2010-04-23 18:36:08
ГлавнаяГражданское право и процесс — Система залоговых прав и основные начала вотчинной системы по проекту Вотчинного устава



Система залоговых прав и основные начала вотчинной системы по проекту Вотчинного устава


Анализируя существо кредитного залога, Редакционная комиссия в пояснительной записке к ПВУ ссылается на положения ст. 1337 Остзейских гражданских законов, ст. 19 Баварского положения об ипотеке 1822 года, ст. 24 Прусского закона о приобретении права собственности на недвижимое имущество 1872 года, ст. 37 Саксонского гражданского уложения, ст. 14 Австрийского закона о вотчинных книгах 1871 года, ст. 2148 Французского гражданского уложения, ст. 83 Бельгийского ипотечного закона, ст. 1129 проекта ГГУ 1888 года.

Вместе с тем по ряду принципиальных вопросов ПВУ расходится с общепризнанными положениями западного ипотечного законодательства. Так, ст. 51 требует, чтобы сумма требования, в обеспечение которого устанавливается залог, была определена договаривающимися сторонами. В противоположность этому правилу ст. 2132 Французского гражданского кодекса допускает внесение требования неопределенного по сумме с тем однако условием, чтобы размер его был предварительно указан кредитором. При этом залогодателю предоставляется право домогаться уменьшения этого размера в случае, когда для такого уменьшения имеются достаточные основания. Для сравнения отметим, что в отличие от французского закона, который разрешает определять сумму требования по односторонней воле кредитора, российский вотчинный устав допускает решение этого вопроса только по соглашению должника и вотчинного кредитора. Принципиально важно и то, что специализация требования, обеспечиваемого залогом, является существенным условием последнего.

По иным вопросам ПВУ следует за общепризнанными положениями западного ипотечного права, которое проводит разграничение «между сделками, заключаемыми въ ипотечныхъ банкахъ и называемыми «обеспечениемъ займовъ недвижимымъ имениемъ»и операциями, производимыми въ другихъ банкахъ подъ названиемъ кредитного залога. Въ ипотечныхъ банкахъ можетъ быть заложено имение на известную сумму, а ссуда можетъ быть выдаваема по частямъ. Здесь отдельные требования возникаютъ лишь въ будущемъ, по мере выдачи ссуды, и такъ какъ заемщикъ можетъ и не воспользоваться всей ссудой, то сумма будущего требования банка еще не определена, но тем не менее можно думать, что составители проектов не решились бы применить къ этому случаю понятие о кредитномъ залоге».

ПВУ выделяет два вида кредитного залога, совершаемого в вотчинном присутственном месте. Прежде всего, речь идет о залогах, когда обеспечиваются требования уже возникшие, но еще не определенные по сумме. «Сумма эта, - как полагают составители ПВУ, - должна означать не действительный размерь залогового обеспечения, ибо таковой размерь сторонамъ не известенъ, а лишь тотъ, который представляется вероятным и при томъ размере максимальный, т.е. такой, выше коего ответственность заложенного имения не должна иметь места. Выставляя такое требование, проектъ остается лишь веренъ началу специальности, такъ какъ допущение кредитного залога вне условия определения его максимального размера нанесло бы очевидный вредъ поземельному кредиту».

ПВУ выделяет также кредитный залог, обеспечивающий требования, которые могут возникнуть в будущем. При такой юридической конструкции не имеет какого-либо значения вопрос о том, информированы ли договаривающиеся стороны о размере требований, на которые может претендовать вотчинный кредитор. Здесь возможны две ситуации, когда обеспечивается залогом кредит, открытый в определенной сумме и когда обеспечивается залогом требование убытков, могущих произойти от неисполнения данного обязательства. Так, например, кредитным залогом, установленным по поводу имущественного найма, могут быть обеспечены убытки на случай вообще неисполнения договора нанимателем, или только обязательство его в отношении наемной платы, или вместе с обязательством еще какое-либо другое обязательство, как-то: въ отношении постройки въ имении къ известному сроку жилого дома, устройства фабрики, правильного взноса страховой премии и т.д. В обоих случаях однако, и когда речь идет кредитном залоге, открытом в определенной сумме, и о залоге требований убытков, могущих произойти от неисполнения данного обязательства, договаривающиеся стороны обязаны с надлежащей точностью определить «сущность обеспечиваемого ими требования. На соображениях этих и основано правило рассматриваемой статьи о том, что договаривающиеся стороны должны указать при установлении кредитного залога, «в обеспечение чего именно залог устанавливается».

Нельзя не обратить внимание еще на одну важную сторону, характеризующую кредитный залог как строго акцессорную ипотеку. При таком понимании кредитного залога за основу берется общая презумпция о неограниченной ответственности залогодателя. Это правило прямо противоположно обратной презумпции, закрепленной ст. 20 Главных оснований. «По долговому обязательству, обеспеченному на недвижимомъ имуществе, должникъ ответствуеть лишь темъ самымъ имуществомъ, в крепостную книгу которого обязательство это записано, разве бы между должникомъ и займодавцемъ состоялось соглашение об ответственности первого всемъ его состояниемъ, до полного удовлетворения долга. Такое соглашение не можетъ однако нарушать правъ третьихъ лицъ, которые укреплены надлежащимъ порядкомъ на другомъ недвижимомъ имуществе должника».



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829303132333435               




Интересное:


Возможность изменения родовой и территориальной подсудности
Договор строительного подряда в системе гражданско-правовых договоров
Становление института дарения в системе безвозмездных сделок
Вина Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в нарушении договорных обязательств в гражданском праве России
Сущность и юридическая природа залогового правоотношения
Вернуться к списку публикаций