разрешения (лицензии) - (ч. 1 ст. 6).

По поводу сказанного выше относительно ответственности за противоправные деяния в сфере налогообложения необходимо указать, что в Республике Беларусь, России и на Украине стал складываться комплексный институт ответственности за нарушение налогового законодательства. Особенность стран СНГ заключалась в том, что один и тот же правовой документ содержал деяния, за которые назначались финансовые санкции (например ч. 1-9 ст. 9 Закона Республики Беларусь «О налогах и сборах, взимаемых в бюджет Республики Беларусь») и административные штрафы, налагаемые на налогоплательщиков - правонарушителей (ч. 12 ст. 9). Одновременно и в России, и на Украине, и в Республике Беларусь действовали кодексы об административных правонарушениях и иные правовые документы, предусматривающие административную ответственность за правонарушения в налоговой сфере, а также предпринимательства. Особо следует указать, что в этих странах СНГ в теории налогового права стала складываться особая терминология, отражавшая комплексный характер института ответственности за нарушение налогового законодательства. В частности, стало использоваться словосочетание «административное правонарушение - нарушение налогового законодательства».

Подобного рода сложные юридические конструкции неизбежно повлекли возникновение проблем в области правоприменительной деятельности вследствие коллизии правовых норм, регулирующих отношения, возникающие в процессе привлечения налогоплательщиков к ответственности за нарушение налогового законодательства. В России, Белоруссии и на Украине возникла неопределенность правовой природы ответственности за нарушение налогового законодательства. С одной стороны, реформируя административное законодательство, субъекты законодательной инициативы сохранили в нем прежние (периода 80-х годов) нормы об ответственности за уклонение от подачи декларации о доходах гражданами, с другой - усилили влияние административной ответственности за правонарушения, связанные с нарушением налогового законодательства, предоставляя право налоговым органам налагать административные штрафы, то есть фиксируя их административную юрисдикцию в этой области. Для этого использовались не кодексы об административных правонарушениях, а специальные законы, устанавливающие полномочия налоговых органов.

Параллельно свое развитие стал получать институт налоговой (финансовой) ответственности за нарушения налогового законодательства. Это неизбежно вело к возникновению вопроса о совершенствовании и административного, и налогового законодательства. Если первое нуждалось в существенном обновлении, то второе требовало переработки и кодификации, в том числе правовых норм, регулирующих применение мер государственного принуждения за нарушение налогового законодательства.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Правовое регулирование проверки документов и сведений в таможенном контроле
Вопросы полицейского (административного) права в трудах И.Е. Андреевского
Понятие доказательств по делам об административных правонарушениях и их источников.
Некоторые проблемы совершенствования законодательного регулирования мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях
О правовой природе лицензирования
Вернуться к списку публикаций