2010-04-23 18:36:08
ГлавнаяГражданское право и процесс — Система залоговых прав и основные начала вотчинной системы по проекту Вотчинного устава



Система залоговых прав и основные начала вотчинной системы по проекту Вотчинного устава


Под достоверными документами, упоминаемыми в ст. 369 ПВУ, имелись ввиду прежде всего акты приобретения недвижимого имения. Межевые акты принимались во внимание лишь тогда, когда они не противоречили актам приобретения недвижимого имения. Для внесения в первый отдел вотчинной книги сведений о положении имения в дачах генерального межевания и в участках специального межевания собственник представлял планы межевания или чертежи, составленные губернскими землеустроительными органами.

Вотчинному установлению представлялись доказательства, удостоверяющие принадлежность имения собственнику, во владении которого находилось имение до введения в действие вотчинного устава. К такого рода доказательствам ст. 362 относила уставную грамоту или выкупной акт, межевые акты, написанные на имя просителя или его наследодателя, окладные листы податей и повинностей, справки из тех списков собственников, которые ведутся в городских управах и казенных палатах, приведенные в исполнение договоры найма и другие акты, свидетельствующие о том, что проситель извлекал доходы из имения в свою пользу и распоряжался имением как собственник (ст. 362).

В силу принципа гласности или публичности и достоверности содержания вотчинной книге ПВУ презюмирует, что в вотчинную книгу внесены все права и что внесенные вотчинные права действительны. И здесь главную решающую роль в обосновании принципа публичной веры вотчинной книге играют соображения справедливости и практической необходимости. Предположим, что совершена сделка купли-продажи или залога имения лицом, которому в действительности имение не принадлежит. В силу общих начал гражданского законодательства подобная сделка должна быть признана недействительной, так как он совершена не собственником имения (ст. 1384, 1627, 1629 т. X ч. 1 Свода гражданских законов). И поскольку в таком случае могут пострадать права и интересы добросовестных приобретателей, купивших имение или выдавших кредит под его залог, убежденных в том, что они имеют дело с собственником, признание такой сделки недействительной значительно «поколебало бы прочность правъ. приобретенныхъ по вотчинной книге». Это отпугнуло бы «капиталистовъ отъ помещения капиталовъ в земельной собственности и подъ залогъ имений, что, очевидно, шло бы въ разрезъ съ основными целями вотчинной системы».

Из принципа публичной веры вотчинной книге вытекают два принципиальных положения. Во-первых: «частные лица, вступающие въ сделку по вотчинной книге, имеютъ и основание полагаться на ея содержание. Доверие къ показаниямъ о вотчинныхъ правахъ, внесенныхъ органами государственной власти при соблюдении строгихъ формальностей и признаваемыхъ объективнымъ правомъ достоверными, не должно быть для нихъ источникомъ ущерба. Следовательно, из принципа публичной веры должна вытекать не только презумпция въ пользу правильности внесенныхъ правъ, но и окончательное признание ихъ правильными тогда, когда какое-либо третье лицо положилось на показания книги и вступило, на основании такого доверия, въ вотчинные сделки по данной недвижимости».

ПВУ всячески заботится о правильности записей в вотчинные книги и исходит из того, что в интересах оборота и кредита необходимо защищать только лиц, вступающих в договоры. Полагаясь на достоверность вотчинных книг, проект вводит в главе VI имущественную ответственность должностных лиц вотчинных установлений. В ч. 2 ст. 28 ПВУ записано, что должностные лица вотчинных установлений несут ответственность за достоверность сведения о пространстве, составе и цене имений, внесенных в вотчинную книгу, и их соответствие содержанию представленных в их удостоверение документов. Ответственность должностных лиц вотчинного установления за правильность изложенных ими в вотчинной книге содержания документов не отменяет принципа достоверности книги по отношению к самому праву. Защищая приобретение достоверностью вотчинной книги, ПВУ исходит из того, что «даже заведомая неверность приведенныхъ въ книге сведений относительно самаго права не лишаетъ этихъ сведений достоверности по отношению къ добросовестнымъ приобретателямъ».

Для того чтобы обеспечить правильность и легальность записей, вносимых в вотчинную книгу, ст. 127 проекта Устава предусматривает, что начальник вотчинного установления до внесения записи в вотчинную книгу удостоверяется в том, что предложенная к внесению статья не содержит в себе ничего противозаконного и принадлежит к числу подлежащих внесению в вотчинную книгу. Показательно, что по образцу законодательства о порядке производства крепостных дел в прибалтийских губерниях ПВУ говорит не о законности, а о противозаконности записей, вносимых в вотчинные книги. Противозаконность таких записей должна быть очевидной. Она должна вытекать из самого содержания статьи. Для ее обнаружения не должно проводиться каких-либо особых исследований начальником вотчинного установления. Не могут быть, например, внесены в вотчинную книгу, как очевидно противозаконные, статьи о найме недвижимых имений на вечные времена (ст. 1692 Т. X ч. 1 Свода гражданских законов) или установление заповедного имения по завещанию.

ПВУ открывает вотчинные книги всем заинтересованным лицам для просмотра и возражений. С одной стороны, Вотчинный устав указывает, какие именно записи должны вноситься в вотчинную книгу. С другой стороны, общие гражданские законы, устанавливает различия между вотчинными и личными правами, закрепляет понятие вотчинных прав. По проекту Устава и общегражданским законам начальник вотчинного установления не допускает внесения в вотчинную книгу записей о правах, вытекающих из таких долговых обязательств, как: долги по заемным письмам и векселям, неустойки по личным обязательствам, которые «ни по соглашению сторонъ, ни по определению суда не обеспечены даннымъ имениемъ». Не вносятся в вотчинные книги записи, не относящиеся непосредственно к имению: отчуждение или залог соломы, сена, удобрений, лесного материала.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829303132333435               




Интересное:


Принцип свободы договора как основополагающее начало для заключения гражданско-правовых договоров
Вина Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в нарушении договорных обязательств в гражданском праве России
Понятие заключения гражданско-правового договора и его составляющие элементы
Право собственности и право общей собственности
Сервитуты в Гражданском кодексе Франции 1804 года.
Вернуться к списку публикаций