2013-05-12 00:12:24
ГлавнаяАдминистративное право — Значение законодательства, регламентирующего ответственность за правонарушения в сфере налогов и сборов, для юрисдикционной деятельности налоговых органов



Значение законодательства, регламентирующего ответственность за правонарушения в сфере налогов и сборов, для юрисдикционной деятельности налоговых органов


Особенности законодательства о правонарушениях в сфере налогов и сборов периода преобразования налоговой системы

Законодательство об административных правонарушениях было кодифицировано к 1985 году. Эта работа проводилась в два этапа, на первом из которых были приняты Основы законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях. Соответствующее Постановление Верховного Совета СССР было датировано 23 октября 1980 года, а сами Основы вводились в действие с 1 марта 1981 года. Примечательно, что указанные Основы устанавливали лишь общие положения, связанные с административной ответственностью и такой правовой категорией как административное правонарушение (понятие; лица, подлежащие ответственности за административные правонарушения; специфика ответственности отдельных категорий лиц; виды административных взысканий и некоторые иные аспекты данного института административного законодательства - раздел II Основ).

Этот нормативно-правовой акт не имел в своей структуре раздела, который охватывал бы конкретные составы административных правонарушения. Поэтому на втором этапе кодификации административного законодательства в союзных республиках были подготовлены и приняты Кодексы об административных правонарушениях. КоАП РСФСР был принят на девятой сессии Верховного Совета РСФСР десятого созыва 20 июня 1984 года. Он имел в своей структуре Особенную часть, отдельные главы которой охватывали различные административные правонарушения, систематизированные с учетом определенных видов родовых объектов. Применительно к теме данной работы представляет интерес глава 12 КоАП РСФСР, в которой были сосредоточены административные правонарушения в области торговли и финансов. На момент принятия КоАП РСФСР в этой главе имелось одиннадцать составов правонарушений, которые в определенной степени отражали характер хозяйственной деятельности, осуществляемой в тот период. Как известно, экономическая система хозяйствования, которая сложилась в СССР, исключала частнопредпринимательскую деятельность. Допускалось только занятие кустарно-ремесленными промыслами и другой индивидуальной трудовой деятельностью, предусмотренной законодательством СССР и РСФСР. Эту сферу регулировал, например, Закон СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности» от 19 ноября 1986 г. К этому закону и были адресованы ст.ст. 156, 157 КоАП РСФСР, предусматривавшие наказание, во-первых, за нарушение порядка занятия кустарно-ремесленными промыслами; во- вторых, за занятие запрещенным промыслом.

Необходимо отметить, что КоАП РСФСР был принят в период, когда все отчетливее стали проявляться тенденции к изменению сложившейся в условиях социализма хозяйственной деятельности. Изменения в экономических отношениях внешне просматривались в корректировке подхода государства к кооперативной собственности и такому субъекту права как кооперативы. Однако подобного рода процессы носили противоречивый характер, поскольку проявлялась настороженность к увеличению размеров доходов физических лиц. Это повлекло за собой принятие правового документа, который предусматривал механизм контроля за доходами граждан через расходную часть. Это означало, что лица, совершавшие сделки на сумму свыше десяти тысяч рублей, а также при строительстве жилого дома стоимостью свыше двадцати тысяч рублей, должны были представлять декларацию в финансовые органы по месту жительства или по месту совершения таких сделок об источниках получения соответствующих средств. Для того, чтобы гарантировать выполнение гражданами данного требования, уже 28 мая 1986 года была установлена административная ответственность за уклонение от подачи декларации о доходах. Правовая форма этого решения предполагала дополнение главы 12 КоАП РСФСР ст. 156.1, юридическая конструкция, которой отличалась следующими чертами:

а) объективная сторона анализируемого деяния заключалась в уклонении от подачи декларации о доходах от занятия кустарно-ремесленным промыслом, другой индивидуальной трудовой деятельностью либо об иных доходах, облагаемым подоходным налогом, и в иных случаях, когда подача декларации предусмотрена законодательством. Правонарушением по ст. 156.1 признавалась также несвоевременная подача декларации или включение в нее заведомо искаженных данных;

б) субъектом рассматриваемого административного правонарушения могли быть признаны физические лица, занимающиеся вышеуказанными видами деятельности и получающие доход, не учитываемый по основному месту работы;

в) содеянное по ст. 156.1 влекло за собой негативные последствия в виде такой карательной санкции как штраф. Альтернативой штрафу выступала такая мера административного взыскания как предупреждение. Подобное сочетание административных взысканий было характерно для юридических конструкций ряда составов административных правонарушений, предусмотренных КоАП РСФСР;

г) при обрисовке объективной стороны ст. 156.1 КоАП РСФСР законодатель использовал термин «доход», «подоходный налог», что подразумевало взаимосвязь положений ст. 156.1 с финансовым законодательством.

Фиксирование в КоАП РСФСР такого правонарушения как уклонение от подачи декларации о доходах указывало на признак административной противоправности этого деяния. Однако, исходя из существовавшей в то время концепции о допустимости взаимосвязи между административным и уголовным законодательством через признак повторности, при наличии такового анализируемое правонарушение признавалось преступным деянием. Это означает, что законодатель своим решением одновременно установил наряду с административной ответственностью уголовную ответственность за уклонение физических лиц от подачи декларации о доходах. Условием последней являлась административная преюдиция, то есть уголовная наказуемость была возможна по ст. 162.1 УК РСФСР только после наложения на виновного административного взыскания по ст. 156.1 КоАП РСФСР. Это означает, что данное деяние было предусмотрено не только уголовно-правовыми нормами, но и нарушало предписания административного и финансового законодательства, при этом уголовная противоправность поглощала административную в случае повторности административного правонарушения. В связи с этим требовалась предварительная административно-правовая квалификация совершенного деяния, которое по времени неизбежно предшествовало уголовно-правовой. Таким образом, уклонение от подачи декларации о доходах вошло в число деяний со смешанной противоправностью, а законодатель определил, при каких обстоятельствах соответствующее административное правонарушение может быть преступным.

Все вышеизложенное свидетельствует о том, что к 1986 году стали складываться предпосылки к формированию в рамках административного законодательства подинститута административной ответственности за нарушение действующего налогового законодательства. Одновременно, стал проявляться феномен комплексного межотраслевого института ответственности за нарушения налогового законодательства. Как было отмечено, принятие Закона СССР «О кооперации в СССР» обусловило дополнение анализируемого комплексного межотраслевого правового института новым блоком норм, устанавливающим ответственность за нарушение налогового законодательства, которое начало формироваться в преобразуемых условиях хозяйственной деятельности.

Вполне закономерно, что свое развитие должны были получить положения административного законодательства, предусматривавшие ответственность за правонарушения в области налогообложения. В 1991 году законодатель в РСФСР принял ряд законов, положения которых имели значение для разрешения анализируемой проблемы. Прежде всего это Закон РСФСР «О подоходном налоге с физических лиц», статья 13 которого создавала предпосылки для квалификации правонарушения по ст. 156.1 КоАП РСФСР, поскольку предусматривала, что исчисление налога с доходов физических лиц осуществляется на основе деклараций физических лиц о фактически полученных в течение года доходах. Кроме того, в ст. 20 данного закона устанавливались обязанности физических лиц, уплачивающих налог, а ст. 18 регламентировала порядок представления декларации о доходах. В связи с тем, что диспозиция ст. 156.1 КоАП РСФСР была бланкетной, рассматриваемый закон указал на новые специальные правила - требования к физическим лицам - налогоплательщикам, которые они должны были соблюдать и неисполнение которых влекло применение мер государственного принуждения по указанной статье.

Характерным для начала 1990-х стало формирование законодательства о предпринимательской деятельности. Принятые в тот период законодательные акты, с одной стороны, имели значение для квалификации ряда административных правонарушений (ст.ст. 156,157 КоАП РСФСР), а с другой, свидетельствовали о необходимости расширения круга составов административных правонарушений. В связи с этим, названная глава КоАП РСФСР дополнилась составами, на основании которых меры административного взыскания могли быть применены к лицам, занимавшимся незаконной торговлей товарами, свободная реализация которых запрещена или ограничена (ст. 146.3), продажей товаров ненадлежащего качества или с нарушением санитарных правил (ст.146.4), продажей товаров без документов (ст.146.5), нарушавшим государственную дисциплину цен (ст. 146.6), занимавшимся продажей подакцизных товаров без маркировки марками установленных образцов (ст. 146.7), продажей, сдачей в прокат и иным незаконным использованием экземпляров произведений или фонограмм (ст. 150.4).

Особо следует обратить внимание на Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности», который узаконил возможность осуществления предпринимательской деятельности, содержание которой раскрывалось в соответствующих положениях этого нормативного акта. На тот период времени он служил дополнением к Гражданскому кодексу РСФСР, поскольку восполнял имевшиеся в нем пробелы, возникшие вследствие реформирования экономики. Кроме того, нормы этого акта указывали на необходимость совершенствования административной ответственности за правонарушения в области налогообложения, в том числе за счет модернизации главы 12 КоАП РСФСР.

Однако законодатель осуществил неординарные правовые меры, выходящие за пределы существовавших в 90-е годы XX века концептуальных положений, в соответствии с которыми сложилась отечественная правовая система. Вместо того, чтобы сформулировать в главе 12 КоАП РСФСР научно обоснованный и логически упорядоченный перечень составов административных правонарушений в области налогов и сборов, была использована следующая юридическая конструкция. Ее специфика заключалась в том, что нормы об ответственности налогоплательщиков были увязаны с положениями, определяющими права налоговых органов и их должностных лиц, для этого был использован Закона РСФСР «О государственной налоговой службе в РФ». В данном нормативном акте ст. 7, как и ст. 14 Закона РФ «Об основах налоговой системы РФ» определяла права налоговых органов и их должностных лиц. Было решено детально изложить полномочия указанных органов, используя при этом юридическую технику, которая традиционно применяется для моделирования оснований ответственности за противоправное поведение. Такая юридическая конструкция и применяется для изложения п. 12 ст. 7 Закона РФ «О государственной налоговой службе в РФ», для правильного понимания содержания которой имели значение положения, предусмотренные ч. 1 ст. 11 Закона РФ «Об основах налоговой системы в РФ».



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Владимир Федорович Дерюжинский (1861-1920)
Особенности правового регулирования административно-правовых режимов
Таможенная ревизия как форма последующего таможенного контроля
О некоторых процессуальных новеллах кодекса РФ об административных правонарушениях
Административная ответственность должностных лиц
Вернуться к списку публикаций